israelit

Зема
Зема работала техником в его группе. Техник есть техник, и особенных требований он к Земе
не предъявлял. И всё-таки иной раз его брало зло.
"Можно подумать, что техник не она, а я," - думал он, подчищая за Земой "хвосты" или бегая
вместо неё по этажам, когда вдруг в этом появлялась жгучая потребность, а Зема, как всегда
"кстати", оказывалась в легальной отлучке.
"Зема, - обращался он к ней, когда она наконец появлялась. - Когда тебя не было, мне при-
шлось сделать то-то. Вместо тебя. Ты помнишь, я давал тебе это поручение тогда-то?"
"Конечно, - без тени смущения отвечала Зема. - А вы забыли, что вы же сами меня от этого
оторвали и сунули мне сборку ноль-пять? - Кстати, это вовсе не означало, что "старое" задание
можно бросить на полдороге. - Кому только не лень, - продолжала с апломбом Зема, - все но-
ровят дать мне задание, а потом за моей спиной обсуждают мои достоинства и недостатки!.."
Он уныло замолчал, а Зема, жестикулируя и заливаясь румянцем, артистично развивала те-
му собственной значимости. Не зная военных терминов, она безупречно владела техникой об-
хода, охвата и других видов манёвра.
"…Даже Акиф, который вечно ко всему цепляется, когда я вошла, замер с открытым ртом и
говорит: "Девушка, вы новенькая?" - Зема звонко рассмеялась, от чего у него по телу побежа-
ли мурашки. - Что вы, Акиф Махмудович, сказала я, просто у меня новая причёска. И он мо-
ментально всё подписал. А когда я работала в ГОПРОМОРСТРОЕ, меня специально посыла-
ли подписывать у заказчика акты приёмки документации. Говорили: "Против тебя, Зема, ника-
кой заказчик не устоит!"
Он отлично понимал, что нет людей без недостатков. Но всё-таки, для баланса, каждому не-
достатку, по его мнению, должен соответствовать свой положительный противовес. А с мыс-
ленным "взвешиванием" Земы у него постоянно не клеилось: весы упорно кренились в сторону
знака минус.
"Зема на работе? - спрашивал у него по телефону бархатным голосом Его Начальник. - Пус-
ть зайдёт ко мне. Кстати, она тебе после обеда очень нужна?.."
"Не больше, чем всегда. А что?"
"Мне звонил Вагиф, её брат. Говорит, что у их матери сегодня день рождения."
"И…"
"Отпусти. Ничего страшного с нами не случится, я полагаю…"
Он отпускал. И страшного, действительно, ничего не происходило, ибо в той ситуации, в ко-
торой все они находились, оно просто не могло бы возникнуть. Как буря в стакане воды…
Всё было проще. И одновременно сложнее.
Зема не пришла, а, можно сказать, ворвалась этаким смерчем в тихое болото размеренной
домостроевской жизни конструкторского бюро.
"Это Зема, - сказал ему однажды Его Начальник, указывая на красивую молодую женщину,
сидевшую на "гостевом" стуле. - Прошу любить… а это совсем не трудно, хе-хе-хе!.. И жало-
вать. Правда, по образованию она техник-технолог молочного производства. Но техник есть
техник. Бери в свою группу и учи. Ясно? Кстати, Вагиф, её брат, работает на соседнем заво-
де, ты его знаешь. Вопросы есть?.."
Вопросов было, хоть отбавляй. Но он смолчал. Разговаривать не имело смысла.
С приходом Земы жизнь конструкторского бюро преобразилась, словно под вчерашним су-
пом запалили газовую горелку. Конструкторы вдруг стали лазать по горам и играть в футбол,
выпускать острые стенгазеты, сражаться в пинг-понг. Всё это было и без Земы, но столкнуть
их с мёртвой точки, разбудить спящее царство до неё никому не удавалось.
Единственным, кого ей так и не удалось растормошить, был он, её непосредственный нача-
льник. Может быть, причина крылась в нём самом, но он и не пытался это выяснять. Земе
удавалось быть на "короткой ноге" почти со всеми: с технологами, с нормоконтролёрами, с
продавцами близлежащих торговых точек, с представителями заказчика и… даже с Его Нача-
льником.
"Очень милая женщина, - говорил ему, довольно улыбаясь после очередной беседы с Зе-
мой Его Начальник. - Само воплощение остроумия. Палец в рот не клади, хе-хе-хе!"
Он соглашался, потому что это было действительно так. Но работать с Земой было мучите-
льно трудно. Создавая внешнее впечатление сверхзанятости, она отличалась крайней нена-
дёжностью и недостоверностью, постоянно всё путала и забывала. И при этом была совер-
шенно неуправляемой, не только ускользая из его рук, но и обидно "щёлкая" его всякий раз
по носу.
"Зайди-ка на минутку, - пригласил его в очередной раз к себе Его Начальник. - Как ты смот-
ришь на такое предложение. Сегодня республика провожает в столицу делегацию наших писа-
телей. Нужна эффектная женщина для вручения цветов. Будет телевидение…"
"Да, - коротко сказал он. - Да, я согласен."
Вечером ему крепко досталось за грубую ошибку, допущенную в чертеже Земой в период
его отпуска.
Зато на следующий день, подходя к заводской проходной, он невольно подслушал такой
разговор:
"Этот, что-ли?.."
"Ага. На-чаль-ни-чек!.. Не везёт Земке. Видела вчера?.. Ну до чего же красивая девка! Опе-
ратор, кажется, только её и снимал. А этот… дышать ей, бедной не даёт, совсем заездил!.."
"Ты уже пришёл? - бодро и весело прозвучал в телефонной трубке голос Его Начальника. -
Скажи Земе, пусть приоденется и едет в фотографию. На Доску почёта мы её выдвигаем."
"За то, что техник?.."
"Не в технике дело, дорогой! Главное, она - болеющий за наше общее дело человек, актив-
ная общественница и, к тому же, хорошая производственница. Разве не так?.."
Он молча положил трубку, у него было много работы.