М.Осташевский

Выбор
Выбор

       Мурка появилась на белый свет на улице. Точнее, не на самой улице, а в старом фанерном ящике из-под каких-то продуктов, в который ее мамка заблаговременно и заботливо натаскала кучу тряпок. И тогда она еще не была Муркой. У нее тогда вообще не было имени.
       Мамкой Мурки была старая уличная кошка. Всего у нее родилось четыре котенка. Три «мальчика» и одна «девочка». Почти всю добытую большим трудом пищу, мамка скармливала котятам, оставляя себе крохи, чтобы не обессилеть от голода. Скудно питаясь, она сильно отощала, но и котята, несмотря на все ее старания, тоже были тощими. Пищи было мало и всем им постоянно хотелось есть.

       В один из теплых июльских дней Мурке крупно повезло. На пустырь, где стоял ящик, в поисках пустых бутылок забрела старая бабка.
       Собирая бутылки и алюминиевые банки из-под пива, старушка заметила гревшихся на солнце котят и сидящую рядом мамку.
       - Ах, бедолаги! Какие же вы все худющие! Видно, не сладкая у вас жизнь! – запричитала она.
       Остановившись рядом и изучающее разглядывая четыре тощих комочка, которые внимательно и с надеждой смотрели на нее, бабуля махнула рукой и произнесла:
       - Всех вас мне не прокормить, сама еле свожу концы с концами, но одного я заберу!
       Она подошла поближе и поманила котят к себе. И Мурка доверчиво подошла к бабульке.
       От бабушки исходили волны добра и сострадания. И старая, мудрая кошка поняла, что ее детенышу не причинят вреда. Что о нем теперь будут заботиться. Всегда яростно защищавшая и оберегавшая свое потомство, она спокойно смотрела, как старушка взяла Мурку на руки и понесла с пустыря в новую жизнь.

       Жила баба Дуня (так звали старушку) на первом этаже старой, обшарпанной пятиэтажки, расположенной на окраине города. Придя к себе в квартиру, она опустила котенка на пол.
       - Надо имя тебе дать! Негоже животине без имени. Буду звать тебя Муркой! – произнесла старушка, глядя на робко стоящую посредине комнаты кошечку. Мурка в ответ жалобно мяукнула.
       - Да ты же голодная! А я, дуреха старая, тебя словами кормлю! Подожди, я сейчас посмотрю, что у меня есть!
       Бабулька прошла на кухню, открыла дверь древнего, с отбитой во многих местах эмалью, холодильника и вынула из него небольшой кусочек дешевой колбасы.
       - Вот! Как знала, что потребуется. Хорошо, что не доела! А то совсем бы нечем было тебя покормить!
       Мурка учуяла запах еды и просительно мяукнула. Баба Дуня выбрала из стоявшей на полке посуды миску, положила в нее колбасу и поставила перед котенком. Извлеченный старушкой из холодильника продукт был самым дешевым и качеством в лучшую сторону не отличался, но Мурка до этого вообще никогда не пробовала колбасы и ей она казалась запредельно вкусной. Она быстро съела ее и, опять вопросительно посмотрев на свою новую хозяйку, мяукнула.
       - Нету больше ничего, милая! Не знала я, что встречу тебя сегодня. Вот пойду, сдам бутылки и куплю тебе чего-нибудь! – оправдывалась баба Дуня перед котенком.
       Она взяла сумку со звенящими в ней бутылками и пошла к выходу.
       - Не скучай тут без меня, я скоро вернусь!
       Когда бабушка ушла, Мурка, походив по пустой квартире, легла в коридоре на половичок и, свернувшись клубком, заснула. Ей снился пустырь, фанерный ящик, добрая, заботливая мамка и братья-котята.
       Проснулась она от скрипа входной двери.
       - Вот и я! – сказала вошедшая баба Дуня. – Рыбки купила! Сейчас я накормлю тебя!
       Старушка достала из сумки небольшой пакет, который пах рыбой. Рыбу Мурка до этого уже ела. Однажды мамка принесла котятам плохо обглоданный скелет крупной рыбины. Поэтому запах был ей знаком. И она опять негромко и жалобно мяукнула.
       Бабуля дала ей совсем маленькую сырую рыбку, а остальных принялась чистить и потрошить. Пока кошечка ела, баба Дуня ее успокаивала:
       - Ты не думай, что это я себе чищу! Эти рыбки тоже для тебя! Ежели я взяла тебя к себе, нешто я оставлю тебя голодной? Да никогда! Ты только подожди, когда я их сварю. Тогда и тебе есть будет приятней и мне - уха!
       Вареные рыбки оказались гораздо вкуснее сырой. Мурка, уже не торопясь, съела еще двух, а баба Дуня пообедала оставшимся от варки рыб бульоном и куском черного хлеба.
       - Вот мы с тобой и сыты! – сказала старушка. – На четыре дня тебе купленных рыбок хватит, а потом я пенсию получу. Тогда и мясца тебе куплю. Сама-то я давно его не едала. Но тебя обязательно побалую. Вон ты какая худая!

       Так Мурка стала жить у бабы Дуни. На улицу ее старушка не пускала. Она принесла найденную где-то пластмассовую коробку, насыпала в нее песку и сделала для Мурки туалет. По вечерам баба Дуня, сидя на старом, продавленном диване, гладила кошку и рассказывала ей о своей жизни. Мурка не понимала того, что говорила ей бабушка, но все равно благодарно урчала в ответ. Изредка старушка включала старенький ламповый телевизор. Кинескоп телевизора был настолько севший, что изображение удавалось рассмотреть с большим трудом.
       - Ничего, Мурка! Зато звук хороший! Мы и так поймем, чего там показывают! – утешала себя ее хозяйка.
       Экономя на электричестве, баба Дуня по вечерам без крайней необходимости не включала свет. Комната тускло освещалась из окна светом горящего на улице фонаря. И старушка в полумраке опять вспоминала свою молодость, да жаловалась Мурке на то, что пенсия у нее слишком маленькая. Что ее пенсии едва хватает на оплату коммунальных услуг да лекарства.
       - Ты слушай меня, слушай! – говорила она кошке. – Мне, кроме тебя и пожаловаться больше некому. Кто меня, старую, слушать-то будет? Эх! Вот если бы не погиб на войне сын мой, Петруша, разве бы мы с тобой сейчас так жили? Нет, конечно! Хорошо бы жили! И мясо, и колбасу чуть ли не каждый день бы ели. Только вот погиб сынок мой. В Афганистане. Он ведь у меня офицером был!
       Иногда бабе Дуне становилось плохо. Тогда она доставала из холодильника какие-то капли и пила их. Запах этих капель сильно волновал Мурку. Он навевал мысли о возможных грядущих переменах. К худшему. И тогда ей становилось очень тревожно.

       Так они прожили до конца весны. А весной, однажды ночью, Мурка внезапно проснулась. Проснулась и сразу поняла, что происходит что-то нехорошее. Она посмотрела на лежащую на диване бабу Дуню и увидела как от тела старушки медленно отделилась небольшая, тускло светящаяся сфера и неторопливо поплыла вверх. Задержавшись на некоторое время под потолком, сфера свободно прошла сквозь него и улетела в мир иной. И Мурка отчетливо поняла, что улетевшая сфера и была бабой Дуней. А то, что осталось лежать на диване, это уже не ее хозяйка. Это только ее тело, в котором уже нет жизни.
       Трое суток кошка просидела возле мертвого тела. Воду она пила из банки, которую для питья поставила ей на кухне старушка. А есть ей было нечего. На четвертый день сильно оголодавшая Мурка запрыгнула на подоконник, с него - на деревянную перегородку открытой форточки, а потом и на улицу.
       Ей очень хотелось есть, но она не умела сама добывать пищу на улице. Кошка бегала за проходившими по улице женщинами и жалобно мяукала. Большинство, не поворачивая головы, проходили мимо, но одна из женщин остановилась, покопалась в сумке и положила перед Муркой целую сардельку. Сардельку Мурка съела быстро. Голодное животное даже не успело почувствовать вкуса еды.
       Ночь бедолага провела в траве газона рядом с одним из домов. Кошка часто просыпалась от уличного шума и совершенно не выспалась. А ранним утром она опять бегала за проходившими мимо женщинами и опять просила еды. Только в этот раз ее никто не покормил. Люди спешили на работу и не обращали на голодную кошку никакого внимания. Тогда Мурка вспомнила, что когда она была маленьким котенком, мамка приносила ей и ее братикам пойманных мышей и воробьев. Мышей рядом Мурка не обнаружила, а воробьев поймать не смогла. Устав от бесполезной беготни за прохожими и безрезультатной охоты за птицами, кошка потеряно села у стены дома и больше не пыталась подавать голос. И тут горемыка услышала: «Кис-кис-кис»!
       Она увидела трех идущих мимо подростков. И один из них манил ее. Зов «Кис-кис-кис» в прежней жизни с бабой Дуней всегда означал еду, и Мурка, задрав хвост, побежала к позвавшему ее подростку.
        Удар ногою в бок был страшным. Внутри тельца доверчивого животного огнем полыхнула нестерпимая боль. Пролетев метра три по воздуху, она приземлилась и опрометью побежала в сторону лесопосадки. Вслед несся глумливый смех и улюлюканье. Кошка забилась в густую траву и, не смотря на сильный голод, просидела там до вечера.
       Произошедшее было уроком. Мурка поняла, что люди бывают не только добрыми и отзывчивыми, но и коварными и жестокими. Ночевать в лесу она побоялась, поэтому, дождавшись темноты, крадучись и озираясь, побежала в сторону города. И ей опять повезло. Ей удалось найти новой жилище. В одной из девятиэтажек животное обнаружило под ступенями, ведущими к двери подъезда, просторную нишу. Некоторые ленивые жильцы дома бросали в эту нишу пакеты с мусором, но места там было много. Уставшая от длинной цепи преследовавших ее неприятностей, кошка легла в углу ниши на землю и заснула тревожным сном. Проснулась она от шороха и в полумраке увидела две красные бусинки чьих-то глаз. Это была крыса. Голодная крыса, пролезшая в нишу из подвала дома в поисках еды. Заметив кошку, она не убежала в подвал, а, оскалив клыки, стала медленно подбираться к Мурке. И молодая кошка отважно бросилась навстречу врагу. В яростной борьбе ей удалось задавить крысу, но и крыса успела сильно покусать ее. Сидя в углу ниши и зализывая кровоточившие раны, Мурка вспоминала прошлую жизнь, свою мамку, братиков и добрую бабу Дуню.

       Обитавшую под ступенями кошку через некоторое время заметила живущая в подъезде сердобольная женщина. И каждый день стала подсовывать под ступени еду. Теперь у Мурки было все. И жилье, и еда. И даже питье – в углу ниши от капавшей из трубы воды постоянно была небольшая лужица, из которой кошка пила.
       Наступила зима. Но в нише было терпимо. От стен дома и из подвала шло тепло. Жить было можно, и кошка вполне сносно перезимовала. А весной инстинкт взял свое и в начале лета она сама стала мамкой. У Мурки родилось три котеночка. Два «мальчика» и одна «девочка».

       В один из солнечных летних дней она вывела котяток на улицу. Погреться на солнышке. Они беззаботно бегали друг за другом и резвились возле детской площадки, а Мурка зорко следила и за ними и за проходившими мимо прохожими. Она хорошо помнила о людской жестокости и была готова в случае опасности увести котят в свое жилище. Внимание мамки привлекли шедшие стайкой и громко разговаривающие подростки, а когда она обернулась к котятам, то увидела быстро бегущую к ним собаку. Это был питбуль.
       Мурка дернулась к спасительной нише, но сразу остановилась. До нее дошло, что если она сейчас скроется под лестницей, собака задавит ее котят. Еще до нее дошло, что сейчас ей предстоит сделать самый главный в своей жизни выбор. Выбор между жизнью и смертью. Если выбрать жизнь, погибнут котята. А чтобы сохранить свое потомство, ей надо задержать собаку. Задержать ценой своей жизни. Молоденькая кошка очень хотела жить. Очень. Но котята были ей дороже жизни. Именно поэтому она выбрала смерть. Выгнув спину и зашипев, Мурка яростно бросилась навстречу собаке. Ее котята до ниши добежать не успели, поэтому они от страха быстро залезли на ветки росшего возле подъезда дерева.
       Силы бойцовой собаки и уличной кошки не равны. С великим ужасом от происходящего, котята сверху видели, как большая свирепая собака рвет тело их матери.
       Спокойно стоящая рядом хозяйка собаки дождалась, когда ее любимец закончит свое черное дело и охладеет к мертвой жертве, застегнула на его ошейнике поводок и, не торопясь, увела питбуля домой. Из подъезда выбежала сердобольная женщина. Та, которая каждый день приносила в нишу, где жила кошка и ее потомство, еду. Только она опоздала. Спасать ей было некого. На земле лежало растерзанное тело Мурки, а на дереве, прижавшись к веткам, сидели три маленьких котенка. И хорошо было видно, как от пережитого ужаса они дрожат. Дрожат крупной дрожью.
       Женщина унесла тельце Мурки в лесопарк и закопала под молодой березкой. Потом вернулась к подъезду и стала звать котят. Только они, услышав зов доброго человека, крепче прижимались к веткам, да еще сильнее начинали дрожать. Перепуганные котята просидели на дереве трое суток. Неподвижно. Боясь пошевелиться. Оставленная женщиной на земле под деревом еда только усиливала чувство голода. Спускаться вниз они боялись. И тогда терпение женщины лопнуло. Она вынесла из дома табуретку, встала на нее и сняла котят с дерева. Обессилевшие животные только слабо шипели и еле перебирали лапами.
       Все они остались живы. Хоть и с большим трудом, но все же сердобольная женщина сумела пристроить каждого из них в добрые руки. Им повезло в этой нелегкой жизни больше, чем их мамке. Потому, что в мире встречаются не только жестокие подонки, но и добрые люди. Люди, которые не могут пройти спокойно мимо чужого горя.
 
Замечания

Не понимаю тех, кто ставят Вам такие низкие оценки! Бесчувственные! Я вот сейчас от вашего рассказа плачу. К сожалению, в этой жизни все действительно так. Я.. не знаю, что хотела бы сделать с той женщиной, хозяйкой питбуля. Но она тоже когда-нибудь поймет, что поступила неправильно. Вот видите, просто рассказ, а сколько чувств он вызвал! Спасибо Вам за Ваше творчество!

Оценка:  10
Сашунька  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Сашунька, спасибо Вам. Стопроцентная поддержка! Я так же пару месяцев назад возмущалась по поводу низкой оценки рассказу Михаила. Мне кажется, что автор в них не то что душу, вкладывает сердце.
С уважением.

Lada  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

ИксДэмаль Димамонд

полагаю детям вредно читать столь документальный ужастик:-/ а для взрослых написано - просто односложно и тупо.

Оценка:  3
ИксДэмаль Димамонд  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Предыдущий читатель поставил Вам 2 балла. И я не смогла не вмешаться... Я часто читаю Ваши рассказы Михаил. Они мне очень нравятся своей человечностью и неравнодушием. Пишите, хотя бы для меня.
Спасибо огромное!

Оценка:  10
Lada  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Аннушка

  Smoke Spineyes Wave 1

Аннушка  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Оценка:  2
АлександрБеликов  ⋅   10 лет назад   ⋅  >