Сподынюк Борис

Рождественский гусь. Часть вторая.
                     Рождественский гусь. Часть вторая.

   
            Михаил кивнул, и капитан вышел из кабинета. Борис собрал все бумажки и начал опять благодарить Михаила. Тот протянул ему ещё одну бумажку, на которой был записан номер телефона.
           - Это телефон начальника ГАИ города Херсона, я с ним говорил и он обещал тебе помочь, если возникнут непредвиденные ситуации. Удачи тебе, - сказал Миша, протягивая Борису руку. Борис поехал домой. По дороге он заправил машину, оба бака под завязку. С утра он стартанёт в Херсон. Войдя в квартиру, он увидал, что Катя сидит на диване в библиотеке, на ней халатик который ей купил Борис, на ногах толстые полосатые как у пчёлки носочки и она, с иголкой в руках, что-то шьёт. Подойдя ближе, он заметил, что это сплошь его вещи. То в одной то в другой были мелкие неполадки, устранить которые у Бориса не хватало времени. Он подошёл к Катюше и поцеловал её, потом сел рядом и поинтересовался самочувствием.
              Ну, ты Борька агрессор, замучил меня, вчера, так, что я всё проспала и не приготовила тебе завтрак. Ты простишь меня за это?- своим обволакивающим голосом ответила Катя. Борис, вместо ответа, поцеловал её и начал рассказывать, что он сегодня выяснил.
            Что бы я без тебя делала, - сказала Катюша, - тебя мне сам Бог послал.
 Это ещё вопрос, кому и кого бог послал, - довольно заурчал Борис, - Я считаю, что это тебя мне бог послал, чтобы я тебя любил и оберегал, а ты, меня улучшала. А то я, без тебя, совсем начал портиться.
           Боренька, я сейчас закончу ремонт твоих вещей и разогрею обед, - тихо сказала Катя, - потом я тебе приготовлю в дорогу покушать и термос с чаем. А ты, господин агрессор, ни о какой агрессии сегодня и не думай. Ляжешь спать пораньше, чтобы лучше отдохнуть. Договорились?
           Посмотрим, - ответил Борис, - жизнь покажет.
И действительно, жизнь показала, что, иногда, планируешь одно, а на практике получается совсем другое. Только Катя, тихонечко, после вечернего туалета нырнула под одеяло с надеждой согреться, прижавшись к Борису, как тут же попала под шквал поцелуев и ласк, выдержать которые не смогла и сдалась на милость победителя. И последней её мыслью перед тем, как она заснула, была мысль о том, какая же сладкая бывает капитуляция. Она обняла Бориса, теснее прижавшись к нему, и уснула с улыбкой на губах.
            В шесть утра Борис проснулся от нежных поцелуев и его любимого голоса призывающего его вставать. Катюшка стояла перед кроватью и будила его. Он вскочил и помчался в ванную комнату, влепив на ходу поцелуй в атласную щёчку Кати. Быстро совершил свой туалет, принял контрастный душ и вышел на кухню, где его ждала Катя.
На столе стоял его завтрак. Катюшка нажарила ему оладушек, поставила на стол вазочку со сметаной и налила в большую чашку горячего чая. Борис всё это подмел за несколько минут и пошёл одеваться в дорогу. Он надел свой НАТОвский костюм, который сохранял тепло, кожаную куртку с мехом внутри на змейке, черные мягкие сапожки фирмы «Соломандра» тоже на меху. Катя стояла в прихожей и смотрела, как он одевается, и в глазах её светилась любовь.
           Ну, Катюнечка, я пошёл, прошу тебя, никуда не уходи из дома. Вдруг мне что-то понадобиться, - сказал Борис, целуя прильнувшую к нему Катю.
            Борис повернулся и открыв входную дверь вышел, а когда закрывал её увидал, как Катя осенила его крестом.
 До Херсона Борис доехал почти за два часа, могло получиться и раньше, но в Николаеве не было ни одного знака указывавшего на выезд на Херсонскую дорогу, поэтому он минут двадцать поблудил. В половине десятого он стучался в дверь владельца сгоревших «Жигулей» Гудзя Михаила Петровича. Дверь открыл пожилой, лет семидесяти человек.
Узнав по какой причине прибыл к нему Борис он пригласил его в дом и, посадив у стола начал искать второй экземпляр доверенности которая осталась у него. У Бориса, от нетерпения, начался нервный тик, только усилием воли он его остановил.
            А вот и он, - сказал Михаил Петрович, разворачивая экземпляр генеральной доверенности, и уже собрался протянуть её Борису, а потом спохватился и, прижав документ к себе, спросил, зачем Борису он нужен. Борис, в двух словах, объяснил старику, что он хочет узнать фамилию, имя, отчество покупателя и его адрес, а документ ему не нужен. Старик, всё ещё недоверчиво, поглядывая на Бориса, вручил ему документ, на котором было чёрным по белому написано, что гражданин Гудзь Михаил Петрович уполномочивает гражданина Селехова Виктора Ивановича проживающего по адресу
Город Херсон, улица Цветочная 18 производить любые действия с автомобилем ВАЗ-2105
Государственный номер А11-17ХН. У Бориса, аж, гора упала с плеч. Значит, Катя была не Велехова а Селехова, не Дмитриевна а Викторовна и её дом находится в городе Херсоне на улице Цветочной №18. Борис попросил у старика листок бумаги, переписал все данные из доверенности, вернул старику его документ и приложил пятьдесят гривен. Расспросив Михаила Петровича, где находится улица Цветочная в Херсоне, и крепко пожав ему руку, Борис поехал к дому Кати. Эта улица была застроена частными домами, судя по архитектуре домов, здесь жили довольно зажиточные люди. Подъехав к дому №18 и выйдя из машины он увидал двухэтажный большой дом построенный из белого кирпича под расшивку. Дом был покрыт красной металло-черепицей и очень красиво смотрелся. На крыше дома была установлена спутниковая антенна. Дом стоял посредине участка величиной в десять, двенадцать соток, окруженного двухметровым забором из ракушечника оштукатуренного. В заборе были установлены ажурные, кованые ворота для въезда машин, рядом была такая же калитка. Подергав за калитку, Борис убедился, что она закрыта. Рядом была кнопка звонка. Борис несколько раз нажимал кнопку звонка без малейшего успеха. Пока Борис выделывал все эти манипуляции, невдалеке от него, остановилась женщина и внимательно посмотрела на него, потом спросила, что он здесь ищет. Борис, поздоровавшись с женщиной, любезно, как только смог сказал ей, что ищет кого-нибудь из Селеховых.
          А вы кто такой, - подозрительно спросила женщина.
           Борис ответил, что у него были общие дела с Виктором Ивановичем три года назад, и вот, сейчас, он едет в Крым, и решил его навестить.
            Женщина услыхав, что Борис назвал Селехова по имени и отчеству, оттаяла и рассказала Борису, что вся семья два года назад пропала. Виктор Иванович вместе с женой, сыном и дочерью выехали на автомашине куда-то и пропали. Два года от них нет ни слуху не духу. Зять их Гришка Богданов подавал в розыск, уж два года ищут и никаких следов найти не могут. Четыре человека пропали, как корова языком слизнула.
              Борис стоял как громом поражённый. Значит, Катя была замужем и её муж живой и здоровый живёт где-то здесь. Но у Бориса мелькнула надежда, и он спросил у женщины: «А этот их зять, он, что муж их младшей дочери?»
              Какой младшей дочери, - удивилась женщина, - у них была одна дочь Ирина, так вот это её муж.
               Так её зовут Ирина, она невнятно говорила и, капитан ГАИ подумал, что Катерина и так записал, и она замужем. – обречённо думал Борис, - Значит она Селехова Ирина Викторовна, замужем, может быть у неё и дети есть. Вслух же он спросил: «А зять с детьми живёт в этом доме или где-то в другом месте?
              Муж Иркин живёт на три дома дальше, на этой же улице в пятнадцатом номере, а детей у них нет. Не успели нажить.
             Хоть одна хорошая новость, - подумал Борис, - хотя, ситуация у меня, как у человека приговорённого к смертной казни, которого спрашивают, что бы он выбрал расстрел или повешение. А женщина, найдя свободные уши и внимательного собеседника, продолжала трещать, какая красивая была пара Ира и Гришка, что на их свадьбе гуляла вся улица. Борис, больше, этого выдержать не мог и, попрощавшись с женщиной, сел в машину и поехал к пятнадцатому дому. Этот дом был такой же, как у Селеховых, только меньше, и участок был так же меньше. Борис просидел у этого дома минут пятнадцать, мысленно попрощавшись со своей любовью, принял решение невзирая не на что, вернуть Ка, то есть, Ирину в её семью, а там будь что будет. Он вылез из машины и постучался в калитку дома №15. Открылась дверь и к калитке подошла молодая женщина, приблизительно двадцати, может больше, но не намного, лет. Поздоровавшись, он спросил, может ли он видеть Григория Богданова. Женщина сказала, что муж пошел в магазин, и будет минут через пятнадцать.
 Григорий Богданов ваш муж? – не зная, куда себя деть от радости переспросил Борис.
Да, пол года назад мы с ним обвенчались, - с вызовом ответила молодка.
Очень хорошо, - с искренней радостью сказал Борис. Поздравляю!
Молодку подкупила эта искренность, и она пригласила его в дом.
Его посадили в большой комнате, видимо гостиной. Когда молодка проходила мимо его, он увидал, что она беременна. Борис окреп духом, он понял, что для него ещё ничего не потеряно. Прошло минут десять и, в комнату вошёл среднего роста крепыш, с белесыми волосами и внимательным взглядом серо-стальных глаз. Борис встал и протянув руку, представился. Следом вошла его жена, и встала, скрестив руки, у входа. Они вопросительно уставились на Бориса. Он сел за стол, намекая этим, что разговор будет длинным. Григорий с женой так же сели напротив Бориса.
              Я приехал в Херсон из Одессы, чтобы разыскать кого-нибудь из родственников Селехова Виктора Ивановича, машина которого попала в аварию и, сгорели все кроме его дочери и Вашей законной жены, начал свой рассказ Борис.
 Молодка, новая жена Григория, стала белая как простыня. Борис это заметил и предложил Григорию остаться вдвоём, так как далее разговор будет более деликатным. Григорий сказал, что во всем доверяет своей Клавдии и Борис может продолжать.
              Селехова Ирина Викторовна получила тяжёлую травму головы и абсолютно потеряла память. Она не помнит ни минуты из той жизни, которую она прожила до этой злосчастной аварии. Волей случая, мы встретились с ней, и она меня попросила расследовать это дело и найти её семью и её дом. Моё расследование привело меня к вам, её мужу, но как я понял уже бывшему.
             - Да, это верно, закон разрешает, если человек пропал без вести расторгнуть брак с ним, - с тяжёлым вздохом начал разговор Григорий, - я год бил во все колокола, искал её и теперь понял, почему не мог найти. Потом, я встретил Клаву, мы полюбили друг друга, я ждал ещё полгода и мы поженились. Дом Ирины стоит закрытый и ждет свою хозяйку. У них в семье больше нет родственников ни со стороны матери, ни со стороны отца. Следовательно, никто не может предъявить претензии на наследство. Мало того, - продолжал Григорий, - её отец перед этой аварией купил дом в Крыму, в Алупке в пятидесяти метрах от берега моря. Вот они и поехали в Рени к какому-то знакомому её отца за саженцами знаменитого винограда «Новак». Должны были поехать все вместе, но меня задержал на работе мой начальник, и я остался.
           Купите бутылку самого дорогого коньяка и поставьте вашему начальнику. Он вас невольно от смерти спас, - серьёзно посоветовал Григорию Борис, - я видал документы по этой аварии. КамАЗ-контейнеровоз просто размазал по дороге легковушку Селеховых. И кстати, почему Ирина Викторовна не сменила свою фамилию после брака?
            Дело в том, что Ира училась в Оксфорде в Англии, - ответил Григорий, - все дипломы, сертификаты были выписаны на её фамилию, вот мы и решили, чтобы она оставалась на своей фамилии.
              И последний вопрос к вам, - волнуясь, говорил Борис, - я полюбил Ирину Викторовну и хочу, чтобы она стала моей женой, но для того, чтобы она развелась с вами мне нужно ваше согласие на развод, сделайте мне, одолжение, напишите ваше согласие, заверьте его у нотариуса и вышлите мне заказным письмом.
             Борис протянул Григорию свой адрес и двести гривен оплатить услуги нотариуса.
Григорий адрес взял, а деньги вернул. Не обижайте меня, Борис, - гордо произнёс Григорий, и продолжил, - идёмте, я вам покажу дом, у меня есть ключи. Они прошли по улице и вошли в дом Ирины. Внутри дом был богато и со вкусом обставлен, состоял из пяти комнат, двух ванных комнат, огромной кухни столовой и большого гаража во дворе. В доме было чисто, было видно, что Григорий поддерживал тут порядок, вытирал пыль, полевал комнатные растения. Григорий подвёл Бориса к большому секретеру, открыл его и показал Борису, где лежат документы на дом, документы на дом в Алупке, большая сумма денег в долларах и евро и куча других документов. Отдельно на полке лежал большой семейный альбом, а поверх документов на дома лежал паспорт Ирины, паспорт её матери и брата. Они с собой в поездку паспортов не взяли, видимо взял паспорт, только, отец. Борис попросил разрешение взять паспорт Ирины и семейный альбом, за остальным, они приедут вместе с Ириной. Григорий пожал плечами и сказал, что они вольны делать всё, что захотят. Борис поблагодарил Григория сказав, что он благородный человек, и попросил его, когда они приедут сюда с Ириной и она встретит его и не узнает, не напоминать ей ничего. Ну, а если узнает, тогда будем с Вами Гриша, решать, что делать дальше. Они пожали друг другу руки и вышли из дома. Григорий закрыл дом и отдал Борису ключи. Борис пошел к машине, Григорий предложил ему отобедать с ними, но Борис отказался, памятуя, что у него есть тормозок, приготовленный руками любимой женщины. Борис положил семейный альбом и паспорт Ирины в большой портфель и стартанул в сторону Одессы. Выехав за город, он стал в посадке и, достав термос с чаем и бутерброды, которые ему приготовила Ирина. Всё было, очень, вкусно, и он всё съел. Потом налил себе чаю, выпил его и, не торопясь, поехал в Одессу. Около пяти вечера он заехал в Одессу, нашёл хорошее фото ателье, достал три фотографии из альбома Селеховых и заказал три портрета с траурными обрезами с этих фотографий. Затем, он поехал к дому. С шести часов вечера и до девяти ехать очень тяжело, везде пробки на улицах Одессы, поэтому Борис домой добрался, только, к половине восьмого вечера. Поставил машину в гараж, открыл дверь квартиры, и только вошёл, как ему на грудь бросилась Ирина, обхватив его двумя руками и прижавшись к нему всем телом, начала его целовать в его холодное лицо и приговаривать: «Господи, приехал, слава Богу, как же я соскучилась, слава Богу, ты дома, как же я волновалась!!!» Борис, целуя её, попытался оторвать её от себя и, сразу же, отказался от этой попытки. Она обнимала его с такой силой, что отрывать пришлось бы с руками. Наконец, она успокоилась и спросила Бориса, хочет ли он кушать. У неё готов обед и она его уже четыре часа подогревает. Давай дорогая моя Иришка, попьём вместе чай, - предложил раздеваясь, Борис. Она кинулась на кухню, потом остановилась и, медленно, повернувшись к Борису, сказала, как бы, утверждая: «Ты назвал меня Иришка, значит я Ирина. Ты нашёл мой дом, и ты знаешь кто я такая!» Борис взял портфель и Ирину под руку и они вошли в кухню Борис усадил Ирину за стол, сел рядом с ней и, открыв портфель, достал паспорт Ирины. Раскрыв его он прочитал: «Селехова Ирина Викторовна, - и добавил, - это твоё имя отчество и фамилия.
Передав паспорт Ирине, которая начала с интересом рассматривать его, он достал из портфеля альбом. Раскрыв его, и показывая фотографии, он называл тех, кто изображён на фото, одновременно наблюдая за реакцией Ирины. Когда она смотрела на фото, в лице у неё ничего не менялось. Только после того, как Борис сказал, что это её отец, её мать, и брат. Они погибли в той аварии в которой она, чудом, осталась жива. Её глаза наполнились слезами. Она смотрела на фотографии и гладила их руками, как бы лаская своих погибших родственников. Далее, Борис рассказал ей, что она владелица двух
домов, одного в Херсоне, другого в Крыму. Сразу, после того как они отпразднуют Новый год и Рождество, Борис планирует поехать в Херсон и Крым, чтобы Ирина осмотрела и вошла во владение своёй собственностью. Далее она решит, что делать с её наследством. А теперь давай будем пить чай, - бодренько предложил Борис. Ирина подошла к нему, взобралась к нему на руки, крепко обняла его за шею и задумчиво сказала: «Знаешь Боренька, смотрела я на фотографии своих родных и никаких ассоциаций никаких воспоминаний у меня они не вызвали, видимо мой мозг хорошо заблокировал всю информацию о моей жизни до аварии. Хорошо, я согласна съездить и посмотреть на свой дом свою комнату, может быть, это разбудит мою память. А если нет, то тогда, только, ты моя семья, моя любовь, моя жизнь и моё счастье, которое началось в ту минуту, как я тебя встретила».
           Она с сожалением встала и начала накрывать на стол. Во время чаепития Борис спросил Ирину, все ли у неё есть для новогоднего стола, ведь завтра тридцать первое декабря.
             Если, что нужно докупить, - начал излагать Ирине Борис свой план, - ты мне напиши, пожалуйста. Я, с утра, всё куплю, до часу дня мы должны с тобой все приготовить. Затем, начнется, очень, напряжённая пора.
В два часа дня мне нужно быть с тобой в двух местах, сперва, в фото ателье, затем в двух магазинах. Хорошо, что они недалеко друг от друга. Затем, мы возвращаемся домой, сервируем новогодний стол и ставим гуся в духовку. В духовке он должен пробыть, минимум, часа четыре. Выключив духовку, после того как гусь будет готов и, оставив его там, мы с тобой одеваемся красиво и едем в Одесский оперный театр, будем смотреть балет «Щелкунчик». Начало в восемь вечера. К десяти вечера мы уже будем дома, и у нас будет час, чтобы накрыть стол. В одиннадцать мы проводим старый год, которому я благодарен, так как в этом году я нашёл тебя, а в ноль часов мы встретим Новый год. Затем, к часу ночи, мы с тобой переместимся в ночной клуб «Палладиум», где будем танцевать, пока у нас будут силы. А вот когда они закончатся, мы с тобой, медленным шагом, вернёмся домой. Ну, как тебе мой план?
            Ирина, взвизгнув от восторга, бросилась Борису на шею и, целуя его, бормотала, -
      -Великолепный план, великолепно. Ты, просто, стратег и полководец. Я обожаю тебя.
 Вот и договорились, ты, что планируешь сейчас делать? - вкрадчиво начал Борис и продолжил, - есть предложение прилечь на пару часов, отдохнуть.
          Ну да, знаю я твой отдых, у тебя в глазах сплошная агрессия, - со смехом отбивалась Ирина, - у меня на кухне полно работы и если ты меня сейчас уложишь в постель, то новогодний стол будет у нас пустой. А ты, сегодня, встал очень рано, проехал, почти, пол тысячи километров и тебе необходимо отдохнуть. Так что, господин главнокомандующий, шагом марш в постель отдыхать, - но, увидав выражение лица Бориса, добавила, - у меня работы часа на два а потом я к тебе присоединюсь. Повеселевший Борис пошел в спальню.
            Действительно, спустя два часа Ирина присоединилась в постели к Борису, но почему-то, никто из них об отдыхе и не думал, Уснули они только тогда, когда рассвет уже заглядывал в окна.
Утром Борис посмотрев, как сладко спит Ирина не стал её будить, встал тихо сам и, сделав туалет и одевшись, взял записку с перечнем того, что нужно купить, вышел из дома. Вернулся он через час и увидал Ирину, уже, одетой с макияжем и готовой к действиям. Завтрак она приготовила, пока он ходил за покупками, они быстро позавтракали и поехали выполнять наполеоновский план Бориса. Учитывая то, что до визита в фото ателье было два часа, Борис поменял очерёдность посещений, и они подъехали к магазину, торгующему меховыми изделиями. Зайдя в магазин, он взял очень красивую, тёмно-коричневую дубленку с бежевым меховым воротником и, войдя с Ирой в примерочную, попросил примерить её. Дубленка сидела на фигурке Ирины как влитая, спросив Иру, нравиться ли ей она и получив утвердительный ответ, он попросил продавщицу срезать с дублёнки кучу лейб и этикеток и завернуть куртку, в которой приехала Ирина. Подойдя к кассе, он рассчитался за дублёнку и сказал Ирине, что это его подарок ей к Новому году.
  Ирина радостно поблагодарила его и обняв, поцеловала. Ей, действительно, шла эта дублёнка, её огненно рыжие волосы подчеркивал светло-бежевый воротник, а тёмно-коричневый цвет и покрой по фигуре придавали элегантности и шарма. Ирина это прекрасно видела, поэтому, взяв Бориса под руку под завистливые взгляды молоденьких продавщиц, гордо, подняла свою рыжую голову, и они вышли из магазина. Борис её повел в ювелирный магазин, который находился на той же улице, метров на сто дальше. Войдя в магазин, Борис попросил, чтобы Ира примерила гарнитур, состоящий из колье сделанного из белого золота с зелёными изумрудами и двух сережек, так же, с изумрудами в виде висюлек, что очень красиво смотрелось на Ирине. Изумруды гармонировали с её зелёными глазами, а серьги-висюльки подчёркивали её длинную и нежную шею. К гарнитуру прилагалось и кольцо с довольно крупным изумрудом в виде листочка, на котором сидит маленькая, из желтого золота, бабочка. Весь гарнитур был до такой степени изящен и выполнен с таким вкусом, что гармонично слился с обликом Ирины, не выпячиваясь сам, а лишь, подчёркивая совершенство и красоту женщины на которой он был. Ирина смотрела на себя в зеркало и её изумрудные глаза так же сверкали как изумруды в её колье. Борис даже ничего не стал спрашивать а, достав кредитную карточку, заплатил за гарнитур. Взяв чек у продавщицы, он поцеловал Иру и сказал, что этот гарнитур подарок ей к их свадьбе. Ира, с влажными глазами, поблагодарила Бориса. Он попросил Ирину не снимать с себя гарнитур, и они вышли на улицу, вызывая восхищённые взгляды прохожих. Они заехали в фото ателье, из которого Борис вынес довольно большой свёрток, но ничего не сказал Ирине, и не стал его разворачивать и они, поехали домой. Дома Ирина быстро разогрев обед усадила Бориса за стол и села сама . Пообедав они продолжили работать по плану Бориса. Около восьми вечера они входили в оперный театр. Раздевшись в гардеробе, Ирина подошла к большому зеркалу. Борис ахнул, когда увидал в зеркале её отражение. В зелёном, цвета малахита, платьё. С изумрудным гарнитуром, сверкающим всеми цветами радуги на её лебединой шее и отражающим блики света на её, совершеннейшей формы, грудь, радостно открытой в глубоком декольте её платья, она напоминала лесную фею. Обута она была в изящнейшие остроносые туфельки на шпильках, подчёркивающие её длинные и стройные ножки. В руках она держала маленькую театральную сумочку, вышитую чёрным бисером Никто из мужчин и женщин не мог пройти мимо, чтобы не обратить своё внимание на Ирину. Борис был одет в темно-синий костюм в тонкую, элегантную светлую полоску, белоснежная сорочка венчалась галстуком-бабочкой ярко пурпурного цвета. В визитном кармане пиджака, небрежно выглядывая, был платочек того же цвета, как и галстук. На ногах у него были элегантные остроносые чёрные туфли. Вдвоём с Ириной они смотрелись просто великолепно. Балет они смотрели в отдельной ложе, где Борис сидевший чуть-чуть сзади Ирины любовался ею под божественную музыку Чайковского.
Ирина и Борис были в восторге от посещения театра, прибыв домой, Борис попросил Ирину не входить, пока, в столовую где уже был накрыт Новогодний стол. Нужно было только вытащить блюдо с Рождественским гусём из духовки и поставить его на столе. Борис поставил вокруг стола ещё три стула, развернул пакет, который он привёз из фото ателье, достал из него портреты родителей и брата Ирины и поставил их на стулья вокруг стола, потом позвал Ирину. Когда она вошла то увидала ярко освещённый прекрасно сервированный стол, окружённый пятью стульями. На стуле, стоявшем во главе стола, был портрет её отца, справа от него на стуле стоял портрет её матери, слева от портрета отца стоял портрет её брата. Последние два стула были свободны. У одного из них за спинкой стоял Борис. Когда Ирина подошла, он посадил её на этот стул, затем обойдя стол сел напротив её. Посредине стола стояло блюдо с Рождественским гусем и её окружали родные, и любимые ей люди, и она поняла, что тот кошмар, в котором она жила ещё недавно, кончился. Теперь она была уверена, что впереди её ждёт жизнь, в которой всё может быть, но в одном она была уверена полностью, - это в том что она любима.


                                                           Конец.



.


                                          .