владимир монахов

Наш человек на первом канале
Александр Евстигнеев: Наш человек на Первом канале
29.12.08, Общество

Александр Евстигнеев на сайте первого канала о себе рассказал так:«…а потом сошла лавина. И нужно было бежать, откапывать, выносить. А ещё снимать, как-то монтировать и перегонять сюжет "под эфир". С ледника на высоте 4000 метров. Потому что это и есть "журналистика": события касаются не только тех, кто в них участвует. С пониманием этого пришла уверенность в правильном выборе профессии. Родился в Сибири. В городе легендарной Братской ГЭС. Закончил истфак. Собирался заниматься наукой, учился в аспирантуре. О телевидении всегда думал как о месте, куда нельзя попасть "вот так вот запросто". Но в свою первую телекомпанию пришёл по приглашению. Корреспондент – ведущий – главный редактор.
Через 5 лет сработало классическое: "Плох тот журналист, что не мечтает о федеральном канале". Для меня он начался с работы спецкором в экономическом медиахолдинге. Однако гуманитарный склад ума требовал не только цифр, но и "человеческих историй". Поэтому – "Первый". Журналист Владимир Монахов побеседовал с нашим человеком на Первом канале.


  

— Александр, ты первый коренной братский журналист, работающий на "Первом канале". Многие наши коллеги уезжают из Братска в поисках престижной работы, но не всем удаётся так быстро найти себя в столице. Трудно было выехать хотя из знаменитого, но всё же провинциального городка, стать специальным репортёром главной новостной программы ОРТ? Злые языки поговаривают, что без участия твоего влиятельного деда - полковника НКВД, бывшего заместителя начальника БратскГЭСстроя Сергея Кузьмича Евстигнеева - тут не обошлось.

 

  — Однозначно ответить не смогу. С одной стороны, сорваться и поехать было легко. Даже хотелось. Всё-таки молодой, мобильный. Тем более уже тогда было предложение от "РосБизнесКонсалтинга". К тому же информационное поле в Братске было освоено практически от и до: большинство событий по кругу, раз за разом. А выйти на новый качественный уровень мешала собственная провинциальность. Всё же после шести лет работы на одном месте мир как-то так сужается. От этого нужно избавляться искусственно, само не пройдёт.
А вот если смотреть с точки зрения не журналиста, а братчанина - было очень тяжело. Всё-таки это Родина: родители, друзья, уклад жизненный. И сам город уникальный.
  Насчёт того, насколько сложно прийти на "Первый". Лично мне было легко. Гораздо сложнее остаться надолго, чтобы не возникало вопроса: "А правильно ли мы сделали, что взяли его?"
   "Злые языки" могут успокоиться. Они совершенно правы. Без участия моего дедушки, полковника НКВД в отставке, бывшего начальника "Озерлага" и замначальника "БратскГЭССтроя" Сергея Кузьмича Евстигнеева, не обошлось. Я очень благодарен своему деду за то, что в переломный момент он помог мне. Без лишних иллюзий и ложных эмоций сделать выбор. Мы просто сели, поговорили, и там, где я сомневался, дед расставил точки. В свои 95. И оказался прав. Дед вообще очень много мне в жизни дал. Но протекции, звонков "нужным людям" не было. Я для этого поздновато родился.


  

— Насколько я понимаю, ты не планировал стать журналистом, а учился в БрГТУ на историческом факультете, затем в аспирантуре. После защиты диплома его выпускники становятся, как правило, учителями в школе, преподавателями в вузе или работниками музеев. Но из практики знаю, что многие историки приходят в журналистику, и это считается логичным шагом в их жизни. Как новая профессия нашла тебя и насколько тебе легче ориентироваться в современном мире, имея образование историка?

  

— На гуманитарно-педагогическом. Мне предложили попробовать поработать в ТРК "Братск", я согласился. Всё достаточно буднично. Хотя тогда это воспринималось как: "Меня позвали на ТЕЛЕВИДЕНИЕ!!!"
   С образованием историка, на мой взгляд, проще разбираться в каких-то неоднозначных темах. Анализировать источники, искать первопричины событий в археологических пластах информации, критически оценивать версии многочисленных участников. Зато, например, филологам в журналистике проще со словом обращаться. Они точнее передают суть и настроение. Так что преференции есть не только у историков. В самом невыгодном положении, получается, оказались дипломированные журналисты. Шучу, конечно.


   

— Работа в городской телекомпании, где ты был "первым парнем на деревне" и прошел путь от рядового корреспондента, ведущего программы до поста главного редактора, заметно отличается от работы на первом канале? Что тебе сегодня помогает из "первобытного" опыта работы в Братске? Что вспоминаешь как личную творческую удачу?

  

— Уверяю вас, работа в ТРК "Братск" и на "Первом канале" абсолютно не отличается по форме. Основы журналистики везде одинаковы, технология сьёмок-монтажа-эфира тоже. Единственное, что федеральный канал может позволить себе технические изыски, на которые у региональной компании банально нет денег. А вот по сути разница, конечно, огромная. Взять ту же "ответственность перед миллионами зрителей за каждое слово". Фраза, набившая оскомину, но справедливая абсолютно. Здесь нельзя "левой ногой", нельзя "как-нибудь". Получится непрофессионально и дорого. А вкладывать деньги в убыточную компанию и работников никто не будет. ТВ - это бизнес. И вот мы логично выходим на то, что разница не в городах и не в каналах, а в головах. Поэтому, кстати, и элементы "бардака" везде приблизительно одинаковые.
   Большой творческой удачей считаю то, что успел поработать в телерадиокомпании "Братск" в "золотой период". Коллектив был, как говорят спортсмены, "на пике формы". Люди еще молодые и амбициозные, но уже имеющие свою журналистскую позицию. И нам всем, на мой взгляд, повезло с руководителем. Елена Григорьева умела отличить, где позиция, а где поза. И после этого принять симметричное решение. Это позволяло и помогало расти. Журналистские подходы, приёмы, хитрости, "фишечки", которые у меня есть, почти все оттуда, из старой доброй ТРК "Братск". И ностальгия оттуда же.


  

 — Каждый твой выход в эфир во всероссийских новостях на следующий день активно обсуждается в родном городе. Самые заметные твои работы на первом канале, которыми ты гордишься лично? Тебе не хочется вернуться в эфир ведущим, тем более что в Братске у тебя это отлично получалось, до сих пор зрители вспоминают тебя тепло?

  

 — Знаете, мне приятно, что в Братске обращают внимание на мою работу. Да и вообще помнят. Причём даже не из-за честолюбия, а потому что хочется, чтобы люди могли сказать: "Смотрите, НАШ". Это, как мне кажется, помогает гордиться нашим городом. Кстати, за последние 10 дней: скрипачка Анна Савкина в новостях "Первого канала", бобслеист Александр Зубков в эфире "Спорта", эквилибрист со стихами Маяковского в "Минуте Славы" на "Первом". Их не случайно "показали по телеку", а потому что они лучшие в своём деле. Приятно быть их земляком. И я до сих пор считаю: из Братска я не уезжал, это в Москве я в длинной командировке. Серьёзно, я не ставил "крест" на городе. Будет интересное предложение - буду взвешенно рассматривать. И нет никакого отторжения: "Туда? В провинцию? Никогда!" Тем более что с рождением сына начали с женой задумываться: "Кем он вырастет, если будет расти в Братске? А в Москве?" Далеко не всегда столица однозначно выигрывает.
   Какими репортажами гордиться - это, скорее всего, не ко мне вопрос, а к зрителям, простите за банальность. Но могу сказать, какие темы тронули. Совсем недавно история мальчика-инвалида, которому родители сделали пристройку к дому, чтобы мог сам выезжать на улицу. Теперь соседи по пятиэтажке судятся с этой семьёй. Зависть против излишней принципиальности. Стоят насмерть! В судах и нервотрёпке сам мальчишка отошёл на второй план.
Ну и, конечно, командировка в Цхинвал потрясла. Мы застали 2 дня войны (по крайней мере, по документам). Потом ещё почти 3 недели работали уже в "мирной" Южной Осетии, в Грузии, на приграничных территориях. Того, что увидел, хватило, чтобы внутри многое перевернулось. И многое встало на место.

 


   — Поступают ли письма от братчан? Если да, то о чём пишут, с чем обращаются земляки к московскому репортёру? Планируешь ли командировки на малую родину?

  

— Не скажу, что часто, но письма приходят. Тем более сейчас, когда люди прочно поселились в социальных сетях в Интернете. Обычно пишут "о наболевшем". Взять ту же историю с убийством парня в 7-м микрорайоне. Да, это ужасно. Но редко такие темы попадают в эфир федеральных каналов. По ряду причин, объективных, субъективных... Ехать в командировку по поводу трагедий в родном городе, знаете, лучше бы не приходилось. А позитивные события всероссийского масштаба в Братске случаются крайне редко, к сожалению. Даже и не припомню. В основном домой прилетаю только в отпуск, несколько раз в год.

 


   — В Братске ты был человеком активно путешествующим, и сегодня приходится много ездить и ходить морями по земному шару. Это как бонус в репортёрской работе или всё же создает немало житейских трудностей, которых хотелось бы избежать?

  

— Конечно, возможность увидеть страны, до которых вряд ли добрался бы простым туристом, - это для меня лично огромный плюс профессии. Вряд ли я поехал бы в ту же Ливию. Но удалось побывать - прекрасно, доволен! Вообще никогда от командировок не отказываюсь. Будь то измождённая солнцем и туристами Турция или заблудившаяся в псковских болотах Пустошка. Самое интересное ведь люди, которые живут там, где ты никогда не жил. Их взгляд на мир.


  

 — Твой отъезд из Братска сопряжён со сменой власти в городе и натянутыми отношениями с новой командой мэра. Теперь, когда ты отошёл от тех событий, как ты их оцениваешь и какие выводы сделал для себя? Должен ли телерепортёр участвовать в местных политических баталиях, как это получается в провинции? Тебе не кажется, что после очередной смены власти из Братска вымываются значительные творческие и интеллектуальные силы? Примеров тому масса. Процесс, конечно, это сложный, и причины в каждом случае могут быть разными. Но, как мне кажется, за последние годы мощно срабатывает личностная смена власти, что приводит к вымыванию активных людей в другие города. Меня это тревожит: ощущаю, что город становится ещё более провинциальным. А что думаешь об этом ты?

  

— Да, смена власти в Братске сыграла определённую роль в отъезде. Нужно отдать должное, почти год после выборов мы как-то просуществовали вместе. Натягивая отношения взаимно. Я ни разу не обсуждал это с главой города. Поэтому не могу судить, его ли это позиция "зацензурить" (давайте будем называть вещи своими именами) братские СМИ или это "профессионализм" руководителя пресс-службы мэрии той поры. В определённый момент просто надоело. Наверное, нужно было проявить большую дипломатичность. Но, живя в городе, будучи журналистом, нельзя не выполнять какие-то социальные функции. А, извините, просто озвучивать "последние постановления" и бесконечно создавать "позитивный имидж" - для этого есть дикторы и PR-щики. Но это и не значит, что задача журналиста - бесконечно критиковать власть (хотя есть и такие ортодоксы). Нужен диалог. Он не получился. Печально. Особенно печально, что не у меня одного. Программу вот аналитическую закрыли на "БСТ". Единственную в городе. Зачем? Я не возьмусь утверждать, что при Александре Константиновиче была абсолютно независимая пресса в Братске, что муниципальная телерадиокомпания не лоббировала чьи-то интересы и не была рупором. Но всё же по сравнению с Сергеем Васильевичем Петрунько был большим демократом (ударение каждый может поставить где считает нужным). Давление на прессу - это не новое и не только братское изобретение.
   И я сомневаюсь, что журналисты уезжают из Братска из-за политических репрессий. По-моему, всё гораздо проще. В крупных городах и зарплата выше, и карьерных возможностей больше, и славы. Кто за чем едет. И это касается практически каждой профессии. Большая проблема маленьких городов.

  

 — Много сегодня братчан в Москве, даже есть своя «диаспора». Участвуешь ли ты в её работе? С кем из коллег или земляков общаешься, поддерживаешь хотя бы "информационные" отношения?

  


   — От «диаспоры» скорее дистанцируюсь даже. На "сборы братчан по пятницам" не хожу. Отдаёт "обязаловкой". С теми, с кем мне интересно общаться, и без того частенько видимся. Это и бывшие коллеги, и просто знакомые, которые переехали в Москву или проездом здесь бывают. В гости ходим. Шашлыки у меня под окнами, на набережной, жарим. С бооольшим удовольствием!


  

 — Достойно ли оплачивают работу репортёрам первого канала, хватает ли этого на жизнь и съёмные квартиры? Или тебе удалось обзавестись собственным жильём? Как складываются семейная жизнь - ведь вы с Натальей оба телерепортёры, а это зачастую накладывает отпечаток на отношения. Порой при такой разъездной работе мужу и жене даже трудно встретиться, побыть вместе.

  

 — Обычно принято как-то так уклончиво отвечать. Да, мол, живём потихоньку, денег, конечно, не хватает. Куда там, мил человек... Концы с концами с трудом сводим... Разве ж это заработки? Тьфу! Эээ-эх...
   Скажу честно. Не знаю, чем отзовётся кризис, но до сих пор платили хорошие деньги. Этак вот вынуть из кармана и купить квартиру пока не можем. Ипотека без проблем. Просто не хочется. Снимаем аккуратную "однушку" практически в центре, до Красной Площади как до Энергетика от Падуна. На какие-то бытовые траты и развлечения копейки не откладываем. Жена не работает: сыну всего полгода. На работу, конечно, рвётся. Но не нужда гонит, а амбиции. Наталия Евстигнеева (Устюгова) - достаточно крепкий репортёр. Устала "прозябать" в декрете.
   На личные отношения работа отпечаток накладывает. Конечно, Наташке сложно с совсем маленьким ребёнком одной справляться, когда я в командировках. Особенно когда на месяц-полтора уезжаю. Но, во-вторых, это не часто бывает, а во-первых, как журналист журналиста понимает меня. Хоть и злится. Когда возвращаюсь, стараюсь компенсировать заботой и вниманием.


 

  — Стремясь к профессии историка, ты даже поступил в аспирантуру, удалось ли закончить? Мечта о научной работе надолго отодвинута на второй план? Или ты накапливаешь материал на будущее - для книги или диссертации?

  

— Аспирантуру не закончил, о чём жалею. До сих пор стыдно за это перед научным руководителем. К сожалению, ныне покойным. Василий Иванович Сверчков очень на меня надеялся. Отлавливал раз в полгода, стыдил. Я обещал, что вот уже сегодня вечером начну писать первую главу кандидатской. А сам мчался писать даже не введение, а очередной репортаж. Сейчас понимаю, что от истории в чистом виде я уже на космическом расстоянии. А вот о книге подумываю. Тренируюсь в блоге evstt.livejournal.com. Но пока это всё на уровне заметок-впечатлений. До первых шагов в издательство ещё очень и очень далеко.

 




Автор Владимир Монахов, Редакция «Братск.Орг»
Замечания

Возможно, имеет смысл пересмотреть два первых абзаца и как-то перекомпановать их (не достаточно четко читается цитата).

К сожалению, оценить текст объективно не могу, потому что воспринимаю его не как мемуарный, а как полуструктурированное интервью. Blush

Наталия Ефименко  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

владимир монахов

"полуструктурированное интервью?" простите это что?
Вы что-нибудь в жанрах журналистких понимаете или хотя бы слышали о таковых?

владимир монахов  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Извините, что задержалась с ответом.

"полуструктурированное интервью - интервью, которое состоит из тематических блоков и содержит перечень обязательных аспектов, относительно которых должна быть получена информация".

Вы что-нибудь в жанрах журналистких понимаете или хотя бы слышали о таковых? - Не знаю - насколько понимаю, но слышать точно приходилось.

P.S. А Вы действительно считаете этот свой текст мемуарами?

Наталия Ефименко  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

владимир монахов

Наталия,определение явно надумано людьми не пишущими. а объясняющими, что пишут. Я же практик. Мемуары - это шутка! А вы к шуткам как относитесь?! Wink 4

владимир монахов  ⋅   10 лет назад   ⋅  >

Нормально! :)

Только чуток перешутили Вы меня - вот сразу и не сориентировалась. Blush

Наталия Ефименко  ⋅   10 лет назад   ⋅  >