Г а з и р о в к а
Газировки – сколько хочешь,
В том числе и без сиропа…
По «не-нашему» лопочет
Этикетками Европа,

Утоляют нашу жажду
 «Кока-кола», «Спрайт», да «Фанта»,
Всё понять не хватит даже
«Полиглотского» таланта.

И у пензенской «Куваки»
Есть английское названье,
Как-то сдали мы без драки
Русский. Русским в наказанье.

Где ты, где ты, тетя Веста,
Что с волшебною сноровкой
На углу моего детства
Торговала газировкой,
 На углу у нашей школы,
Там где проходная «ЗИФа»…
Двадцать лет до «Кока-колы»,
Перестроечного мифа…

«Ей с двойным, мне без сиропа,
(целый гривенник в кармане)
я шикую газировкой
С одноклассницею Таней.
«Разменяв» второй десяток,
Прячу галстук пионерский,
Ну, ещё бы! Нас с Татьяной
Дразнят «женихом-невестой».

Где тот гривенник в кармане?
Десять «баксов»? Что за бред-то?
А подружку называют
Не иначе, как «гёл-френдом»?

Жаль, что всё (почти) случилось,
Всё (почти) произошло,
Жизнь клубилась- не дымилась,
А цвела судьбе назло,

Жаль, бардак в стране – не диво
Жаль, что истины – до дыр…

Только пензенское пиво
Не зову я «Penza-beer».

апрель 2004.
г. Пенза
М. Зверев

     


 


* * *

Стол для прошлогодних газет.
Ложе позапрошлой любви.
Лики со старинных монет.
Патиной подёрнулись дни

В виртуальном свете извне
Смотрится немного не так
Как ты уходила тогда,
Что тогда увиделось мне

Что тогда услышала ты
В незлобивом юморе дня
В пошлости экранных витрин
С кем сравнила нас? А меня

Срисовала с этих газет?
Нет, я не последний герой
Так, провинциальный эстет…
Ищущий свой путь быть с тобой.

Февраль 2004

ВЧЕРАШНИЙ СНЕГ

На свет зимы, на свет полярной ночи
Ложится тень большого снегопада
Смотри на снег, его запомнить надо.
Такой уже не повторится. Точно.
Вот и покров образовался новый,
Пушистый, белый…, а его основа?
Вчерашний снег и, может быть, недельный,
И тот, что в позапрошлый понедельник
Лёг первым и не таял на земле,
Ковром дорогу выстелив зиме.
Он был таким знакомым и привычным,
Он радовал тогда. Но, как обычно,
Теперь другой любим и знаменит,
А тот – вчерашний. И уже забыт.
Он пообветрел, закалился в стуже
И стал плотнее, но кому он нужен?
Еще немного – станет прошлогодним,
Примерно к маю прожурчит ручьём
И вовсе позабудем мы о нём.
Куда уходит прошлогодний снег?
Туда же, в общем-то, куда и человек.

А этот падает, всё падает на прошлый,
Ему сегодня утвердиться проще.
Он молод, и пока ему не страшно,
Что завтра утром станет он вчерашним.

19.11.02 г.



* *
*
Запрягите в мои дрожки черепаху
Корму ей задайте, пусть жуёт
И везёт меня, залётная, на плаху,
К месту, где стоит мой эшафот.

В самый раз туда такая скорость,
Кто и медлил, тот не опоздал.
Я, от гонки бешеной опомнясь,
Не спешу к концу любых начал

И пока сойду, пусть дрожки катят,
Колея в России – не свернут,
А друзья мне коньячку «накатят»,
Я не далеко, я рядом тут

И ещё успею что-то сделать,
Допишу, чего не дописал.
Допою всё то, что допелось,
Побываю, где не побывал,

На Босфоре – был. А на Байкале?..
Расскажу не поле – океан,
Но припомнить я смогу едва ли,
Как над Волгой расстилается туман.

Не пытайте, почему не раньше,
Видно, не от крепкого ума,
А теперь, наверное, стал старше…
Трубка, номер: «Здравствуй, как ты, ма?»

Ты меня всю жизнь оберегала,
Зарекла и от тюрьмы и от сумы
До слезы, до спазма в горле мало
Вечерами говорили мы.

Помнишь, как-то раз, меня спросили:
«Что там за морем? И правда, чудеса?»
- Чудеса?! Куда им до России!
(С севера видней Её краса).

А вообще-то есть такие вещи,
Охватить всего – не хватит сил…
Но любил я лучшую из женщин,
Лучшую на свете я любил!

Эй! Не погоняйте черепаху!
Путь не близкий, пусть передохнёт.
А не-то рванёт вперёд со страху…
Не весёлый выйдет переплёт.

26-12-2002
г.Североморск



А я думал, что мамы вечны,
А я думал, не будет смерти
В телеграмме или конверте,
И зачем эти свечи, свечи?..

Свечи – память. Их много. Жарко…
Свечи, что вам теперь освещать?
Мою жизнь освещала мать
Из далёка. Но ярко – ярко.

Я – звонил ей со всех вокзалов,
Изо всех городов и весей
Что случилось бы с нами, если?..
…да, кабы, всё так мелко, мало.

Если б Ева тогда с Адамом
В саду Рая не согрешили
Может, мамы тогда бы жили
Не старея, не умирая.

Но пока догорают свечи,
Я – ребёнок, мне не понять,
Почему не проснулась мать?

Спи родная. Я вырос. До встречи.
___________________________


Экспонат
Любе Нежданной, сердечно.
В музейной витрине Душа – экспонат,
(Защитный колпак паче чаяния снят).
Трепетно-женская, обнажена!
Правда, табличками снабжена:
«Руками не трогать! Живой экспонат!»,
«Владелицей сдан на прокат, говорят».
«Самою?! Не шутите?» Эксперимент!
Впервые в музее, ловите момент!
«Руками не тро…»,- и смотритель уснул,
А экспонат кто-то вдруг ущипнул,
Кто-то погладил, исподтишка
Вновь потянулась чья-то рука.
Этот потрогал, чуть не лизнул,
А тот приобнял и прихохотнул:
«Тёплая, точно, бабья Душа,
На ошшуп особенно хороша».

Душа леденела
Она не хотела
Стать твёрже стекла,
Вот и…потекла

Плачет слезами грязными -
Руками касались разными.
Тут и владелица экспоната
Тоже рыдает, а Голос: «Так надо,
И прекратите её утешать,
Душа – не картина, не стол, не кровать,
Если Ты Душу сама, да в музей –
Слёзы – вода, их напрасно не лей.

Кто же выносит Душу наружу?
Маме открой её, брату и мужу,
Паре проверенных добрых друзей…
Эксперимент…?».
И закрылся музей.

Ноябрь 2003
г. Североморск








Снежная Королева

Однажды к Королеве Снежной
забрёл Скучающий Плейбой
и лестью тонкой, лаской нежной
увлёк ледышку за собой
туда, где в спаленке уютной
постель сияла белизною…
Та страсть была сиюминутной,
всего на ночь, отдавшись зною,
под утро Королева Зеркалу
призналась, что слегка подтаяла:
«Спасибо мальчику умелому,
а зла нет, вовсе не желала я.

Но так любовь непредсказуема…
То счастье, то – не повезёт.
Его ласкала я, не думая,
что эта радость на беду ему.

И он любил меня, не думая,
что утром превратиться в лёд.

Март 2003
г. Североморск


Наутро королева зеркалу
Призналась: «Таяла слегка.
спасибо мальчику умелому,
была легка моя рука,
его лаская, я не думала,
что так ему не повезёт,
что радость эта на беду ему.

И он любил меня, не думая,
что утром превратиться в лёд»
___________________________


К Р А Я

От края Земли
До края воды
Нет расстоянья, и даже черты,
Всё врут, что от края до края
Измерил Землю, шагая,
Проехали в автомобиле,
На лошадях и верблюдах,
Собачьих упряжках - чудо…
А о воде забыли?

За краем земли
Живут корабли,
У края воды им вздох до беды,
И нет им земного рая,
Вся жизнь – стихия морская.

А люди живут в Пространстве Любви
За краем Любви…
Ох, не загляни,
Темнее, темнее, но мы
Сами тот краешек тьмы
Приблизили, не понимая,
Как страшно у этого края…

Как сделать, что б люди не шли
По темноте. Без Любви.

март 2004
г. Пенза
М. Зверев
___________________________


* *
*

Отдайся мне по первобытному
И не «продленья для», а в удовольствие,
Самой себе, хотя б под пыткою,
Признайся, что инстинкты просятся.

И не слова, как мир не новые,
А первозданное желание
Падет к ногам моим оковами,
Отдайся мне на растерзание,

Отдайся просто так по-самочьи
Самцу
сейчас
 тебя
достойному,
Не требуй слов, да и сама молчи,
Молчи до криков и до стонов, ты

Освободи натуру бабскую
От мусора цивилизации.
Да не гореть в геенне адской нам,
До сада райского добраться бы…

Всей своей сутью – рваной раною
О продолжении меня моли,
Не знаю, как там что с нирваною?
Но мы дойдём с тобою… до любви!


декабрь 2003 г.
г. Североморск
____________________

* * *

Пути забиты эшелонами
Мельчали собственные беды
И каски виделись шеломами
И тыл работал для победы
(Лариса Яшина)
Кольчуги не в моде,
Шеломы не в моде
Добыв пропитание в дальнем походе
По рынку. Мужчина доволен и счастлив,
Поет дифирамбы начальству и власти
За то, что подали,
Что не обобрали,
Зачем ему меч из проверенной стали?
И дом его кем-то другим защищён,
На поясе вместо клинка телефон,
Компьютер подвис на коммерческом сайте,
В командной строке одно слово - «подайте».
-«Служить своей Родине?!
Вот так уж диво!!
Пусть служит, кто не «откосил» от призыва,
Их много, их хватит,
От них не убудет,
Пролезть по полатям – и армия будет».
Страну защищают «крестьяне и хамы»
Кого там ещё не «отмазали» мамы?
Под маминой юбкой, как в лодке подводной,
Слегка душновато, но, в целом, «слободно»,
А вы погружайтесь в морские пучины,
Нужны там мужчины…
Мы? Тоже мужчины.
Мы, правда, не знаем, что значит авралы,
Но запросто можем пролезть в адмиралы,
Без шторма, без качки,
В болоте стоячем…
Мы в обществе этом не так мало значим,
Мы все при деньгах, иногда и при деле,
О нас ещё песни споют менестрели…
Но это потом, а пока – не мешайте,
Компьютер подвис на весьма важном сайте…
Однако пошёл! Запускаю свой спам!
Купите!
А я чего хочешь продам.

апрель 2004 г.
г. Пенза
________________________

СТАРЫЕ СТЕНЫ

У старых стен давно завяли уши.
(Такая роскошь впору молодым),
а им?
Ну что им внове слушать,
видавшим виды?
Ненависть? Любовь?
Пустые ссоры? Глупые обиды?
Слова – не в глаз, а в бровь?…
Ах, драма… Было!
Двадцать лет назад,
а может тридцать.
Кто там виноват
давно понятно.
Нечего яриться,
поскольку всё
(и это) повторится.

Нет старых стен мудрее и циничней –
Взирают холодно, и всё-то им привычно,
И всё-то они видели уже,
И тот кошмар на пятом этаже,
И эту радость на втором,
И эти слёзы
Там,
на площадке,
что под чердаком
последнего от улицы подъезда…
«Серьёзно.
Было.
Всё давно известно»:

Шептали лоб мой и моя щека мне
Слова стены… не лучшим вечерком.
А я старуху двинул кулаком
И рявкнул: «Да! Но мы-то не из камня…»

________________________________

пока хватит, буду ждать отзывов, счастливо.
Замечания

Одни больше понравились, другие - меньше. Легче было бы, если б по одному опубликовали.

Оценка:  8
Вероника Янина  ⋅   16 лет назад   ⋅  >

спасибо за внимание к стихам, я ещё толком не разобрался как что публиковать, но постараюсь соответствовать. А что понравилось больше?..

Михаил Зверев  ⋅   16 лет назад   ⋅  >

Боже, а зачем столько стихов в кучу? Или это цикл?

Альфина  ⋅   16 лет назад   ⋅  >

Это не цикл, конечно. Совершенно разные вещи... Ну не знал я правил игры. Хоть что-нибудь понравилось в этой ...куче?
Миша.

Михаил Зверев  ⋅   16 лет назад   ⋅  >