Валентин Домиль.

Дурдомовские байки. Глава из книги "Сумасшедший мир и мир сумасшедших".
                 ДУРДОМОВСКИЕ БАЙКИ.
(Глава из книги «Сумасшедший мир и мир
                        сумасшедших»).
                    Валентин Домиль.

     Дневников я не вел. Записных книжек у меня никогда не было. Иногда друзья, после третьей рюмки, просили рассказать что-нибудь такое этакое. Что-нибудь о психиатрическом житье-бытье. И я рассказывал. Эти байки сохранились в памяти. На роль серьезных источников для историков психиатрии они не претендуют. Но общий дух, как мне кажется, отражают.

1.

      Генетика и кибернетика – продажные девки империализма. По терминологии тех лет. Отказ от их услуг был чреват. Он затормозил развитие и привел к отставанию. И, в целом, отразился.
     Решили реагировать. Чтобы не было повода. Чтобы не говорили, где вы были, в то время как?
     Наверху это обсуждалось и с чем-то соотносилось. Связывалось с какими-то реалиями. Внизу затыкали брешь. Брали что-то более или менее подходящее и затыкали.
      Мною заткнули транссексуологию. В областном масштабе.
      Мужчины, считающие себя женщинами и наоборот, могли ко мне обратиться. Чтобы я им помог. Помог в силу возможности.
       Особых возможностей у меня не было. Такие возможности есть у специально обученных хирургов. В приспособленных для этого клиниках они могут превратить мужчину в женщину и наоборот. Меняя в нужном направлении половые признаки и воздействуя на них.
      Очереди и давки возле моего кабинета тоже не было. Там вообще никого не была за исключением одного параноика. Параноик утверждал, что в него вселилась Надежда Константиновна Крупская. И требовал, чтобы его прооперировали в связи с базедовой болезнью.
      Как бы там ни было, в историю транссексуологии я вошел. В областном масштабе. И будущие историки медицины, роясь в архивах, обязательно наткнутся на мое имя, и поместят в какие-нибудь анналы.

2.
        Моего приятеля, врача-психотерапевта бросили на мужское бесплодие. Его доставал своими визитами один пациент. Он требовал оценки роста числа сперматозоидов, который должен был наступить в результате проводимого лечения.
      Рост был до обидного мал по сравнению с необходимым для оплодотворения минимумом. Можно сказать, что его не было совсем. До такой степени это не соответствовало кондиции и не приближало. Тем не менее, больной настаивал. Он полагал, что «наша советская медицина все может».
     Моему приятелю это надоело.
     - Ваши надежды вполне оправданы, - сказал он пациенту, - если темп роста числа сперматозоидов не снизится, можно вполне рассчитывать на успех. Этак, лет через 500-600.
      Моего приятеля осудили. Ему указали на что-то. И что-то, соответственно, вынесли. После чего его перебросили. Перебросили с мужского бесплодия на хромосомную патологию, которая подняла голову после Чернобыльской катастрофы.
      Впрочем, на сроках роста числа сперматозоидов у пациента это не отразилось.

3.
  
      Шизофрения – это не только бред и галлюцинации. Это ещё характер. Довольно специфический
      У части шизофреников дефицит побуждений и безволие. Севшая им на нос муха может осуществлять там свои отправления и потребности сколько ей угодно.
      Другая часть энергична и деятельна. С достойной лучшего применения активностью они пробивают какую-нибудь идею. Чаще всего дурацкую.
      Жизнь ещё та сводня и пакостница. Она свела обладателей двух разновидностей шизофренического характера в одну семью.
      Жена возила мужа по всем сколько-нибудь известным сексопатологам и требовала, чтобы его излечили от импотенции.
       Она размахивала руками, моля о помощи и взывая. Муж в это время напоминал древнегреческую статую, извлеченную из земли после двухтысячелетнего пребывания. Он безмолвствовал и ни на что не реагировал, даже тогда, когда жена требовала от врача:
- Скажите этому истукану, что в постели нельзя быть индифферент-
ным! В постели нужно трудиться.
Потом они развелись. Жену увлекла другая идея. И она начала её
энергично воплощать.
     Мужа подобрала вдова без комплексов. И вскоре начала нахваливать его, вызывая у подруг зависть и вздохи. Она утверждала, что ни у кого из её знакомых нет такого олимпийского спокойствия и уникальных мужских качеств. Неисповедимы пути твои Господи.

4.

     Шофер свернул с трассы и поставил машину возле лесопосадки. К машине подъехал автоинспектор. Подъехал по долгу службы. Для выяснения обстоятельств.
     Шофер был не один. С ним была дама. И они занимались любовью.
      Чтобы привлечь внимание шофера автоинспектор дотронулся до него жезлом. Возможно, если стать на сторону шофера, ударил. Ударил по заднице. Сильно ударил. Хотя и слабый удар в такой ситуации весьма неприятен.
       После этого у шофера развилась импотенция. От него ушла жена. Помимо импотенции к уходу её подтолкнули подробности. Они повсюду обсуждались и выглядели как анекдот.
      Лечение проходило туго. Можно сказать, что результата не было совсем. Из-за сложности случая. Зато у шофера изменился характер. Раньше шофер был чересчур легкомысленным. Он пил, проявлял повышенный интерес к женщинам и даже дрался. Теперь его стала интересовать мораль и принципы.
- Человек, - говорил шофер, - всегда должен оставаться человеком.
Даже при исполнении. Я бы с таким автоинспектором в разведку не пошел.

5.

       У Гриши Фукса была уличная кличка «гавказин». Что отражало некоторые его свойства. Во время беседы Гриша сочетал слова с громким лаем.
      Он делал это не из хулиганских побуждений или спьяна. Хотя много пил и легко заводился. На Гришу влиял синдром Жиль де ля Туретта. Больные с таким мушкетерским заболеванием лают, бранятся, выкрикивают неподходящие слова и звуки. Еще у них отмечаются подергивания мышц лица и тела.
      Гриша Фукс дергал шеей как артист Броневой в роли Мюллера и выделывал замысловатые фортеля другими частями тела, не желая этого.
      Папа Гриши Моисей Абрамович требовал принятия незамедлительных мер.
       - Назначьте Грише антабус, - говорил он сурово, - я настаиваю.
Антабус Грише был противопоказан. Мешали другие заболевания.
Папу это не устраивало. Папа был уверен, что если Гриша бросит пить, он перестанет лаять.
     - Где же творчество? – Спрашивал он. – Я не вижу творчества.
С годами синдром Жиль де ля Туретта у Гриши Прошел. Он перестал
лаять. Но продолжал пить. И спился, в конце концов.
      Когда мы виделись с Гришей в последний раз, он протянул мне на прощанье руку. На руке у Грише была размытая временем татуировка - «нет щастья в жизни».
       Действительно, «щастья» в этой жизни маловато.

6.

        Головной болью никого не удивишь. Несмотря на то, что, по словам специалистов, вариантов головной боли столько же, сколько и людей, которые жалуются на неё.
      А вот, если, не переставая, дергается половой член, это уже нечто. Особенно если за жалобой просматривается система взглядов.
       Больной утверждал, что его дергающийся член каким-то образом влияет на размер озоновой дыры. Увеличивает её. И, если не прервать эту убийственную взаимосвязь, с людьми произойдет тоже, что и с динозаврами. Они вымрут. Вымрут все до единого
     Я встретил его через несколько лет и осторожно спросил: - «Ну, как?».
- О! - Сказал больной восторженно. - Можете, не беспокоится за
человечество. Мой член уже не дергается. Он, вообще, не поднимается. И я горд этой жертвой.

7.

        Истерия – это не только болезнь, но и состояние души. При истерии, если верить Фрейду, происходит превращение фантазий и вымыслов в ощущения.
      Например, какая-нибудь утонченная особа не может видеть окружающих её рож и слепнет. Не желает слышать выражений и реплик, которые ранят её чувствительные нервы, и глохнет. Не хочет нести на себе тяжесть семейных хлопот, связанных с беготней по кухне и приготовлением яичницы недостаточно любимому мужу. И у неё тут же развиваются параличи в необходимых для этого частях тела.
      Причем, и это существенно, внутри организма нет ничего особенного. Ничего такого, что можно было бы обнаружить с помощью измерительной аппаратуры и выслушивания грудной клетки.
      В чистом виде истерия встречается у женщин. У мужчин истерия бывает тоже. В основном, за счет женских качеств характера, которые у них могут присутствовать.
     В прошлом лечение истерии было более энергичным, чем сейчас. Осуществлялось изгнание дьявола, который вселился. Производилось усмирение бесноватых с из выкриками, корчами и темпераментными позами.. А также ниспослание благодати с помощью слов и решительных жестов.
     Сейчас этого нет. Проявления истерии тоже измельчали. Если что и встречается, то, как исключение. Как нетипичный, хоть и яркий эпизод.
     Женщина не вставала с постели. Её до этого довел муж. Уже не помню чем именно. Но платил он по большому счету. Отдавая всё и удовлетворяя прихоти, излагаемые шепотом на фоне умирающего выражения лица.
     И вот пришел врач. Те, кто приходили до него, включая приглашенных за большие деньги светил, ничего не могли сделать.
     Этого врача не приглашали. Он пришел сам. Пришел из поликлиники, чтобы познакомиться.
      Это был корабельный врач, которого отправили на пенсию. И он подрабатывал, потому что пенсия его не устраивала.
      Врач подошел к женщине. Посмотрел на неё исподлобья. И гаркнул своим ужасным корабельным голосом:
      - А ну, корова, вставай! Нечего тут разлеживаться!
 Женщина испуганно вздрогнула. Зашевелилась. Задергалась. Встала
и пошла.
      Муж не оценил подарка судьбы. Он не был готов к этому психологически. Чтобы обрести почву под ногами, он начал требовать, чтобы врача наказали за грубость. Ещё он требовал, чтобы ему возместили расходы на химчистку. У врача была грязная обувь. И идя по ковру, он здорово наследил. Что поделаешь? Какие времена, такие нравы.

8.

        Довольно долго дед пользовал страждущих индивидуально. Что-то шептало на ухо. И делал пассы руками.
      Затем рост числа клиентов и вызванным этим дефицит времени повлиял на методологию.
      Дед выходил во двор, где толпились люди, и поднимал руки. Постояв в таком положении некоторое время и ниспослав благодать, а также флюиды, дед произносил со всей возможной торжественностью:
- Кому поможет, пусть поможет.
Больные замирали. Всем хотелось, чтобы помогло. Собственно из-за
этого они сюда и приехали.
     - Кому не поможет, - продолжал дед, - на то воля Божья.

Слова деда сопровождались глубоким вздохом. С Богом, как известно,
шутки плохи.
      - Кому станет лучше, но не совсем, приходите снова.
     После этих слов дед удалялся среди глубокого молчания и взглядов.
     Деда сменяла бабушка с тазиком. Определенной таксы не было. Но полагали, что эффект лечения напрямую зависит от оставленной суммы и пациенты не скупились.
      К деду ездили отовсюду. Что, помимо прочего, влияло на доходы сотрудников ГАИ. А также способствовало росту благосостояния окрестного населения за счет сдачи квартир под жилье, и оказания разнообразных услуг.
       Однажды на деда напали бандиты. И он их усыпил. Всех до единого.
       Скорее всего, это враки. А то, что дед напоил до полной обездвиженности комиссию, которая должна была разобраться в его деятельности и разоблачить, факт. Потом этой комиссией занималась другая комиссия.

9.
   
      У одной женщины был невроз. Какие-то нервные припадки в виде страха смерти. Несмотря на это храбрая женщина вела обычную жизнь и даже делала покупки, рассчитанные на длительное пользование. Она купила стиральную машину и начала стирать белье.
       В это время к женщине пришел врач, чтобы лечить её от нервных припадков с помощью биоэнергетики и гипноза.
     Неожиданно сломалась стиральная машина. Что-то произошло с её чувствительными механизмами при прохождении электрического тока.
     Женщина связала поломку не с фабричным дефектом, а с идущей от врача энергией. И сказала ему об этом.
     Дескать, я знала, что вы маг. Но не думала, что до такой степени. И потом, причем здесь стиральная машина. За неё, между прочим, уплачены большие деньги.
     Другой бы на месте врача, прочел научно-популярную лекцию и ушел от невежественной женщины, хлопнув дверью.
      Но врач этого не сделал. Он сказал, что такое бывает. Что он просто не рассчитал своих биоэнергетических возможностей. И тут же вызвал мастера, который устранил поломку.
      После этого случая авторитет врача вырос благодаря разговорам. У него не было отбоя от желающих лечить больную нервную систему. И врач лечил, причем с большим успехом.
      Перед началом сеанса он просил отключить все имеющиеся в комнате электрические приборы.
      Это производило впечатление и в свою очередь способствовало.

10.

       Он начинал в Сибири. Работал ассистентом на одной из тамошних кафедр психиатрии. А его отец был простым участковым врачом.
      У отца было хобби – гипнотерапия. Он занимался гипнозом в свободное от работы время. Как гипнотизер отец пользовался большой известностью среди больных, которым другие методы лечения уже не помогали.
      Перед смертью отец попросил сына вернуться в родные пенаты. И вместе с должностью участкового врача передал ему свою гипнотерапевтическую практику.
      От больных страдающих нервными болезнями не было отбоя. Кроме личных способностей и психотерапевтических качеств успеху способствовало ещё одно немаловажное обстоятельство. Больные были уверены, что свои целебные возможности, а также гипнотический дар, доктор получил от отца. По наследству…
      Со временем доктор запил. На это печальное обстоятельство повлияло головокружение от успехов, а также длинные осенние вечера и отдаленность от культурных центров.
      Какое-то время выпивка не мешала. Потом, когда она начала бросаться в глаза и влиять на общее впечатление, стали поговаривать, что доктор пропил наследственный гипноз.. И это отразилось на количестве жаждущих исцеления пациентов, а также больно ударило по карману.
      Перепуганный доктор прошел курс противоалкогольного лечения и бросил пить. Кроме того, он добился направления на курсы по психотерапии. Где –приобрел много полезных приемов и навыков, которых у него раньше не было.
       Но это не повлияло на разговоры и не остановило оттока больных. Вера к врачу ушла. Ушла вместе с водкой.
       Sic tranzit gloria mundi. Так проходит мирская слава.

11.

       Наша больница шефствовала над лечебно-трудовым профилакторием для алкоголичек. Пресловутым ЛТП.
      Гвоздем программы регулярных посещений была неофициальная часть. Банкет.
      В ту пору селедку законопослушные граждане видели разве что во сне. А в учреждениях МВД она входила в пищевой рацион.
      Выполняя свои нехитрые обязанности, шефы сгорали от нетерпения. Прельстительные картины застолья преследовали их. Заставляли торопиться.
     Пили все за исключением профессора..
     Начальница ЛТП и её заместитель по политической части – «комиссар ша», две упитанный дамы в погонах буквально лежали на профессоре и упрашивали его:
- Ну что же вы? Хоть капельку! За дам!
Профессор маленький, тщедушный затравленно озирался по сторонам
и ни у кого не находил сочувствия. Хотя мог бы рассчитывать на оное, имея дело с людьми искренне к нему расположенными и зависимыми, в части своей, по служебной линии.
      Профессор был вынужден передать представительские функции доценту. У доцента не было опыта профессора и его знаний. Зато доцент мог до такой степени, что его приходилось удерживать.
      Замена отразилась на качестве помощи за счет падения уровня академизма. Но повлияла на общую атмосферу и улучшила взаимопонимание за столом. Возросло также потребление селедки за счет тостов и здравиц.
      Пили в основном за смычку. За смычку медицинской науки и практики.

12.
     
      Три алкоголика прошли курс лечения антабусом в наркологическом отделении психиатрической больницы. Сразу же после выписки они зашли в ближайший магазин. Действительно ли выпивка стала для них смертельно опасной. Или их только пугали врачи наркологи.
     В магазине бывшие алкоголики купили бутылку водки и разлили её «на троих».
      Два «дурака» выпили. А третий – «умный», решил подождать. Он хотел посмотреть, что из этого получится.
      «Дураки» вскоре умерли в «страшных» мучениях. А «умный» не пьет уже много лет. Боится сволочь.


13.

       Один ответственный работник заболел белой горячкой. Он бегал по палате за поросенком, которого там не было. И рвался из рук санитаров, когда они его удерживали.
      Потом ответственный работник выздоровел и рассказал историю своего заболевания.
      Вместе с водителем он вез в машине дары полей и ферм. Их нужно было доставить вышестоящему ответственному работнику в день его юбилея.
      В числе даров был поросенок. Живой поросенок. В то время как вышестоящий ответственный работник рассчитывал получить поросенка уже обработанного и готового для приготовления популярного блюда под названием поросенок с кашей.
     На каком-то этапе поросенок удрал, и его долго ловили. Это вызвало нервотрепку и словопрения. А также упреки. Что, в свою очередь, подтолкнуло к обострению алкоголизма в виде запоя от обиды. И повлияло на сюжет белой горячки, которая была следствием перечисленных выше обстоятельств.
      Пребывание в психиатрической больнице не отразилось на судьбе ответственного работника. Он по-прежнему чем-то заведует, если не спился.
      Судьба поросенка более трагична. Его, в конце концов, съели.

14.

     Другого ответственного работника вызвали на ковер к начальнику по поводу какого-то служебного упущения.
     Начальник долго кричал, указывая на многочисленные причины, которые вызвали.
     Когда причины иссякли, а гнев продолжал бурлить, начальник обратил внимание на ширину брюк своего визави.. Они были не то чересчур широкими. Не то узкими, тоже чересчур. И служили наглядным выражением либерализма, а также свидетельствовали о нежелании быть как все.
     - Если бы некоторые, - сказал начальник, - меньше думали о ширине своих брюк, а больше о работе, то не было всего того, что есть, что нам мешает, а также препятствует.
      Упрек выглядел как обобщение и имел под собой подтекст.
      Из-за переживаний по этому поводу и мнительности у обладателя либеральных брюк развился невроз. Его тянуло нагнуться и проверить с помощью пальцев их ширину. Хотя брюки были перешиты и соответствовали нормативам номенклатурной эстетики. Он делал это, несмотря на удивленные взгляды и реплики.

15.

       На Целине отставного генерала, бывшего комдива и Героя назначили директором совхоза. Решили использовать его командный опыт, чтобы усилить кадры, которые хромали. И улучшить, тем самым, производственный процесс. Тем более, что генерал хотел и даже напрашивался.
      До генерала совхоз работал так себе. Давал какую-то сельскохозяйственную продукцию государству. А то, что не доходило, распределялось с учетом должности и индивидуальных возможностей.
      Генерал всё это разрушил из лучших побуждений. А также как человек, который не мог мириться и терпеть.
     В результате этого в совхозе вместо ожидаемых успехов и бурного развития наступил спад, который грозил перейти в развал работы.
     Если не брать, зачем давать? И, вообще, кому нужна такая политэкономия?
      Генерал долго искал причину, хотя она была на поверхности. В конце концов, как человек старой закваски генерал решил, что его окружают вредители. Возможно троцкисты или бухаринцы. Он начал борьбу с ними. И проиграл её.
       Под напором превосходящих сил генерал заперся в кабинете и заявил, что откроет дверь только Н.С.Хрущеву, лично.
       Генерала взяли, несмотря на отчаянное сопротивление и доставили в психиатрическую больницу.
       В больнице генерала раздели. Раздели до половины. Брюки сняли, а мундир со Звездой Героя и остальным иконостасом генералу удалось отстоять. Дескать, не вы давали.
       Некоторое время в таком виде генерал расхаживал по больнице среди изумленно взиравших на него психов.
       Вскоре генерала перевели в другую больницу. Более подходящую для психически больных с заслугами. А нам всыпали, не объяснив толком за что.
      Во всяком случае, не за права человека. Тогда их ещё не было.
Замечания

[Гарантированное прочтение]

На прозу меня сегодня не хватит. :)
Потом почитаю.

Дмитрий Артис  ⋅   14 лет назад   ⋅  >