Разговор с Есениным.
У троп Тверского чудного бульвара,
Что за Никитским растянулся вслед.
В тени густых дерев,
В кругу скамеек старых,
Стоит от Бога истинный поэт.

В его глазах распахнутых, беспечных
Таится грусть и внутренний укор,
В полете звонких лет,
В потоке жизни бесконечном,
Глядит на вас, не видя вас в упор.

Он устремлен, и вдруг готов сорваться,
Ступить на землю твердою ногой,
И по Тверскому от души
И вдоволь нагуляться
Под круглощекой желтою луной.

Я вновь пришла увидеться с тобою,
Поговорить в один из летних дней.
Здесь удивительно, уютно и спокойно
И так светло, легко на сердце мне.

Ты знал, Сережа, красоту природы,
Самозабвенно родину любя.
Сгорел, истлел, не знав другой заботы,
Как до конца исчерпывать себя.

В наш странный век, в котором я скитаюсь,
Ты б не прожил, наверное, и дня.
Как знать, но вдруг, местами поменяясь,
В твой век пожить бы получилось у меня.

Ты удивлен? Но здесь пора другая,
Летящий темп, и жить не успевая,
Все заняты подобным неуспехом,
Сломя главу несутся, с ног сбивая,
Одно распнут, другое затевают,
Кто сквозь слезу, кто с обреченным смехом,
Кто ради выгоды, а кто-то для потехи.
И так без отдыха вертится все быстрей
Планета вечная, и всё, что есть на ней.

Но, не смотря на новизну влечений,
На новых лиц изысканный овал,
Как сотню лет назад, в тени полувечерней,
Парнишка маленький девчонку целовал.
Еще в сердцах живет оцепененье,
Еще в душе купаются мечты,
Еще к листу не умерло стремленье,
Как помнишь, раньше устремлялся ты.

И все же есть мгновенья в нашу эру,
Что для времен извечных подойдут,
Когда душа раскроется без меры
И до утра "народные" поют…

Да! Есть у нас заслуженные славы,
И ты бы с радостью гордиться ими стал…
Как жаль, что не читал ты Окуджаву,
И Евтушенко тоже не читал…
Замечания

Ксю-Ша, по правде, разговор-то пустоватый получился. Так, треп на общеизвестные темы. Извини

Оценка:  4
kartveli  ⋅   16 лет назад   ⋅  >