Шабалин Кирилл

Сны
                                           По дороге к Храму.


я сидел на краю кровати, глаза привыкли к темноте, но я всё равно ничего не видел вокруг себя. Всё началось с необычного электронного письма: 'ступай дорогой снов'. Вечером я по обыкновению работал на компьютере, было уже далеко за полночь, и я собирался ложиться спать. Черт меня дернул посмотреть почту. В комнате стоял полумрак, кофе давно остыл. Я одним глотком допил его, не испытывая прежнего наслаждения. Почту я редко проверяю, поэтому ящик был как обычно забит рекламой. Я даже не читал ее, лишь помечал флажком на удаление. Я отметил семнадцать писем и нажал 'удалить'. Нетронутым осталось одно. Вторая попытка так же не дала результатов. Тогда я решил прочитать. С тех пор это наставление приходило регулярно, обратного адреса не было, и я естественно подумал, что это бред. Не стал обращать внимания. Потом такие письма стали приходить всё чаще.
я удалял их, отвечал, пытался отследить адрес - не принесло результатов. Я постарался забыть об этом и не брать в голову. Это получалось у меня до определенного момента. Однажды я увидел сон, в котором пытался убежать от женщины, которую я отчетливо запомнил. Почему я убегал - не знаю. Она была не одна, но вторая фигура была слишком размыта. Куда бы я не бежал, она шла следом. Я проснулся, перевернулся на другой бок и снова заснул. Видел школу, старых друзей. Намечался какой-то праздник, и в школе шли приготовления. Проходя мимо входной двери, я остановился. Входила она. Тогда я впервые услышал ее голос:
-думал убежать от меня?
я попятился, вторая фигура, по-прежнему оставаясь нечеткой, двинулась на меня. я снова проснулся. оглядел комнату, вроде ничего не изменилось. кроме одного. в проходе стояла темная фигура, спутник той самой женщины. оно молниеносно перелетело меня, оказалось за спиной, и я почувствовал дикую боль. проснулся снова, в этот раз окончательно. болела спина, по ней будто был разлит огонь. добравшись до ванной комнаты, я пытался разглядеть, что же у меня со спиной. То, что мне удалось увидеть, испугало меня и поставило последнюю точку в моей обычной жизни. Через всю спину проходили глубокие следы от когтей. Включив компьютер я вновь обнаружил загадочное послание. Я начал записывать сны, искать некую логику в них. Всё это походило на безумие, но мной управлял страх. Я пытался не спать, дольше четырех суток не получилось.
 теперь я сижу в спальной и слышу одну и ту же фразу, фразу из сна:
-я должен добраться до 31-ой улицы.
такой улицы в Питере не было, линий на васильевском острове и то было около 28-29, точно не помню, но явно менее тридцати. В любом случае можно попробовать съездить туда, на последнюю линию, может на месте что-нибудь вспомню. Так я и решил. Приведу себя в порядок и выдвинусь на поиски.
на улице стояла нестерпимая жара, я прошел все линии васильевского острова и ничего знакомого не нашел. Любая подсказка, любой знак... я купил минеральной воды, глоток прохладной жидкости был просто необходим. Я посмотрел по сторонам, голова пошла кругом:
 - ты с нами не поедешь? такси идет до тридцать первой улицы
- я пешком дойду.
-да, тут недалеко. Иди прямо и скоро выйдешь на нужную.
это был момент из сна. Я прощался с какими-то незнакомыми людьми и пошел один. Дорога... неужели это действительно она? я пошел, как будто был под гипнозом. Что дальше? этой улицы всё равно нет, может я найду что-нибудь дальше? я шел и жадно впивался взглядом во всё окружающее. любой знак. почему я не могу вспомнить сна?
я вышел на более оживленную, заполненную людьми улицу. Шумели машины, разноцветная толпа окружила меня бурным потоком.
то и дело я задевал кого-то плечом, повсюду разливались недовольные возгласы. Я совсем растерялся.
- встал посреди дороги!
сначала я пропустил это мимо ушей, но что-то меня привлекло. голос! я знаю этот голос, я слышал его прежде! начал пробиваться вперед, вызывая ещё большее возмущение, пока не увидел ее. темные волосы, красная блузка, синие обтягивающие джинсы, темная сумочка.... я не видел ее лица, но был уверен, что знаю ее. догнав, я взял ее за локоть.
-извините!
-что вы себе позволяете! - она вырвала свою руку, - проваливайте!
- я знаю вас! - ничего умнее не придумал. а что я должен был ей сказать? демоны из ночных кошмаров приказали мне выполнять инструкции из снов? что я боюсь за свою жизнь, а она моя надежда на избавление?
- помогите мне прошу! - я приблизился лицом к ней и зашептал горячо, - я не знаю, при чем здесь вы, но... вы не получали случайно странных электронных писем? видели ли что-нибудь во сне имеющего смысл?
- вы ненормальный...
- я видел вас во сне, возможно что-то связано с вами...
она хлопала глазами и смотрела на меня, будто на сумасшедшего.
- я обращусь в милицию! - я отпустил ее, она быстро зашагала прочь. больше ничего не оставалось. зацепок нет.
я брел домой, не замечая ничего вокруг. что же теперь делать? я не смог дойти до конца сна. закрылся дома на все замки, набрал дисков с фильмами и пошел варить кофе. это будет длинная ночь. но если усну, слуга той женщины из сна может снова прийти за мной. я запустил фильмы, но не мог на них сосредоточится. свет в квартире я не гасил, излишне. чувствую себя маленьким ребенком, который остался один в пустой квартире, а по его убеждению монстры из-под кровати и из шкафа ждут не дождутся, когда мальчик чуть ослабит внимание, чтобы забрать его. может всего этого нет? я читал как-то научную статью, излишняя нервная возбудимость может порождать иллюзии. истерия...а может уже и шизофрения. я улыбнулся своим мыслям, хотя смысл меня взволновал. пережду я эту ночь, возможно следующую... но рано или поздно я усну. и что будет тогда? я сделал большой глоток кофе. немного обжег язык, зато прогнал сон.
вспомнил фильм, в котором американских подростков во сне убивал маньяк с металлическими когтями. Фреди. тут я уже засмеялся, гляди какое совпадение! время шло. Я клевал носом на диване и даже не заметил, как уснул. Проснулся я в восемь утра от звонка в дверь. по дороге к ней я удивился, снов сегодня и вовсе не было. скорее всего последнее время я переутомлялся и лишь поэтому нервы дали сдвиг. настроение сразу поднялось. я выздоровел! никакой мистики! посмотрев в глазок я разубедился в этом, будто сам кошмар пришел за мной. за дверью стояла та девушка с проспекта. я поспешно стал открывать замок, пытаясь вспомнить, давал ли я ей свой адрес. на ее лице были следы недавних слез и непонимание, смешанное со страхом.
- я так и подумала, что это вы, - сказала она, - это вы
всё подстроили!
 я впустил ее внутрь, не понимая, о чем она говорит.
- что произошло?
- не притворяйся, что ты ничего не знаешь! это ты сделал!
- как ты узнала, где я живу?
- электронное письмо с твоим адресом пришло ко мне на ящик. Вернее я не знала, что это именно ты, но догадывалась. Жаль, вспомнила об адресе, когда менты перестали меня допрашивать.
- Постой! Письмо без отправителя? Я прав?
- Они сначала меня хотели обвинить в убийстве! – девушка перешла на крик, - Я до сих пор под подозрением, потому что никто больше не заходил на наш этаж, а следов взлома двери нет!

Прошло не меньше часа, прежде чем я смог узнать у нее, что же все-таки случилось. А произошло следующее, Оля, именно так звали эту девушку, родом не из Петербурга, и родственников у нее здесь нет. Учится она в институте экономики, проживая в общежитии с однокурсницей. В тот день, когда я подошел к ней на улице, она вернулась в комнату очень поздно и сильно уставшая. Наспех перекусив, проверив почту, где и был обнаружен мой адрес, приняла душ и легла спать. Подруга ее пришла позднее, и, по словам случайно проснувшейся Оли, не одна, а с какой-то женщиной. Оля так и не поняла с кем, потому что снова заснула. Когда же она окончательно проснулась, подруга была мертва. Она была вся в глубоких порезах, а ее кровь пропитала весь пол. Потом была милиция, допросы, допросы… Я предложил Оле остаться пока у меня, сам же сбегал в магазин и принялся готовить завтрак. Меня переполняли мысли: «Пришла с женщиной… тело в глубоких порезах… не могла бы это быть та самая женщина из моего сна?». Пару раз меня выводило из задумчивости масло, что брызгало во все стороны. Повар из меня не очень. Даже при желании не у каждого холостяка получится из пельменей сделать качественный клейстер с кусочками фарша. Но яичницу с беконом я в силах пожарить. Я подал завтрак Оле, а сам подошел к окну. Небо затянуто тучами, никакого просвета. Моросит дождь. По тротуару мелькали шапки зонтов. Все куда-то торопились. Может именно сейчас я сплю? И все это бред. Но как же чувства этой девушки, они не могут быть во сне столь реалистичными. Бедная Оля… она сидела сейчас за столом и ковыряла вилкой еду, она явно не могла есть. За что же ее втащили в этот кошмар? Я думал, только мне предстоит заплутать в лабиринте своего сознания. Решил открыть окно. Тысячи мелких иголок впились в мое лицо, разбиваясь об него. Какая же приятная свежесть!
- Оставайся у меня, - еще раз сказал я не оборачиваясь, - Вдвоем больше шансов что-нибудь придумать.

было уже поздно, но спать нам не хотелось. Оле я расстелил свою кровать, а себе раздвинул кресло. Но сидел на кухне и пил вместе с ней кофе, не торопясь отправится в гости к ужасам. она рассказывала о себе, хотела стать художником, но жизнь сложилась иначе, сейчас на последнем курсе института экономики. свое пристрастие к рисованию сохранила и обещала мне показать завтра, если оно наступит - так она сказала, немного подумав. У меня тоже была жизнь, я работал инженером, раньше писал книги, ни одну так и не опубликовав. Зарождалась личная жизнь, но меня вырвали из всего этого. Я решил, что все равно рано или поздно надо будет идти спать, поэтому показал своей гостье, где она будет спать, завалился в старое, но довольно уютное кресло. Я лег и почувствовал, что дико устал, что сон мне необходим. Как бы я хотел, чтобы ничего не приснилось! Между тем я услышал, что Оля тоже решила ложиться.
-сладких снов! - сказал я и чуть не засмеялся. Также отреагировала Оля. Даже если все это закончится, я теперь никогда не смогу спокойно засыпать. Я почти уснул, когда услышал ее:
- ляг со мной! это не предложение чего-то большего. Просто так спокойнее будет...
я перебрался на кровать. Сначала мы держали мыслимое расстояние между нами, потом она всё же прижалась ко мне. Я ее приобнял и закрыл глаза.
Утром я проснулся чуть раньше Оли. На вид она была спокойна, я тихо поднялся и пошел на кухню приготовить кофе. Когда я разлил его по чашкам, она вышла на кухню. На ней был мой халат. Оля была ниже меня ростом, поэтому смотрелся он смешно.
- Как ты?
-Не выспалась немного. Снилось что-то нелепое, - она мгновенно проснулась, а мне стало как-то не по себе. Появилась легкая слабость и мелкие точки перед глазами.
Мы сели за стол... Оля начала говорить неровным, сбивчивым голосом. Ей приснилось, будто она приехала в институт, где на нее напал незнакомый мужчина. По ее словам, было все как наяву. И это меня не на шутку насторожило. Я встал и с чашкой в руках стал медленно разгуливать по кухне. Это перестало быть совпадением или игрой фантазии. Еще в одном я был наверняка уверен, я не мог оставить Олю одну. Надо проверить ее институт. Оставив ее на кухне, я пошел в спальню. В углу комнату стоял старый массивный комод. Один из его ящиков был с секретом. Там я хранил пистолет Макарова на всякий случай. Вот уж не думал, что он наступит так скоро! Решил, что не стоит Оли его видеть. Неспешно оделся, выбрал свой темный костюм, и положил ПМ во внутренний карман пиджака. В таком виде вышел к Оле. Она настороженно посмотрела на меня, в ее глазах сейчас читался целый хоровод мыслей. Но больше всего было страха.
- Где находится твой институт и объясни мне, как выглядел тот человек.
Высокий смуглый человек в сером костюме, прическа с пробором, шрам на правой брови. Не густо.


Я уже больше часа сидел на скамейке, примерно в тридцати метрах от входа в учебное заведение. Погода сегодня на удивление выдалась хорошей, солнце светило ярко, но не испепеляло, так что в черном костюме я не чувствовал себя, будто в микроволновой печи. Тем не менее, как я узнаю человека, о котором говорила Оля? Ведь она могла неправильно запомнить, что-нибудь не учесть. Я достал мобильный и набрал ее номер:
- Это Костя. Ты не запомнила, было ли у него оружие?
- Вроде нет, хотя… нет, не было.
- Что значит твое «хотя» ?
- У него было что-то вроде меча, но не будет же он по улице разгуливать с мечом?
- Тоже верно. Будь на связи.
Меня внезапно будто током ударило, а вдруг он первый меня узнает? Абсурд, но что же здесь вообще реального? Искать человека, который приснился почти незнакомой девушке! И после этого я должен считать себя нормальным… Цепочка моих размышлений порвалась, раскидав свои звенья далеко по округе. Я встретился взглядом с этим человеком. Я буквально почувствовал его, он всем своим видом напоминал мне кого-то очень знакомого, но я так же был уверен, что до этого ни разу не встречал его. Он постоял немного, затем быстрым шагом направился на стоянку автомобилей. Я попытался его догнать, но он словно растворился во тьме здания. Машинально я поднялся на второй этаж. Меня заинтересовал тот факт, что стоянка была пуста. Нет, автомобили были в большом количестве, а людей я не встречал. Я медленно шагал, и эхо моих шагов разносилось далеко в стороны, заполняя внутренности помещения… Бетонный мол сменился мраморным....
я находился в широком зале, мраморные полы, колонны... на мне были легкие доспехи, короткий меч в ножнах. Я прошел вперед. Из-за колонны выскочил он. Я успел увернуться, но ему удалось порезать мне руку. Я выхватил меч и кинулся на него. Почему-то я не удивлялся ни происходящему, ни тому, что я умею обращаться с мечом.
несколько коротких выпадов, которые мой противник смог отбить, удар сверху вниз. Мужчина блокировал его и оттолкнул меня ногой. На миг всё приняло снова свой вид: темная стоянка, машины, человек в костюме, в руках которого ничего не было, но держал он их так, будто до сих пор сжимал клинок. Я размахнулся пустой рукой, сам не понимая, что делаю. В моей руке начал снова материализоваться меч, человек выставил на встречу ему руку. Рукав пиджака у него стал обрастать листами металла, пока не обрадовался щиток. Второй рукой он взмахнул рядом с моей грудью, на которой тоже начали появляться доспехи. Я отшатнулся. С клинка этого человека капала кровь. Я посмотрел на грудь - доспехи были прорезаны. Я упал на мраморный пол. Человек сделал несколько шагов ко мне. Я достал из-за спины нож и выставил ему на встречу. Человек замер. Он стоял несколько минут, затем шагая спиной, не упуская меня из виду, ушел. Я вновь лежал на бетонном полу и держал на вытянутой руке ПМ. пиджак на груди был прорезан, текла кровь. Я с трудом поднялся.
Выбравшись на свежий воздух и прислонившись к стене, я набрал свой домашний номер. Трубку взяли не сразу, мне пришлось подождать.
- Костя? - голос Оли был взволнован.
- Да, Оль... я не смог его остановить, прости.
- Ты цел?
я поморщился от боли, но выдавил из себя:
- всё нормально, оставайся у меня. Всё, что нужно, ты найдешь. Я буду вечером.
- Только не задерживайся, хорошо?
- хорошо.
Я повесил трубку и позвонил брату.
- здравствуй, братишка! ты дома? не против, если я заеду ненадолго?
брат жил недалеко от этого института, и я хотел залатать себя у него. Поймал такси, заплатил, назвал место назначения и уснул.
Из этой деревушки не было выхода, куда бы я не шел, я возвращался в центр. Деревня была залита туманом, стояла густая тишина. Атмосфера была пугающей. Деревья повсюду стояли изуродованными, их корни, что я встречал почти на каждом шагу, цепляли меня за ноги, пытались утащить под землю, чтобы они не одни гнили в вечной мгле, сырости, отчуждении. Я в который раз побежал по прямой от центра, которым являлась старая церковь, местами развалившаяся, сплошь изъеденная лишаем, которая скорее отталкивала, нежели приближая к себе душу простого смертного. Но вновь вернулся к ней. Двери церкви распахнулись, приглашая внутрь. Я медленно поднялся по ступенькам и зашел в нее.
В церкви царило безмолвное спокойствие. Оно будто поедало изнутри, скреблось где-то на дне сердца, грозя вот-вот взорваться. Горели свечи, а перед ликом святых стоял старец в сером, поношенном плаще. Я подошел к нему. Седые волосы его, давно немытые и нестриженные, прилипли ко лбу и спадали на плечи.
- Ищешь выход? - голос его был глубоким и проникающим.
- Да, - коротко и покорно ответил я.
- Лишь по дороге к храму ты найдешь ответы. Лишь вырезав себе глаза, найдешь выход отсюда.

Я проснулся, но голос старика всё ещё стоял в моей голове. Таксист остановился, мы приехали. Теперь предстоял разговор с братом.
- Звучит конечно интересно... но уж слишком много фантастики! - брат перевязал меня и приводил в чувства водкой. - Я знал, что ты не поверишь.
- Погоди нервничать! а что от тебя якобы требуют? следовать снам?
- я точно не уверен, но большего пока сделать не могу.
- Тебе надо хорошенько отдохнуть. У тебя есть подружка?
- ты лучше скажи, как там наши старики поживают?
мы поговорили о родителях, о школьных годах. В половину десятого я уже уходил от него. Голова немного кружилась, но зато меня больше не трясло. Я поймал маршрутное такси и поехал домой. Оля наверно уже заждалась меня. Оля, красивая же девушка, жаль, с головой не всё в порядке. Вот я больше не буду обращать внимание на какие-то сны. Мелькнула табличка на краю дороги: 'дорога к храму' я тут же вспомнил:
- лишь по дороге к храму...
потерявшая управление копейка на всей скорости вошла в мое такси. Меня резко бросило вперед, я ударился головой о спинку кресла и потерял сознание…

                                               Конец первой части.
                             Возвращение в кошмар.


начало весны. Солнце уже немного согревает, но по-прежнему ветер продувает насквозь. Повсюду лужи, местами ещё сохранился снег, только теперь он выглядит униженно, его свергли, закончилась его власть. Деревья начинают понемногу просыпаться, поднимая своими кронами низкое небо. Природа вновь начинает шуметь сотнями разных голос, пением ли птиц, журчанием ли ручьев. Так мне рассказывает брат. Я люблю его послушать, особенно теперь. Теперь, когда кошмары оставили меня позади, когда Оля осталась где-то в прошлой жизни... а ведь она сидела в больнице и ждала, очнусь ли я. Она переживала, а когда стало ясно, что всё хорошо, что я нашел выход, она ушла. И не напоминала больше о себе. Брат вел меня под руку и рассказывал, как всё вокруг выглядит. Второй рукой, в которой была белая трость, я нащупывал дорогу. Тяжело было к этому привыкнуть. После той аварии, в которой я ослеп, я перебрался жить к брату. Точнее, он настоял на этом. Старец не соврал, действительно кошмары закончились. Я вновь стал обычным человеком. Почти обычным.
мы шли к нашему любимому кафе. Каждый вечер мы приходили туда выпить пива. Брат работал на нас двоих, и мне было ужасно стыдно, что я сел ему на шею. На мои возражения он всегда отвечал одинаково:
- брось, я тебе не чужой человек.
а пока он был на работе, я пытался печатать на компьютере. Вечером после пива мы приходили домой и читали написанное. Сели за столик, как всегда в дальнем углу, чтобы не привлекать внимания. Брат заказал выпить, а когда официантка отошла, очень детально описал ее фигуру, я не мог не улыбнуться.
нельзя видеть только плохое повсюду, эта авария нас сильно сблизила. Вырвавшись в большую жизнь из родного гнездышка, мы с братом редко общались, ветер одного города разнес нас в разные стороны, а сплошные стены домов скрыли от глаз. Теперь же мы снова вместе, снова чувствуем мысли друг друга. Снова дышим одним воздухом.
Сегодня мы пошли домой пораньше, несмотря на весеннее солнце, было еще прохладно. Дома я выпил горячего чаю и пошел спать. В шесть утра меня разбудил будильник, я наспех одел заранее приготовленную одежду. Каждое утро перед работой брата мы совершаем пробежки. Сначала мне было очень тяжело, мы с братом подолгу изучали маршрут бега, он вел меня за руку, рассказывал и детально описывал каждый метр. Пока однажды я его не обогнал и не пробежал трассу полностью. Я запомнил, где располагается каждый кустик, каждый камушек. Брат иногда смеялся надо мной, говоря, что я чувствую дорогу лучше, чем он ее видит.
Последнее же время я стал совершать дневные прогулки, пока брат на работе. В основном я не торопясь обходил пару раз вокруг дома и возвращался. После ежеутренней пробежки я попил горячего кофе, заботливо сваренного братом, и решил еще раз прогуляться. Сегодня я решил пойти в парк, находящийся по пути в кафе. После сорока минут пешей прогулки, я решил немного посидеть на лавочке. Я медленно погружался в свои мысли, когда услышал рядом голос Оли:
- Здравствуй, Костя! Приспособился уже?
- Привет, да, бывает хорошо не видеть окружающего.
- Но хорошо в меру не видеть, - поправила меня Оля, - Я понимаю, что тебе сейчас не до этого, но будь осторожней…
- В смысле? – ответа не последовало, - Оля? Оля!
Я провел рукой по лавочке, так и есть – рядом никого не было. Я еще немного посидел и засобирался домой. По пути назад, я заметил, что не было шума вокруг. Странно, время еще раннее, обычно в парке много народа.
- Ей, дядя! Ты случаем не заблудился?
Голоса я не узнал, а судя по шагам он был не один. Щекотливая ситуация, однако.
- Не, ребят, не беспокойтесь!
Естественно я понимал, что в данной обстановке беспокоиться должен именно я. Но виду не стоило подавать.
- Может вас проводить? – после этих слов меня грубо взяли под руку и толкнули вперед. Я выронил трость и встал на месте, прислушиваясь к продолжению, одновременно решая у себя в голове несколько задач. Главной из которых была пожалуй та, что касалась беспроблемного выхода из парка.
- Что вам надо от меня?
- Да ничего особого, старик. Бросай деньги и можешь спокойно идти, куда шел.
Я продолжал стоять на месте. Несколько тихих шагов в мою сторону. Слабое дуновение ветра. Что-то оттолкнуло меня от него. Я сделал еще несколько больших шагов назад.
- Да ты не так слеп, как кажешься на первый взгляд.
От следующего удара я прикрылся рукой и увидел свое лицо, как если бы я стоял сейчас на месте бьющего. Он отшатнулся, и я увидел себя полностью, будто я сам наблюдал за картиной происходящего со стороны. Их было двое. Оба в темной одежде. Когда первый вновь замахнулся на меня, тот, кем судя по всему являлся я, проскочил под его рукой, оказавшись сзади, ударил в сгиб колена и добил коротким ударом локтя в голову. Затем мое тело просто медленно пошло в сторону, подобрало трость, и только тогда я вновь почувствовал контроль над ним и тьму.
Не знаю, как я сумел зайти так далеко в парк, но выбирался бы я очень долго, если бы меня не нашел там брат.
- Какого дьявола? Я тебя весь вечер пытаюсь найти!
- Весь вечер? О чем ты? Я ушел в парк утром! Гулял я недолго, можешь Олю спросить, она меня там видела сегодня.
- Оля тоже в замешательстве, я ей звонил, думал, что ты с ней. Что произошло?
Я не отвечал. Да и что я мог ответить. Я сам толком не мог разобраться в случившемся. Как могли пролететь часы так незаметно? И кто же тогда говорил со мной на лавочке? Слишком много вопросов, знать бы ответ хотя бы на один.
Дома я попросил брата, чтобы он позвонил Ольге и дал мне трубку.
- Але, Костя? Где ты пропадал? Я с твоим братом ужасно волновалась.
- Ты разве не была сегодня в парке со мной?
- Нет, я была на учебе, - ответила Оля после продолжительного молчания, - может ты меня с кем-то перепутал?
- Возможно. Все хорошо, не беспокойся.
Я повесил трубку. Почувствовал, как пульсирует висок. Меня охватывало раздражение. Я чувствовал себя беспомощным.

Я вновь стоял в этом парке, фонари его слабо освещали. Лавочки, утопленные в грязи, лишь нагоняли грусть. Я снял темные очки, теперь в них не было надобности. Посмотрел на трость, но не выбросил. Подсказывало что-то, пригодится она мне сегодня. Как и когда-то давно, я ничуть не удивлялся неожиданно вернувшемуся зрению. Медленно, прислушиваясь к каждому шороху, я двинулся вдоль аллеи. Так и есть, он стоял в противоположном конце. Силуэт его слабо отгадывался, но я был уверен, это он. Настало время реванша. Пора завершить начатое.
Я остановился в двадцати метрах от него. Смотрел ему в глаза, он – мне. В руке моей была уже не трость, а катана. Его оружие походило больше на ятаган, хотя точной уверенности не было. Мы рванулись на встречу друг другу, взметая фонтаны грязи из-под ног. Два удара, уход влево. Нырок под его мечом и снова удар. Но ни один мой удар не мог достать его, как и удары противника меня. Снова выпад, блок, удар сверху вниз, который блокировал враг и тут же нанес мне сильный удар ногой в живот, от чего я упал в лужу. Тысячи капель взметнулись вверх. А когда начали вновь падать вниз, я уже стоял, прижавшись плечом к груди противника, а лезвие моего катана торчало у него из спины.
- Браво! – я оглянулся на голос, но так никого и не увидел. Заметил лишь, что нахожусь уже не в парке, а огромном темном зале. Все было темным здесь. Точнее сказать, черным. По залу разнеся женский смех, - Посмотрим, на что ты еще способен.
Я еще раз осмотрелся. Тьма, всюду тьма и ничего другого. Но что-то приближалось. Я чувствовал это по мере нарастающего страха, будто то существо было сплошь соткано из него. В моей руке был ПМ, не помню, брал я его с собой или нет, но сейчас я рад его присутствию. Черт, темно, хоть глаз выколи. Я судорожно вертелся по сторонам, пытаясь хоть что-то увидеть. И увидел. Один участок был темнее других, и будто слегка шевелился. Не задумываясь я выстрелил в том направлении. Вспышка выстрела всего на миг осветила зал, но этого было достаточно. Слуга женщины из кошмаров был в двух шагах от меня, когда я выстрелил, вспышка позволила увидеть его открытую пасть, вздернутую вверх. Я попал в него. Пожалуй я никогда не забуду этих кривых, острых зубов, расположенных в несколько рядов. Пусть я видел его меньше секунды.
С падением гильзы, взорвался мир вокруг меня. Черный мрамор пола ударил волной осколков вверх, навстречу волне осколков из потолка. Взрывались стены, колонны. Я закрыл голову руками и упал на колени. Когда я открыл глаза, я сидел на небольшой поляне в лесу. Сумрачно. Нельзя сказать, что темно, но и света было очень мало. Предо мной стояла высокая женщина. Темные волосы ее ниспадали на красивые плечи, сначала мне показалось, будто она в пышном черном платье, лишь присмотревшись я понял, это была клубящаяся тьма. Женщина была обнаженной, тьма скрывала ее тело, словно платье.


                                           

                                               Конец второй части.

                                         
                                                           Свет и Тьма.


Женщина стояла неподвижно, я медленно поднял свой взгляд и посмотрел ей в глаза. Они притягивали, завораживали. Я встал на ноги и пошел ей навстречу. Клубящаяся тьма ее платья стала обволакивать меня, женщина подняла свои руки и опустила мне на плечи. Коснулась своими губами моих губ. Мы слились в поцелуе, полностью окутанные тьмою. Я чувствовал, как каждая клеточка моего тела наполняется холодом. Мне стало мучительно холодно, но я не в силах был остановиться. Я стал частью ее, стал ее рабом. Наконец она отошла.
- В тебе большая сила, - сказала мне моя королева, - теперь Я выйду на свободу из оков сна! Мне нужна твоя помощь.
- Все, что угодно! – я был так счастлив, что смогу сделать приятное своей повелительнице. Что она выбрала именно меня, это огромная честь для такого жалкого человека, как я.
- Обрати этот мир во тьму! Сделай это для меня!
Я посмотрел вокруг. Этот мир был так несовершенен! Мне стало ужасно стыдно, что моя Богиня ходит по этой мерзости. Я поднял глаза к сумеречному небу и начал выплескивать тьму из себя. Из моих глаз, рта вырывались потоки теней. Они заполнили небо, лес, проникая в каждое живое существо.
- Не забудь его!
Я оглянулся, повелительница толкнула вперед мальчонку, лет восьми. Я посмотрел в его глаза, а когда я отвернулся, вокруг него так же клубилась темная дымка. Осмотрев свои старания, я остался доволен. У ног моей госпожи лежала Ольга. Она была сильно бледна и скорее всего мертва. Совершенно равнодушно отвернулся.
- Папа, поиграешь со мной? – мальчик дергал меня за рукав куртки.
Я посмотрел на свою хозяйку. Она улыбалась, а во мне что-то шевельнулось, но я пока не мог понять, что же это было. Какое-то гнетущее ощущение, что-то рвалось наружу.
- А ты так и не узнал своего сына?
Я уставился на нее пустыми глазами, пытаясь осознать услышанное. Пытаясь поверить в это.
- Время здесь тоже подчиняется только мне. И не имеет большого значения.
Мой сын отошел в сторону. И сел возле Ольги.
- А мама долго будет спать?
Я с трудом держался на ногах. Как такое возможно? Женщина смеялась надо мной. Ее забавили отчаяние и замешательство в моих движениях. По щеке бежала слезе. Она словно прорезала ледяную оболочку, которой я был покрыт. Чувства медленно возвращались ко мне. Меня трясло от холода, но во мне билось теплое сердце. Я вытянул вперед свою руку, зная, что я должен сделать. В глазах женщины я прочитал страх. Из моей руки вырвался столб света, который обрушился на темную леди. Сначала растворив ее платье, а затем и вовсе поглотив ее. Я поднял руки к небу, стал раздвигать их в стороны, будто разводя тучи. И вслед за моими руками на небе появилась тонкая полоска света, которая продолжала увеличиваться. Каждый сантиметр чистого неба стоил мне адских усилий, я упал на колени, а руки так и норовили снова сойтись воедино. Я зарычал от боли и напряжения. Мало-помалу я выиграл.
 Обессиленный я сидел на полянке, которую окружали деревья. Но не было в них уже столько уродства, что раньше. Солнце нежно согревало, но отдыхать еще было рано. Глазами я нашел своего сына. Он сидел в тени дерева. Тьма была все еще в нем. Я подошел к нему, присел рядом. Из моих рук вновь полился свет, но он ничего не менял.
Мальчик перестал узнавать меня. Я пробовал снова и снова, но мальчик все так же возился в земле, окутанный тьмой. Я обнял его и заплакал. Это я убил Олю и нашего сына. Я… Мне ничего не вернуть. Я лишь сильнее прижимал его к себе, ничего не видя из-за слез.
- ты хочешь узнать ее секрет?
- Да сынок, - я не понимал о чем он говорит, но мне просто сейчас хотелось с ним поговорить.
- Пойдем со мной, я покажу откуда она брала силу.
Я шел за своим сыном, держа его за руку и не отводя от него взгляда, боясь, что он вдруг исчезнет. Он вел меня сквозь деревья и мелкие кустики, пока мы не оказались возле большой дыры в земле. Она была слишком глубока, поэтому я не мог увидеть дна с не имел представления об ее глубине.
- Она пришла оттуда, - доверительно прошептал мне сын.
Я смотрел в пропасть. Мальчуган отошел в сторону и стал с интересом что-то рассматривать. Мое тело стало излучать свет. Все стало на свои места, я знал, как это должно закончиться.
- Я люблю тебя…
- Я тебя тоже, папа.
В последний раз я посмотрел на сына и шагнул в дыру. Я вспыхнул ярким светом и начал свое долгое падение в царство тьмы.


Пожилая женщина сидела на краю кровати, держа за руку своего сына. За окном шел дождь, струйки его бежали по оконному стеклу, точно так же, как слезы по ее щеке. Она не теряла надежды, хотя врачи сдавались. Она верила, что однажды он проснется и больше не будет покидать ее. Она посмотрела на сына и погладила ему голову. Сердце резко сжалось, но ей лишь показалось, он не проснулся. Костя был болен чуть ли не с самого рождения. Летаргический сон. Он почти не просыпался. И никто не был уверен, проснется ли в этот раз. Никто, кроме нее. Кроме матери. Поэтому она ждала и плакала…плакала и ждала.


                                                    Конец.