Валькирия

Восьмой апостол (1 и 2 глава)
Глава 1.
Я бежала, боролась, но их было слишком много. Я бежала из последних сил, в голове у меня билась одна мысль: " Только бы успеть туда. Там моя последняя надежда на спасение". Послышался душераздирающий вой. Они догоняли. Мне надо успеть туда, там мне помогут. Я уже не различала дороги, но надо добраться, надо бежать. Я уже могла почувствовать их дыхание на спине. В боку была ужасная боль, ноги почти не слушались меня. " Я должна бежать, я должна. Если я не добегу то погибну! Погибну?! Ну, нет, я просто так не сдамся. Я буду бороться до последнего вздоха! До последнего удара сердца! Лишь так, с ними нельзя по-другому. Только так я смогу победить. Толь так!"
Я почувствовала, что замедлила бег и снова прибавила ходу. Бежать по городу, не зная его, не ориентируясь в нем, а знать только примерное расположение нужного места, было трудно. Даже не трудно, а невозможно. Я несколько раз попадала в тупики, но быстро выбегала из них и продолжала путь. Надо бежать, надо сделать так чтобы они не догнали меня.
Я споткнулась, и упала, этого им оказалось достаточно. Один из псов - ненависти оказался напротив меня. Я медленно поднялась. Они окружили меня. «Черт, я еще не совсем окрепла, чтобы применять силы!!». Другого способа нет. Их дымчатые глаза были настолько холодны, что этот холод пронизывал до костей, как тысячи кинжалов. Если не поторопиться, то их станет слишком много. Внутри я сжалась в комок, псы почувствовали, что их ждет, и начали нападать. Яркая вспышка света озарила все вокруг. Псы исчезли. В глазах все плыло, я была в предобморочном состоянии. Надо бежать иначе на их место явятся другие. Встав, я рванула с места в карьер, еще немного и я буду в безопасности.
Безопасность всегда была и будет относительной, по крайней мере, для меня. Я уже видела место моей надежды, но так же я слышала совсем близко вой псов ненависти. Еще немного и я смогу отдохнуть. Уже скоро, совсем близко ворота монастыря. Сзади появилась новая стая псов. Один из них уже догонял меня. Я оттолкнулась от земли и перепрыгнула через двухметровые ворота. Пес прыгнул за мной, но отскочил от защитного поля святой земли. Я перекувыркнулась и побежала к дверям. Во всех окнах начал загораться свет. В дверях появился силуэт женщины.
- Прошу помогите. – Прошептала я, и упала без сознания.
- Сестры, у ворот псы, скорее в атаку! – прокричала монахиня.
Дежурные сестры встали в строй и начали стрелять по псам освященными пулями.
***
- Это дитя пришло к нам ночью, святой отец. Она до сих пор без сознания.
- Вы мне рассказывали об этом аббатиса, за ней гнались псы-ненависти.
- Да. Ее рана в боку быстро затягивается – это неестественно. Раны от демонов очень опасны. Если их не лечить, то люди умирают.
- Но все же возможно.
- Если рана маленькая, но ее рана сама по себе смертельна… была смертельной.
- Девушка просила защиты, мы обязаны ей помочь.
- Хорошо, падре.
- Я пойду, проведаю ее.
  Элизабет Гриона кивнула в знак согласия и углубилась в документы.
***
Я открыла глаза. Все вокруг было размывчатым. Я сосредоточила взгляд и увидела над собой молодого мужчину. Он был высокого роста, нормального телосложения, блондин со светло-голубыми глазами. Я была поражена – он в рясе, но не какого-нибудь послушника, а самого что ни есть преподобного отца. Ему от силы 19 – 20 лет, а он уже падре! Это невероятно… нет, это не невероятно это невозможно!
- Падре, где я? – промямлила и поняла, насколько ослабела за эти дни.
- Вы в безопасности. – Его голос был мягким и спокойным. – Как вас зовут?
- Мэриан. Сколько я еще здесь пробуду?
Конечно, его этот вопрос удивил. Потому что вместо того чтобы спросить, сколько я была без сознания, я спросила совсем другое. Отдаю должное падре, он не показал, что удивлен.
- Столько сколько захотите.
- Значит два дня.
- Мэриан, у вас серьезная рана и для ее лечения нужно больше двух дней. И еще, за вами гнались не простые собаки а…
- За мной гнали псы-ненависти. – Сказала с раздражением, пока падре замешкался, подбирая нужные слова. – Извините, не помню их название на латыни.
Тут уже его удивление проявилось на лице, но он быстро совладал с собой. Конечно, что тут можно сказать? В наше время люди считают демонов всего лишь выдумкой, но многие стремятся узнать о них больше. Скорее всего, если бы человек, интересующийся акультизмом, увидел демона…. Он бы визжал от восторга, вместо того чтобы схватить ноги в руки и бежать без оглядки…. А я, наверное, в своем черном наряде и кулоном-пентаграммой на шее очень похожу на такого человека.
- Да, вы правы. – кивнул он.
Как же я ненавижу эти выканья…. Фу… Гадость…. Но по этикету положено. Я – паинька. Я – паинька, паинька, паинька. Спорить с «взрослым дядей» нельзя…. Я сказала – я сделала
- Я пробуду здесь два дня и уйду. – настойчиво уточнила я.
  В этот момент мой бок стал разрываться от боли, в глазах снова потемнело я пала в небытие.
Огонь. Везде огонь. Некуда бежать. Демоны окружали со всех сторон. Мне некуда бежать. Они повсюду. Один уже схватил меня, а потом.… Потом все кончилось.
- Это сон, просто страшный сон. – Услышала я голос, повелительный и нежный. – Ничего не бойся. Это страшный сон, он не причинит тебе вреда. Помни во сне ты сама хозяйка, ты можешь управлять им, во сне тебя никто не тронет.
  Все исчезло, осталась только пустота и одиночество. Пусть так. Иногда одной легче бороться, чем рядом с кем-то. Я открыла глаза, и первое время не могла вспомнить, где нахожусь. Приподнявшись в постели, я осмотрелась. Кровати, рядом с ними тумбочки. Теперь вспомнила, я в медицинском корпусе монастыря.
« Ну вот, столько времени бегать от всего этого и все же прийти сюда. Значит так надо, значит такова судьба. Все равно скоро я отсюда уйду».
   Во время своего бегства-приследования мне иногда приходилось останавливаться в церквях и монастырях. И каждый раз, если кто-то в них узнавал о моих способностях, пытались убедить меня, что это дар свыше, и я должна всю свою жизнь провести в церкви, дабы благодарить бога за мой дар и помогать людям. Ну, вот скажите: как я могу помогать людям сидя в четырех стенах? Что за тупость вообще? Благодарить бога за дар и помогать людям…. Не спорю, можно было бы, да только…. Только вот «дар» мне не помог, когда это было необходимо. С того момента я решила, что буду всегда оставаться одна. Хотя я и сталкивалась с людьми, которые знали о демонах и помогали мне, но я и тогда никого не подпускала к себе до такой степени, чтобы привязаться к этому человеку. «Врешь, - с издевкой сказал мне внутренний голос. – Однажды ты чуть не привязалась…» Но к чему это привело? Думать больше не было сил. Белый потолок и меняющиеся на нем, изредка, тени, веток деревьев, убаюкивали своей монотонностью, и я уснула. Больше снов не было. Темнота. Пустота. Спокойствие…
- С добрым утром! – весело произнесла монахиня.
 Ей было от силы 19 лет, русые волосы, чуть светлее моих, рост примерно 160 – 165 сантиметров. Ее улыбка сияла доброжелательностью и радостью. В руках у нее был поднос с едой.
- С добрым утром! – ответила я, пытаясь попасть в тон ее веселой интонации. А это было трудновато. – А как называется этот монастырь?
- Как, ты не знаешь? – удивилась она. – Это Фатимский монастырь.
- Спасибо, я сегодня смогу прогуляться?
- Конечно, ты же не пленница, - она засмеялась.
«Ты попала в самую точку»- подумала я и натянуто улыбнулась.
- Кстати меня зовут Элена.- Сказала она, ставя поднос на кровать.
- Спасибо, Лена. – на свой лад, но одно и тоже имя, поблагодарила я.
   Пообедав, я встала с кровати. Прошло уже два дня, а рана до сих пор не затянулась и ужасно болела. Пройдя по длинному коридору, я вышла во внутренний двор. Внутренний двор монастыря был очень тихим и спокойным. В этом месте даже не верилось, что монастырь находится в самом центре города. Ни гула машин, ни пыли, только свежий ветер и звуки природы. Всегда удивлялась этой особенности таких мест.
  В центре двора располагался небольшой фонтан виде ангелочка, вокруг него стояло несколько скамеек. К фонтану вела аллея, по бокам которой цвели кусты роз. Дальше аллеи шел маленький фруктовый сад. Все здесь способствовало умиротворению и спокойствию. На меня это тоже действовало. Я стояла в начале аллеи и наслаждалась видом. Неужели мне здесь нравится? Нет, я просто сильно вымоталась.
- Здравствуйте, Мэриан.
  Оглянувшись, я увидела святого отца. Теперь я смогла разглядеть его лучше. Он был всего на голову выше меня и, судя по всему на год два старше, а значит, ему было 19 – 20 лет. « Странно такой молодой, а уже падре. Если конечно он не с детства был приближен к церкви. Да и в том случае, по-моему, он слишком молод».
- Здравствуйте, падре. – Я улыбнулась.
- Как ваше здоровье?
- Спасибо лучше, намного лучше. – Уверила я его.
  Мы прошли к скамейке и сели. В голову полезли неприличные мысли…. Что ПАДРЕ очень даже ничего…. Так сказать принц….Э.… Ну что сказать? Я – девушка. В спокойные минуты, сидя в кафе или на лавочке, такими мыслями я отмечала некоторых, но на этом и заканчивалось. Вдобавок у падре есть огромный минус…. Он падре, а у меня стойкая аллергия на священнослужителей. Это я так шучу. Нет, не про священно служителей, а про парней. Даже это не шутка, а сарказм, следовательно, иду на поправку.
- Мэриан, вы знаете, почему за вами гнались псы? – с места в карьер начал падре.
  А вот теперь серьезно….
  Почему-то он меня сразу расположил к себе, и я решила довериться ему, но не совсем…
- Они гоняются за мной с четырнадцати лет. Я не знаю почему, но они охотятся на меня и не только псы и другие демоны. – Отчасти это было правдой.
Демоны действительно появились в моей жизни, когда мне было четырнадцать…. В какой-то степени они охотятся за мной…. Нет, они просто играют со мной в салочки-догонялочки…. Кого поймал – тот и водит, если не успеешь уничтожить….
- С четырнадцати лет?! – удивленно прошептал он. – Как же вы до сих пор остались живы?
- Ну, у меня много талантов и один из них – желание выжить, падре. – Улыбнулась я.
- Прошу зовите меня Томом. Мэриан, может, вы останетесь здесь, для того чтобы мы выяснили, почему за тобой… простите, за вами гнались псы? – с небольшим волнением (что сильно настораживало) предложил Том.
- Этого не нужно выяснять. И можно на ты, мне не нравятся формальности. - Томас вопросительно посмотрел на меня.- Я им нужна, а я ищу одного человека. Он сглупил и этой глупостью спас меня. Теперь я перед ним в долгу.
- Как это… можно понять? – серьезно спросил он.
Вот это да сейчас из милого парня, он превратился в ответственного и серьезного человека. Впрочем, он серьезным и выглядел. Серьезным, но веревки вить можно и запудрить мозг тоже легко. А теперь из такого веревки не повьешь, про мозг я уж молчу.
- Мы встречались, и однажды меня схватили демоны. Это произошло на его глазах, и он предложил свою жизнь в обмен на мою. – Я нервно улыбнулась. Не любила рассказывать и вспоминать. Все получается скомкано. Я переживаю эти моменты снова и снова...– Им и нужно было это. Они что-то рассмотрели в нем.
- И ничего не потеряли, зная, что ты будешь искать его. – Подвел итог Томас.
- Совершенно верно. – Безразличным тоном закончила.
- Мэриан, мы можем помочь тебе в поисках …
- Эдуард Китен. – похоже сказала больше, чем хотела…
- Мы найдем Эдуарда, если ты останешься в монастыре. – Томас обнадеживающе улыбнулся.
- Спасибо. Я, наверное, и, правда, останусь здесь.
- Хорошо, только нужно будет поговорить с аббатисой.
- Сегодня этим и займусь. Падре извини, Томас, можно задать вопрос?
- Да, конечно.
- Как такой молодой парень как ты смог так быстро выслужится до ранга Падре? – наконец-то я спросила то, что меня непроизвольно терзало.
Томас весело засмеялся.
- Я не так молод, как кажется, и у меня тоже много талантов.
  Я улыбнулась и пошла в кабинет аббатисы.
«И почему я так быстро согласилась на его помощь? Надеюсь, они никогда не узнают про мои способности. И все-таки в нем что-то есть. Он обещал помочь, но сможет ли он сдержать свое обещание?»
Глава 2
Год спустя
- Мэриан, просыпайся у нас вызов! – это говорила Зои.
  С Зои я работаю уже год. Она серьезная, ответственная и очень оптимистичная в жизни девушка. Вот этот-то оптимистический настрой и придавал ей видимость глупышки, хотя таковой она никогда не являлась. Зои высокая светловолосая девушка с прекрасными зелеными глазами. Она пошла в монахини, потому что всегда хотела помогать людям, на их тяжелом жизненном пути. В экзорцисты она попала по этой же причине.
- Куда? – зевнув, спросила я и завела машину.
- На Байрон бич 128.
  Мы тронулись на высокой скорости. Байрон бич находился на другом конце города. Через три часа мы были на месте. Около здания уже стояло оцепление полиции. Я взяла пистолет и две запасные обоймы.
- Мы приехали, теперь это под нашей юрисдикцией.- Сказала я, выходя из машины, давно заученный текст. – Зои, расставь барьер перед зданием.
  Ко мне подошел мужчина средних лет с густыми усами и в длинном плаще.
- Могу я узнать, кто вы? – спросил он.
Вообще-то это был очень глупый вопрос, так как мы были одеты в монашеские платья. А кто может сказать такой текст и быть монашками? Правильно…
- Мы экзорцисты. – спокойно ответила я.
- Тогда, все в порядке. – Мужчина дал знак, чтобы меня пропустили в помещение, и пошел следом.
Очень интересная ситуация. Документов он не спросил, имени тоже и не узнал из какого именно мы монастыря.… Хотя платье с гербом монастыря само говорит за себя. Похоже дело действительно серьезное. Сосредоточимся на нем.
- Он пытался выйти?
- Еще нет. Боже, говорят внутри кровавое побоище. Вы уверенны, что справитесь? – с подозрением спросил мужчина.
- Я уверенна. – Твердо сказала я. – Поверьте мне, бывало и хуже.
- А вы точно из монастыря? – спросил он, смутившись и показав на разрез платья с левой стороны.
Конечно, я его понимала, ведь по представлениям большинства людей монахини должны одеваться строго и скромно, причем такими же они должны быть и по складу характера (строгими, скромными, и зажатыми). Но так получилось, что в первое мое дежурство мое платье порвалось точно по шву с левой стороны. Это оказалось очень удобным, и я оставила разрез. Аббатиса очень долго беседовала со мной на эту тему, но, в конце концов, смирилась. Правильно, полдня лекций о моральных принципах и уставе монастыря подействовали на меня как два пальца о… железобетон, то есть вообще никак. В таких ситуациях есть только один два выбора: показать на примере, что плохого может случиться, если оставить все как есть, и оставить все как есть. Аббатиса выбрала два варианта в одном: показать мне на моем же примере, что случиться, если, оставив, все как есть. Меня это вполне устраивает, кроме постоянных вопросов…
- Точно. – С нотками раздражения ответила я. – Это просто издержки нашей профессии. – объяснила я, выставив в разрезе ногу. Этим поступком я смутила одну половину полицейских, а вторую обескуражила.
Я вошла в здание. Это оказался небольшой мотель. «Опять богатые хотели поиграть в опасные игры и доигрались». Промелькнула мысль в голове. Такие игры среди населения с достатком выше среднего были очень распространены…. Правда и молодежь часто играется в такое, но не серьезно и к последствиям ТАКОГО характера это приводит очень редко.
  В мотеле все стены были залиты кровью. Все пропахло зловонием смерти. Зал, в котором я находилась, был залит кровью разорванных тел. Тошнотворный запах крови бил в нос так сильно, что желудок начинал бунтовать, а голова немного кружилась. Было тихо. Слишком тихо. Вдруг я услышала шорох на втором этаже. С пистолетом наготове, я поднялась по лестнице.
Второй этаж был сплошным коридором с дверьми по левую сторону. Девять дверей, за одной из которых находиться демон. «Похоже на русскую рулетку…только кто в роли револьвера…?»Я медленно подошла к первой двери. Резко распахнула – пусто. В коридоре было тихо и сумрачно, так было во всем мотеле, оглушительная тишина, ощущение смерти за спиной и сумрак. Я открыла вторую дверь, но и там было пусто. Открыв третью дверь, я увидела комнату, где проводился обряд. На полу была нарисована перевернутая пентаграмма. На концах пентаграммы пять свечей и. … И семь обезображенных трупов мужчин и женщин. От этого зрелища мой желудок не выдержал. Неожиданно я почувствовала движение за спиной. Обернулась, и мои глаза расширились от еще большего ужаса. За мной стоял огромный демон (И это еще мягко сказано). Его голова упиралась в потолок, а в глазах читалась жажда. Та неутолимая жажда, которую ни с чем не спутаешь, жажда крови. На его лапах были острые как бритва когти. Он занес надо мной длань. Я еле-еле успела отпрянуть. Его когти распороли пол, как нож масло. Я выстрелила экзариумом – освященными пулями. Они ранили его, но не сильно. Он, как бы опомнившись, побежал в направлении выхода. Встав с пола, я последовала за ним. « Если он выберется на улицы города, его уже будет не остановить. – В панике подумала я. – Почему Зои медлит с барьером?».
Демон выломал дверь. Полиция сразу же открыла огонь, но это было бесполезно. Пули сталкивались с телом демона и просто падали. Когда я уже отчаялась и подумала, что все кончено. Перед дверью появилось зеленоватое свечение. Демон отошел от двери. Барьер активизирован. Не теряя ни секунды, я перезарядила пистолет экросом – пулями со сгустком особой энергии. Демон начал наступать на меня. Выстрел. Еще один. Демон задел мою руку когтем. Неожиданно он остановился и взвыл. От его воя моя душа исчезла, и осталось только тело. Меня просто парализовало. Демон растворился, как будто его и не было вовсе. По руке стекала кровь. Пистолет выскользнул из рук, и я устало упала на колени. В мотель вбежали полицейские и Зои.
- Ты ранена? – спросила она.
- Да, рука. – Я ухмыльнулась. – Странно я даже боли не чувствую. Ты еле-еле успела поставить барьер еще бы чуть-чуть и,…Слава богу, его задержала полиция. – голос казался чужим и пустым.
- Что вы. – Смутился капитан. – Мы ничего не сделали это все вы.
Я встала, а Зои наскоро перевязала мне руку.
- Все было бы проще, если бы… - я замолчала.
Зои и капитан вопросительно посмотрели на меня.
- Ладно, неважно. – махнула я рукой - Зои сядешь за руль. Капитан мы вам еще нужны? – хотелось быстрее вернуться в комнату.
- Нет, нет, вы свободны.
  Я села в машину. Уже рассветало, и мы отправились в монастырь.
« Если бы со мной были мои силы. – Закончила я про себя. – Но они исчезли в тот роковой день. Точнее ночь, когда я появилась в монастыре».
Тогда я еле-еле отвела от себя подозрения, сказав, что отстреливалась от псов ненависти из ангоса пулями экзариума.
- Экзариумом?! – удивился алхимик. – Девушка вам сильно повезло, что вы остались живы. Экзариум на них не действует. Даже если действует, то очень медленно и слабо. Пока они не проявились в этом мире полностью. А где ваш пистолет?
- Не знаю, я его где-то выронила,… он сломался. Вы правы Генри Лаерз, мне очень сильно повезло.
Как только машина остановилась во дворе монастыря, я направилась в свою келью. В ней было очень уютно. Небольшая комната с окном в половину стены. На окне висели шторки, нежно-голубого цвета, и стоял горшок с фиалкой. Слева от входа стояла кровать рядом с ней тумбочка. Около окна стоял письменный стол, за которым я почти каждый день писала письма домой (правда, кто их там читает?). Справа стоял шкаф, и была дверь в ванну.
Я легла спать, даже не разобрав кровать и не раздевшись. Еще не коснувшись головой подушки, я уснула. Последние мои мысли были об Эдуарде. Где он? Что с ним случилось?
***
  Я сидела, облокотившись к стене склепа. Этот склеп я нашла в первые дни моего пребывания в монастыре. Он находился в старой постройке, под полом, чтобы его открыть мне пришлось найти потайной механизм. В последнее время у меня складывалось ощущение, что склеп звал меня. Уже год я прихожу сюда. Приношу цветы и размышляю в слух. Я не знаю, кто здесь похоронен, никто не знает. Иногда я разговариваю с этим гробом, а, точнее с похороненным в нем человеком. Тогда у меня появляется мысль: «А не сошла ли я сума?» Потом, я поднимаюсь наружу и начинаю заниматься своими делами.
- А знаешь, у меня завтра день рождения. – Снова начала я разговаривать с незнакомым и давно умершим человеком. – Про него знают только мои родные, но они далеко. Здесь о нем не знает никто. Если спросишь почему? Я отвечу. Я не хочу, чтобы кто-то узнал это. Я не хочу привязываться к этим людям еще сильнее, чем я уже сблизилась и не хочу, чтобы они привязывались ко мне. – Я замолчала, услышав шаги.
- Я так и знал, что найду тебя здесь. – Улыбнувшись, произнес Том.
- С возвращением, Том. – Я встала и обняла его. – Как поездка? Ты что-нибудь узнал об Эдуарде?
Томас отрицательно покачал головой. Странно, я так привязалась к этому человеку. Мне казалось, что мы знакомы с ним уже много лет. Да, знаю, я сама говорила, что не хочу ни к кому привязываться, но…. Дружба с этим человеком не была привязанностью, обязанностью или еще чем-то наподобие. Мы просто общались и все.
- Тебя ждет аббатиса с отчетом. – напомнил он, про мои обязанности.
- Хорошо. Я сейчас же пойду к ней.
- Мэриан! – Я обернулась. – Не отчаивайся, мы найдем его.
Я улыбнулась. Вот уже почти год я слышу эту фразу. Однажды люди, подключенные к поискам, напали на след Эдуарда, но это ни к чему не привело,…Точнее привело к летальному исходу одного слишком упорного сыщика.… А там и след простыл, и желающих помочь убавилось…
Я постучала в кабинет аббатисы.
- Войдите.
- Здравствуйте, Элизабет Гриона.
- Здравствуй, Мэриан. Садись.
  Я села на стул стоящий напротив стола.
- Зоя не могла ничего рассказать, кроме того, что она поставила барьер. – начала аббатиса требовательным голосом.
- Этот демон был сильнее обычных. Экзариум его лишь легонько ранил. Обычно он уничтожал их, но в этот раз я использовала экрос. – в таких ситуациях, я предпочитала сразу же отчитаться…. После того как высплюсь, на сколько это вообще возможно.
- Это очень странно. – Нахмурилась аббатиса.
- У меня сложилось такое впечатление, что демон чего-то ждал или кого-то.
- Почему ты так думаешь?
- Прошло три часа, прежде чем мы прибыли на место. За эти три часа не было ни одной попытки выйти из здания. Как вы понимаете, аббатиса, это неестественно для демонов и очень странно.
- Скорее всего, как это часто бывает, демона вырвали из его обители, и он был обескуражен этим. – Ответила аббатиса.
«Ага, а я папа римский. Где это видано, чтобы демон был обескуражен своей свободой. Да он сразу же начинает свой ад на земле творить». Промелькнула в голове издевательская мысль. Если бы я произнесла ее в слух, мне бы сильно влетело…
- Да, наверное, вы правы. Я могу идти? – дальше нам не о чем было разговаривать.
- Да, и зайди к Генри. Расскажи ему все, что рассказала мне.
  Я вышла из кабинета и направилась в лабораторию к Генри.
 Лаборатория находилась в малом двухэтажном здании. Войдя, я сразу увидела этого старичка. Генри был высокого роста с выцветшими, но еще полными жизни зелеными глазами. В юности он был красивым парнем. Это я определила по чертам его лица. Отвлекшись от опыта и увидев меня, он весело улыбнулся.
- А-а! Мари, проходи. – Только Генри называл меня так, а не как все Мэриан или Мэри.
- Здравствуй Генри. Вчера экрос доказал свою эффективность. – Улыбнувшись, сказала я.
- А как же экзариум? – сощурил он глаза.
- Он лишь ранил демона, да и то легонько.
Генри задумчиво кивнул. На его лице заиграла довольная улыбка. Этому старичку было все равно, что старое изобретение дало сбой. За то теперь проверенно новое, лежащее на полочке и пылившееся неопределенный срок. Вот это было для него большой радостью.
- Генри, а чем ты сейчас занимаешься?- спросила я, подходя к лабораторному столу.
- Я сейчас разрабатываю новый вид пуль, но пусть это будет наш маленький секрет. – Он хитро улыбнулся. – Пока я их не закончу.
Я тоже заговорщицки улыбнулась.
- Но только до тех пор, пока ты их не закончишь.
    Попрощавшись с Генри, я направилась в монастырь, заниматься будничными делами. В общей зале я вместе со всеми села вышивать. Скажете глупое дело? Не правда. Вся вышивка после продается, и деньги поступают на благотворительность. Конечно же, часть покрывает расходы на материал и нитки.
- Я не выспалась, почему после ночных вылазок нельзя поспать хоть на часик больше? – начала канючить Зои.
- Выспишься сегодня ночью. – Спокойно ответила я.
- Тебе легко говорить. Ты в машине немного поспала.
- Зои, ты тоже спала.- Она обиженно насупилась. – Ладно, ты права. Нам и, правда, желательно проспаться.
- Ой, девочки вы такие сони!
- Лиз, ты тоже любишь поспать.
Лиза была на год меня младше высокого роста с пышными иссиня-черными волосами, которые она заплетала в косу, милое лицо, с заостренным носиком и большими глазами цвета темного шоколада. У нее был характер с язвинкой, но общительный.
- Но вы любите лентяйничать больше всех. – В своей манере начала она.
- Так, хватит, а то эти шутки перейдут в ссору. – Это говорил наш миротворец Ева.
  У Евы были каштановые волосы, стрижка каре, среднего роста, чуть-чуть полная, но это придавало ей изящества и женственности. Как уже было сказано, у нее был миротворческий характер. По нашему мнению, Ева могла примирить заклятых врагов в два счета.
 При ее словах мы посмотрели друг на друга и засмеялись.
- Девочки, начинайте работать. – Закончила Ева.
 Мы замолчали и принялись за работу, временами перешептываясь ни о чем.