Hagarth

Тени Ойтваны 2 глава. редакт.
Огромная просьба оставляйте комменты! Grin

Глава 2
Фринз быстрым шагом шел по коридорам Цитадели. В голове роились мысли. Необходимо было, как-то оправдать побег Талгриса перед верховным командором. Войдя в его покой, Лис застал командора сидящим за столом. Весь стол был завален старыми книгами и пергаментами, один из которых и изучал Командор.
- Командор Гиракс, разрешите. –
- Я тебя уже заждался, рассказывай. –
- Командор почти все прошло по плану… -
 - Как это почти? –
- Гвардейцы подоспели как раз вовремя, Кнот с его отрядом были уничтожены, но полуэльфу удалось уйти… -
- Как это произошло? – Командор приподнялся и уперся сжатыми кулаками в стол.
- Я выпустил в него два болта из арбалета, но полуэльф живучий как кошка, к тому же он упал с третьего этажа, пытаясь спасти ребенка. –
- Какого ребенка? – лицо командора от ярости побагровело, он еле сдерживал себя от крика.
- Дочка Виартла. Вы же знаете, как педантично полуэльф блюдет кодекс Ордена, когда мы спустились вниз, ему с ней уже удалось уйти. Гвардейцы прочесали все близлежащие кварталы, и постоялые дворы но ни где не было и следа. –
- Завтра же соберите отряд лучших воинов ордена и бросьте их на его поиски, он может спутать нам все карты, Виартал устранен, хоть это радует. Гвардейцы подняли много шума, и уже почти весь город знает, что ночью было нападение северян. Они это так не оставят. До Императоров дошли слухи об исполнителях из Ордена, это как раз то, что нам и нужно. Парламент сейчас начнет сомневаться в преданности Канцелярии, и на этой почве мы сможем выполнить свой план. Сейчас ты свободен, но завтра жду тебя с отчетом о поимке этого полукровки. – Командор указал рукой на дверь и Фринз удалился.
Склонив голову над лежащим перед ним ветхим листом пергамена, Командор Гиракс наморщил лоб, потом что-то написал на лежащем рядом листе бумаги, отложил в сторону перо и поставил горячим сургучом печать Ордена. Нажав на небольшой рычаг возле стола, он позвал дежурного помощника. В дверь вошел невысокий человек в форме Ордена.
- Верховный Командор вызывали? –
- Приготовьте экипаж и доставьте это письмо в канцелярию, я два часа буду у главных ворот. –
- Есть Командор, разрешите выполнять? –
- Быстрее. – Раздраженно бросил Гиракс и сжал в руке лист бумаги.


В Зале Совета опять было многолюдно, собирались все члены Ордена на экстренный совет. Командоров еще не было в зале и все тихо перешептывались, слухи о провале мисси быстро распространились по Двиору. В зал вошли шестеро Командоров, во главе с Верховным, шепот сразу стих. Они быстрым уверенным шагом прошли к своим креслам и сели по местам, кроме Командора Гиракса.
- Люди Командора Свирга провалили задание. – Не садясь на кресло, начал Верховный Командор. – Больше того в их рядах был предатель, все известный Талгрис, как сообщил Фринз, именно по его наводке недалеко от здания уже были две сотни гвардейских арбалетчиков. К тому же, он хотел помешать Фринзу в выполнении самой цели мисси, это ему не удалось, но сам он сумел скрыться. Командор Свирг уже был взят по арест, и сейчас выясняется его причастность к предательству. Наша задача сформировать отряд из самых подготовленных людей и быстро выдвинуться на его поиски. В городе его уже нет, так как всю его территорию, от канализаций до Императорского дворца уже обыскивают. Я поручаю это дело Фринзу. Выдвигаться стоит немедленно.


 Человек в ярко расшитом изумрудом камзоле быстро шел по широкому хорошо освещенному коридору. Звуки его шагов тонули в толстом ковре, узкий меч в дорогих, инкрустированных камнями, ножнах со звоном болтался на поясе. Подойдя к большой двустворчатой двери с ручками в виде львиных голов, он постучал.
- Войдите, – глубокий бас глухо раскатился за дверью.
Открыв дверь, человек в камзоле вошел в просторный кабинет, за большим столом из красного дерева, что-то записывая пером на листе , сидел тучный человек в алой мантии, от плеча до плеча на его груди висела толстая золотая цепь. Он поднял глаза на вошедшего.
- Какие новости? –
- Вернулся капитан гвардейских арбалетчиков, судя по его докладу на Виартала действительно напали убийцы из северных племен, об этом уже знает весь город, слухи распространяются быстро, так что наш конфликт с северными танами не получиться мирно урегулировать. -
- Что по поводу Ордена? –
- До нас дошли сведения, что к этой акции приложил руку и Орден, а точнее сама Тайная Канцелярия, так как у нас хорошие связи с одним из Командоров Ордена то у нас есть дополнительные сведения об их целях. –
- И какие же это сведения? Парламентарий Даурмал, я думаю, что вам надо быть поосторожнее в таких связях, не забывайте, что Орден служит Канцелярии. -
- Я знаю, Виламонт, но это проверенный источник. Командоры Ордена получили слишком большую власть в свои руки, фактически Канцелярия ими уже не управляет, они самостоятельный элемент. Они могут изменить политический строи на любой более угодный им, что сейчас и происходит, они убирают людей самых ярых защитников Императоров, пытаются развязать в стране междоусобные войны. Они хотят отдать власть избираемому правителю, устранив Парламент и Канцелярию. Для отвлечения внимания Парламента они заключили договор с северными Танами, они нападают на наши северные границы, и неизвестно, какие еще нас ждут сюрпризы. Вот увидите мой любезный друг, завтра же в городе будут рыскать их ищейки, они готовят удар, причем удар в спину. –
- Хорошая речь Даурмал, но ты понимаешь, что для Парламента мне нужны будут доказательства. Ты сможешь их предоставить? Это очень серьезное обвинение, тем более против Ордена. –
Дайте мне просто время, и ты сам увидишь доказательства, – с хитрой усмешкой проговорил Даурмал и вышел из кабинета.


Низкое небо на Двиором начало медленно светлеть с востока, в домах загорались огни, ремесленники зажигали печи и приступали к работе. Вечно бодрствующая Цитадель смотрела на просыпающийся город сотнями горящих окон. Во внутреннем дворе стояли члены Ордена в черных дорожных плащах, построенные в три ряда. Капюшоны плащей были одеты на головы и все казались одинаковыми лишь только рост и телосложение отличали их друг от друга. Перед строем на вороном коне сидел Фринз. Осмотрев весь строи он начал.
- Наша цель выследить и устранить предателя, который бросил Орден и наших воинов на верную смерть, кровь Кнота и остальных на его руках. Он не должен жить. При обнаружении без разговоров убить, таков приказ Командора Гиракса. В Двиоре его уже нет, гвардейцы императора обыскали уже все. Он мог двинуться по трем направлениям, на юг в Саулмар и покинуть Империю через море, либо на запад и уйти к номадам, укрыться в степях, или пойти на север, укрыться в лесах Виктимского хребта. Мы разделимся на три группы, берите сменных лошадей его нужно догнать, далеко он уйти не мог, он тяжело ранен. Но помните, он один из лучших исполнителей ордена, к тому же еще и темный эльф, у него идеальное зрение, как днем, так и ночью, его слуху позавидует любая собака. Он один стоит троих. Так что близко не приближаться, только в крайнем случае, в каждом отряде должно быть по паре боевых магов. Через час выдвигаемся. – Стоящие в строю склонили головы и прижали правые кулаки к груди. – Разойтись.
Спустя час главные ворота Цитадели открылись и по камням главной улицы Двиора застучали копыта двух дюжин всадников. Они были полностью укрыты черными дорожными плащами, капюшоны низко опущены скрывая лица. Всадники двигались тремя отрядами по восемь человек, во главе одного из отрядов двигался Фринз Лис. Улицы были еще пустынны, лишь изредка дорогу перегораживала какая-нибудь повозка или ремесленник. Но они тут же спешили убраться с дороги всадников, так как Орден всегда внушал страх и уважение. Цокот копыт отражался от стен домов и уносился далеко вперед. Достигнув центральной площади столицы, отряды разделились и двинулись по улицам к трем различным воротам Двиора.
Верховный Командор стоял в центральной башне Цитадели у окна и провожал отряды глазами. Скрестив руки на груди, Гиракс медленно жевал губами и о чем-то думал. Когда последний отряд скрылся из поля зрения, он развернулся и подошел к развернутому на столе большому листу пергамента. На пергаменте была начерчена карта империи и приграничных государств, по верх них было нанесено много записей нервным почерком, различные стрелки и росчерки. Гиракс долго смотрел на карту, потом его внимание отвлекло какое-то движение в темном. Он чуть сощурил глаза, пытаясь рассмотреть, но тень в глубине комнаты была еще слишком плотной. Внезапно из тени вышла высокая фигура, укутанная в темный плащ. Нежданный гость был очень высок и худощав, уши были заостренны, а голова абсолютно голая без единой волосинки. Кожа была очень бледной, сквозь нее просвечивались толстые синие вены. Лицо было резким и острым, глаза как будто светились странным светом. Незнакомец подошел ближе к Командору, но его шагов не было слышно, он как будто парил в воздухе.
- Над чем так ломаешь голову Гиракс? – голос вошедшего был мягок и бархатист, казалось он завораживал и заставлял слушать и слушать его. – Поделись. –
- Я ненавижу, когда ты вот так приходишь, я же тебе говорил уже об этом. – Гиракс раздраженно отвернулся, и, пройдя в другой, освещенный падающим из окна светом, конец комнаты, сел в кресло, заложив ногу на ногу.
Вошедший подошел прямо к границе падающего света и остановился. На его лице гуляла странная усмешка. Он смотрел на Гиракса, чуть склонив голову на бок.
- Я наблюдал вчера за миссией, хорошо спланировано, но этот полукровка смешал все твои планы, не так ли? –
- Я исправлю эту промашку, все остальное прошло по плану, в Парламенте уже обсуждается информация о предательстве Ордена. –
- Что же, я думаю, Хозяин будет доволен тобой, двигаемся дальше, мне нравиться такое твое послушание, - незнакомец сделал небольшой шаг в сторону и его очертания стали чуть расплывчаты, Гиракс чуть поднялся в кресле но неожиданно на его плечи легли руки незнакомца, стоявшего уже за спинкой кресла. – А на счет промашки, я думаю её надо исправить как можно быстрее, этот Талгрис может порядочно попортить кровь, и эта новость кое-кого не обрадует. –
- Я отправил на его поимку своих лучших воинов, скоро он будет уже в прошлом. –
- Что же, я надеюсь. – Прошептал незнакомец, наклонившись прямо к уху Командора и, сделав шаг назад, растворился в тени.
Гиракс еще около минуты сидел, не меняя позы, потом повернулся назад и убедившись что остроухий исчез, встал с кресла. Подойдя к столу, он нервно сжал руками края столешницы и еще раз посмотрел на карту. Пару раз проведя по различным стрелкам пальцем, он в порыве злости смахнул карту со стола.

* * *

Талгрис стоял посредине большой поляны с густой чуть пожелтевшей травой, сплошным кольцом вокруг поляны поднимались ветвистые деревья. Солнечный свет пронизывал воздух и придавал всему янтарный оттенок. Теплый ветерок трепал густые волосы Полуэльфа. Проведя рукой по траве, он прошел несколько шагов по поляне, оставляя за собой полосу чуть прижатой травы. Прямо у кромки леса появилась странная размытая фигура. Она плавно приближалась к полуэльфу, плывя над травой. Фигура была похожа на девушку со странным голубоватым цветом кожи, её белые волосы развевались как будто под водой, тело было покрыто многими слоями легкой почти невесомой серой ткани, которая волнами переливалась в воздухе. Полуэльф стоял завороженный и не мог отвести от нее глаз. Странная девушка вплотную приблизилась к нему, и прикоснулась ладонью к его щеке. В этот миг мир вокруг него изменился. Из ясного дня он попал в глубокую ночь и, вместо солнечной поляны, он стоял на одном из пиков Виктимского хребта. Дул сильный ветер. Лунный свет переливался на снегу и играл в облаках снежной пыли. С высоты открывался великолепный вид. Где-то в вдалеке блестели огни Двиора, внизу темнели массивы елового леса. Девушка по-прежнему была прямо перед ним и смотрела ему в глаза. Приподнявшись от земли на высоту около метра, она положила руку на плечо Талгриса и, повернулась к нему в пол оборота. Подняв руку, она указала ему на горизонт в стороне противоположной Двиору. Внезапно, полуэльф как будто перенесся в этом направлении за многие мили, в мгновение ока под ним пролетели горы, реки, поля, и он оказался прямо у границы древнего леса. Могучие деревья поднимались, казалось, до неба, их ветви сплетали сплошное покрывало, и свет почти не попадал к подножию деревьев. Под сенью леса было сумрачно и тихо. Талгриса что-то тянуло туда, какие-то далекие воспоминания и чувства проснулись в груди. Он сделал несколько шагов и вошел под покров леса. Было слышно, как где-то вверху шумит листва, вдалеке перекликались ночные птицы. Все здесь казалось одновременно очень близким и родным, но в то же время далеким и забытым. Очертания деревьев начали медленно расплываться и Талгрис проснулся.
Начинало светать и тучи с востока окрасились в серые цвета. Было прохладно. Кира, положив голову ему на грудь, спала, сжав маленькие кулачки. Она что-то бормотала во сне. Полуэльф хотел встать, но побоялся её разбудить. Свернув свой дорожный плащ, он аккуратно подложил его под голову девочке вместо себя и тихонько встал. Раны от холода болели и чесались. Присев рядом с девочкой Талгрис посмотрел на её лицо. Она лежала, сжавшись комочком и укутавшись в теплый плащ. Необходимо было уже отправляться в путь, но он не хотел её будить, возвращать её из мира сна в жестокую реальность.
Теперь полуэльф знал, куда надо идти. Древний лес на севере за Виктимским хребтом манил его, притягивал как большой магнит. Талгрис был, почему-то уверен, что именно там они будут в безопасности, но дорогу туда он не знал. Двигаться по трактам было смертельно опасно, по кордонам уже разослали вестников, его будут ждать. Один бы он смог пройти незамеченным, но он не мог подвергать опасности ребенка. Кира была такой маленькой и беззащитной, что её, казалось, может обидеть даже комар. У Талгриса проснулись незнакомые ему чувства, он смотрел на её маленькое личико и впервые в жизни понимал, что он переживает за чью-то судьбу. На его глазах убили её родителей, и он имел к этому прямое отношение, совесть сжигала его изнутри, и он хотел хоть как-то помочь маленькой сироте.
Полуэльф решил идти вдоль хребта около десяти лиг под покровом леса, до того места, где хребет переходил в высокогорное плато Самоэ, где брал свое начало Убраал, центральная судоходная река Империи. У самого её истока была крупная деревня, почти маленький город, где можно было найти карту или узнать подробнее о пути на север. Жителями деревни в основном были пастухи и кузнецы, которые вели торговлю с гномами Виктимского хребта, так что опасности они почти не представляли.
Кира проснулась, и сев, потерла глаза кулачками. Осмотревшись по сторонам, она немного испугалась, но, увидев Талгриса, немного успокоилась. Талгрис подал ей фляжку с водой и несколько сушеных фруктов. Кира ничего не взяла, только отвернула голову в другую сторону.
- Возьми, поешь, у нас впереди большой путь. – полуэльф пододвинулся чуть ближе и протянул к ней руку. –
 - Я не хочу, я хочу к маме с папой! - Почти срываясь на плач, тоненьким голоском проговорила девочка.
- Я понимаю, что это тяжело, но их больше нет, так что сейчас с тобой буду я и тебе нужно мне доверять, - Талгрис пытался её успокоить, но ни как не мог подобрать слова.
- Ты плохой, ты меня обманывал! – девочка уже плакала в голос, слезы ручейками скатывались по её щекам.
- Я просто не хотел сделать тебе больно. – Талгрис сел рядом с ней и обнял её за плечи. Внезапно Кира повернулась и, уткнувшись лицом ему в грудь, громко заплакала. Он хотел ей что-нибудь сказать, поддержать, но ни чего не мог придумать и просто молча прижал её посильнее к себе. Скоро она успокоилась и подняла заплаканные глаза к нему.
- А ты меня обижать не будешь? –
- Я наоборот буду о тебе заботиться, а сейчас тебе надо поесть. –
Кира взяла несколько фруктов и тогда Талгрис увидел, какая она голодная. Закончив завтрак, полуэльф уложил дорожный мешок на коня, посадил на него девочку и замел следы их ночевки. Сев в седло он дернул поводья и направил коня со склона к тропе.
Через пару миль полог леса застелил туман, температура опустилась на несколько градусов, недалеко шумели воды могучего Убраала. Воздух был пропитан влагой, и одежда уже через полчаса стала сырой. Талгрис посильнее укутал Киру в плащ. Солнце давно встало, но его лучи не могли пробиться через толстый слой грозовых туч. Утро было хмурым и промозглым. В обед они останавливались перекусить и напоить коня. Немного отдохнув, путники двинулись дальше. К вечеру склоны гор стали более пологие, лес поредел. Вскоре они вышли на открытую поляну, которую пересекал широкий тракт. Дальше дорога петлями поднималась на плато, на котором раскинулся небольшой городок. Из труб приземистых деревянных домов вился сизоватый дымок и небольшим облаком собирался над крышами. В вдалеке был слышен звон кузнечного молота, ржание лошадей и блеяние овец. Город жил своей обычной жизнью, жители сновали по улицам, каждый по своим делам, ездили груженые повозки. По тракту к городу изредка проезжали обозы с товаром и шли небольшие группы путешественников.
Талгрис слез с коня, взял девочку на руки и, надев дорожный плащ с капюшоном, подобрался ближе к дороге. Как раз в это время по ней двигалась небольшая группа людей идущих за груженым обозом, они шли медленно, серые плащи были покрыты дорожной пылью, лица измождены дальним переходом. Накинув капюшон и взяв коня под уздцы, полуэльф пристроился позади группы и вошел в город вместе с ними.
На окраине города, возвышаясь почти над всеми домами, стояла таверна. Её стены, в отличии от прочих домов, были выложены из камня и издалека она походила на миниатюрную крепость. Талгрис отделившись от группы, направился к таверне. Над входом на цепях висела старая вывеска – “Бродячий гном”, под названием выгоревшей краской была нарисована кружка эля и секира. Привязав коня, полуэльф бросил монетку конюху, тот, кивнув головой, побежал за овсом на задний двор. Прижимая Киру к себе, Талгрис вошел в таверну. Зал освещался теплым светом от очага и свеч на стенах. Сильно пахло жареным мясом, луком и элем. За широкими деревянными столами сидело несколько человек с угрюмыми лицами. Справа от входа за небольшой стойкой стоял толстый управляющий с густой рыжей бородой. Увидев гостей он вытер руки оп передник и опершись на стойку, обратился к ним.
- Разрешите приветствовать вас в “Бродячем гноме”, желаете поесть, отдохнуть? –
- Комнату с окнами на южную сторону, и еды в неё, плачу вперед. – Талгрис достал из-за пояса золотой Имперский и бросил его на стойку. Бородач, поймав монету, расплылся в улыбке.
- Все что изволите! Кваша, где тебя носит! Быстро приготовь шестнадцатую комнату! – повернувшись обратно к гостям, управляющий опять заулыбался. – Что будете на ужин? –
- чем богаты тем и угощайте, но для ребенка принесите какой-нибудь каши и молока . –
- Все будет готово через полчаса, сейчас Кваша вас проводит в вашу комнату, располагайтесь как дома. – Бородач быстро прошмыгнул на кухню, оттуда послышались крики и шум посуды.
По лестнице напротив входа сбежал невысокий худощавый парень со сгорбленной спиной, подбежав к Талгрису, он несколько раз учтиво поклонился.
 - Пожалуйста, пройдемте за мной. –
Поднявшись по скрипучей лестнице на второй этаж, служка открыл дверь и провел их в комнату средних размеров. У стены стояла низкая тумбочка, пара стульев и низкая кровать, на которой стопкой были сложены одеяла и подушки. Прямо под окном напротив двери стоял стол. На улице начинало смеркаться, и Кваша поставил на стол масляный светильник. Закрыв за служкой дверь, Талгрис посадил Киру на кровать и посмотрел в окно. Окна комнаты, как он и просил, выходили на южную сторону, и из них хорошо был виден въезд в город и дорога от леса.
Тут Талгриса кто-то начал дергать за рукав, опустив глаза, он увидел Киру. Она держала его за рукав одной ручкой, а другой терла глаза.
- Я хочу спать! Я в это время давно сплю, и я очень устала. –
- Кира подожди немножко, давай сначала мы поедим. –
- А ты будешь мне петь, мне мама всегда пела перед сном. – Кира смотрела на него, чуть склонив голову на бок. Талгрис стоял в замешательстве, он не знал, что ему ответить маленькой девочке. Его спас Кваша, который постучал в дверь и занес на блюдах заказанный ужин. Следом за ним шел второй служка и нес деревянный тазик, кувшин с водой и полотенца. Поклонившись, служки вышли из комнаты.
Кира подошла к тазику и закатав рукава, самостоятельно начала умываться.
 Талгрис помог ей вытереться, вымыл руки сам и они оба сели за стол. Кира пододвинула к себе тарелку с кашей и начала потихоньку кушать. Закончив с ужином, они начали собираться ко сну. Постучавшись, опять пришел Кваша, собрал посуду, поинтересовался, не нужно ли что-нибудь и так же с поклоном удалился. Талгрис сел за стол у окна и смотрел на ночной пустынный тракт. Кира залезла под одеяло и вопросительно посмотрела на Талгриса.
- А песню? –
Полуэльф, улыбнувшись, немного подумал и начал медленно напевать странную песню. Она была на незнакомом для девочки языке, но слова её звучали так мелодично и приятно, а мотив таким мягким и успокаивающем что Кира скоро словно погрузилась в эту песню. Она видела большие зеленые луга, яркое солнце, зеркальную поверхность озера, больших бабочек с радужными крыльями. Она забыла, что она сейчас очень далеко от дома, что её родителей уже нет, и не заметила, как сладко уснула. Когда Талгрис закончил петь, девочка уже давно спала. Он подошел к постели укрыл её посильнее и сел обратно на стул. Сложив руки на груди, он смотрел на безлюдный тракт за воротами города.
Завтра ему предстояла найти информацию как пройти через Виктимский хребет и попасть к тем лесам, которые он видел во сне. Через хребет проходило множество торговых дорог и охотничьих троп, если повезет, то можно было найти и карту. Еще необходимо было пополнить запасы еды, так как предстоял долгий путь. Странный лес из сна лежал за пределами империи, ближе к землям северных племен, а до границы было около двадцати пяти лиг пути, почти неделю в пути. К этому времени на северных границах Империи уже полноправно начиналась зима, без теплых вещей не обойтись. Но главной заботой его было пристроить в надежное место Киру. Хоть она была очень послушной и спокойной девочкой, но путь на север будет очень опасен, тем более по его следу уже идет Орден. Но где-то глубоко Талгрис понимал, что уже будет скучать по этим юным проникновенным глазам.

* * *

Небольшая группа всадников в темных плащах с капюшонами двигались по безлюдному тракту. Лошади шли медленно, всадники то и дело осматривались по сторонам, стараясь рассмотреть кого-то в сумраке вечера. Время от времени пара наездников отделялась от остальных и углублялась в стоящий рядом с трактом лес. Возвращаясь, они молча продолжали путь с остальными. Скорее полностью стемнело, но всадники не зажигали факелы, а двигались почти в полной темноте, только двое всадников выдвинулись вперед отряда и вели остальных.
Вскоре на тракте показалась одинокая фигура. Всадники подскакали поближе и остановились, один из них опустил капюшон, это был Фринз Лис. Человек, стоящий на дороге, тоже снял капюшон и подошел к всаднику.
- Они подходят к Скарат-Урготу, ночевать останутся, скорее всего, там, он ранен и слаб, девочка с ним. – Шипящим голосом проговорил незнакомец, прижав правый кулак к груди и склонив голову.
Молодец, Орден благодарен тебе за хорошую работу, - жестом Фринз показал человеку, что тот свободен.
Человек в плаще сошел с тракта и скрылся в лесу. Повернувшись к остальному отряду, Лис махнул рукой, и все подскакали поближе, выстроившись вокруг него полукольцом.
- Брать Талгриса нужно сегодня, мы не должны дать ему восстановится, Вургал и Чардук вы отправитесь прямо сейчас в город, узнайте у людей, где он остановился, такую парочку должны были приметить. Только без лишнего шума. Мы будем ждать вас у подъема на плато. Как только разузнаете, возвращайтесь, ни каких действий самостоятельно не предпринимать, смотрите не попадитесь ему глаза. –
Из отряда выделились двое всадников, оба невысокого роста и чуть худощавого телосложения. Торчащие из под капюшонов остроконечные уши, выпирающая нижняя челюсть и чуть зеленоватый цвет кожи выдавали в них гоблинов. Они, кивнув Фринзу, удалились по тракту в сторону плато Самоэ.
- Делаем небольшой привал и через два часа выдвигаемся к городу. – Фринз, отдал приказ оставшимся, и направил коня в сторону леса.



* * *

 Талгрис сидел на стуле у окна и смотрел через мутное стекло на пустынный тракт. Кира, тихонько посапывая, мирно спала на кровати. Было уже далеко за полночь. Внезапно с крыши послышался тихий скрип. Талгрис прислушался. Скрип повторился и на этот раз уже ближе. Полуэльф тихо поднялся с места и подкрался к кровати. Разбудив девочку, он зажал ей рот и показал, чтобы она молчала. Подняв её на руки, он укутал ее в плащ и спрятал её в шкафу, а вместо неё на кровать положил свернутое одеяло. Рядом с девочкой он положил сверток с вещами и оружием, сам же взял два коротких парных клинка и спрятался в углу за балкой. Несколько секунд в комнате было тихо.
Раздался сильный треск и звон, в одно мгновение разбилось окно, и вылетела дверь. В комнату ворвались трое с небольшими арбалетами, еще двое залазили через разбитое окно. Вошедшие тут же выпустили арбалетные болты в кровать и на ходу достали мечи. Талгрис еще сильнее прижался к стене, рассчитал расстояние и, оттолкнувшись, выпрыгнул на центр комнаты. В полете он клинком перерезал горло одному из атакующих и, приземлившись, тут же бросился на остальных. Двое из нападавших начали заходить на Полуэльфа с разных сторон, пытаясь взять его в клещи. У окна раздался скрип заряжаемого арбалета, так что времени на раздумье было мало. Сделав резкий выпад, Талгрис атаковал стоящего слева сразу обоими клинками, противник попытался парировать удар, но не смог противостоять силе полуэльфа и потерял свой меч. Через миг стальной клинок уже рассек его почти до позвоночника. Заходивший с другой стороны человек бросился наперерез Талгрису, но когда он добежал до конца комнаты, его там уже не было. В коридоре со звоном разбилась настенная лампа, и комната погрузилась в полный мрак. Двое с арбалетами пытались высмотреть в темноте полуэльфа, но их попытки были тщетны. В комнате послышались шаги, свист клинка и предсмертный стон. Тело еще одного нападавшего с глухим стуком упало на пол. Арбалетчики поняли, что остались одни и начали медленно продвигаться к окну. Они двигались спина к спине готовые к нападению. В углу комнаты послышался скрип и один из стрелков разрядил туда арбалет. Через мгновение рядом с ним появилась фигура полуэльфа. Выбив у стрелка из рук арбалет, Талгрис прикрылся его телом от выстрела другого арбалетчика и, отбросив его в сторону, одним ударом снес второму голову. Остановившись, полуэльф отдышался, свежие раны начали опять кровоточить и болеть. Вся комната была залита кровью. Один из нападавших, с торчащим из горла болтом, скреб ногтями пол и судорожно пытался вдохнуть. Из шкафа послышался шорох. Кира, испугавшись, забилась в самый дальний угол и прикрылась дорожным мешком.
- Тихо, не бойся, это я, их уже нет. – Талгрис протянул к девочке руки.
Девочка отдернулась от него с испуганным лицом. Убрав клинки в ножны и, накинув на плечи дорожный мешок, он взял её на руки.
Прислужников Ордена должно быть еще как минимум трое или четверо, классическое звено на задании. Скорее всего, они держат на прицеле окно и входную дверь. Спустившись в трапезную, Талгрис осмотрелся по сторонам, ни кого не было видно. Пробравшись на кухню, он увидел Квашу, забившегося под большой стол. Маленького служку трясло от испуга, увидев полуэльфа, он напугался еще сильнее.
- Тихо, сколько их? – Талгрис присел рядом с ним и тихонько прошептал.
- Я в-в-видел еще д-д-двоих,- заикаясь, проговорил Кваша.
- Мне нужны припасы, пара теплых плащей и карта дороги до границы, если все сделаешь, получишь три Золотых. – Кваша молча кивнул головой. – Я буду ждать тебя у северных ворот, через полчаса максимум. –
Служка закивал головой и куда-то уполз. Полуэльф с девочкой подошел к окну закрытому ставнями. Немного постояв и послушав, он приоткрыл окно. Аккуратно спустившись наружу, Талгрис осмотрелся по сторонам. Ни кого не было видно. Прижавшись к стене и держа девочку в здоровой руке, он медленно прокрался до края таверны. У коновязи стояли двое, скрываясь во мраке навеса, оба держали наготове арбалеты. Полуэльф узнал в них двух гоблинов Вургала и Чардука, которые славились на весь орден своим искусством стрельбы. Развернувшись обратно, Талгрис дворами прошел несколько кварталов. Он останавливался возле каждого дома и просматривал улицу. Позади у постоялого двора уже раздавались крики и шум толпы. Остановившись возле богато украшенного дома, он услышал тихое ржание лошадей. Через несколько минут он уже выводил под уздцы вороного жеребца через задний двор особняка. Кира сидела в седле, рядом с ней лежал мешок с оружием и вещами. Пройдя дворами до северных ворот, полуэльф достал из свертка гадлейдан и прицепил его к поясу, затем спрятал коня между домами, так чтобы его не было видно с дороги. Сам Талгрис встал прямо возле угла дома и смотрел время от времени на дорогу. Через несколько минут послышалось учащенное дыхание, и из тени дома выбрался Кваша, сгибаясь под тяжестью большого мешка.
- Вы где? – полушепотом спросил служка.
- Тихо, я здесь, ты все принес? – полуэльф вышел из-за угла дома.
- Да, я взял теплых вещей, еды, стащил у хозяина карты. – Кваша опустил с плеч мешок на землю. – В таверне поднялась паника, проснулись остальные постояльцы, нашли убитых, вас уже ищут. –
- А куда ушли остальные нападавшие? –
- Не знаю, они сначала поднялись в вашу комнату, осмотрели все и скрылись, так же как и появились. Я видел только, что один из них говорил с командиром местной заставы. Хозяин в ярости, вы разгромили полкомнаты, да и кто потом захочет ночевать в постоялом дворе, где ночью людей убивают. –
- Вот, передашь хозяину, - Талгрис протянул юноше несколько золотых монет, - и себе возьми, заработал. Только смотри не трать их и хозяину отдай только когда, в городе все уляжется. –
Кваша торопливо закивал головой.
- Можешь идти, только запомни, ты меня не видел. –
Кваша еще несколько раз кивнул головой и скрылся в тени домов.
Талгрис уже почти дошел до лошади как услышал сзади еле различимые шаги, почти на грани слышимости. Он свернул в другую улочку, уводя преследователей от Киры и коня.
- Как же я не подумал, что за мальчишкой могли отправить хвост, это точно эти два гоблина, они не промахнуться и в полной темноте.-
Полуэльф вышел на неширокую прямую улицу, и медленным шагом пошел между домами. Внутри он был напряжен до предела. Судя по звуку, Вургал и Чардук были в пятидесяти шагах позади него. Превратившись полностью в слух, Талгрис молился что бы раны в самый важный момент не дали о себе знать. Медленно и незаметно взводя гадлейдан он чуть ослабил его ремешки. Сзади послышался тихий скрип натягиваемых арбалетов. Полуэльф про себя начал считать, на счет три раздался звон выпущенных болтов и в тот же миг Талгрис резко выпрыгнул влево. Повернувшись в воздухе он навскидку три раза выстрелил из гадлейдана в то место, где должны были находиться гоблины. Одна из пуль высекла сноп искр из стены дома и осветила две невысокие фигуры. Один из гоблинов схватившись обоими руками за правую сторону лица падал навзничь, а второй выронив арбалет держался за правую руку. Полуэльф упал на спину под стену дома, эхо от выстрелов гадлейдана еще гуляло между домами, сизый дымок уже почти рассеялся. Он резко подскочил на ноги и ринулся к переулку откуда стреляли преследователи. Добежав до места он увидел лишь два арбалета и лужицы крови, сами гоблины уже скрылись. Скрываясь в тени домов, полуэльф бегом вернулся к лошади и вывел его под уздцы прямо к воротам города. Возле больших деревянных створок стоял охранник с алебардой, вышедший из сторожевой будки. Оставив коня с девочкой за углом сарая, полуэльф медленно подкрался со спины к охраннику, быстрым движение он обхватил его шею и ,зажав ему рот придавил сонную артерию. Охранник несколько раз взмахнул руками и затих, через пол часа он прейдет в себя но так и не поймет, что с ним случилось . Оттащив его за будку, полуэльф немного приоткрыл ворота и вывел лошадь за стены города.
Перейдя пустынное плато перед городом, они свернули с тракта и начали спускаться с хребта горной тропинкой. Талгрис высматривал в темноте ямы и большие камни, и проводил лошадь мимо них. Киру полуэльф покрепче укрепил в седле, и она, убаюканная равномерным качанием, уснула. За ночь им нужно было как можно дальше уйти от Скарат-Ургота. Судя по густому туману, стелившемуся между деревьев, скоро должен был пойти дождь. Один полуэльф смог бы легко продолжать путь, но для ребенка такая погода может оказаться губительна, так что необходимо нужно было найти укрытие и переждать дождь. Так как начальник городской заставы был осведомлен об их побеге, то скоро по их следу выйдет погоня, необходимо было запутать следы что бы собаки не нашли их. Второе такое нападение Талгрис вряд ли сможет отразить, раны ужасно болели, усталость валила с ног, за последний день он выложился на полную.
Дальше они продолжали двигаться так же под покровом леса. Несколько раз Талгрис поворачивал и менял направление, шел по ручьям, сбивая след. Девочка так и спала в седле, лишь изредка проспалась, осматривалась по сторонам и засыпала вновь. Время от времени полуэльф останавливался и прислушивался, погони не было слышно, но они уже точно вышли из Скарат–Ургота.
Они шли весь день не сбавляя темпа, лишь изредка останавливались перекусить и накормить коня. Начинало темнеть и Талгрис переложил еду в походный мешок, одежду свернул в небольшой тюк и приторочил его к седлу сзади, сделав из него опору для девочки. Усадив ее в седло он укрепил ее двумя ремнями. Дружинники с заставы, как бы они не боялись Ордена, вряд ли смогут продолжить преследование ночью и это был его шанс хорошо оторваться от них. Взяв коня под уздцы, полуэльф пошел вперед прокладывая путь почти в полной темноте, они обошли несколько деревень и держались в стороне от трактов. Как только начало светать, полуэльф укрылся с девочкой в небольшой пещере. Разложив карты трактирщика, он обнаружил приятный сюрприз. На карте были обозначены все охотничьи тропы, переправы, маленькие деревни, укрытия и сторожевые посты. Недалеко от границы на карте был обозначен небольшой городок, как раз в таком городке можно было оставить Киру и не переживать за её дальнейшую судьбу. Полуэльф начертил на карте примерный маршрут и свернул её. Положив под голову дорожный мешок и прижав маленькую девочку к себе, он уснул.

* * *

Фринз стоял в коридоре таверны и смотрел, как выносят тела убитых из комнаты. От злости его губы побелели, он только что потерял пятерых человек, а полуэльф опять скрылся. Второй промашки ему могут не простить. Рядом с ним стоял начальник местной заставы. Он скрестил руки на груди и ждал каких либо действий от Лиса.
- Соберите отряд из тридцати человек, половину вооружите арбалетами и пустите их с собаками по следу этого полукровки. – процедил Фринз сквозь зубы даже не поворачиваясь.
- Но у нас всего два взвода в городе а это шестьдесят мечей! – попытался возразить начальник заставы.
- Я что не ясно сказал! – Фриз сорвался на крик. – Или ты горишь желанием пообщаться с командорами Ордена? Что бы максимум через полчаса они уже вышли за ворота города. Это не обговаривается. Смотрите чтобы слухи о прошедшем здесь не пошли по городу. –
Начальник заставы недовольно кивнул головой и, звеня латами, спустился по лестнице. Фринз зашел в комнату посмотрел на лужи крови на полу, арбалетные болты, торчащие из кровати. Этот полукровка не так прост, Справиться одновременно с пятью исполнителями Ордена почти невозможно. Да, его нахваливали и Свирг и другие командоры, но раненому в таком маленьком пространстве против трех мечей и двух арбалетов очень тяжело противостоять.
Пнув ногой кусок двери, Фринз спустился во двор таверны, где тела исполнителей погрузили в небольшую повозку запряженную парой лошадей. Вургал и Чардук стояли рядом с повозкой и говорили с еще одним исполнителем. Правый глаз и всю половину лица Чардука скрывала повязка, из под которой проступали темные пятна крови. Рука Вургала неподвижно висела на перевязи у груди.
- Вургал - кивнул гоблинам Лис. – присоединишься к городской охране и пойдешь по его следам, им пригодиться твое зрение и нюх. Ты Чардук, отправляйся с повозкой в город и доложи обстановку командору Гираксу. –
Исполнители Ордена склонили головы и принялись выполнять приказы. Фринз подошел к своей лошади и снял с седла небольшую черную сумку. Вернувшись в таверну он взял ключи у хозяина от пустой комнаты и поднялся на второй этаж. В комнате он достал из сумки небольшую лампу причудливой формы, поставил её на стол и насыпал в горловину немного серебристого порошка. Произнеся несколько странных слов, он повернул низ лампы и её верхняя часть вспыхнула ярким серебристым светом. Через несколько секунд в облаке света проступил облик человеческой фигуры отдаленно напоминавшие верховного командора.
- Я же говорил пользоваться селитсами только в экстренных случаях! Что произошло? – искаженный и глухой голос Гиракса, казалось, разносился от всех стен комнаты.
- Мы настигли его в Скарат-Урготе, девочка с ним, он ранен, мы хотели застать его в врасплох ночью, и …. – Фринз немного замялся.
- Не медли, думаешь так легко держать заклинание? – Гиракс начинал выходить из себя.
- Он убил пятерых наших исполнителей и скрылся, я поднял местную заставу и оправил их по его следу во главе с Вургалом, тела мы отправили в Цитадель в Чардуком. –
- Еще одна промашка Фринз? Это начинает у тебя входить в привычку? Мне придется принимать меры. Жди моих распоряжений и не высовывайся из города держи меня в курсе. Разошлите людей в каждую деревню, за помощь полукровке казнить на месте. Я скоро отправлю подкрепление. –
- Слушаюсь Командор, жду ваших приказов. –
С последними словами лампа погасла, оставив за собой небольшое облачко дыма


* * *

Гиракс откинулся в кресло у себя в кабинете ,скрестив пальцы прямо перед лицом. Главный селитс стоящий на столе еще еле светился серебристым светом. Верховный командор напряженно смотрел на свои пальцы. Через несколько секунд он нажал на рычаг возле стола и в кабинет вошел дежурный.
- Скажи командорам, пусть они созовут мортальеров, для них как всегда есть грязная работа. Через два часа я буду ждать их в тренировочном зале. –
Спустя два часа Верховный командор спустился в тренировочный зал, где возле небольшого стола виднелись пять фигур. Подойдя поближе он рассмотрел всю пятерку мортальеров – особый отряд исполнителей ордена, который отвечали за самую грязную работу – убить ребенка или женщину, устроить резню в мирном квартале для них ничего не стоило. Самым крупным из отряда был орк Гахрул, его лицо перечерчивала пара толстых шрамов, длинные черные волосы были сплетены в косички, один глаз был сильно сужен и имел странный красный оттенок. Его совсем маленьким отобрали у охотников, которые выловили его в степи и держали на цепи . Рядом с орком стоял невысокий но очень широкий в плечах темный дворф, почти все его угрюмое лицо было покрыто черной татуировкой, в руках он держал внушительных размеров секиру. Прямо возле стола стоял худощавый парень, его лицо еще было совсем юным, но холодный блеск ярко зеленых глаз выдавал в нем хладнокровного убийцу, в руках он вертеле средних размеров кинжал с очень узким клинком. Чуть поодаль от него стояла девушка в кожаной куртке с капюшоном опушенным до середины лица, на талии куртка была перетянута несколькими кожаными ремнями почти до груди. Кожа девушки имела странный почти фиолетовый оттенок, свойственный полукровкам. Длинные белые волосы опускались из-под капюшона почти до пояса. Позади всех, опершись спиной на стену, стоял еще один человек, голова его была полностью лысой, без следов бритья, как будто волосы там никогда и не росли, хотя внешне он был еще довольно молод. Самым странным в его внешности были глаза – в них полностью отсутствовал зрачок, они словно замерзшее стекло, были покрыты странным серебристым узором.
Гиракс подошел к столу и осмотрел присутствующих в зале людей.
- Для вас как всегда есть работа, - он достал из кармана небольшой свиток и развернул его на столе. – Это приказ об устранении предателя Ордена, он умышленно провалил задание, что повлекло гибель наших людей, к тому же он забрал с собой еще одного свидетеля. Ваша задача выследить его и убрать, и всех кто с ним будет. Учтите, он один из лучших исполнителей, к тому же наполовину темный эльф, когда последний раз его выследили в Скарат-Урготе он легко ушел и убил пятерых исполнителей. Его зовут Талгрис, все кардоны и заставы предупреждены о его преступлении, так что в каждом городе вам будут оказывать содействие. Более подробное вы узнаете все у Фарангира, так же он выдаст вам оружие, на это задание я разрешаю вам воспользоваться гадлейданами. Все свободны. –
Мортальеры, молча, развернулись и двинулись к выходу из зала. Гиракс остался один в пустом помещении и еще долго смотрел в одну точку.


* * *
Ключ скрипнул в замочной скважине и металлические прутья замка вошли в каменные пазы, дверь камеры запиралась очень надежно. Ободранного вида мужчина за дверью начал громко ругаться и колотить руками в дверь, проклиная и империю и всех трех Императоров. Даэнор лишь слегка улыбнулся и пошел обратно в главную комнату городской стражи. Уже больше десяти лет, как он руководил отрядом императорских гвардейцев в Страаре и на таких вот порядком насмотрелся. Сев за широкий стол, он открыл большой кожаный журнал и внес новую запись с именем преступника, датой и составом преступления. Как всегда ни чего необычного, простая кража из продовольственной лавки. Многие бродяги, вместо того что бы пойти честно работать, предпочитали наживаться на чужом труде, но после того как Императоры приняли указ о публичных наказаниях, многие ретивые поостыли. И этого, пока еще буйного воришку, послезавтра ждет прилюдное наказание – ему отрубят два пальца левой руки.
Закончив с журналом, Даэнор поднялся и вышел во двор корпуса гвардейцев. На большом пятачке несколько человек упражнялись с мечами, кто-то, звеня молотом в небольшой кузне, ремонтировал доспехи. Хоть Страар был и приграничным городом но жизнь здесь проходила довольно мирно, лишь изредка беспокоили набеги дикого зверя из Глаурлунда – древнего леса, что лежал почти от границ Империи до земель северных племен. Только последнее время Даэнора все чаще и чаще беспокоили вести о том, что северные племена все чаще стали наведываться к границе. Последний раз такое было еще при правлении Маартилов – более трехсот лет назад, когда Северные таны решили проверит крепость имперской кольчуги но получили такой отпор что еще долго зализывали раны на своих льдистых скалах.
 Со стороны двора послышался цокот копыт и в арку проезда въехало четверо всадников. Первым ехал один из гвардейцев, сопровождая приехавших от ворот города, за ним следовали трое всадников в плотных дорожных плащах черного цвета. На груди у каждого выделялась ярко красная львиная голова. исполнители Ордена. Даэнор чуть скривился как от кислого лимона, он недолюбливал всю Канцелярию и ее ищеек в особенности, они постоянно были предвестниками каких либо проблем.
Один из всадников легким движем спрыгнул с коня и поднялся к Даэнору по ступенькам, остальные двое последовали за ним.
- Исполнитель ордена Истральд Ле Оглонд, я прибыл сюда по распоряжению Верховного Командора. - Человек в черном плаще прижал правую руку прямо к эмблеме ордена и склонил голову в приветствии.
 - Капитан Даэнор, начальник пограничной заставы Императорской гвардии в Страаре, чем могу вам служить? -
- Я думаю, нам лучше провести наш разговор с глазу на глаз без лишних свидетелей. - Исполнитель кивком головы указал на дверь.
- Мне абсолютно нечего скрывать от моих солдат, мы так же можем поговорить и здесь. - Даэнор обвел рукой двор заставы.
Несколько гвардейцев оторвались от своих дел и стали прислушиваться к разговору.
- Капитан Даэнор, я настаиваю на приватной беседе. - голос Исполнителя стал намного жестче чем начальный приветствующий тон.
Даэнор с нескрываемой неприязнью повернулся к двери и впустил гостя за собой, двое других остались у двери. Исполнитель сел в неглубокое кресло в приемной комнате возле грубого деревянного стола, на котором лежало несколько книг, перья, карты и жестяная склянка с сургучом. Сам Даэнор расположился в кресле с высокой спинкой и вопросительно посмотрел на Исполнителя.
- Что же такого тайного в нашем разговоре? - он скрестил и пальцы и положил руки на стол.
Гость достал из небольшой сумки свиток и развернул его на столе. На грубой бумаге был нарисован грубый портрет, остроконечные уши, длинные черные волосы, странный узор на коже пересекающий глаз.
- Кто это? -
- Это Талгрис, один из лучших Исполнителей Ордена, командир звена, - гость в черном плаще встал и оперся руками на стол. - Но недавно он убил одного из членов парламента и был замечен в сговоре с северными танами. Ему удалось выбраться живым из столицы, у него заложница, дочь убитого парламентария. -
- Вы думаете он пойдет через Страар? -
- Мы в этом уверены, и вам надо будет остановить его любой, даже если при этом пострадает ребенок. -
Даэнор изменился в лице, его руки судорожно сжались в кулаки.
- Мои люди никогда не будут убивать детей. -
- Мы предвидели такую реакцию, и сразу скажу, что если ему удастся пройти на вашем участке границы вы будете признаны предателями Империи и приговорены к смерти. Но, как я думаю, вас и это не испугает, и поэтому скажу больше, такая же участь постигнет и ваши семьи. -
Даэнор сидел молча, но внутри все кипело от ярости, костяшки на кулаках побелели.
- Вы должны перевести город в боевое положение, поставить в копье всех гвардейцев, даже тех кто сейчас в увольнении. Этот портрет повесить в казарме, что бы гвардейцы вставали и ложились с ним. - Де Оглонд наклонился к капитану и чуть сощурил глаза. - Я думаю вы хорошо меня поняли, и ваши семьи дороги, вам. Я уеду, мне необходимо известить еще две заставы, но сюда я обязательно вернусь. -
 резко развернувшись, Исполнитель ордена вышел с шумом закрыв дверь, Даэнор еще долго сидел наедине с собой.