Виктор Аннинский

БОРЦЫ С МАФИЕЙ. Рассказ
Солнце зашло два часа назад и теперь слегка ущербная луна тусклым, безжизненным светом заливала пустынные аллеи городского кладбища.

Однако, не смотря на позднее время, на одной из самых престижных аллей были слышны глухие удары ломом о скалу и шуршание выбрасываемой из могилы земли. В лесу, начинавшемуся прямо за оградой, ухал филин, слышалось хлопанье крыльев и другие неожиданные звуки, которые заставляли вздрагивать запоздалого путника. Да и как тут не вздрагивать, если на краю свежей могилы стояла керосиновая лампа, а в жутковатой кладбищенской тишине слышались чьи-то сиплые, прокуренные голоса?
- Как думаешь, Петруха? Разборки с мафиозниками продолжатся?
- Чего-нибудь полегче спроси, - ответил напарник, отрываясь от горлышка литровой бутылки. - Откуда я знаю? Как всё переделят, так и успокоятся. Первый раз что ли? Плохо только, что то густо, то пусто. - Он почесал живот через прореху в грязной майке. - Лучше бы, по два или три бандюка в неделю… И мы успевали бы рыть могилы без авралов, и у них не было бы напряга с похоронами. Оно и простую бабку похоронить - хлопот не оберешься. И с транспортом, и с гробом, и с прочими причиндалами… А тут все по первому разряду: чтоб и могилка была по евростандарту, и гроб - как огурчик.
Он снова приложился к бутылке с водкой и сделал пару глотков. Потом довольно крякнул, утер губы тыльной стороной ладони и передал бутылку напарнику.
Не спеша закурил и продолжил:
- Каждый день хороним человек по восемь-десять плановых жмуриков, а тут еще четверо сверхплановых. Считай, что полторы нормы. А во вторник и вообще - семеро сверхплановых было. До утра пришлось ломом махать.
- Один черт! Хороним их, хороним, а меньше бандюков не становится.
- Это как сказать, - не согласился Петруха. - Мафия, она, конечно, бессмертна, но сами мафиозники очень даже наоборот. С ними, наверное, и «Госстрах» не связывается - слишком опасная у них работа. Сильно, правда, не мучаются: пулю между глаз получит, и привет - наш клиент. Кому-то рожу гримировать и пробоину в башке заделывать, кому-то - выходной костюмчик на него напяливать, кому-то гроб по мерке ладить. Ну а нам - рыть землю.
- Всё правильно, - глубокомысленно заметил напарник, - кто на кого учился. Выходит, мы тоже борцы с мафией.
- Ага! Только - с дохлой! - согласился Петруха, и, поплевав на темные, мозолистые руки, взялся за отполированный от постоянного употребления лом. Черенок лопаты в руках его напарника тоже блестел.
Неритмичность поставок VIP-персон заметно лихорадила городское кладбище и в первую очередь сказывалась на работе могильщиков. Приходилось работать вечером и даже ночью. А что делать? Бандитам не объяснишь, что рабочий день нормирован - им эти тонкости по барабану. Бабки отстегнули? Отстегнули. Ну, значит, чтоб могилы были вырыты в полный профиль. Корешей своих верных хороним, не фуфло всякое.
С полчаса на кладбище было слышно, как лом вгрызается в скальный грунт и скребет лопата по мелким камням.
Потом Петруха отставил лом, сделал хороший глоток из полупустой бутылки и заметил:
- Если в неделю будем зарывать по десятку, то к концу года братки могут закончиться. Останемся без хороших клиентов.
- Это вряд ли. Они хоть и борзые не в меру, но не все ж из них «быки»? Над ними и паханы есть. Договорятся между собой…
- Ага! Наполовину уже договорились! Князь как раз и будет в этой могиле похоронен. Осталось узнать, где себе выбрал место Арсен или Карат.
- Думаешь, это кто-то из них наехал на «бригаду» Князя?
- Кто их знает, нам они не докладывают. Может, Арсен разобрался с Князем, а может, и сам Демон. Говорят, что Демон покруче будет всей нашей мафии вместе взятой. На разборки вообще лют: мочит как с добрым утром! И фамилию не спрашивает. Как стал начальником в своей «ЧК», так сразу нам блатных клиентов прибавилось. Раньше такого не было. Ну, замочат одного, редко - двух. А сейчас пачками идут: и по четверо, и по семеро… За эту неделю и вообще рекорд - больше десятка навалили, не успеваем хоронить.
- Похоже на то. Вон, секретарша нашего шефа, каждый день на работу в новых туфлях приходит …
- Туфли-то тут причем?
- А при том… Мы с крутых имеем навар?
- Ясный перец, имеем! И бабками и водкой… Кто же будет за голый тариф ломом махать?
- Ну и шеф имеет. Только его бабки рядом с нашими и близко не лежали. На этой аллее кого попало не хоронят. Сам знаешь: или больших начальников, или крутых мафиозников. Вон, почитай таблички: справа сплошь директора и важные шишки, а слева братва и авторитеты. Кузьмич, старый пенек, придурился сюда экскурсии водить. Он же, пока его не выгнали с работы, сам и хоронил их здесь. Всё помнит: чекушку поставят - он такие истории начинает травить, что слезу прошибает… А если поллитру - то полдня может грузить. Пока водка не кончится.
- Так причем тут секретарша? - напомнил Петруха и снова приложился к бутылке. - Хорошая водка! И без закуски легко идет…
- А при том! У нашего шефа губа не дура: нашел себе молодую секретаршу. Всё при ней: и лицо, и фигура. А сам на лешего похож. Вот и приходится ему с полюбовницей делиться, иначе она его к себе не допустит. А у той бзик какой-то: как только бабки заводятся, сразу дорогие туфли бежит покупать.
- Ты-то откуда знаешь?
- А я с Зинкой дружу. Она баба незамужняя, я мужик холостой… И когда не сильно пьян, кое на что гожусь. Зинка убирается в конторе и говорит, что у секретарши в шкафу туфлей всяких - больше десяти пар. И как похоронят крутого, так она с обновкой.
- Нашел с кем шуры-муры водить, - укоризненно сказал Петруха. - Она же страшная как атомная война!
- Некрасивых баб не бывает! - парировал напарник. - Просто бывает мало водки. А так как водки у нас хоть залейся, то с чего она будет страшная? Нормальная, даже с пивом потянет. Ты вон бегаешь в город к своей Люське… Сколько раз тебя менты под этим делом, - он звонко щелкнул себя по горлу, - заметали? Мало того, что ночь проторчишь в камере, так еще и выпустят утром с пустыми карманами.
- Ну, было несколько раз, - вынужденно согласился ценитель женской красоты.
- А морду кто тебе в вытрезвителе бил? А ребро поломал? Всё те же менты позорные. - Напарник сделал глоток водки. - А я хорошо устроился: сыт, пьян и нос в табаке. И сармак остается на кармане. Пей, сколько влезет, и хоть валяйся поперек дороги - никто тебя не заберет. По кладбищу менты не шляются. Если так разобраться, то кладбище это единственное место в городе, где чувствуешь себя белым человеком. Никто не достает: ни менты, ни бандиты, ни депутаты, ни кандидаты… Даже наоборот: если кто из них сыграет в ящик, то нас же приходят уговаривать - чтоб по уму могилу вырыли. И бабки платят, и водярой снабжают… Не-е, я так прикидываю, если воровать не умеешь, то это самая лучшая работа.
- Ну да, - усомнился Петруха. - А сколько раз тебе шеф выволочки устраивал? За пьянки и прочее?
- Большое дело! - отмахнулся напарник. - На то он и начальник, чтоб нас гонять. С шефом всегда договориться можно - он мужик нормальный. Ну наорет, подумаешь… Или какой-то премии лишит… В гробу я видал его копеечную премию! Непьющих могильщиков не бывает. Это научный факт. Я точно не помню - почему не бывает? но думаю - что из-за вредности нашей работы. Дают же дворникам или малярам молоко за вредность? Дают, по закону положено. А на нашей работе молоко не помогает. Только - водка.
- Хочешь сказать, что нам водка по закону положена? - заинтересовался Петруха. - По поллитре в день?
- По закону не знаю - шеф в сейфе КЗоТ держит. А по совести - точно положена. Примерно по бутылке на брата, если нет авралов. А если вот как сегодня - то по полторы. От переработки зависит… И кстати, как эту допьем, - он бултыхнул в бутылке остатками водки, - как раз будет полтора литра на двоих. Всё по науке…
Петруха какое-то время пытался осмыслить интересную идею своего напарника, потом тряхнул патлатой головой и взялся за лом.

Следующие полчаса на Городском кладбище не было слышно голосов, только - стук лома и скрежет лопаты. Да еще в лесу время от времени слышалось жутковатое уханье филина…

Виктор Аннинский

P. S. Рассказ «Борцы с мафией» является фрагментом главы из приключенческого детектива «Тени исчезают в полночь».

В. А.