Колыбель ( 2008)
Завещание
Источник
Метель.
(?)
Эхо. Мгла.
Гармония
« Утерянное наслаждение»
Пища
На миг…
… Пурпурными зрачками
На вкус расставание…
Сокрытый Олимп
От четкости реалий…
Земные картины
Послания в никуда.
В мгновенье…
Чужеродные сны
Исповедь.
Богиня сокрушения…
Я – покрытый плесенью черновик…
Не выражено.
Амулет
Отголосок
    






















 2008

                                      Тем робким силуэтам, что плавятся во мне…
                                      И канут безответно в снотворной дивной мгле…
                                      





             Завещание

...И в зыбкости гореть лиловым клятвам,
покоя вечность в декабрьской лжи.
Предстанет лабиринт в оковах правды.
- Ответ же ждать в притонах тишины...

Сомнения в агонии безмерной...
Что ждет за гранью, немых секунд?
Но все покоится в туманах безответных,
которые признанья не найдут...

Слепые, ловкие мольбы в терзаньях...
Их имена лишь канут в бренной мгле...
Останутся лишь тленные мгновения...
И то фантазией из снов, на самом дне…

             Источник

Ветер…трепетный ветер… снотворный закат…
Он уносит, как и вновь мои молитвы…
В ожидание и в смиренные картины…
В трепет предстоящего слепленного дня…

Поднимется над озером страданий…
Этот ловкий комок моих желаний…
Вновь во снах истомлено вообразить что мог…
Дотронутся до красот благородных дорог…

Как истомлена фантазия, что болью вольно пахнет…
 И серость чудом полных секунд опрокинет финал…
Там покоиться мир что, отвергнут, был явью…
Там был млечный закат, что поил впредь меня…

Робкими волнительными грезами мгновений…
Упадет на самое острие волнующего дна…
И дрожащее изрубит полотно синеватой краски…
И иссушит красоту …
И от агонии наслаждения погибнет в лике сна…


              Метель.

Тишина… волшебной скрипкой опрокинута её колыбель…
Лишь утяжеленный воздух, что затмил глаза…
Распахнутые окна и замерзшая дверь…
Срывает память, что хранила здесь всегда…
Огнями сонных улиц режет рамы апатии…
Лишь созвучие, что создает вуаль красот утешенья…
«Никто не придет!»… и взмахами я закрываю двери…
На засовы что бы никто не нарушил эту тишину…
И безмолвную уже смиренную «гармонию» мою…
Кофеин в последней ложной сигарете …
Лишь агонией искошена природа дня…
Красоту – я испиваю безответно…
Как когда- то испили меня…
Пробуждаясь в лопнутой минуте …
Наслажденье гибнет изнутри…
Капли дождей на сердце в виде волдырей…
Отдаваясь пламенной любви…
Разбросаны филигранные победы…
Головокружение и ржавые шорохи…
Утро,… вновь прильнув к дрожащей сигарете…
Резкий звон вместо созвучия …
Времени фальшивое трезвучие…

Погибали хмельные и безмолвные ноты…
Живопись с колокола времени играла…
Рожденные струны памяти агоний…
От безрассудности я с ними танцевала…
Они же пили мою волю…
Рассвет … и кинжалом сквозь разум…
Ослепленные камни жгли ту мертвую гладь…
Упиваясь отвратительным желаньем…
Оставляя омут сырых льдов.
Метель. И стекла стали зеркалом приданья.


             (?)

Пути – не больше чем пергамент…
Судьба – не больше чем чернила…
И воском выжженный души орнамент…
Где картою помеченные дыры…

Невольник – проказник грез безликих…
Боец – смысл, что созданным самим же…
Существованье – вопросительная книга…
Гибель – ответ, что тайной выжжен…


Эхо. Мгла.

Ты где-то, … но только не со мной…
В забвении дня из лживых строчек…
Во снах безликих мчишься с пустотой…
В холодных стенах, что рождают сладость ночью…

Ты где-то, но только не со мной…
 В пространстве яви и фантазии голодной…
Немое эхо лишь отражает облик твой…
С дырявыми царапинами падкой воли…

Ты где-то, но только не со мной…
Лишь слышен такт палящего движенья…
И то с бездонным ветром отреченья…
И вновь накроет странной волной…

В прикосновенье с незримою росой,
Что на щеках души были незримы…
И воском сотканный стонущий покой…
Но не знать мне его…
Ты где-то … но, увы, не со мной…

Вновь ночь сокроет вечности глаза…
И я тебя найду лишь в яде, сожженном мгновенье…
В изорванных рисунках знойного сна…
И впившись, обрету то наслажденье…

Обрушившись шепотом на мертвое дно …
Но фразы рассекаются в секундах…
Шершавых одеял сокрытое тепло…
Прольется нотами одиночества в струнах…


В трепете, где я вольна, но так безвольна…
В безликом ужасе реальности призренья…
застывшие пальцы в немых витках боли…
комками нервными будут прощупывать мгновенья…

Холодные стены, что питаются любовью…
И рамы одичалых окон, ловившие мой зов…
И ветер, что влагой беспомощности полон…
И эхо, что глухо, наполняет этот дом…

Фразы. Картограммы жизни. Век запах родной.
В забвении дня…
Ты где-то, … но только не со мной…

 ___________________________
 
Холодная мгла с агонией ночи …
Шершавые пальцы в желании пронять…
Сокрыла меня… одеялом болящим
И стонами краткими боль не унять…

Никто не разломит эту стену из льдинок…
Никому и не нужен мой жадный покой…
Пусть и есть в этом доме ценность странных картинок…
Но не слышим их стук в этой грани больной…

Как же трепетно мне в этом омуте правды
Цепи горьких страданий ни спадут никуда
Я глотаю горстями одиночество яда
Я желаю узреть. Роковая стена.



                   Гармония

Каплями безмолвия обрушена моя желанная гармония…
Подхватывая их … в агонии из грез сплетенных…
Лелея жажду ощутить толчки незримой воли…
Век сожженных облик столь голодный…

Я к красотам нереальности протяну запястья…
Сокрушу в бездонное паденье сладкий яд…
В этих тонах боли минувшего я согреюсь страстью…
В омуте далекого желания…


            « Утерянное наслаждение»

Не изученным трепетом и горечью,
Наслаждением не испитым, его великой гранью…
Отрешением лишь соприкоснувшийся глоток,
Что, ранее кем-то названым «Раем»…

Его тонкий и мнимо ранимый силуэт…
Что так беспомощно канет в дымке боли…
Бессмертный странный отзвук полусонных век…
Дарящий силу и мгновенную волю…

Лик призрачного обмана горечи и сласти…
Шепот твоих едких фраз в памяти осколками обвитый…
Память каплями росы в твоих фантазиях опасна…
Миг, подаренный тобой к векам клинком оббитый…



            Пища


… Омут безмолвия… птицы затмения…
… Пищу в ночи несут для меня…
… Новое дыхание боли и фраз немых рождение…
… Напиться … лишь напьюсь слезами я…

… Время утаило облако истины безжалостной…
… в звучаньях помощи и отчуждения глаз…
… Теперь пробужденная в агонии, но яростной…
 … И слух мой режут провода колких фраз…

… Эхо,… но лишь свой, же голос слышен…
… Реки, бездны, что испиты были мной…
… Злобные горы, и в отраженьях крыши…
… Но не путь, что выбран был когда-то мной…

… Крест, неся на вершины огненного ветра…
… И позади меня одни лишь камни и снега,
… И даль, что памятью прожженная безмерно…
… Но нет, ни матери, не близких, не тебя…

… И на ресницы выдоха падет хмельная осень…
… И в беглом миге затеряюсь я в очаровании унынья…
… прильну к давно сожженным детским грезам…
… Эхо…, но миг так короток,… он сгнивший ломтик пыли…

… И ветер мертвой влагой полон…
… Прольет на усохшие веки росу хмельную…
… Как ощущаю, в дне выцветшем - голод…
… о, как бы мне смешать эту краску нагую…

… Сквозь млечные пути и бездн глухих паденья…
… Сквозь агонии ветров и грани иных миров…
… Одна лишь красная и черная материя сомненья…
… Как не хватает на пергаменте цветов…

… Чернила растекутся по запястьям спелой кровью…
… Из силы сотканной и роковых «побед»…
… Сегодня я впускаю свою слабость,… Лицо упрямо скрою…
… В ожидании, хоть получить один ответ…


      На миг…

Цепи, терновые, обласканные болью…
Познавшие силу, и слабости вкус…
Омытые временем, чуждою кровью…
Пролившихся из дня порочных уст…

Крепки, пусть ветхи пониманьем…
Шею, мою хрупкую в объятиях браня…
Придавая ценность… в расставанье…
 не испитой волею, насущного дня…

 
Кровь мою из боли сотканную глодая…
Разума корни, и силу поедая…
Стоны, в полуночных снах сжигая…
Плетью роковой в желанье…

Братья, что же миг мне не дадите…
Осознать, хоть малость красоты…
Но безжалостно сокрыл все окна ветер…
А за ним… тлели ожерелья весны.


             … Пурпурными зрачками

… Пронизывающие веки. Пурпурными зрачками.
… Шелест замерзших картин в полуобмороке осени.
… Пурпурный небосклон. Достав запястьями до дна.
… Глянец попутчиков в маскараде фальшивого ответа.
… Вдумчивый, и обреченный взгляд… смиренного побега…
… Ледяные дома, трауром подвешенные камни…
… В воздухе прожженная память прошедшего дня.
… Я ловлю туман его наследия. Не отыскать мельчайшего тепла.
… Ты со мной... мой славный попутчик жизни.
… И в удушливых объятьях надежду я ищу…
… Фальшивыми сомнениями, что так глубоко и близко.
… но по фальшивым Оскалам бреду…
… сплетенные мгновения в потерянной яме…
… не глубоко и не близко.
… кругозор, облицованный в дымке сожженных желаний…
… Грезы, в лужах расплывшиеся…
… Пожиная лишь тлеющий запах…
… Бросив несколько колющих взоров в себя – безумье…
… Не найти столько фраз и иносказаний на стенах целлулоидного мира…
… Пережитки… пережитки… грани…грани…
… Цвета… едкие цвета…
… Не сыскать столько бездн, сколько бездн в моем храме…
… Несыскать столько мук… сколько мук, было отдано этой природе…
… Не сыскать…
… Фраз не найти, сколько чернила моей души зрели…
… И мертвая точка. Нет движения.
… Пронизывающие веки. Пурпурными зрачками…
… Приближение скоростной пули в весок…
… Дотронувшись,… познав краски новой боли…
… Запечатанная слабость в зрелой роли…
… Только вот не чувствуя себя…
… Если только воск не обожжет пальцы мои опять…
… «Душа ребенка» подвешенная на дереве безволья…
… До силы просто не достать…
… В потерянных не начатых страницах книги…
… - Помыслы о тоненьком присущем миге…




          На вкус расставание…

Трепет …жгучий трепет…снов бездонных лабиринт…
Боли в безднах, с запахом, лиловых кинжалов магнит…
 С фраз потерянных и едких… жизни потный глоток…
Кто сегодня будет жертвой? - жизни пламенный урок…

Круговорот падений в пальцах, сотканных изо льда…
В омут отчуждения, изгоя, где я буду вновь пьяна…
Знойным холодом, что поглотит последние узоры …
И скоротит ближайшие гибели земные горы…

Подниматься… поднимусь на несколько тщетных миль…
Оглянусь,… но лишь выцветшая и потерянная быль…
Протяну вновь пальцы,… но обожжет эфемерный ветер…
Пройду в снах зыбких, вновь погибнув, пусть листва не верит…

Запечатанные сердца в песке полуночного сияния воли…
И вновь ощутив тот продавший стон и обреченные боли…
Но в потоке прошедших кадров затеряюсь, поглощу мгновенье…
И с воском на губах продам фальшивое благословенье…

Вновь ощутив объятия в запястьях костляво – бледных…
Деревья вновь заплачут в немом ужасе отпетом…
Обман! иголками прошитые ладони вместо страсти…
И поглотит бессмертие смерть мимолетных души странствий…

Прогнившие веки в пожаре предначертанного канут…
Пути дальше нет,… пускай же поглотят последнюю отраду…
Что потерялась во снах, которые уничтожили в рассветах…
И безответность, что так плавилась в ответах…

Подниматься… поднимусь на несколько тщетных миль…
Оглянусь, …но лишь выцветшая и потерянная быль…
Все безмолвное дыханье унесли закаты в тленность…
Существование и яркий отзвук «вечность»…



             Сокрытый Олимп

 Олимп что в тайных дверях спрятан…
Волшебными пальцами незримо рисуют…
Картины всесилия и несбыточность дали…
Печалью возвышенных гор души волнуют…

Судорожные небосклоны в винах лиловых…
В вечных объятиях, поисках новых…
Красот … их призрачных оттенков…
Сшивания узоры из ниток ветхих…

Олимп что в тайных дверях спрятан…
Никто не зреет эти бездны хмельные…
Лишь одеяние, что Империю скрывает…
В темнице изодранным бременем дыры…



              От четкости реалий…

… Продрогшие глазницы от четкости реалий…
… В безлюдном танце провожая день…
… Пожрали дух, и прибавили знаний…
… И желанная «даль» что во снах – лишь родней…

… И узоры что прахом усеяны на окне терзаний…
… стремлюсь зреть цвет – он мне дает портал…
… Проникнуть в пелену заветных граней…
… И вновь пленке жизни нанести «Удар»…

… И анимацией цвета воспрянут…
… И кровью вновь помечены шаги…
… И имена на филигранной пленке канут…
… В забытие пройденной окрашенной строки…

… Продрогшие глазницы от четкости реалий…
… В безлюдном танце отпуская тень…
… В немыслимом потоке расставаний…
… И в тщетности желанное узреть…

 


            Земные картины

… Достигнув грани земных картин…
… Их вязких красок призрачного мира…
… Пепел в легких… в глазах едкий дым…
… Вот красоты твои, проповедная книга…

… Опустошенный квартет неподвижен и нем…
… Лишь беззащитность осени дает мне чернила…
… И полуусохший трепет родных стен…
… В ночном совершенстве, фантазии обронила…

… Достигнув грани земных картин…
… Из вязких красок призрачного мира…
… Мой путник в этом омуте стоит один…
… Вот только не в руках его там сила…

… Высосала как из кувшина кисть твоя…
… Души моей выжженный красотами орнамент…
… Одарив лишь пеплом прогнившего дня…
… Теперь твоя картина-сладость душ,
… Моя картина же – подводный камень…




            Послания в никуда.


… Послания. Головокружительные прозы в предвкушенье…
… Отдать хоть часть мыслительного чувства в никуда…
… Её необъяснимых тонкостей, и тайных кодов разрешенье…
… И показать цветов лиловых горечи и сладости круга…

… Пергаментов бесчисленные счеты,… разорванные от бессилия пальцы…
… Пытаясь донести хоть одному тот мир, что скован фальшью…
… Внося сокрытой лентой анаграмм подводных стразы…
 
… И где-то вновь лелея трепет странной веры…
… Что прикоснуться чьи- то теплые и в тот же час далекие глазницы…
… К потерянному совершенству моих странствий…
… И время опрокинет на слезы памяти достойные лица.

… Послания. Головокружительные прозы в предвкушенье…
… Последняя запятая воображена точкой. Отправленье.
… Во фразах легких, но зашитых проницательным паденьем…
… В желании познать желанное благословенье.

… Но нет ответа.





               В мгновенье…

Как прекрасен тот отблеск, цветов, порожденный мной…
Как моногамный рисунок этих трепетных силуэтов…
И я вступаю на лезвие с его безмолвной красотой…
В желании испить его заветную планету.

Но колко недосягаемы их эфемерные плащи…
Боясь, что вновь испью их, и иссушу до праха…
Пусть зная, что они так жизненно нужны…
Пусть зная, что вновь их сотворю бессмертным знаком.

Как прекрасен тот блеск, цветов, порожденный мной…
Как в агонии я мучаюсь в их безмолвном упоенье…
И порождая, испивая, наслаждаясь, превращаю их слезой…
Лишь слезой в одном беспечном крохотном мгновенье…


           Чужеродные сны
              
… Нет отражения… в зеницах хрупкие стекла…
… На ладони сыплются столь вольно…
… Чужые покрывала … и выжженные окна…
… Лишь прикоснутся,… не ощущаю боли…

… И тело, словно шелк, гладью не реально…
… В смятенье имени не вспомнить, не понять…
… И только в омуте признания лишь грани…
… Где мне ещё не суждено там спать…

… Нет отражения,… в зеницах лопнули стекла…
… Собрать во времени… мне не собрать…
… Кошмаром обведены слепые окна…
… Как тягостно сквозь пелену дышать…



          Исповедь.

… Я медленно сворачиваю на безграничный путь…
… Тем самым взламывая суть гадостной системы…
… Пусть далее расплескивают в жилы мира ртуть…
… Пожайлусто, вы вскрыли ещё мне в детстве вены…

… Но, только не упуская миг, его незримую свободу…
… Когда судьба – призреница, желает свершить рабом…
… Я ухожу, в тонкие и хрустальные узлы своей природы…
… И только эту волю я могу оставить « днем»…

… Когда под пеленою трепета я тщетности ловлю…
… Но этот прах, он не даст мне силы и пищи…
… Противник – я, банальность и фальши не терплю…
… Была на склонах я,…но ранее… подчас как падала все ниже…

… Теперь познала я … слепость этих грез…
… Бои покоятся до одного несчастного момента…
… Никто так и не будет ловить росу из слез…
… Но я не ухожу от безграничного ответа.




 
 

Богиня сокрушения…


… Ты под пеленою снотворного безумия…
… И я вижу эти до боли сладкие, гранатовые сны…
… Как деготь рук в прикосновении со светилом…
… Изображает узоры закатной аномальной мглы…
… Как деготь твоих рук сжимает вольный ветер…
… И превращает в пылинки воздуха, чтоб мне дышать…
… И ломтик пыли упадет на скалы, никто не заметит…
… Как я буду под эти созвучия бестомно сочинять…
… Ты нежными запястьями сжимаешь вечные красоты…
… И красками пурпурными одаришь неземные поля …
… что бы я напилась слезами их воли…
… Чтоб падала в восторге и в печали их огня…
… Ты подхватываешь листья в серебре января…
… И шипами сердца упадешь на их хрупкий стан…
… Чтобы не топтали их больше ноги, и земля немая…
… И дарила запах сырости, акварели сад.
… Богиня сокрушения… Богиня смерти… Богиня стихий…
… Как кафтан твой печалью прекрасен…
… И на веках застывала сотканная пыль…
… Только поцелуй её был мне пожизненно опасен.




              Я – покрытый плесенью черновик…

Как черновик… покритый плесенью, и временем прожжен…
Лишь сырость от зениц уставших полок…
За свой ветхий век так и не познал где ж его дом…
Лишь шершавых рук и взоров колких…

Как черновик… собравший горечи, крушения красоты…
В свой ещё недописаный, нечеткий том…
В одной бездумной, но постоянной фразе про свободы…
И в постоянстве вопросительного « Кто я?» в нем …

Чернила разных красок, пытаясь вобрать картину…
Но слишком едкие, неправильны тоны этих фраз …
И хаос, перечеркнутое, возрожденное,былое и отныне…
Не могут дать открыть гармонии проповедный глаз…

Бессилен том, он высосан строками,
Он выжжен временем… и плесенью покрыт…
Раскиданы страницы над безмолвными мостами…
Над пропастью пустот и там где радость спит.







Не выражено.
           

И вновь не все выражено, то, что я душою вижу…
И вновь это лишь молекула всего…
Какие ж шепоты красот я в сладкой боли слышу…
Какие силуэты посещают мой забытый дом…


         Амулет -2

В потерянных мирах, созвездиях, планетах…
Я робость ядовитой страсти твоей ловлю…
В недосказанных, и опрометчивых ответах…
Огонь тишины, и признаний броню.

Верность тоскливой скрипкой скована…
Нет, потери больше красочны и страстны…
Это как взор, брошенный в сторону…
И найти тебя в омуте времени пусть сложно, но прекрасно.

Ты – амулет мне, моего дыхания…
И смерть мне отвратительна лишь тем,
Что потеряю руку твою я в безднах «нового рождения»…
Ведь ценна мне эта минута пламенных утех…

И сыплются на сладкие от боли грезы…
То, что когда-то были не воображены судьбой…
На то облако дыхания, где покоятся признанные душой слезы…
Где в млечном пути я изображаю моногамную любовь…

 
               Отголосок

В отчуждении времени, пространств моей природы…
Я заблудилась в омуте несказанности фраз…
Рука лишь водит мысли в сознании слепого года…
И тщетно пытается, выразит их транс…

Но слишком кратки эти иероглифы в чернилах…
Душа, что трепетом покоиться на дне…
Запуталась в сетях собственного мира…
И мира, что так выгодно воображать судьбе…

Я кану безвисти между ихними проводами…
Пытаясь осознать, где мне - строка…
И только фразы – я, усыпанная именами…
Что так безмолвно кличут свой миг из далека…

Строка мне … воображать, те грани, бездны…
Воображать слепые отголоски мук…
Красот незримых совершенства…
Пока не изорву своих я рук…

Мой воздух … строками усыпанный безмолвно…
Как отраден, и как смертелен мне их лик…
Пока не соткана из воска фраз моя картина…
Не быть мне вольной… не зреть иных…

Мне тишина дает мгновения звучанья…
Я испиваю грань её до боли неземной…
И лишь она дает мне звон трепета страданья…
Пусть и дает напиться мне слезой…

Как режут отголоски времени мне разум…
Бросая в бездны грез и «созданной среды»…
Мой путь – это сплоченное пространство…
Моя душа – в нем отзвук суеты…

Познав истины пожар в прожженных окнах мира…
В побеге к грезам фраз, разбитых в никуда…
Лишь время подо мной – сшитая картина…
И я в их узелках движения – слеза…