Виктор Аннинский

НЕ РАДИ ПЬЯНСТВА ОКАЯННОГО, А ДАБЫ НЕ ОТВЫКНУТЬ! Откр. письмо
НЕ РАДИ ПЬЯНСТВА ОКАЯННОГО, А ДАБЫ НЕ ОТВЫКНУТЬ!

Открытое письмо

Нет, что ни говорите, а когда глава государства напрямую обращается к простому народу, это, конечно, впечатляет и вызывает чувство гордости.
И всё бы хорошо, да вот беда - среди других важных тем президент затронул проблему пьянства и алкоголизма. Почему беда? Ну хотя бы потому, что за последние сто лет было столько всевозможных антиалкогольных реформ и кампаний, что поневоле начинаешь опасаться подобных экспериментов. Ибо они почему-то всегда оборачивались новыми проблемами и даже социальными катаклизмами.

Достаточно вспомнить недоброй памяти антиалкогольную кампанию Михаила Горбачева. Чем тогда завершился тот эксперимент? Ничем хорошим: началось с диких очередей за вином и водкой, потом - за закуской… В конце концов проблемы с тем и с другим так осточертели людям, что они вышли на баррикады «Белого Дома», чтобы защитить пьющего председателя Верховного Совета РСФСР от непьющего президента СССР. Невероятно, но факт: на этом и закончилась история Советского Союза и его первого президента…

Если немного покопаться в отечественной истории, то можно обнаружить подобный прецедент начала XX века: в 1914 году, с началом Первой мировой войны, в России был введен весьма жесткий «сухой закон». (До окончании войны была категорически запрещена продажа спиртных напитков. И это при том, что в государственных винных подвалах хранилось около 80 млн. ведер водки, так как закон не предусматривал уничтожение ранее произведенного или импортированного алкоголя. - Прим. авт.)

Идея вроде бы благая, нужная и многими с восторгом поддержанная. И как тогда всем казалось, успешная. Во всяком случае, в первые месяцы действия «сухого закона» потребление алкоголя сократилось почти на 100 %. (В следующем, 1915 г. производство спиртосодержащего лака возросло в 6, а политуры - в 16 (!) раз. Огромные толпы народа у аптек, за спиртосодержащими лекарствами, подозрительно напоминали довоенные очереди в винные лавки. - Прим. авт.)
 
А чем всё закончилось? Февральской революцией и Октябрьским переворотом. История еще более невероятная, но, увы, это тоже правда.

И кстати говоря, большевики, захватив власть, вовсе не собирались отменять «сухой закон», введенный еще при самодержавии. Выдержанные марочные вина, коньяки и прочие изысканные напитки, они собирались продать в соседние, «пьющие» страны - для пополнения пустой казны. Большую же часть винных запасов, состоящую из дешевой водки и прочего «ширпотреба» - большевики хотели просто уничтожить.
 
Это они погорячились: как только народ прознал про ту неслыханную дурость, он пошел на штурм винных складов и подвалов. Дело дошло до того, что непьющим большевикам пришлось задействовать броневики с пулеметами, чтобы отбиваться от разъяренного народа, посчитавшего издевательство над многовековыми традициями за национальное оскорбление.

О разгоревшихся страстях красноречиво говорит «агитка» того времени, сочиненная пролетарским поэтом Демьяном Бедным:

Аль не видел ты приказа на стене -
О пьяницах и о вине?
Вино выливать велено,
А пьяных - сколько ни будет увидено,
Столько и будет расстреляно.

Как и следовало ожидать, ничем хорошим то кощунство не кончилось. Спустя несколько месяцев в России начнется братоубийственная гражданская война, которая продлится три года и приведет к крушению Российской империи, невиданной ранее разрухе и огромным человеческим жертвам. И это тоже исторический факт.

Любопытно, но до Первой мировой войны самой проблемы неумеренного потребления алкоголя в России не было: доля горьких пьяниц была незначительна, и мало чем отличалась от подобной статистики в соседних с Россией странах. Что касается женского и тем более подросткового или детского алкоголизма, то тогда и слов-то таких не знали.

А вот «общества трезвости» были известны задолго до того, как Горбачев до крайности озадачил ими советских людей - такие общества появились на пару веков раньше. (Правда, в отличие от современного понимания, те трезвенники вовсе не были трезвенниками. Даваемое обещание быть трезвым означало, что общество всерьез обиделось на хозяина местного кабака - обычно из-за высоких цен или отвратительного качества спиртного - и объявляло ему бойкот. Такая ситуация была крайне неудобна для обеих сторон конфликта: хозяин нес убытки, а его бывшие клиенты поневоле вели трезвый образ жизни. - Прим. авт.)

Что же касается «Общества трезвости» образца 1985 года, то его поборник и вдохновитель, Михаил Горбачев, незамедлительно получил в народе ехидное прозвище - Минеральный Секретарь. (Игра слов: М.С. Горбачев занимал пост Генерального секретаря ЦК КПСС, а так как сказался непьющим и неустанно ратовал за трезвый образ жизни, то и получил в народе «безалкогольное прозвище». - Прим. авт.)
 
Не менее любопытно и другое: трудно найти другую страну, которая всего лишь за один век перенесла бы столько потрясений, войн, социальных катастроф и безжалостных экспериментов. Российский народ всё это перенес и научился выживать, казалось бы, в невыносимых и нечеловеческих условиях. Почему? Наверное, потому, что этому способствовало уникальное свойство алкоголя - притуплять любую боль и снимать любой стресс. Но как и любое, даже самое чудодейственное лекарство, водка имеет много противопоказаний.

…Двери настежь у вас, а душа взаперти.
Кто хозяином здесь? - напоил бы вином».
А в ответ мне: «Видать, был ты долго в пути -
И людей позабыл, - мы всегда так живем!
Траву кушаем, век - на щавеле,
Скисли душами, опрыщавели,
Да еще вином много тешились, -
Разоряли дом,
Дрались, вешались.

Владимир Высоцкий, «Старый дом».

Однако не всё так плохо. В нашей истории можно найти и положительные «алкогольные примеры». Как вы, думаете, смог бы наш народ выстоять в Великой отечественной войне, если бы на фронте ввели «сухой закон» и лишили бойцов Красной Армии «наркомовских сто грамм»? (Выдачу водки начали практиковать с 1939 г., однако те «наркомовские сто грамм» восходят к другой старинной традиции: еще во времена Петра Первого в Воинском уставе был пункт о фронтовой чарке водки. - Прим. авт.)

История, конечно, не терпит сослагательного наклонения, но, думается, что ответ очевиден: та горечь поражений и утрат, те жестокие бомбежки и артобстрелы, яростные атаки и контратаки врага, невиданные лишения и испытания, что выпали на долю наших солдат и офицеров - особенно в первые годы войны - были бы для человеческой психики запредельны.

И еще один пример на ту же тему. В полевых госпиталях раненым, которым была нужна срочная хирургическая операция, вместо наркоза, часто давали выпить стакан медицинского спирта. И именно такая, можно сказать - народная «анестезия» спасла многие тысячи, если не миллионы жизней наших солдат.


Озабоченность государства проблемой пьянства понятна: неумеренное потребление спиртных напитков не только ухудшает генофонд и физическое здоровье нации, но и ведет к другим социально опасным угрозам: уменьшается продолжительность жизни, увеличивается количество разводов, снижается рождаемость, увеличивается смертность…

Если уж благая идея образца 1914 года обернулась для страны невиданной катастрофой, то чего ж нам ждать век спустя? Как показывает выстраданный опыт российского народа - ничего хорошего. Сто лет пьянства не прошли даром, более того - уже пятое поколение россиян снимает стрессы и решает все свои личные проблемы с помощью алкоголя, как универсального «лекарства от всех скорбей». И потому избавится от такой напасти ни за несколько лет, ни даже за несколько десятилетий нельзя: «лечение» может дать непредвиденные осложнения и оказаться еще более опасным и непредсказуемым, чем сам социальный недуг.

И вот тому пример. Пресловутая борьба с пьянством, затеянная окаянным «архитектором перестройки», чрезвычайно обострила такую проблему, как наркомания. И не надо быть членом-корреспондентом Медицинской академии наук, чтобы уразуметь простую вещь: наркомания гораздо опаснее алкоголизма. Почему? Да хотя бы потому, что за месяц или два алкоголиком не станешь, а вот наркоманом - запросто.

Есть здесь и другая подоплека. Сто лет назад не было такой взаимной ненависти между сословиями, как сейчас, и это при том, что социальным равенством Российская империя не отличалась. Конечно, сытый голодного и тогда не разумел, однако и до непримиримой вражды между сословиями дело не доходило.

Скорее всего, в этом была немалая заслуга церкви. Именно вера сплачивала людей и сглаживала социальное неравенство. Богатые и бедные были всегда, но никогда еще в нашей новейшей истории состоятельные граждане не относились к бедным соотечественникам с таким нескрываемым презрением, как сегодня.

Век назад было немало вещей, которые ни за какие деньги не продавались. Их можно было только заслужить. Сегодня же всё диктует рынок: всё покупается и всё продается. И даже то, что за деньги купить нельзя, можно купить за очень большие деньги. И покупают: мандаты депутатов, должности судей, градоначальников… Где ж теперь простым людям искать утешения? Либо - в церкви, либо - в кабаке…

Я - по полю, вдоль реки:
Света - тьма, нет Бога!
В чистом поле - васильки,
Дальняя дорога.
Вдоль дороги - лес густой
С бабами-ягами,
А в конце дороги той -
Плаха с топорами.

Где-то кони пляшут в такт,
Нехотя и плавно.
Вдоль дороги всё не так,
А в конце - подавно.
И ни церковь, ни кабак -
Ничего не свято!
Нет, ребята, всё не так!
Всё не так, ребята…

Владимир Высоцкий, «Моя цыганская».

Возвращаясь к теме пьянства, нельзя обойти вниманием и нравственный аспект проблемы. То есть, дело здесь не в вине как таковом, а, скорее уж, в знаменитом питейном девизе, который старославянской вязью украшал мерные штофы для водки: «Душа меру знает!» Ну, а раз так, то и решить социальную проблему пьянства без учета потребностей души человеческой нельзя.

Ведь почему люди пьют? И всегда ли - от радости? Вовсе нет, пьют и по другим причинам: например, с горя, с досады, с тоски, от скуки… Поводов много, но всё же большинство из них носят эпизодический, временный характер. Однако есть и такие причины, которые постоянны на протяжении многих лет и даже десятилетий. Вот одна из них: это невостребованность по жизни. Нет, наверное, в России совершенно никчемных людей, так же, как нет и людей бесталанных. Каждый человек умеет что-то делать хорошо, но только очень немногие могут свои способности реализовать на практике. (Сравните: лучшая работа - это хорошо оплачиваемое хобби. - Прим. авт.)

Почему так происходит? Прежде всего потому, что всё в нашей стране давно «схвачено» и поделено между собой кланами, корпорациями, организациями, союзами... И не суть важно, кто или что в основе тех монопольных объединений: бизнесмены, коррумпированные чиновники, банкиры, организованные преступные группировки… Смысл их существования в том, чтобы чужих к своей кормушке не подпускать.

Этот принцип действует на всех уровнях: от сельскохозяйственного рынка в захолустном райцентре, до, например, рынка услуг сотовой связи в масштабе всей России. Но если на сельском рынке, по «недосмотру» администрации, какой-нибудь крестьянин иногда и ухитрится продать что-то со своего огорода, не дав «на лапу» всем кормящимся с того рынка, то на следующем уровне - например, на рынке в областном центре, такое уже исключено.

Что же до более крупных рынков товаров или услуг, то монополисты никого там не потерпят. И не только потому, что новоявленная корпорация лишит их каких-то доходов с их «вотчины», но и потому, что новый игрок неизбежно собьет их монопольные цены - и тогда потери станут куда более ощутимыми.

Ведь понятно же, что три или четыре монополиста всегда смогут договорится между собой и установить наценку на свои товары или услуги не в процентах, а «в разах». И это одна из причин, почему так плохо развивается экономика, почему она отсталая, непроизводительная, энерго- и материалоемкая, вредная для экологии… А зачем напрягаться, зачем мучиться с новыми технологиями и рисковать инвестициями, зачем искать дипломированных специалистов или более квалифицированную рабочую силу, если можно без всякого напряга делать деньги из воздуха? И не просто деньги, а неприлично большие деньги…

Дело, например, доходит до того, что даже крупные производители продуктов питания для того, чтобы только иметь возможность представить свою продукцию на полках супермаркетов, вынуждены платить управляющим тех торговых сетей весьма крупные «презенты». Часто - в размере сотен тысяч евро наличными и без каких-либо документов, естественно. (Этот пример наглядно указывает на мародерскую сущность не только торговли, но и отечественной экономики вообще. И потому мелкие вымогательства, например, навязывание покупателям дисконтных карт за деньги или продажа несуществующих сервисных программ по гарантируемому обслуживанию купленных товаров давно никого не удивляют. То всего лишь милые шалости погрязших в собственном непотребстве торгашей. - Прим. авт.)

Еще хуже, если монополисту удается избавится от конкурентов - например, выкупить их доли на каком-то региональном рынке. В этом случае цены на производимую им продукцию могут увеличиться еще в несколько раз. (По сравнению с тем ценовым сговором, который был при наличии конкурентов. - Прим. авт.)

Одним из побочных эффектов такой откровенно жлобской экономики и является невостребованность миллионов российских граждан. Кого удивляет сегодня, например, кандидат наук, работающий сторожем на автостоянке, фрезеровщик высшей квалификации, всё лето выращивающий картошку на своей даче, или учительница музыки, моющая полы в офисе? Никого. Все давно к этому привыкли. Им даже завидуют доктора наук, инженеры или журналисты, которые вообще не смогли найти себе никакой работы. Либо отказались быть дворниками, грузчиками, посудомойками, разнорабочими…

Если взять другие сферы нашей жизни, например, культуру, то увидим ту же самую схему. Только в роли монополистов выступают кинокомпании, телеканалы, издательства, какие-то комитеты и творческие союзы, «особо приближенные» к администрациям губернаторов или к структурам более высокого уровня… Одни снимают свои «мыльные оперы», сериалы и «одноразовые» фильмы, другие сочиняют попсовые «шлягеры», третьи без устали крутят их «нетленки» на радио и телевидении, четвертые печатают книжки бездарных авторов, пятые задвигают на рынок гламурные журнальчики и «желтые» газетки… И т. д. и т. п… Все при деле, и все довольны.

Неужели кто-то думает, что Россия оскудела талантами, а зритель (читатель, слушатель) совсем умом поизносился? Нет, не оскудела наша земля талантами и россияне умом не износились. Да только зачем они нужны всем тем ушлым продюсерам от поп-культуры?

На кой черт им сомнительные эксперименты с талантливыми актерами, режиссерами, певцами, писателями, сценаристами и всеми прочими? И куда девать своих раскрученных, но бездарных «звезд»? Рынок-то не резиновый… Не знаете? Вот и не умничайте.

Таких людей, не вписавшихся в монопольно-торгашескую экономику, миллионы и миллионы… И в чём души этих людей найдут хоть какое-то отдохновение от убожества существования, на которое их обрек очередной социальный передел? В вине, конечно… Больше им податься некуда, даже если государство тряхнет мошной и построит в каждом квартале по спортивной площадке, плавательному бассейну и филармонии в придачу…

И потому решать проблему пьянства и алкоголизма надо не с цен на спиртное или ограничений на его продажу - как показывает исторический опыт нашей страны, эти меры никогда и ничего не давали, во всяком случае - хорошего. Начинать следует с проблем нашей торгашеской экономики и тех торгашей, которые и делают ее таковой. То есть - с монополистов, погрязших в собственном непотребстве, и которым вообще «до фонаря» любые проблемы нашего государства или общества. У них только одна проблема, она же «пламенная страсть»: как из миллиарда сделать десять, а из десяти миллиардов - сто?

Вот ради этой своей корпоративной идеи они готовы выкручивать руки не только потребителям и производителям, но даже и государству. Как показал последний финансовый кризис, это у них получилось. И потому следующий рукотворный кризис не за горами. Как говорится, кому - война, а кому и мать родна.

И если, не дай бог, к тому времени половина народа российского вообще вымрет, то неприлично разбогатевшие нувориши переживать не станут. Не вопрос: пригласят или завезут миллионы гастарбайтеров из Китая - у них как раз избыток населения.


Поэтому любые попытки решить национальную проблему пьянства и алкоголизма заранее обречены на неудачу. Так было, так есть, так будет. (Для сравнения. В конце 1980-х годов в СССР насчитывалось 314 лечебно-профилактических профилакториев (ЛТП), рассчитанных на 270 (!) тысяч алкоголиков. Но несмотря на то, что больничный режим в тех профилакториях был похож на тюремный, это не решило проблемы. За 15 лет через ЛТП прошли миллионы людей, однако самих алкоголиков стало не меньше, а больше. - Прим. авт.)

Начинать надо не с пьяниц, а с «монстров» экономики, которые гнобили, гнобят и будут гнобить российский народ. И не только народ: как показал опыт нынешнего кризиса, им по силам «нагнуть» и само государство.

Не хочется сгущать краски, но, сдается, что это несет России уже угрозу национальной безопасности. Решение же таких проблем является прерогативой президента Российской Федерации…

А вот за благополучное решение стоящих перед президентом невероятно сложных, масштабных и каверзных задач, стоит поднять тост, тем более, неизвестно - удастся ли выпить за это через год или два:

Не ради пьянства окаянного, а дабы не отвыкнуть!


Не поймите превратно - это не насмешка: автор действительно желает и президенту, и правительству Российской Федерации успехов на их многотрудном поприще. Но всё же просит отнестись к «алкогольной проблеме» исключительно ответственно и деликатно.

Ну зачем и вам, и нам непредсказуемые последствия от грядущего «сухого закона» - если до этого всё же дойдет? Увы и ах, но никогда и ничего хорошего из таких затей не выходило. И еще: в наше стране живет много миллионов россиян, для которых алкоголь это последнее прибежище в их неустроенной жизни, которая им самим кажется пустой, невостребованной и никчемной…

Ради бога, дайте дожить им спокойно!

Виктор Аннинский,
29 октября 2009 г.

P.S. Так как писать на kremlin.ru затея пустая - модераторы почему-то блокируют доступ, то настоящее послание отправится в плавание по бескрайнему Интернету тем же старинным способом, что и записки потерпевших кораблекрушение. Ну и как нетрудно догадаться, в бутылке из-под водки… И не важно, сколько лет оно будет путешествовать, пока доберется до набережной Кремля: автор настоящей публикации свой гражданский долг выполнил и как умел изложил чаяния миллионов соотечественников, ищущих забвения в «средстве от всех скорбей».

P.P.S. Россияне, разделяющие точку зрения автора, тоже могут поставить под этим посланием свое имя или «крестик», если сильно дрожит рука:

1.
2.
3.
Замечания

Виктор,тема очень актуальная.Тут не имя и крестик, а все четыре лапы ставить надо(две руки и две ноги).Начинания-то хорошие у нашего правительства,но бьют по нам же и наотмашь,впрочем,как всегда.И одному Богу известно во что эта компания в итоге выльется.У нас без перегибов не бывает.С уважением и солнечным лучиком,

lar  ⋅   9 лет назад   ⋅  >

Похоже, что к той компании подключилась и администрация этого сайта: не знаю, у кого как, а у меня перестала работать почта.

Виктор Аннинский  ⋅   9 лет назад   ⋅  >

Виктор,не отчаивайтесь.Может быть просто очередной сбой.Бывает,когда пользователей много и все сразу пишут.С солнечным лучиком,

lar  ⋅   9 лет назад   ⋅  >

Может, и так. Однако сайт пока страдает читательской «непроходимостью» и по рейтингу Mail.ru (иконки перехода на рейтинг-серверы находятся в самом конце главной страницы) находится в конце второй сотни. Однако гонора, как у слона дерьма. Напрасно я вернулся − хозяева сайта неисправимы. К тому же сайт занимается мародерством: порог открытия в 5 раз выше, чем у «Яндекса», где очень много графики. Соответственно, наматывает мегобайты со свистом…
Уйду я от вас…

Виктор Аннинский  ⋅   9 лет назад   ⋅  >

Виктор,ну,что Вам сказать...Рыба ищет,где глубже,а человек - где лучше...Могу пожелать только успеха.А соскучитесь,возвращайтесь.
С солнечным лучиком,

lar  ⋅   9 лет назад   ⋅  >

Аркадий

Спасибо, за своевременный крик во спасение утопающих, готов подписаться под каждым словом этой статьи, я немало стихов написал на эту тему, я напишу их и ещё сколько сил хватит, но обидно, что тот, кому надо бы это читать, увы, не станет читать, и останется это криком
вопиющего в пустыне.
Где ставить крестики? Я готов. Королёв Аркадий Владимирович из Волгограда.

Аркадий  ⋅   9 лет назад   ⋅  >