Глава Третья Сказки для взрослых мужчин О мёртвой царевне
   Долго царь был неутешен.
Но как быть? и он был грешен.
Год прошёл как сон пустой;
Царь женился на другой.
Впрочем, надо объяснится,
Как царю взбрело жениться,
Как в такой короткий срок
Он забыть царицу смог.
Первым делом скажет кто -то,
Что, мол, трахаться охота.
Довод веский, только он
В данном случае смешон.
И за чем бы дело стало?
Иль во дворне девок мало,
Все красавицы притом?
Дело здесь, видать, в другом!
Может быть, любовь слепая,
Все резоны отвергая,
Замутила царский взгляд?
Так и это тоже вряд.
Царь не юноша- влюбиться
И на стерве вдруг жениться!
Зрелый муж уж тем хорош,
Что его не проведёшь.
В общем, в этом мутном деле
Много было тайн доселе.
Что ж, пора открыть секрет,
Что хранился столько лет.

Царь, познав жестокость рока,
Впал в депрессию глубоко.
По дворцу как тень бродил
И себе он говорил:
"Если б только знать заране!
Хули мне те басурмане!
И чего я, лиходей,
Доебался до людей!
Порезвился в чистом поле -
И себя я обездолил!
Вот так съездил на войну -
Погубил свою жену!
Как на свете счастье хрупко -
Умерла моя голубка!
Что осталось мне? -гранит,
Под которым она спит."

Так казня себя и мучась,
Проклиная свою участь,
Проливая море слёз,
Царь бояр достал всерёз.
Те созвать решили думу,
Чтобы вместе им обдумать,
Чем лечить, и где, и как
Этот царский депрессняк.
Царь пока от горя млеет,
Государство -то хиреет!
Если дальше так страдать,
Можно царство всё просрать!
Так бояре рассудили
И в конце концов решили:
Мог бы царь свершить вполне
Заграничное турне.
Оттянулся б три недели
В пятизвёздочном отеле.
Погулял, попил вино,
Поиграл бы в казино.
С клёцками хлебнул бы супа,
Европейских баб пощупал.
Вечерами б кушал грог.
Так, глядишь, развлечься б смог.
Вот с такою челобитной
Всей толпой своей элитной
Приплелись они к царю.
Тот прервал печаль свою.
Выслушал. Заматерился.
Те завыли. Согласился.
Помянув не раз их мать,
Царь уехал отдыхать.

А враги, внимая слухам,
О царе, упавшем духом,
Взять решили в оборот
Декаданс несчастный тот.
Уж давно их прёт от злости,
Русь им хуже в горле кости.
Ищут все они пути,
Как бы Русь им извести.
В чём их страсти подоплёка?
Вроде Русь от них далёко.
В стороне лежит она,
Своенравная страна.
И к тому ж их защищает,
Басурман к ним не пущает.
В чём причина вековой
Этой злобы нутряной?

Русь раскинулась привольно,
Добродушна, своевольна.
Только злоба к ней сильней
Европейских королей.
Много раз она бивала
Благородные ебала.
Не осталось королей,
Не огрёбших пиздюлей.
И, устав от избиений,
После долгих тайных прений
Порешили короли,
Чем бы Русь сгубить смогли.
Как свалить им это царство?
Здесь годится лишь коварство.
Силой русских не возьмёшь,
Геморрой лишь наживёшь.
И свои им жалко стало
Благородные ебала.
Лучше, что ни говори,
Разложить Русь изнутри.
Так -то будет веселее,
И дешевле, и скорее.
Русь сама, как сгнивший плод,
С ветки наземь упадёт.

Вот с такою целью мерзкой
Всей компаньей королевской
На совет был тайный зван
Некий Петя Клистерман.
Был известен сей негодник
Как гнуснейший плут и сводник.
У него был редкий дар
Продавать живой товар.
С наглой рожею двуличной
Королям был явлен лично
Наглый сводник, бонвиван,
Этот Петя Клистерман.
И, лоснясь довольной харей,
Он сидел меж государей,
Получив на этот раз
Политический заказ.

Дали Пете работёнку:
Подыскать царю бабёнку,
Чтоб прилипла, обвила,
Чтоб курила и пила,
Чтоб развратом триумфальным,
Видом сальным и нахальным,
Как бациллами чумы,
Заражала бы умы.
Чтоб в гламурной жиже мёртвой
Погибал народ упёртый,
Позабыв в конце концов
Веру дедов и отцов.

Клистерман протёр очёчки,
На ушах потрогал мочки,
И сказал, прищуря глаз,
Что он выполнит заказ.
Есть, мол, баба на прицеле,
То что нужно в самом деле.
Стерву эту под царя
Он, усердием горя,
И подложит в час урочный,
Выполнив заказ их точно.
А затем уж дело всех
Развивать такой успех.
Так на том и порешили
И задаток заплатили.
Положив бабло в карман,
Смылся Петя Клистерман.
И за дело взялся споро:
Ведьма зелье сварит скоро,
В час назначенный оно
Попадёт царю в вино.

Как -то утром царь проснулся,
Грустно пукнул, потянулся
И с тревогой осознал
В своей памяти провал.
То, что квасил он конкретно,
Было по всему заметно,
И особенно сушняк
Был тому вернейший знак.
Смутно помнил царь с похмелья
Про минувшее веселье,
Но конкретика, увы,
Уплыла из головы!
Испугался царь сначала:
С ним такого не бывало!
Раньше мог на грудь принять
Без последствий литров пять!
Ну не пять! Так три уж точно!
Надо что -то делать срочно!
Иль то старости привет?
Иль ему уж много лет?
"Что ж, -подумал царь смиренно, -
Всё в природе неизменно!
Все стареют отродясь,
Будь мужик ты или князь".
И подумал дальше с грустью:
"Реки все стремятся к устью.
Жизни сладостный обман
Скроет вечный океан".
Сам себе царь удивился,
Что так тонко изъяснился,
Усмехнулся и зевнул...
Кто -то рядом вдруг всхрапнул.

Царь подпрыгнул на постели:
Что такое, в самом деле?
В сумрак комнаты глядит:
Баба пьяная лежит.
Вся вульгарная, нагая,
Видно, блядь недорогая.
Снова вызвав царский гнев,
Повернулась, захрапев.
Снять такую не накладно,
Больно рожею похабна.
Только царь дешёвых шлюх
Выносить не мог на дух.
Царь себе стал поражаться:
Это ж надо так нажраться,
Что подобный крокодил
В царский номер угодил!
Челюсть мощная отвисла
И воняет чем -то кислым!
Форма шнобеля была
Как у горного орла.

Царь поморщился брезгливо,
Пнул её нетерпеливо,
Та открыла правый глаз.
Бабе царь велел тотчас,
Чтоб вставала, одевалась
И мгновенно убиралась.
И чтоб больше никогда
Не являлась бы сюда.
Баба, впрочем, глаз прикрыла
И царя обматерила
Так, что на минуту он
Дара речи был лишён.
Ногу задрала активно,
Пукнула демонстративно,
Повернулася на бок!
У царя отпал совок.

Запахнув малат махровый,
Стражу кликнул он сурово.
Вместо стражи вдруг вошли
Всей Европы короли.
Царь спросил без всякой лести,
Чем обязан этой чести,
И с какого хера враз
Те припёрлись в ранний час.
Что так празднично одеты
И зачем в руках букеты?
В чём прикол их состоит?
И, спросив, на них глядит.
И один монарх злорадно
Объявил, что, мол, отрадно
Им его поздравить всем
С бракосочетанием!
Каждый, мол, не мог сдержаться,
Только чтоб не облажаться,
Молодым принёс чуть свет
Поздравленье и букет.

Царь заметил им ехидно:
"Ваше рвенье сразу видно,
И гостям весьма я рад.
Но на ком же я женат?
Значит, некая девица,
Эта новая царица,
Мне дана на небесах?
Я чегой -то не в курсах!
Вы серьёзно поспешили -
Без меня меня женили!
Шутки я могу ценить,
Но отсель прошу свалить".

Те однако ж не свалили,
А бумагу предъявили.
Царь прочёл в один момент,
Что гласил сей документ.
А гласил он, что похвальным
Европейским либеральным
Царь проникся духом весь,
И намерен прямо здесь,
Восприяв душой суровой
Либеральные основы,
Заключить законный брак
С некой Ксенией Бубчак.
Чтобы с Западом цивильным
Сей союз бы мог всесильно
Русь посконную связать.
Дата, подпись и печать.

Содрогнулся царь от гнева:
"Ну, и где же ваша дева?
Понимать теперь я стал
Своей памяти провал!
Опоили, сучьи дети!
Заманить решили в сети!
Кто, признайтесь, пидор тот,
Что подлил мне яд в компот?
Кто сварганил это зелье?
Охерели от безделья?
Делать не фиг вам, гляжу?
Я вас мигом ублажу!
Я вас с этим вот листочком
Разнесу сейчас по кочкам,
Чтоб вы вспомнили скорей
Тяжесть русских пиздюлей!
Это ж надо так забыться -
В жёны впарить мне девицу!
Позабыли, караси,
Что я царь всея Руси!"

Только те, на буйство глядя,
Так сказали : "Тише, дядя.
Ты пока что не медведь,
Чтоб с утра нам тут реветь.
Разве не по доброй воле
Ты жениться соизволил?
При свидетелях ей вдул -
Кто за член тебя тянул?
Кто потом орал бахвально,
Что ты женишься нормально,
И тебе, мол, всё равно,
Наступать иль нет в говно?
Брачный с ней контракт не глядя
Подписал прикола ради?
И о чём тут разговор?
Договор есть договор.
Ты ж не на Руси смердящей,
А в Европе настоящей.
И законы здесь блюдут.
Если что -пойдёшь под суд".

Царь спросил у них уныло:
"Так на самом деле было?
Я в такой ушёл загул,
Что прилюдно девке вдул?
А потом, прикола ради,
Брачный договор не глядя,
Раскуражась, подписал,
Словно хуем помахал?
Ну, ребята, удружили!
В гроб живого уложили!
Я вам всем сказать хочу,
Что жестоко отплачу!
Постарались вы на славу -
Подмешали мне отраву!
Вижу вас теперь насквозь,
Хоть всех вместе, хоть поврозь!
Вы, жеманные уроды,
Нам фальшивые свободы
Захотели впарить так -
Вместе с Ксенией Бубчак!
Где она, зараза эта,
Эта дама полусвета?
Где сокровище моё?
Покажите мне её".

Короли все улыбнулись,
Меж собой переглянулись
И, в тревоге вставши в ряд,
На царя они глядят.
Типа, друг наш, что ты право?
Или впрямь хлебнул отравы?
Что -то ты сегодня плох.
Иль ослеп ты и оглох?
За твоей, наш друг, отрадой
Далеко ходить не надо.
Посмотри на этот вид:
Видишь, вот она лежит.
Хоть бабёнка неказиста,
Но зато бойка, речиста.
Да и связей до хрена
Нагулять смогла она.
Побледнев, как смерть, со страха,
Царь на жопу сел с размаха.
Короли же, поглумясь,
Засмеялись не таясь.
Баба, впрочем, глаз открыла,
Всех подряд обматерила,
Повернулася на бок!
У царя отпал совок.

Что тут делать? После схватки
Собирать стал царь манатки,
Чтобы с новою женой
Поспешать к себе домой.
Та ж, когда шары продрала,
Сиплым басом заорала,
Что без шопинга она
Злополучна и больна.
Только что, мол, осознала,
Как бабла ей не хватало.
Типа, долг ему велит
Тотчас ей открыть кредит.
А чтоб не было ей скучно,
Прихватить на Русь сподручно,
В эту дикую страну,
Ей товарку тут одну.
То ль подругу, то ль кузину,
Впрочем, ту ещё блядину.
Кстати, и звалась она,
Та блядина, Цей Тли На.
Для душевного привета
Призвала блядину эту,
И назначила быть ей
Сенной девушкой своей.

Вот отправились мерзавки
Модные кошмарить лавки.
Торгаши потом весь век
Вспоминали тот набег.
Ну а царь со зла покуда
Приобрёл жене верблюда.
И явил собой верблюд
В деле некий абсолют.
То есть как бы подытожил
Зверь своей верблюжьей рожей,
Во что вляпался здесь царь,
Всей России государь.
Рассудил царь деспотично,
Что так будет органично -
На животное ей сесть,
Так как в этом что -то есть.
И царица молодая,
На верблюде восседая,
Так и ехала она.
С ней блядина Цей Тли На.
Вскоре Русь узрела чудо -
Двух наездниц и верблюда.
И пронёсся, словно стон,
С колоколен тихий звон.

* * * * * * * * * * * * *

Продолжение следует!