История настоящего вампира
История настоящего вампира.

День 1- й

Я решил завести дневник, потому что могу рассказать о себе только бумаге. Если я попробую рассказать это любому из людей, в лучшем случае они надо мной посмеются, в худшем отправят в сумасшедший дом. Хотя и в том, и в другом случае для меня не случится ничего фатального, это все-таки неприятно, даже для вампира. Да, я - вампир. Нет, я не болен, у меня нет галлюцинаций, и я не пересмотрел соответствующих фильмов. Хорошо, что сейчас единственным свидетелем моих слов является бумага, потому что иначе на меня бы уже странно смотрели. Люди - странные существа. Они пишут и читают о вампирах сотни книг и десятки фильмов, они наряжаются в костюмы вампиров на Хеллоуин и покупают броши в виде летучей мыши. Они говорят о том, что хотели бы встретить вампира. Но стоит им только сказать, что перед ними настоящий вампир, они начинают смеяться и крутить пальцем у виска. Одним словом, странные и противоречивые существа. Я никогда их не понимал, потому что никогда не был человеком. Я, вопреки тому, что пишут в популярных у людей романах, именно родился вампиром, а не стал им в результате чьего-то укуса, или оттого, что умер и был проклят. Я просто родился и оказался вампиром. Так же, как одни люди рождаются гениальными музыкантами, другие - художниками, а третьи - посредственностями, так я родился вампиром.
Я рано понял свою суть, и почти так же рано понял, что не стоит пытаться сказать это людям. Правда, будучи ребенком, я мог некоторое время морочить головы сверстникам, но рано или поздно нашей «игре» приходил конец, и никому не приходило в голову, что игрой все было лишь для них… Я научился молчать о своей сущности, быстро поняв, что рассказы о ней мне только вредят.
Впрочем, мне повезло. Не знаю, как бы я жил, если бы, подобно книжным вампирам, нуждался в том, чтобы пить кровь. Не могу быть уверенным, что жившие ранее вампиры в этом не нуждались, кто знает, но, в таком случае, вероятно вид вампиров прогрессировал с тех пор, так же как прогрессируют и сами люди, среди которых мы живем. Так или иначе, но мне не нужна кровь. Мне достаточно лишь ярких эмоций людей, с которыми я общаюсь - злости, переходящий в ярость, или любви, смахивающей на поклонение, - не важно.
И я вызывал в людях эти чувства всегда, даже когда еще не понимал, для чего они мне. Впрочем, понял я, как уже говорил выше, довольно рано.
Что ж, говорят, что бумага все стерпит, но сегодня она и так уже вытерпела слов обо мне больше, чем все, кого я знаю, слышали их за всю жизнь. Мою, а не их. Поэтому я отложу ручку и закрою дневник, но я не говорю ему прощай, я говорю до свидания…

День 2-й

Я проснулся с мыслью о дневнике. Как много, оказывается, мне хочется рассказать, и как сильно я хочу просто говорить. Или писать, это не важно. Я пишу, и вижу собеседника, вернее собеседницу, которой бы хотел все это говорить. Ее нет на самом деле, и образ, который я вижу - это лишь мой вымысел, но я не могу избавиться от этого наваждения. В сущности, я не лишен некоторых человеческих качеств, к тому же на меня влияет то окружение, в котором я вынужден жить. Но я понимаю, что никогда ни одна девушка не прочтет этот дневник, и никогда ни одна девушка не будет со мной. Я - вампир. Я выпью ее жизнь, ее чувства и ее красоту, и она превратится в ничто. И чем сильнее я буду ее любить, тем быстрее я выпью ее, чем сильнее она будет меня любить, тем быстрее отдаст мне всю себя. Всю, до последней капли жизни.
 Я могу сделать это с теми, кто мне безразличен, в конце концов, для меня это единственный способ жить, но я не смог бы сделать этого с той, кто была бы мне не безразлична. И еще я не уверен, что смог бы полюбить. По крайней мере, я не знаю, что такое любовь к родителям и друзьям. Я привык к ним, и я благодарен им за то, что они хоть как-то принимают меня. Но я не люблю их. Я просто не знаю, как это - любить.

День 3-й.

Третий день моих записей в дневнике, но с первых двух прошло почти полгода. Оказывается, не так уж и сильна во мне потребность говорить. Конечно, иногда мне этого хочется, но, наверное, не так часто, как людям. Природа мудра, что сделала вампиров столь замкнутыми, иначе нам ничего бы не осталось, как сойти с ума от чувства безумного, беспредельного одиночества.
Я не знаю, есть ли такие же, как я, и я не уверен, что, если они даже и есть, им будет хоть сколь-нибудь интересно общение со мной. Ведь я не могу дать им того, что является для них побуждением номер один - пищи. Я лишен эмоций, и, вероятно, лишен души, или той ее части, которая годна в пищу вампирам. А, следовательно, я не представляю для них интереса.
Но они для меня представляют, если бы только можно было их найти. Я хотел бы понять! Почему я родился вампиром в семье обычных людей, почему вообще рождаются вампиры? Можно ли кого-то сделать вампиром, и можно ли вампиром стать по собственному желанию? Я хочу понять! Истина рождается в споре, но мой единственный собеседник, дневник, ничего не может мне возразить.


День 4-й.

Я дурак! Самый настоящий дурак. Ведь я же живу не во времена графа Цепеша, и даже не на рубеже 19-го и 20-го веков, я живу в начале 21 века. У меня есть то, чего не было у них, - интернет! Вероятно, чтобы что-то понять, об этом действительно нужно поговорить, прав философ из людей. Хотя, кто знает, из людей ли. Я, только написав о том, что хотел бы найти себе подобных, вспомнил о том, что в нашем мире есть интернет. Мой друг- человек, которому, впрочем, я тоже не могу раскрыть свою природу, не сводя это к шутке, сказал мне, что там можно найти практически все. И всех. Он сам любит общаться при помощи интернета.
Завтра же попробую. Кроме того, я должен выяснить, пригоден ли интернет для добывания пищи. Если да, моя жизнь в соседстве с людьми станет куда более приемлема, ведь мне не будет необходимости выводить их из себя ( а это, как я открыл, куда проще, чем заставлять их любить меня).

День 5-й.

Я опять не писал в дневнике почти полгода. Интересно, это период, по истечении которого мне необходимо поговорить о себе, не сводя все в шутку, или простое совпадение?
Я так увлекся опробованием интернета, что забыл даже про свой дневник. Хотя, может быть, это все-таки совпадение, что забыл я о нем именно на полгода, потому что за эти полгода я говорил о себе столько и со столькими людьми, что уже и не вспомню все. Я не мог о подобном даже мечтать! Я могу говорить с людьми, открыто заявляя, что я вампир (хотя и не вдаваясь в подробности) и не быть осмеянным. Они верят мне, или делают вид, что верят. А еще они меня любят! Настоящей любовью, а не теми бесчисленными суррогатами, которые сейчас принято называть этим словом. Уж я-то знаю, что говорю, потому что определяю это самым безошибочным способом - ощущением притупленности моего вечного голода, которое появляется после общения с ними. Конечно же, это девушки, может быть, красивые, но это не имеет значения. Ведь я же не собираюсь отвечать им взаимностью! Но я искал пищи, более сладкой, чем гнев, и нашел ее. Оказывается, и расстояние, и общение через электронику не имеет решающего значения.

День 6-й.

Они пишут мне письма, которые наполнены любовью. Вкусной, сладкой любовью. Постепенно они отдадут ее всю, до капли, но какое мне до этого дело? Найду новых.
Да, в той части легенд о вампирах, где говорится об их умении прельщать женщин, легенды не врут.
Правда, за все это время я так и не встретил еще хоть одного вампира… Или я один додумался искать собратьев по интернету, или они просто не забивают себе голову поиском себе подобных. Но ведь должны же быть какие-то древние вампиры, или просто старые (может быть, мы вовсе и не бессмертны, правда яд змеи я перенес легко, но это не достоверный показатель, а на более рискованные эксперименты я не готов).
Правда, я вижу массу тех, кто говорит о своей причастности к роду вампиров, но на поверку оказываются лишь перечитавшими книжек мальчиками и девочками. Они ничего не знают о настоящих вампирах, и об их настоящем голоде, голоде по тому, чего у них - по чувствам. Нам не дано испытывать радость, ужас, боль, ярость, любовь. Может быть, поэтому это стало нашей пищей.
Должно быть, раньше питье крови было лишь способом вызвать сильные эмоции. Конечно, я тоже могу ошибаться, но, все же, вероятно меньше, чем люди, авторы книг о вампирах, которые не имеют о них на самом деле никакого представления. Все-таки я и сам вампир.

День 7-й.

Сегодня мне задали вопрос, который я сам себе должен был бы задать. Почему я вообще решил, что я вампир? При чем задан этот вопрос был со всей серьезностью, что заставило меня задуматься над ответом.
Действительно, почему? Я не смог придумать достойного ответа, и написал «просто потому, что я вампир», но я и сейчас, потратив на размышления над этим вопросом целый день, не могу ответить на него более вразумительно. Мне, действительно, никто не говорил, что я вампир, я не пью кровь и могу есть чеснок, от которого мне, правда, становится плохо.
Размышляя логически, в пользу того, что я вампир говорит лишь два факта. Во-первых, тот самый укус змеи, который прошел для меня практически безнаказанно, во-вторых, физическое удовольствие и ощущение сытости после всплеска эмоций в мой адрес. Когда в мой адрес направляется много сильных эмоций, я вообще могу практически не есть.
Следует это проверить.
По легендам вампир очаровывает жертву, что ж, на авторше этого вопроса и поставим эксперимент. Начнем его завтра же.

День 8-й.

Я опять несколько недель не писал в дневнике. Виной тому мой эксперимент. Похоже, я не умею проводить их наполовину, уж если увлекусь, то, пока не закончу, ничто другое меня не интересует. Попутно задумался, не питают ли меня мои же собственные сильные страсти и увлечения. На всякий случай следует их избегать, иначе я рискую съесть сам себя.
А в том, что у меня на это есть все шансы, я убедился. Она звонит мне. Из другого города, тратя бешеные деньги, создавая себе массу неприятностей. И питая меня шикарной, переходящей в безумие, любовью.

День 9-й.

Так, а вот об этом мы не договаривались. Она требует встречи со мной. Все настойчивее и настойчивее, начиная воспринимать мои слова о том, что я вампир, как шутку. Дура! Если она позвонит мне еще раз, я оборву с ней все отношения. Я не умру без одного ручейка, питающего реку. Неужели она думает, что нужна вампиру? Сколько раз я писал о своей природе, сколько говорил… До чего глупы и противоречивы люди! Она начала с того, что говорила, будто любит во мне именно вампира, а теперь она вообще не верит в его существование.
Что же, если она любит во мне вампира, я стану для нее человеком. А что, в конце концов, злость и обида тоже неплохая пища, хотя я и успел от нее поотвыкнуть. Только уж человеком в крайне его форме, в крайне непривлекательной.

День 10-й.

Я не понимаю человеческих девушек и их желаний. Как можно любить вампира, нежить в их понимании, паразита, не скрывающего свои паразитические качества? Вероятно, большинство людей - скрытые мазохисты, иначе нельзя объяснить их странной любви к вампирам. Стоит, общаясь по интернету, назваться вампиром и достаточно долго соответствовать образу, и все. Мне даже почти не требуется мое умение подчинять их волю, они готовы на все ради встречи, хотя, начиная общение, уверяли, что встречаться, с кем бы то ни было из своих виртуальных собеседников, они не хотят.

День 11-й

Я опять пропал из дневника на время. Пытался разорвать все отношения с этой сумасшедшей, с которой начал свои эксперименты. Похоже, я перегнул палку, когда хотел ее очаровать. Я могу ее оскорблять, и даже это ее не отрезвляет. Остается только прямо послать.
Тем более, что она мне не нужна, мои эксперименты приносят все больше результатов. Главное - больше никаких глупостей, никаких номеров телефонов. Как я выяснил, телефонный разговор дает мне пищи ничуть не больше переписки.
Но как я хочу найти себе подобного! Я хочу услышать речи, в которых узнаю свои мысли. Я чувствую себя одиноким, и это, впервые в жизни, начинает меня гнести. Может быть, это вина моего бурного общения с людьми в последние год-полтора? Может быть, мне следует его прекратить… Я подумаю над этим, иначе рискую очеловечиться.


День 12-й.

Свершилось! Я нашел. Кажется, он тоже вампир. Он говорит то, что я думаю, он понимает суть. Остальное неважно, остальные не важны. Это мой собрат. Значит, я не один в мире, и есть еще кто-то, способный понять мой голод и не считать его удовлетворение подлостью ( я все-таки порвал отношения с той первой ставшей писать мне девушкой, но после этого стал в ее глазах «подлецом, лжецом и человеком». Последний пункт меня особенно позабавил… ).

День 13-й.

Опять полгода общения и опять разочарование. Я открыл закономерность: мне вовсе не обязательно писать в дневнике постоянно, но когда происходит что-то, способное меня удивить или разочаровать, я обращаюсь к нему, моему единственному до конца искреннему собеседнику, который никогда не ждет от меня больше, чем я могу ему дать.
Он, кого я принял за собрата, похоже человек. Или очень сильно очеловечившийся вампир. Он утверждает, что он - это не он, а она, и она меня любит. Тьфу! Надеюсь, это розыгрыш.
А еще я, кажется, нашел девушку-человека, с которой мне просто приятно поговорить. Я не хочу ее очаровать, я не хочу, чтобы она любила меня и давала мне пищу, я хочу просто говорить с ней. Если я и потерял найденного было собрата, я, во всяком случае, нашел интересную собеседницу. Кажется, это люди называют дружбой. Или ее началом.
Интересно, я умею дружить?

День 14-й.

Тот, кого я посчитал вампиром, опять говорит, что он - это он. Но он меня все равно любит. Я первый раз пожалел, что не знаю всех этих людей в реальности. Как бы я этого хотел… Но нельзя, я вампир, они нет. Я не уверен, что наша встреча для них безопасна, а они мне стали не совсем безразличны. Не уверен, что это какие-то чувства, может быть это просто благодарность им за то, что они меня слушают и принимают, но все же.
Эта почти детективная история меня захватывает все больше. Хорошо, что мне почти не нужна пища, а, соответственно, и деньги на нее. Но плохо, что я уже не хочу питаться чувствами некоторых своих собеседников.

День 15-й.

Я опять уступил просьбам и дал телефон. История повторяется. Я дурак! Я полный, совершенный дурак!





День 16-й.

Из меня никогда бы не получился летописец. Я снова не открывал дневника несколько недель. Я успел встретиться с той девушкой, отношение которой ко мне классифицирую как дружбу. Классифицировать бы теперь свое отношение к ней…



День 17-й.

Или я дурак, или я влип. Впрочем, одно утверждение не исключает другого. Сколько раз я говорил себе, что я вампир? Сколько раз повторял сам себе, что мне никогда нельзя сближаться с людьми для их же блага? Сколько…? Сколько слов я потратил зря?!
Я обещал к ней приехать.
Что я делаю? Я могу ее убить… Я не виноват, что она похожа на тот образ из моей ранней юности, когда я впервые открыл дневник. Я ничего не могу с собой поделать.
Откуда она, зачем она появилась, почему она выглядит так?
Временами я думаю, что я всего лишь сумел каким-то образом воплотить, материализовать образ, виденный мною в ранней юности. Я не знаю до конца своих способностей, и эта мысль утешает меня. Образ нельзя убить. Но я все больше боюсь, что она настоящая и что я убью ее, выпив до конца ее чувства и ее душу.
Я вампир, я всегда это знал, но я впервые начал ощущать это как проклятье.

День 18-й.

Я не должен ехать, не смотря на то, что я обещал.
Но я все равно поеду.
Я эгоист.
Хуже того - я вампир.

День 19-й.

Господи, это кошмар. Я был рядом с нею, рядом с ее лицом и шеей. Гладкой, мягкой шеей, и я впервые ощутил желание крови. Это безумие, которое грозит меня захватить! Я стал засыпать и просыпаться с мыслью о ее шее и о ее крови. Я не знаю, где сумел взять сил, чтобы не сомкнуть зубы на ее шее.
Теперь я точно знаю, что я вампир.
Но, оказывается, вампиры умеют любить. Только наша любовь смертоносна.
Я не буду ее любить, и она будет жить.
Пусть будет так.

День 20-й.

Я теперь не могу не писать в дневнике. Я понял силу любви, хотя и не уверен, что это имеет хотя бы малое отношение к тому, что любовью принято называть у людей.
Я не могу лгать самому себе, называя отношение к ней дружбой, но я не могу сказать этого ей. Потому что она стала значить для меня много. Непростительно много для вампира.
Наверное, я должен был сомкнуть зубы на ее шее и выпить несколько глотков ее крови. Ее теплой, восхитительно нежной крови, которая потекла бы по моим зубам, перетекая на небо и проскальзывая в горло. Я ощутил бы тепло жизни внутри себя. Теперь я понимаю, почему древние вампиры пили кровь. Я понял, насколько больше дает кровь, восхитительная свежая кровь… Я уже не могу не думать о крови.
Но я не могу ее укусить.
Я не прощу себе этого.

День 21-й.

Она здесь! Она пробудет здесь две недели.
Она сошла с ума!
Когда я пытаюсь сказать ей о том, что я вампир, она говорит, что не боится меня.
Она не говорит, что не верит в меня, она говорит, что просто не боится.
Я не могу ее понять, и я не могу понять себя.
Я ни разу не говорил ей, что люблю ее, и она ни разу не говорила мне этого, но мы оба это знаем. Я все же могу чувствовать мысли, хотя и не читать их как книгу, как об этом гласят легенды. Похоже, она это тоже умеет.
Она, кажется, действительно верит, что я вампир и допускает мысль, что я мог бы ее укусить. Но она не боится меня, или не верит, что я ее укушу. Где корни ее веры? Если бы она показала мне их, я бы и сам уцепился за них.
Мне все труднее сдерживаться.
Каждый день, а особенно каждую ночь, что она спит рядом, я смотрю на ее шею и думаю о том, какого цвета ее кровь, какова она на вкус и как прекрасно было бы ее попробовать.

День 22-й.

Лучше бы она уехала!

День 23-й.

Если она скажет, что уедет, я просто не отпущу ее.

День 24-й.

Я вампир! Мне нельзя быть с ней… Но я не могу ее отпустить. Я хочу оставить ее рядом, и каждый день, просыпаясь, видеть ее лицо.
Но я не хочу ее кусать! Я не хочу убить ее, и не хочу сделать вампиром.
Если бы я знал, что появится эта жажда крови…
Впрочем, если бы я знал, я бы все равно ничего не изменил.


День 25-й.

Я боюсь и проклинаю сам себя.
Не понимаю, что такого хорошего люди находят в вампирах.
Глупые, совершенно глупые существа. Если бы я мог им рассказать, как это ужасно на самом деле быть вампиром, они перестали бы смотреть влюбленными глазами на киношных вампиров и желать встретить настоящего. Но эти глупые существа почему-то меньше всего верят правде.


День 26-й.

Я не писал в дневнике несколько дней.
Вчера она хотела уехать, но я не позволил. Я сказал ей, что мы поженимся.
Что я творю?!
Ведь я же вампир, я никогда не смогу…

День 27-й.

Это было прекрасно и ужасно. Я знал, что рано или поздно это произойдет, я сам этого хотел, хотя и не признавался даже сам себе.
Мы были с ней близки, и это было чудом. Я действительно люблю ее! Теперь я знаю, что это так, и я знаю, что вампир может любить.
Но, боже мой, как я хотел сомкнуть зубы на ее шее. Я чувствовал, что тогда все было бы еще лучше. Возможно, не только для меня, но и для нее.
Это мука. Неужели она будет вечна?!

День 28-й.

И опять я забросил дневник - подготовка к свадьбе отнимала все время.
Мы обменялись кольцами. Теперь она моя жена. Я счастлив, хотя и знаю, что это будет для меня адом.
Она просто чудо, я люблю ее, а она любит меня.
Но я не могу перестать быть вампиром. Я ненавижу себя. Я начинаю ненавидеть людей, которые восхваляют вампиров. Если бы они понимали… Если бы только хотели слушать, я бы сказал им, что это не рай, а ад.
Вечное проклятье вампира куда проще и страшнее, чем смерть души.
Прикасаясь губами к ее щекам или губам, я думаю только о том, какой вкус у ее крови и как чудесно было бы вонзить зубы в ее шею.
Я сойду с ума от этого чувства. Разорваться на части нельзя, и убить в себе одну из частей тоже.

День 29-й.

Почему я вчера написал, что убить в себе одну из частей нельзя?!
Я вспомнил встречу с тем, кто показался мне таким же, как и я, настоящим вампиром. Слишком очеловечившимся. Тогда для меня это было преступлением с его стороны, теперь я его понимаю.
Если смог он, то смогу и я.
С завтрашнего дня я перестану быть вампиром раз и навсегда.

День 30-й.

Я не писал в своем дневнике более года.
Пока для меня это рекордный период.
Увы, я понял, что все было зря. Я не сумел запретить себе быть вампиром, и я не сумел убить в себе вампира.
Зато я понял другое. Я не обязан, и, более того, я не должен убивать в себе вампира.
Я смогу гораздо больше ей дать, будучи вампиром, я сумею защитить ее и помочь в тех вещах, в которых человек бессилен.
И я сумею не сомкнуть на ее шее своих зубов. Никогда.

День 31-й.

Я понял, как справлюсь со своим желанием крови. Или просто пищи.
Я питался полтора года лишь злостью в мой адрес, от добрых чувств остались лишь огрызки, ибо пить ее любовь я не хочу, потому что не хочу в один ужасный день увидеть в ее глазах пустоту.
Но это не значит, что я не могу и не стану пить чувств других.
Только на этот раз не будет никаких встреч, никаких телефонов и никаких надежд.
Полтора года жизни почти человеком не прошли для меня даром, я научился относиться к людям так, как они сами относятся друг к другу – наплевательски.
Поэтому я очарую многих, поэтому они будут любить меня, и поэтому я останусь для них строчкой на экране монитора.
Жестокой строчкой, всю жестокость которой они не узнают никогда. Просто лишаться своих чувств и способности их испытывать.
Я нашел свой Образ, который считал своим сном. Или мой Образ обрел плоть и нашел меня в ее лице.
Но я вампир.
Мне нечего дать своего.
Но я не хочу выпить людей, которых люблю.
Я не хочу выпить этот Образ.
Поэтому я буду жесток к тем, кто мне безразличен.
Я - вампир.