yuriev

Смертельное оружие
Так называется известный фильм, в котором актёр Мел Гибсон играет главного героя - полицейского. Там, на экране, он методично «мочит» особо опасных преступников не только на улицах города, но и в других местах. Закон есть закон, наказание есть наказание. Ведь хищные животные, напавшие на людей, должны быть изолированы, а при сопротивлении - убиты. Но оказывается, что с 2009 года бывает и по-другому. Например, начальник подразделения правоохранительных органов, в форменной одежде, может методично расстреливать ни в чем не повинных прохожих, а не защищать их от таких, как он, террористов. И это не фильм, а реальность. Она существует не в каком-нибудь отсталом племени «Тумба-Юмба», где люди не умеют читать, а у нас - в современной России. И нигде-то в кирзовом «Кукуево», а в лакированной Москве. Так сказать, в столице власти, законодательства и бизнеса.

После того, как многие журналисты и генералы высказались о кровавом понедельнике 27 апреля, позволю и я себе, подполковнику милиции в отставке, изложить свои мысли, которые не только о милиции. Да, я не был начальником, но кое-что знаю: всё же служил участковым и оперуполномоченным уголовного розыска. Так как же нам защититься от защитников «Евсюковых», преступников и террористов? Для начала каждый, кто поступает на службу в милицию, обязан пройти ЦПД, то есть центр психологической диагностики. Ранее он назывался ПФЛ, психофизиологической лабораторией, которая с 1980 года выявляет в системе МВД людей с психическими расстройствами, а точнее лиц, склонных к противоправным действиям. Я вспоминаю ранее утро 1993 года, когда после ночного застолья сам проходил эту лабораторию. Мне выдали кучу карточек с различными вопросами и ребусами, на которые нужно быстро отвечать. Поверьте, что после шампанского и других напитков это не просто. Однако прошёл, и замечу - без помощи. Конечно, потом я ругал себя за ночную беспечность, за то, что не смог покинуть хорошую компанию. Вместе со мной было около тридцати кандидатов, из которых не менее пяти «зарубили». К примеру, мне известен случай, когда ЦПД не смог пройти будущий помощник районного прокурора. Он хотел служить в уголовном розыске, но и его «зарубили». Зато в прокуратурах и судах ЦПД не требуется. Сотрудники же милиции проходят лабораторию психологической диагностики каждый раз при назначении на руководящие должности. Но, как мы видим, майор Евсюков всё же «пролез» в начальники. Как? Возможно, что благодаря связям или деньгам. А может и нет. Ведь заболевание не всегда сразу пробивается наружу, оно часто сидит внутри и только потом нарывает.

Вот уже некоторые юристы заговорили, что пора, мол, вооружать население, так как по улицам бродят форменные психи, да ещё и с оружием. Эти правозащитники, наверное, думают, что если разрешить продажу боевого короткоствольного оружия всем, то число душевнобольных уменьшится. Да, так будет, когда они перестреляют друг друга. Так уже было в лихих девяностых. Тогда, передовые отряды больных до денег и богатства, вооружившись без разрешения, устроили себе кровавую бойню. В той бандитской мясорубке досталось и людям. Но это был не тот масштаб, который нам предлагают сегодня. Здесь я объясню, как психи будут убивать и скрываться. Когда ношение боевых пистолетов и револьверов станет обычным делом для всех, то кто-то будет иметь минимум два «ствола» одинаковой марки. Для чего? Поясняю, что один пистолет или револьвер будет официально приобретён в магазине и зарегистрирован. А другой, той же марки, будет куплен на «чёрном» рынке. Или кто-то сомневается в оружейном бизнесе? В случае поверки показывается зарегистрированный, но убивать будут из «чёрного», который на месте преступления выкинут и пойдут дальше. Я никого не учу, а просто открыто обращаюсь к разуму правозащитников. Вам что, мало охотничьего и травматического оружия? Мое мнение такое: здоровому обществу боевое оружие не нужно, а для больного оно смертельно. Поэтому нужно лечиться.

Кто же они, душевнобольные? Я имею в виду больных не с рождения, а других, которые ими стали осознанно. Прежде всего, я уверен, что они не инопланетяне, а земляне. И живём мы с ними в одном доме, даже в одном подъезде. Некоторые из них - наши соседи по лестничной площадке. Сколько их? Ровно столько, у кого мечта и смысл жизни это материальное богатство. Не думаю, что все они в этой гонке сохранят разум и голову. Ведь наёмных убийц нанимают заказчики – преуспевающие бизнесмены и банкиры, которым многие из нас завидуют. Почему? Включите телевизор и увидите, что сегодня полным ходом идёт пропаганда не духовного, а материального богатства. И нам успешно подменивают жизненные ценности. Образно говоря, нашему поезду под названием «Общество» изменили направление следования. Когда мы приблизились к станции «Социализм», машинист объявил, что мы его проехали, и теперь нам нужна станция «Демократия», чтобы каждый из нас мог управлять поездом. Почти все согласились. На поезде гордо вывесили новую табличку «Демократия», то есть власть народа. Помощники машиниста заверили, что теперь любой из нас может ехать не в бедном плацкарте, а в уютном купейном вагоне. Нам выдали билеты – ваучеры и пробубнили, что при правильном их использовании мы перейдем в купе. Но дело оказалось не в одном «счастливом» билете, а в их количестве. И не только. Того, кто на свои сбережения начинал играть в акционера без спроса у воров, бритоголовые психи выкидывали с поезда. Чтобы успокоить нас, пассажиров, один из помощников пообещал всем обменять ваучер на «Волгу». Кто-нибудь знает такие примеры? Конечно же, ваучеры скупали подпольные миллионеры, типа Александра Ивановича Корейко из «Золотого теленка». Только в кино, не боясь за свое здоровье, Корейко мог шантажировать не бандит, а Бендер. Но в жизни бы остолоп Остап пропал бы без вести. Миллионы воруют организованные преступные группы с жёсткой иерархией и большими связями. Раньше «Корейки» хранили деньги в чемоданах и коробках из-под ксерокса потому, что в советское время украденным было тяжело воспользоваться. Теперь они, не стесняясь, едут в люксовых вагонах. Ну, а мы? Кому повезло, тот в купе. Многие остались в плацкарте, некоторые переехали в туалет, а кто-то на крыше и под вагоном. Мы стараемся смотреть в окна на красивые пейзажи и не замечать тех, кто выпал из поезда. Ведь самое главное, чтобы наши места никто не занял. Разве мы абсолютно здоровы? Эгоисты возразят, мол, свода и заключается в том что, где человек хочет, там он и живет. Вы, господа, хитрее бомжей, но не умнее их. Если вас не «кинули», то это не значит, что также повезет и вашим детям. Подумайте о них и их детях. Уже многие, оказавшись без мест, мечтают о плацкарте. Но теперь на нашем поезде рядом с табличкой «Демократия» вывешена другая - «Капитализм».

И дело не только в частной собственности на средства производства. Статья 11 Конституции СССР гласила: «В исключительной собственности государства находятся земля, её недра, леса». С 1993 года у нас новая Конституция РФ и статья 9, в которой уже так: «Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности». Возможна и частная собственность на единый эквивалент товаров. «Дайте мне управлять деньгами государства, и мне нет дела до того, кто создает его законы, и до самих законов», - известный девиз Майера Ротшильда и других банкиров. В своё время Президент США Кеннеди попытался бороться с Федеральной Резервной Системой, которая, по сути, является частным банком и печатает свои банкноты. Естественно, что эти доллары частная собственность «ФРС», а Правительство США берёт их в долг под процент. 4 июня 1963 года Кеннеди подготовил указ № 11110 (Executive Order 11110), который внёс поправки в указ № 10289 (Executiv Order 10289), подписанный 17 сентября 1951 года Президентом Трумэном. Изменения касались определённых функций, влияющих на работу государственного казначейства. Кеннеди добавил подпараграф «j» в параграф № 1, отменил подпараграфы «b» и «c» в параграфе № 2. Короче говоря, он поручил государственному казначейству печатать доллары, чтобы не брать их под процент у «ФРС». Новые деньги Кеннеди, называемые серебряными сертификатами, были обеспечены серебром казначейства благодаря Закону «О закупках серебра 1934 года» (SILVER PURCHASE ACT OF 1934). 22 ноября 1963 года Кеннеди убивают, а с 1964 года все серебряные сертификаты заменяют банкнотами «ФРС». Говорят, что банкир Джеймс Ротшильд давно сказал следующее: «Настоящее оружие хранится не в арсеналах безмозглых военных министров, настоящее оружие хранится у меня в банке».

Теперь это оружие продается всем и везде, в любом обменном пункте СКВ. Главное, чтобы мы были вынуждены его покупать. Понятно, что льготы для людей труда стали лишними и меняются на мизерные компенсации. Как проходила монетизация, надеюсь, не все забыли. Возмущённым пенсионерам, чтобы отстаивать свои права, пришлось перекрывать улицы и проспекты. А сейчас я напомню, когда сотрудников милиции лиши основных льгот: 1 июля 2002 года пятидесяти процентной скидки по оплате жилой площади и коммунальных услуг, 1 января 2005 года бесплатного проезда общественным транспортом. Конечно, к заработной плате сотрудников милиции прибавили. Но сколько? В территориальных подразделениях внутренних дел на руки получают: инспекторы ДПС от 10 до 13 тысяч, участковые уполномоченные от 11 до 14 тысяч, оперуполномоченные уголовного розыска от 14 до 16 тысяч. С 1 марта 2005 года участковые, получившие служебную площадь, больше не могут перевести её в муниципальное жильё после 10 лет службы. На этом месте некоторые обыватели, брызгая слюной, закричат о том, что эти мелочи их не волнуют, что они платят подоходный налог, на который содержат милицию. К сведению, с 2001 года сотрудники милиции выплачивают тот же подоходный налог со своей небольшой, но чистой зарплаты, в то время, когда многие бизнесмены с минимального размера оплаты труда. То есть с 4 тысяч 330 рублей, и без той суммы, спрятанной в конвертах. Так, кто кого содержит? Может, собственники наших крупнейших компаний ответят за всех? Но и у них не всё так просто. Большинство олигархов схитрили, сделав собственниками предприятий офшорные фирмы, которые не собираются платить налоги.

Неприятно, мягко говоря, слышать от одного депутата Госдумы, что не стоит повышать зарплату сотрудникам милиции, которые всё равно будут брать взятки. Наверное, усидчивая работа депутата на мягком кресле теплого кабинета в 15 раз тяжелее и опаснее, чем у сотрудника ДПС, так как зарплата последнего в 15 раз меньше. Если так, то пора бы поменяться местами, чтобы отдохнуть. Постоять на трассе под дождём и снегом, пообщаться с водителями о плохих дорогах. Поработать, например, оперуполномоченным уголовного розыска, поездить на задержания различных преступных групп, у которых бывает и огнестрельное оружие. Или, хотя бы один день, походить участковым по двум-трем участкам и «заявкам» в притоны, где можно получить нож в спину. Ну, а если станет совсем скучно, то можно съездить и в «горячую» точку.

Невольно задумаешься о том, что рыба гниёт с головы. Один известный в своих кругах человек, которому я доверяю, сообщил мне, что пару лет назад ему предложили стать депутатом Госдумы. Он, конечно, отказался, но из-за любопытства поинтересовался ценой вопроса. Ему ответили, что 1 миллион долларов США. Кто-то скажет, что его хотели обмануть, так как такого не может быть. А чем мы лучше капиталистической Америки? Там, например, в 2008 году губернатор Благоевич продавал должность сенатора, ставшую вакантной после Барака Обамы. И в нашей милиции бывает, что «прибыльные» места продаются за деньги. Впрочем, как и везде. Должность начальника «доходного» отдела может стоить десятки тысяч долларов. Почему? Если мелкие предприниматели пожелают, то они расскажут, что среди них, обычно, есть человек, который каждый месяц собирает «откупные» со своих коллег и заносит их в отдел милиции. Сумма сборов различная, от 2 тысяч долларов и больше. Конечно, не все деньги достаются начальнику, ведь он вынужден делиться с вышестоящим руководством. И так далее, по цепочке. На эти деньги покупаются хорошие квартиры и загородные виллы. Если депутаты пожелают, то они могут запросить сведения о собственности начальников ГУВД и РУВД, но сначала следует начать с себя, то есть сверху донизу.

Но хватит о плохом, пора и о хорошем. Мне точно известно, что в милиции ещё есть порядочные сотрудники, которые служат людям. Но их все меньше и меньше. Ведь на такую зарплату тяжело прокормить семью, не говоря о покупке машины и квартиры. «Не нравится, уходи»! – скажете вы. Они и уходят. Кто в службы безопасности, кто в предприниматели, кто на стройки. На их места приходят другие, но не служить людям, а зарабатывать деньги. Вот вам пример с Евсюковым, когда в гонке за богатством можно потерять голову и право называться человеком разумным. Однако были и есть в милиции сотрудники, которые рисковали жизнью в борьбе с преступностью и терроризмом. Такие, как Андрей Чернышев, Юрий Ткаченко, Пётр Житников и многие другие, которые обнаружили, обезвредили пусть и учебное взрывное устройство, заложенное 22 сентября 1999 года в подвал дома № 14/16 по улице Новосёлов в городе Рязани. Кто-то скажет, что они не рисковали жизнью. А я отвечу, что они не знали про учения и поэтому воспринимали угрозу взрыва реально. И это обстоятельство не уменьшает их подвига. Считаю, что это блестящее учение должно войти в учебники правоохранительных органов, так как имеет практическую и методическую ценность. А страна должна знать и помнить своих героев.

Я не священник, но в отличие от служителя Церкви часто повторяю эти слова Иисуса, и повторю их ещё раз: «Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом не радеть. Не можете служить Богу и мамоне». Что здесь непонятно? Люди, которые служат Богу, то есть людям по Его подобию, должны жить в достатке. И прошу не путать богатство с достатком. Поэтому людям труда необходимо вернуть льготы, в том числе и право на бесплатное жильё, чтобы они были уверены в завтрашнем дне, а не думали о ежегодной инфляции. Сотрудники милиции нуждаются, в первую очередь, в возвращении бесплатного проезда, так как им по службе приходится пользоваться общественным транспортом несколько раз в день. При газовом и нефтяном богатстве нашей страны, люди труда должны получать на руки не менее 30 тысяч рублей в месяц, а не чуть больше прожиточного минимума. Кроме лаборатории психологической диагностики, сотрудникам правоохранительных органов неплохо было бы проходить полиграф (детектор лжи), который будет выявлять лиц, склонных к обману и личной выгоде. Но тогда, в первую очередь, полиграф обязаны пройти судьи, прокуроры, депутаты и другие государственные чиновники. Думаю, что только в этом направлении мы можем попытаться спасти себя и других от смертельного оружия.



август 2009 года.