Посидонит

Окраинный муниципалитет
Старуха брезгливо оглядела путешественника с ног до головы, и еле слышно, каким-то глухим басом бросила: "Это никуда не годится, мы у себя таких не держим - проваливай." Ну, что же, проваливай - значит проваливай, при других обстоятельствах он, возможно, и ответил бы этой старой, мерзкой женщине парой колких фраз, но сейчас, под дулом трех стволов и уничтожающими взглядами собравшихся, он на это не рискнул.
 - Шестой, ты чего там, уснул что ли, открывай эти чертовы ворота!, - выкрикнул один из трех обладателей какого-то непонятного оружия забавной наружности - он чем-то напомнил ему того взбешеного орангутанга, которого он видел в зоопарке, когда еще был совсем не мужчиной, а точнее, был ребенком лет шести-семи от роду. Уголок его рта незаметно содрогнулся в легкой, бздящей улыбке, но тут же, словно опомнившись, он вновь придал лицу суровый вид.
 Он услышал скрипучий скрежет открывающихся ржавых ворот, ну наконец-то! Он поднял глаза и увидел того самого шестого, который, кстати, чуть было не схватил наказание в виде лишения пайка на день за оплошность. И этот держал в руке то самое оружие, которое так заинтересовало путешественника. Их взгляды встретились и, как ни странно, первым глаза отвел тот самый шестой - видимо, он был из робкого десятка либо вид путешественника действительно был устрашающим, ему бы все-таки хотелось думать, что первое. Как же долго, с невыносимым шумом и трением об устланный десятки лет назад асфальт, открывались эти ворота! Казалось, пройдет целая вечность, прежде чем они откроются. Он чувствовал на себе тяжелые взгляды жителей этого богом забытого местечка, где чуть ли не каждый, с младенчества, был приучен к жестоким нравам и...оружию. Таков мир этих людей, они были отбросами внешнего мира, возможно, именно поэтому таково было их отношение к его представителям - они их искренне ненавидели. Вот и сейчас, ему казалось, что эти черствые взгляды его просто сжирают, если бы он был наделен даром читать чужие мысли, он бы открыл для себя много интересных фраз местного диалектизма. Солнца не было - за все дни, проведенные за этими стенами, он так и не увидел его за смрадными тучами, что, казалось, нехотя проплывали над этим местом и вот-вот свалятся на эту грешную землю и похоронят под собой и этот городишко, и этих безчувственных людей, и эту старуху с мерзким голосом, осуществив, таким образом, давнюю мечту правительства. Внезапно невыносимый шум прекратился - ворота были распахнуты. Он поправил свой уже порядком изношенный шлем, застегнулся, скрепил этот ремень с незаурядной надписью "Troy" и, так и не оглянувшись назад, быстрыми шагами покинул черту этого муниципалитета. "Еще увидимся, бывалый", - буркнул кто-то и что-то щелкнуло в его сердце, голос был до боли знаком, но он не помнил. Путешественник, уже чувствуя за собой закон правительства, уверенно повернулся, чтобы увидеть того, кто это произнес, однако увидел лишь все также медленно закрывающиеся ворота и унылое, явно по чему-то ностальгирующее лицо шестого. "Ну и черт бы вас всех тут побрал!", - подумал он и смачно плюнул в сторону окраинного муниципалитета.

P.S. Господа, мне важно знать Ваше мнение - какой из меня писатель?(о да, я много на себя беру, видимо!) - мне сейчас полных 20 лет, есть работа, но время от времени пишу такого рода вещи - так сказать, абстракции).