Ирен

История одной семьи
В тот день всё казалось самым обыденным: люди как обычно встали утром, пошли на работу, после работы дом и семья. После дневной суеты все легли спать, и как пробило 00:00 все люди уже спали, не подозревая о том, что их жизнь координально изменится всего через четыре часа. Четыре часа свободы, спокойствия и сна… это были последние мирные часы за всё время войны… 03:59 – всего одна минута и, наконец, случилось, то чего не ожидал ни один человек страны. Зазвучало радио, и строгий диктор своим отдалённым и холодным голосом объявил: « Внимание! Говорит Москва! Граждане Советского Союза! Передаём заявление советского правительства. Сегодня в четыре часа утра без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну». О чём можно было думать во время этих слов? Голова казалась пустой и в ней, как стук барабанов, стучало слово «война». Жизни многих людей оборвались, как струна гитары, и никогда их сердца не застучат уже этим столь жизненным, размеренным стуком…
Ужас и страх не сходил с лиц ни в чём невинных людей, но они понимали, что нужно отправляться на фронт, на защиту своей родины. Такое решение принял и мой прадед, который умер задолго до моего рождения. Но это не помешало мне узнать одну историю из его военной жизни.
В тот день мой дед смотрел на восход солнца, наблюдая за тем как первые лучи касаются зелёной травы, на которой тоже остались свои отпечатки жестоких битв. Рассвет – это замечательное зрелище, на которое нужно посмотреть, а в военном рассвете есть свой шарм, наполненный патриотизмом. И именно на этой ноте патриотизма его отвлёк голос: « Вас вызывает к себе командир». Что ж, долг есть, во время войны никто не принадлежит себе и, поэтому ему пришлось отправиться к главному. И именно с этого момента жизнь моего деда могла начать отсчёт, оставались сутки, во время которых он мог умереть. Его отправили в разведку, в которой его с напарником застали врасплох и взяли в плен. Сначала их пытали, и боль пронизывала их тела каждую секунду, которая казалась вечностью, но они хранили молчание для своей родины, для своей семьи и могли лишь слышать жесткие слова на корявом русском с немецким акцентом. Эти слова были о том, что завтра на рассвете (на том самом рассвете, которым так любовался мой дед) их убьют. Но убьют не так уж и просто, а двойной казнью (повешенье и расстрел). Пока их вели в камеры, мой прадед пытался сосредоточиться, но в голове была сплошная каша, которую нужно было срочно расхлёбывать, и вдруг он услышал, как захлопнулась дверь его камеры, казалось, что вместе с дверью захлопнулась и его столь короткая жизнь. Долгое время он тихо сидел в углу и думал об этой ситуации и как её решить. И тут, во время раздумий, его взгляд упал на маленькое окошко, которое светило отчаяньем, безвыходностью и жизнью. Дед, недолго раздумывая, решился пролезть в это маленькое окно. Адреналин хлынул в кровь, а его кожу обдирали края узкого окна. Он пытался быть бесшумным, внимательным и быстрым. Наконец он вылез в тёмный коридор, который был последним для многих солдат, и направился прямиком к камере своего товарища (он запомнил, где она находилась) и, сняв один единственный и спасительный ключ со стены, он открыл дверь. Там его ожидала новость не из приятных: его напарник находился в ужасном состоянии, он наглотался таблеток, чтобы умереть. Мой дед подставил ему дружеское плечё и пошел к ближайшему для них выходу. В это время пока он искал лучший вариант сбежать, он осматривал стены коридора. Они ничего не выражали, только безразличность, серость и смерть. Мой прадед понимал, что эти стены могут быть последним, что он увидит в этой жизни, но это было не так. Его глаза наткнулись на люк в стене, и быстро направившись к нему, стал вылезать. Но и бочке мёда есть ложка дёгтя – мой дед вылез наружу и увидел перед собой охранника, который смотрел на него удивлёнными глазами, которые ещё не понимали до конца, что это побег. Мой дед, с силой толкнув немца в сторону, кинулся бежать. Немало пуль летело им в след, но ни одна из них так и не догнала беглецов. И они остались жить и видели тот великий день – День Победы!
Это была всего одна история, история одной семьи, другие истории хранят много семей, которые вместе со всеми в этом году будут праздновать 65-летие в Великой Отечественной войне!
Замечания

Наверное то чудесное избавление Вашего деда, Ирен, произошло потому, что видать еще не время было ему умирать. Бог сам решает когда и кому. И еще, будет вернее писать "кардинально".
С уважением,

Lada  ⋅   9 лет назад   ⋅  >