Шопен. Прелюдия 4
  Я слушаю, и не могу оторваться, но нет, это она не отпускает, неотступно преследует, завораживает, притягивает меня, цепляет за самое живое, дорогое, что только может быть. С первых звуков, как - будто сквозь туман, тихо выплывает детство с его светлой грустью, какой - то затаенной печалью, все зримей, явней звучат робкие надежды, унося все дальше в будующее.
  Вот наконец - то, долгожданный всплеск радости, счастья, но Боже, как все мимолетно, скоротечно и вновь щемящие звуки неизбывной тоски зрелых лет, о чем - то несбывшемся, навсегда утраченном, они все навязчивей уводят к мысли о неизбежном одиночестве, о скором и долгожданном покое. А как потрясают аккорды в конце - они замерев на миг, словно делают последний глоток, этой без ума любимой дурехи - жизни, смиренно неся, мольбу о прощении..
  Я не могу, нет сил больше слушать, слезы все заглушают, что она делает со мной - эта музыка, она воистину безумна... Неужели, вот так все и будет в мой последний миг?