Юлия Дарченкова

Патруль\ "МАТЭ"
                     

                 Штандартенфюрер Страсть.

Когда вам абсолютно все равно, что кто-то понимает вас очень хорошо и крепко, начинается фантастика. Вы различаете цвет и скрытый намек каждой подробности. Вам открываются двери возможностей и окна приятных воспоминаний.
Почему я оказалась на Мальте с относительно небольшой суммой денег и всепроникающим желанием остаться на веки вечные жить в теплой стране пальм и домов, построенных из lime-стоуна, похожего по виду на затвердевший пористый песчаник, я вам даже и не объясню. Я люблю юг (солнце, пальмы и море) и английскую речь - ее логику и общее выражение, а также не ленивый и не шальной взгляд. Суммировав свои пристрастия и объективные возможности, я сконцентрировала внутреннее усилие на пути к ордену Креста Разобранного Компаса. Мое гипнотизирующее обращение в одно известное и успешное московское турагентство (Мальта! Срочно! И без российского паспорта....) увенчала добрая и великодушная удача. Через какие-то пару дней я - со всеми своими записными книжками и ликером от Эндрю Берти (Магистр Military Order Of Malta) оказалась в несложном и доброжелательном мальтийском отеле в городе моего святого мальтийского тезки: я для них (Господи! и для себя ведь - тоже!!) Julia; вот и город тот звучал как Saint-Julians.

                       Из записных книжек.
               Бесы Геббельса. Отступление первое.

Если у Вас никогда не было ночных кошмаров, Вы не знаете, что это такое - бесы геббельса. Это вневременная категория явлений. Это сюжет одного из рассказов аргентинца Хулио Кортасара: нежная и кроткая польская пани оказалась объектом сексуального влечения вурдалака и в положенный срок разрешилась от бремени, исчезнув. Обошлось без умирания: пани превратилась сразу во взрослого мужчину с чертами лица и способностями того самого влюбленного пожирателя. Вот такой вот качественный переход по мостам сознания и чуждых возможностей.
Кошмар такого рода может быть очень прост: Вы смотрите на человека (возможно даже, это ваш давний друг или очень хороший знакомый) и вдруг видите, что сквозь хорошо знакомые и, может быть, даже любимые черты проступают затаенная усмешка и жадный посеребренный клык совсем других обстоятельств.
"Отче! которых Ты дал мне, хочу, чтобы там, где я, и они были со мною". (Иоанн, 17:24)


Мальтийцы очень последовательны и, при всем том, им абсолютно не свойственен утомляющий педантизм и - зачастую неоправданная - нравственная осторожность, которая приличествует, к примеру, германской нации. Они, безусловно, верующие - темпераментные и добропорядочные католики. Стены домов там украшают нежными скульптурными панно с изображениями улыбающейся Пресвятой Девы Марии с младенцем или Святого Семейства. Добродушная религиозность, не декларирующая венец и слезы взрослого, красивого и несчастного Христа.
Воздух Мальты не так мягок, как в Греции, но соленая и морская его терпкость свободна от того облачка разочарования, которое сквозит между строк каменной летописи Парфенона о великой культуре, оставшейся в прошлом. На Мальтийских островах практически не было смены исторических традиций: их история стала частью их традиции. Рыцари-крестоносцы прибыли в свое время на Мальту, чтобы отдохнуть и залечить раны - основным "пунктиком" жизни на Мальте является туризм. Однако, ни в одном мальтийском кафе вы не встретите подчеркнутый лоск сервиса. Только доброжелательность и мягкую ироничность, незашоренные длительной выучкой профессионального дистанцирования....

                   Из записных книжек.
         Пепельный эстетизм. Отступление следующее.

Кладбище - это не дом, не комната и даже не мир иной. Так.... Неудобная для взгляда тень обоих миров. Кратность могил памятникам. На кладбище свой - особый - воздух, свои - особые- птицы и только память. В этом своем качестве все кладбища сродни вещам, потому что все, чем обладают и что несут в себе вещи, называется памятью. Мысль и воля на кладбище находятся в абсолютном и беспрецедентном бездействии. Отсутствие какого-либо отклика или эмоционального движения создают ощущение той особенной пустотности, которая может показаться кому-то силой - но всего лишь силой возможного, потому что формула - это всегда история, которая не ясна. Такая безупречность ограничена не во времени реального события и не в пространстве архитектурного сооружения, а в символах, которые требуют интерпретации и адекватной способности усвоения.

Музей Святого Джона в мальтийской столице городе Валлетте в моем сознании запечатлелся образцом совершенной гармонии - в той мере, в какой таинственность строгого и полумистического учения может быть гармоничной. Представьте только: Вы ступаете на дно лодки под парусом и собрались отправиться в недальнее и неопасное плавание, но в какой-то один миг морские волны оказываются прочным муляжом, лодка взмывает вверх быстрым и безапелляционным движением, а единственный штурвал в Ваших руках - это древки таких вот качелей. И уже нет власти над направлением. Можно только увеличить или ослабить амплитуду раскачивания. В общем - кайф....

Мальтийская часть моих записных книжек была открыта страницей со стихотворением, посвященным мной моей шотландской подруге - пожилой, в общем-то, женщине со здоровыми длинными локонами, нежным и внимательным взглядом темных глаз и очень четкими и определенными чертами лица.

I helplessly belong to tender past.
Its flourish minuts take my heart awakened
Back far away towards what was the last -
Last birthmark on the wrist, last smile not to happen..

I miss you through those things which we shall never mix -
Through photo in the frame and window slightly opened...
And all my warmth to you with me remaines -
I send you just this dancing leaf of autumn.





                     

                 
Замечания
ObyWAN

а вот эти записки действительно можно отнести к мемуарам. В чём тут экспериментальность - не понятно. Не связанные друг с другом отдельные впечатления о Мальте

ObyWAN  ⋅   4 года назад   ⋅  >

Глупость труднее скрыть в нескольких словах, нежели в пространном изречении...
Можете не отвечать - не сочту за дурной тон.

Fred Marin  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

поэтичные путевые заметки

Vilkomir  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

Юлия Дарченкова

Вы очень добры , Викки . Спасибо.

Юлия Дарченкова  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

если честно, слово "очень" меня смущает

Vilkomir  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

Юлия Дарченкова

думаете, намерение преобладает над смыслом? мне просто приятно, что Вы поместились по соседству. вот и "очень"

Юлия Дарченкова  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

что это: смотришь на вытянутые руки, ладонями вниз, с повисших пальцев стекает кровь. рассматриваешь, каждый палец втыкается в землю потоком крови. много крови в земле. это нежность.

Vilkomir  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

Юлия Дарченкова

Викки. Похоже, что Вы слишком вдумчиво читали стихотворение Миши Сливкина про гиольотину для королевы. Только осмыслили на свой лад.
Воткнуться мозгами во влажный воздух на расстоянии своего роста от тротуара.
Думаю, что служение и честь как принцип не основа понятию взаимозаменяемости.

Юлия Дарченкова  ⋅   8 лет назад   ⋅  >

меня не очень интересует мать Тереза иди Мария Стюард, спросите меня, что я знаю о французской революции, отвечу, что она положительный имела итог - появление французких духов, в этом смысле меня всегда интресует взаимовменяемость больше, чем пресловутые принципы

Vilkomir  ⋅   8 лет назад   ⋅  >