Кареглазая вечерница...
                ***

Кареглазая вечерница,
От дневной железной строгости
Лишь остались исключения,
Да налет девичьей робости.
Не трудись казаться сильною,
В то поверят при желании,
Разреши хоть раз бессилию
Отдохнуть в твоем сознании.
И ты кажешься мне снежною
После сна в минуты радости
Ты такой бываешь нежною,
Умываясь утра сладостью.
Ну а ночь вплетает чувственность
В твои кудри своенравные,
Облачая явь в исскуственность,
Темноту в виденья странные.
И уже ты улыбаешься
Своей хрупкостью таинственной.
Для кого же постараешься
Быть на всей земле единственной?
Ты красива удивительно,
Я уже влюблен, наверное,
И не кажется сомнительной
Гладкость кожи эфемерная.
Очень жаль, что все закончиться
Через двадцать лет, как максимум,
И заставит кожу сморщиться
Время сгнившим белым стакселем.
Но сегодня ль нам о старости
Говорить друг-другу ужасы,
Не страшней они усталости
От разгула без супружества.
А пока ты можешь нежиться
От зарплаты и до премии,
Но душа моя не сдержится
И споет тебе о времени.
Как же хотеться поверить мне
В то, что счастье настоящее
Ты увидишь в удивлении
От обмана восходящая.
Это счастье так обыденно:
Муж, детишки, радость тихая,
Но оно сто крат пленительней
Чем души уродство дикое.
А мы души, как коверкаем!
И свои и ближних. Совести
Не осталось видно, клерками
Служим в банках липкой горести.
Красотой ты лечишь раны мне,
Для меня недосягаема…
Мы с тобой не будем равными,
Так как ты незабываема.
А хотя… Соврал конечно же,
Не страшна ты для забвения.
Да и помнить нас не вечно же!
Просто не за что, наверное.
Что природой нам даровано
Не дает на вечность права нам.
По пути пойдем не ровному
И окажемся средь варваров,
Ими сами вскоре станем мы
И ослепнем от излишества,
Ведь оно не лучше Сталина –
Гидра нового язычества.
По дорожке неухоженной,
Да к стране родной, да к зрению!
Что, в конце концов, дороже нам
Слепота или прозрение?!
Но я сам ослеп, по-моему
От твоей улыбки радужной,
Жил я вобщем-то устроено,
Вдруг явилась ты, ну надо же!
О, прости меня, не должен был
Говорить тебе я этого,
И все так же не похожи мы,
И уже прилично спетого.
Мои чувства не понятны мне,
Я теряюсь в объяснениях,
Мне бы их увидеть внятными,
Но я путаюсь в сомнениях.
Ни любовь, ни отчуждение,
Лишь простое созерцание,
Но оно мне утешение,
Хоть, похоже, на страдание.
Ты пойми, не соблазняю я,
Не желаю плотской гадости,
Я поэт, и это знаю я,
И пишу без лишней праздности.
Так художникам положено,
Вижу, что другим не видится,
В праве на меня обидеться
Ты за стих зачем-то сложенный.
Но тебе желаю мира я,
И любви нетленной истиной,
Ты достойна быть любимою
Сердцем добрым, храбрым, искренним.
Принесла ты вдохновение,
И задуматься заставила,-
Это скромное творение
Ты на память мне оставила.
                         2002г.