Посвящение Питеру Паркеру – Человеку и Пауку.
    Посвящение Питеру Паркеру –
              человеку и пауку.
 
Какого пса ты выбрал Мэри-Джейн?!
И где она нашла такого лоха?!
Фелиция – гораздо красивей,
Да и с деньгами у нее не плохо!

Ты мог бы жить сейчас и попивать ''Бордо''
С прелестной девушкой в ее апартаментах.
Но ты роскошной жизни предпочел – говно,
Ох, быть твоим рукам в серебряных браслетах!

Но ты упрям и любишь красный цвет волос,
И говоришь так назидательно и строго...
Но лучше б Бушу ты Бен-Ладэна привез,
Чем местным копам полудурка Осьминога!

Наверно думаешь ты, что непобедим,
Однако очень слаб в понятиях и фене,
А Одессе-маме ты б в штанишки наложил
Когда бы встретился с налетчиками Бени.

Ну, а поэтому понтами не пыли,
Ведь ''за базар'' ответить надо будет,
Ты просто славу рваным неводом лови,
Тебя уже, мой друг никто не позабудет!

Вот лично я почти все знаю о тебе,
И новых серий кайф не пропускать стараюсь.
Отец Фелиции давно сидит в тюрьме,
А я все так же к первой паре просыпаюсь!

Но если нужно, то проснусь и ко второй,
Могу к пяти часам, к шести, коль ты попросишь,
Но не смотря на то я не супер-герой,
И не смогу сносить измен, как ты их сносишь.

Тебя кидают всякий раз через плече
Когда в кого-нибудь влюбляешься ты Питер,
Ведь им плевать, что в твоем сердце горячо,
Но, право, радует меня, что ты не пидор.

Давай нальем с тобой для храбрости сто грамм,
Пойдем мочить по подворотням педерастов!
Вообще-то мирный человек я и не хам,
Но тянет срать от этих голубых контрастов.

Ну, а потом Амбалу яйца долой!
Зачем они ему с такою-то кликухой?!
Я знаю ты в душе немножечко блатной,
И любишь баловаться классной бормотухой!

Ее рецепт мне кто-то выболтал на днях
Когда в Нью-Йорке мы с ребятами бухали,
Он рассказал о том, как Высоков горах
Дерьмо козлов солдаты ваши собирали.

Как контрабандою из Люберец везли
Водяру прозванную на Руси ''Паленой'',
Потом сказал: ''Да ты меня хоть закозли!
Не слово больше! Я в Америку влюбленный!''

Мы затянулись ''планом'' он сказал: ''Ништяк!
Так пробивает лучше всякого ''Смирнова''!''
Потом мы выяснили, что он был моряк,
К тому ж любитель и ценитель самогона.

И понеслась! – Он дальше выдавал рецепт,
Уже по-русски поминутно матюгаясь.
''Кусок дерьма! В подъезде жареный пинцет!''-
Он называл ингредиенты улыбаясь!

''Да мне плевать на этот гребаный секрет,
Ведь этот человек-паук такая сука! –
Он, как-то стырил у меня кабриолет,
И паутиной залепил с похмелья в ухо!''

''Ну, ладно, ладно...'' – Утешал я мужика,
И подливал ему ядреное бухлище.
Потом он блеванул мне на руки слегка,
Но я ведь видел инциденты и по чище!

Да вы там все с ума сошли, я погляжу,
Куда не плюнь, то смертоносцы, то секс-шопы,
Я обещал себе, что с матом завяжу,
И лишь могу сказать, что вы такие жопы!

Кругом мутанты – ''плоть зовущая на бой'',
Но и он, мой друг, под час бывает крайней...
Ты победишь, не ссы! Ты парень в доску свой!
Весьма не глупый и к тому же не нахальный!

Ну, а с Фелицией считай, что я забил,
Тебе и так не по зубам все это было.
''Ну, хорошо,- ты скажешь мне,-
Уговорил! Но не понравится, боюсь, ей твое рыло!

Ведь ты неделями е бреешься, к тому ж
На зло всей публике упрямо не стрижешься!
Да из тебя, пардон, такой же выйдет муж,
Как из меня жена, а ты опять смеешься!

Мы в разных странах может быть живем с тобой,
И оттого сужденья наши так не схожи.
Но ты студент, я хоть местный, но плейбой,
И кулачком могу проехаться по роже!''

Ох, эка невидаль! Да стоит мне сказать
И люберчане подрихтуют тебе ряху,
Но ты никак е хочешь это понимать,
Тебе наверно на себя уже плевать,
Хоть натерпелся ты и так до сраки страху!

А вообщем, если будешь тут, то заходи,
Ведь завсегда с тобой приятно покумарить!
Но если буду я в Нью-Йорке, то не жди,-
Зайду к Фелиции ''здоровие поправить''!
                      16-18.12.2001г.