Таинственный преследователь
Таинственный преследователь

А перед тем как разбежаться, одна вострословая, возьми да и спроси, ну как мол Портупей Прапорщик,
пойдёшь завтра, чертовку свою искать, али возле нас всё сидеть будешь!
Ну девки, уста у них, что у чёрта мельницы, всё смелют! Буд то Портупей Прапорщик боится чего!
Нечисть, что тот же человек, в ней всё есть, интересы соблюдай только!

А день не погожий вышел, как зачастил дождичек с утра, так и кропил не останавливаясь.
Грязища такая установилась, всё развязлось, в сарай лишний раз не сходишь. На обутки цеплятся, как комом
пудовым виснет. Вот так и копится на ноге, пока не отвалится ошмётком увесистым, и ноге сразу легче.
Зато мальцам раздолье, босиком по лужам скачут, брызгами пену вздымают!
Разбегутся и на животах по грязи скользят, кто быстрей за версту уехать сможет!
Потом подымутся, из лужи то, грязища с башки стекат, и рожи всё чёрные!
А смеху то, смеху, будто черти с оков сорвались, и по улицам голышом бегают!
Земля то, не та была, ни задоринки! Стёклышка ни где не найдёшь, не то, что нынче! Шёлкова как пух, по
ней скакать, одно удовольствие было! Не боялись, живота то вспороть!
Наскачутся, под дождичком, и греться под лужу лезут, на ветру то сквозит, одни головёшки потом из воды
торчат. Водица от земли тёплая, как парно молоко. Сама молода была, помню!

Портупей Прапорщик, как из слободы вышел, так сразу не через казённый лес пошёл, а прямым ходом на
Скотский овраг путь стал держать. По дороге то самой не идёт, краешком всё пробирается, где травка стелется,
туда ножку и ставит. До темна успеть должен.
Тучи совсем низкие, над лесом повисли, за макушки дубов цепляются. А от туда уже мрак выглядывает,
каждым кустом за путником пристально наблюдает! Ни один мимо леса незамеченным не пройдёт, ни
кого без вниманию не оставит! Страхом оберёт, диким ужасом охватит!

Портупей Прапорщик степью идёт, по стёжке-дорожке топает, то и дело останавливается, грязь с ног скидывает.
Ноги отряхивает, каждый раз прислушивается!
Будто бы кто -то следом за ним по пятам скочет, незаметным скрытно крадётся, а как Портупей Прапорщик
встанет, то и звуки те сразу все пропадают!
Посмотрит назад, вроде никого нет, капли одни по лужам дробят, пляс дождевой барабанят, пузыри метко
расстреливают! Двинется дальше, а и цокот вновь раздаётся, кто то сзади бежит, дистанцию вымеривает!
   
Хотя нет, звуки всё кажись сильнее, всё будто бы ближе стали! За спиной по грязи чавкают, и уже пыхтение
неровное слышно! Кто же в такую слякотную погоду по дороге безлюдной бродит!?

Портупей Прапорщик до очередного поворота дошёл, напустил на себя вид совершенно беспечный, будто
бы ничегошеньки не слышит, ничего не замечает и ни о чём не ведает, а сам быстренько в придорожные
кусты присел и как сыч схоронился. Сидит там, неизвестного преследователя дожидается!

Сидит, слушает! Тишина вроде кругом!
Слышно, как далеко в селе собаки затявкали!
А здесь, тишь отчаянная! Вьюнок полевой, что вдоль дороги за сныть цепляется, нос навязчиво теребит!
В поле он первый тут чародей! Клевер тоже знать о себе даёт, перед грозой они особенно терпкие!
Трубят, будто дождь призывают! Вроде едва уловимо, но так звучно! А мелодия, нет лучше цветков на свете!
Видимо всегда так, лучшее не особенно приметно, в глаза не бросается и его ещё обнаружить суметь надо!

Где же он там!? Может и померещилось всё! Нет ни одного подозрительного звука!
Недолго сидел, хотел было встать, ноги то затекают.
А тут, из за самой спины, дыхание прямо над ним, чьё то прочувствовал!