YakovES

О Б Р А Щ Е Н И Е АВТОРА «КОСМОПОЛИСА АРХАИКИ» К ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ
О Б Р А Щ Е Н И Е
АВТОРА «КОСМОПОЛИСА АРХАИКИ»
К ВЛАДИМИРУ ПУТИНУ


История даёт нам парадоксальное знание и учит не удивляться парадоксам, эпохи и времена такое знание подтверждают эмпирической эталонностью. Художественный мир порою в гротескной форме копирует исторические парадигмы. Это особенный, в значительной степени аутентичный мир, имеющий свой метафизический купированный Космос. Объективно, формалистически он противится кажущейся внешней агрессивной инородности. Таким образом решаются прикладные задачи, вытеснение и отторжение
и н о г о сублимирует зеркальный эффект, возникает перевёрнутая пирамида, делающаяся основанием упадка. Современная литература переживает упадок, который детерминирован объективными и субъективными факторами. Каноническая традиция у нас не была огранена и завершена, сложнейший процесс огранки прервал Октябрьский переворот. Далее развитие искусства, как частности литературы, обрело стагнационные формы, его пантеон и славу составили протестующие одиночки. Художественная пассионарность космополитична, зачастую величие русского искусства идентифицировалось Западом, где и совершалось его предстояние. В Россию возвращались только зеркальные копии, исторические её клеветники могли в очередной раз варьировать и праздновать верную по сути постулативность: нет пророка в своём Отечестве. Известно, кто любить умеет только мёртвых. В СССР власти предержащие обслуживались деятелями культуры, эрзационное искусство стало нормой, перманентная астенизация творческого потенциала обусловила перспективу и определила угол падения. Кризисность времени опасно увеличивает деградационную степень, экстраполируется на процессуальные тенденции, их усугубляет. С высокой долею вероятности временные катаклизмы послужили индульгенцией для квазиискусства, камерный сегментарный процесс затмила общая перспективность. «Космополис архаики» может помочь Отечеству словом, духовным побуждением, в Интернете доступ к книге затруднителен, читателям сложно её найти, многие довольствуются лишь слухами. «Космополис архаики» не издан. По-прежнему полагаю, что первоначально книга должна быть опубликована в России. В Интернете «Космополис архаики» собрал миллионную читательскую аудиторию, не могу пренебречь своей обязанностью, книге следует быть у читателя. Духовный хлеб есть воздух, лёгкое дыхание исцеляет. Я не хочу повторения истории с «Доктором Живаго» и «Архипелагом ГУЛАГ», тиражирования жёлтых страниц летописи российского искусства, когда Родина-мачеха (и элита) лакейски приветствуют мёртвых сыновей и гордятся их славой, прижизненной либо посмертной. Если «Космополис архаики» некому прочесть в нынешней близкой к маргинальной издательской среде, явите во этой печальной данности единоучительский пример.
                                
                                                                               Яков ЕСЕПКИН