Дубровин Артём

Воскресение
Дата врет, все врут... Сообщение датировано 5.10.08...

 

Звуки окружающего мира только слегка касались моего сознания, создавая хаос из обрывков фраз и отдельных восклицаний. Странное состояние: пугающее, но и имеющее свою особенную прелесть.

Я поднял глаза к небу. Тучи, тучи, тучи. Третий день пасмурная погода. Хотя нет. В той стороне, где находится мой дом, пролегает четкая прямая линия, разделяющая грязное вечернее небо, покрытое клочками туч, от чистого, но от этого даже менее привлекательного, розовеющего закатного. Как странно, что мне надо ехать в другую сторону, не домой... В темноту... Вот и ноги напряглись, готовясь сорваться с места и унести меня в родную квартирку. Может, так было бы и лучше. Спокойней. Не надо было бы шляться по темным улицам, рискуя нарваться на так называемых гопников или, того хуже, скинхедов...

И ведь пошел бы домой, но мысль о том, что надо будет что-то говорить другим обитателям моей маленькой, хоть и двухкомнатной, квартирки, останавливала меня.

Медленно прогромыхал трамвай. Ну и черт с ним. Это был не тот номер, да и прямо за ним ехал следующий. Сев на жесткий и холодный стул, который, по моему мнению, был намного холодней окружающей среды, я погрузился в прерванные трамваем раздумья о вечном, о любви, которой так не хватает в моей жизни.

Кто-то постучал меня по плечу. Может какой знакомый, общение мне бы сейчас не помешало, слишком уж подавленное у меня настроение, чтобы переживать его в одиночестве.

Нет, это всего лишь кондуктор.

- Простите, задумался...

- Думают тут, понимаете! Это вам не библиотека!

Хоть на Вы назвала, а то многие думают, что если я младше их то и «тыкать» можно безнаказанно. Не люблю я этого, но и мании величия у меня нет, я считаю. Медленно покачиваясь в ледяном вагончике, прижатый чьим-то телом к окну, я доехал до Мирного переулка, в центре города. Конечная.

Сделав несколько шагов и завернув за угол, я попал в самое оживленное место нашего города – проспект Кирова. Место, где концентрация всевозможных магазинов, салонов и бутиков на одного прохожего перевалила за все допустимые отметки, где общий топот, шум сотен голосов, музыка из ларьков с CD дисками смешиваются в единую кашу, воспринимающуюся воспаленным мозгом обрывками, ничего не значащими кусками живого звука.

Здесь меня должны ждать друзья. Довольно шумная и разношерстная компания. Именно то, что мне сейчас нужно. Немного веселья, любви и ласки.

А ноги то уже замерзают. Пальцами с трудом шевелю. А все из-за моей дурной привычки всюду приходить раньше...

 

***

А вот и они. Наконец-то! Стандартные приветствия, обмен несколькими фразами и колкими шутками. Тут меня не просто побороть, ведь на каждое замечание я могу завалить десятком, а иногда меня и не остановить. Как они меня терпят?! Сам себе противен... иногда.

Долго решали куда пойти. Надоело. Предложил идею, развернулся и пошел. Часть пошла со мной. Еще секунда. Вот! Все послушно идут. Всегда срабатывает, безотказный метод. Стадное чувство – великая вещь. А мы все, по сути, и есть одно большое стадо с главными баранами, сидящими в белых домах. Только быдло под чьим-то контролем.

 Местечко, конечно, так себе, не французский ресторан, но с теми копейками, которые остались после Нового года, либо это, либо хот-дог. Не ем собак, из принципа, даже горячих.

Зато тепло и уютно. И люди здесь хорошие. Вон, за соседним столиком... «Ах, какая девушка, какая девушка, мне б такую...» И как назло все ушли курить, оставив меня, некурящего, всего такого правильного и позитивного, одного. Теперь, чтоб не загнуться со скуки в ближайшие пять минут придется знакомиться.

- Здравствуйте, девушка. Можно присесть?

- Если не надолго... А то сейчас подруга придет.

- Поверьте, я всего лишь на всю жизнь...

- Шуточки у вас...

- Какие есть, а другие не держим. Но, я думаю, что можно и на «ты».

- Мы с вами на брудершафт еще не пили, чтобы на «ты»...

- А вот это легко исправить, только не здесь...

 

***

 

Ага, да! Согласится она! Конечно! Ты на свою рожу посмотри. А на рожу ее «подруги» даже держа в руках осиновый кол, крест и чесок смотреть страшно. Бугай тот еще, под два метра ростом и явно сутками не вылезает из тренажерного зала. А телефончик стрельнуть успел. Видимо, и правда, «подруга», а не муж.

Покурили, поели, поболтали, заскучали. Все как всегда, от такого однообразия даже алкоголь не помогает, значит завязывать надо, а то печень скоро из ушей полезет. А развлечений никаких. Этот город становится для меня зачитанной до дыр книгой. Надо бросить все, да и махнуть куда-нибудь. Хоть в Сочи, хоть в Питер. Лучше в Питер. Любимый город. Город, в котором можно бродить без цели по улочкам и открывать для себя все новые и новые места. Только тут можно найти памятник посреди помойки, а перебравшись через нее, обнаружить музей. Город сюрпризов.

А тут, Саратов. Красивый город, но приелся... Ничего нового. Покурили, поели, поболтали, заскучали. Одно и тоже.

 

Но скука скукой, а деньги в кармане ушли в такой ноль, что вакуум по сравнению с ним нервно курит за углом. Вечер только начался...

Пришлось в срочном порядке искать пустую квартиру, ну, как пустую... Квартирку, в которой родители смотрят сквозь пальцы на развлечения их чад. Спасибо одной девушке, не стала держать нас на улице и позвала к себе. Ее родню я хорошо знаю... Слишком хорошо. Как-то зашел к ней домой, надеялся на романтический ужин, заботливо приготовленный любимой, а попал на жареную картошку и допрос с пристрастием. Чувствовал себя так, будто пришел просить руку и сердце. Такой облом... Познакомился и с мамой, борцом за здоровый образ жизни, и с папой, майором милиции по делам несовершеннолетних, и с сестрой, вечно психующей из-за сессии. Зато, пройдя этот «фейс-контроль», я теперь чувствую себя у Жанны как у себя дома. Мне всегда рады, несмотря на то, что мы с ней давно расстались.

По дороге насобирали мелочи у каких-то восьмиклассников. Им не в убыток. Тем более мы просили вежливо, и бить кого-либо из-за двух рублей уж точно не собирались. Хватило на бутылку пива. Это им. Я такую гадость не пью. Перешёл на более дорогие напитки, правда, виски по вкусу мне напомнило таблетку парацетамола, разжеванную и разбавленную водой, приходится пить мартини, зеленый чай без сахара или сок, ловя подозрительные взгляды своих товарищей.

Квартирка небольшая, а площадь, отведенная под нашу компанию, еще меньше, но мы уже привыкли. Родители забились в свою комнату и уставились в какой-то сериал.

Давно хотел у них спросить, как поживает Хуан Карлос...

Кто-то уставился в однообразные сайты глобальной помойки, кто-то начал входить в транс у музыкального центра под звуки Апокалиптики, а я тихонечко забился в угол кровати, расслабился и начал, как и всегда, строить из себя стороннего наблюдателя, время от времени разбрасываясь комментариями, которые все пропускают мимо ушей.

 

- Как вы уже уходите, а-а, ну валите, валите....

Вот и кончился этот день для большинства. Но у меня свой план. Жанна за месяцы дружбы о нем давно знает, но виду не подает – это правила игры и нарушать их нельзя...

- Помочь убраться?

- Помоги, только лежа на диване от тебя пользы, как от коровы шампуня...

- Ну не все же сразу. Да и ты отдохни от этой толпы, ложись.

- Все вы, одинаковы...

- Может массаж?

- Может...

- Ты не в настроении?

- Я устала. Устала от этого!!! Иногда хочется завершить все как в античной драме...

- Ложись, тебе надо отдохнуть, расслабься.

- Расслабься... Расслабься, ты всего лишь уснешь, перейдешь в новый мир... Так кажется...

- Расслабься и выбрось эту ерунду из головы, выкинь ВСЁ из головы.

- Не могу.

- Ты же знаешь мои волшебные руки, они заставляют забыть обо всем... Расслабься...

В такие минуты ее надо отвлечь, ее часто посещают мысли о «грустном» после небольшого количества алкоголя.

Кофточка полетела на пол, а крючки на бюстгальтере, так пугающие многих мужчин, легко закончили выполнять свое прямое назначение.

Мне все говорят, что я хороший массажист... Вот только с Жанной массажем все не обошлось. Ей надо было отвлечься, расслабиться, а мне хоть чем-то украсить это воскресенье. Мы же с ней хорошие друзья...

 

- Ты еще зайдешь?

- Позвони...

Тихонько закрыв дверь, чтобы не разбудить спящих перед включенным телевизором родителей, я побрел в сторону трамвайной остановки. Уже светало, и теплый, необычайно теплый для середины осени, ветерок радостно трепал кудри на моей голове. Простужусь? Да. Но зато не упущу весь кайф от теплого утреннего ветерка.

Повеяло весной. Хоть и осень, хоть и грязь, припущенная ночным морозцем... А запах витающий в воздухе – весенний!

Вот оно – счастье...