"КОСМОПОЛИС АРХАИКИ": ГОТИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ
ЯКОВ ЕСЕПКИН

***

Как ромашки тяжелые в снег упадут
И воспыхнут огнем, и засохнут, совившись,
Мы приидем туда, где теперь нас не ждут,
Удивим ангелочков, нежданно явившись.

Посплеталися змеи у нас в волосах
И набилась во белые усны крушница,
Ну и что же с того, в юровых небесах
Пусть встречает хоть смерть да зовется сестрица.

Все смеется она, веселится-поет,
Все на острую косу ногой необутой
Наступает, веночек извив, разовьет,
Но следит безотрывно за каждой минутой.

Ангелочки-цветки, не ищите Христа,
Были вы завсегда меж умерших своими,
Дайте миг продохнуть близ Распятья-Креста,
Не напрасно мы вас почитали святыми.

Ах, незваным гостям не дадут ничего,
Да мы сами давно ничего не просили,
Просто все провели до распятья Его
И остаток времен по ночам голосили.

Не печальтесь, крылатые чада, ужель
Не восплачете вы по юдольным кровинкам,
Нашей мертвою кровью разбавили хмель
Царской водки и слез, припасенных к поминкам.

Те ромашки пошли на венчальны венки,
Посвивалася желть в снеговые колечки,
Изукрасились гнилостно их лепестки
Во исчерную цветь, догорев, яко свечки.


***

Любить и мертвые умеют,
А их ли славили в миру,
Они по житии немеют,
И каждый – свечка на пиру.

Цвет преглядим и содрогнемся,
Как биты чернью купола,
С распятий истинно вернемся
Чрез ось звериного числа.

Все амалтеи суть овечки,
Годна лишь вера для щитов,
И мы кровями нощно свечки
Востеплим: зрите лжехристов.


***

Господь, отслужат литии по нам
И мертвые предъявимся к Тебе,
Что слезы наши ложным вещунам,
Пируют пусть и хвалятся в алчбе.

Суббота разливает чернь свою
И голуби летят за Ахерон,
Очницами хоть узрим кутию
В червонном серебре Твоих корон.

Тот веровал, кто с башнями звенел,
На царствие мы ждали ангелков,
Кармин излит и пурпур исчернел,
Вся кровь слита во лепие венков.

Собиты мы, а демоны терзать
И мертвых не боятся для потех,
И некому двуперстно указать
На столпников замученных Твоех.