Вся жизнь в дикой спешке, вся жизнь на бегу...
Вся жизнь в дикой спешке, вся жизнь на бегу.
Теперь извожусь самоедством,
что внуку не смог и уже не смогу
богатство оставить в наследство.

Уменья мои для него не пример,
тем более все идеалы.
И что дипломированный я инженер,
ему – как в жару одеяло.

Идеи, которыми был я богат,
прошли через сто девальваций,
давно обесцененный обществом клад
и что-то из мира простраций.

А строк зарифмованных целая рать,
моё стариковское хобби,
не станет считать и, конечно, читать,
как даты с забытых надгробий.

Заботы не те и проблемы не те.
И жизнь его будет другою.
Но хочется всё ж, чтоб ко мне интерес
тлел в нём, ну хотя бы свечою.

Однако, мы все – диалектике дань,
как тень на дороге для нови.
Когда-то и он в предрассветную рань
себя вдруг поймает на слове,
которое внуку захочет сказать,
души, как и я, в нём не чая,
и, как у меня, увлажнятся глаза…

Жизнь вечна, и мир нескончаем!

15.07.1997.