Сидело извечно в памяти...
Сидело извечно в памяти,
напоминала мне партия,
что я из жидовского племени,
хоть в общем – хороший парень я.

Была и работа и должность,
красивая секретарша.
Однако, за это должен был
лизать всех, кто выше и старше.

Я с детства таким вот воспитан.
Сам этого не понимая,
был тухлой идеей пропитан,
всесильным ученьем считая.

Не чувствовал, что оболванен
и выращен в пропаганде.
Мой шаг был партийно чеканен
и верен партийной команде.

Был – зомби. И, честное слово, –
да будет он в памяти вечен –
готов целовать Горбачёва
за то, что я им излечен.

Теперь, понимая, больно
зализывать старые раны.

Одним можно быть довольным,
что принял меня Израиль –
не очень, но всё ж обеспечил
не здесь подошедшую старость;
что мир ко мне человечен,
что участь такая досталась,
что в мире другом – баркашовы
и прочие там мессии,
грачёвы и макашовы, –
спасители новой России.

Конечно, и там хорошего
и доброго много быдо.
И я не забуду из прошлого
ни капли, что сердцу мило,
чем радостны были праздники
и чем заполнялись будни.
Но помню и то, как правили
партийные бонзы и трутни.

Теперь далеко от России.
Израиль – моя родина.
Вокруг до чего же красиво!
Есть крыша, и не голоден я.

И в сердце моём благодарность,
что я ещё не за кадром.
Жаль годы уходят в давность,
и жизнь подходит к закату.