владимир монахов

16 февраля Геннадию Михасенко - 75 лет
Геннадий Павлович по-прежнему остается самым читаемым писателем среди братской детворы и юношества. Не забывают о нем и те, кто вырос на популярных книгах Михасенко. “Моя политика - это писать для детей!” - не уставал повторять он тем, кто позволил втянуть себя в политические игры последних лет. Кто-то втянулся в эти игры, забыв о читателях, а Михасенко сочинял книги. Ведь дети - его читатели - всегда нуждались, нуждаются и будут нуждаться в ясных словах о добре и зле, правде и лжи, трусости и храбрости, дружбе, любви и предательстве... Вот отрывки из воспоминаний о писателе, которые собирает журналист Владимир Монахов

А «Милого Эпа» я прочитал запоем

Из братчан я хорошо знал только Геннадия Михасенко - прежде он жил в Новосибирске, в частном домишке у самой реки Обь. Помню как мы, возвращаясь с пляжа, заходили к нему и его мать кормила нас тёплой жареной картошкой с зелёным луком прямо с грядки и ледяным домашним квасом - запомнилось так, будто это была тогда самая вкусная еда на свете... Впрочем, "знал" в данном случае слишком громкое слово. Знал его, скорее, мой старший брат Евгений Раппопорт, впоследствии иркутский критик и литературовед, умерший в Иркутске в 1977 г. А я был в те времена их знакомства (и даже дружбы) в Новосибирске ещё мальчишкой, школьником. Брат и Михасенко ходили в литобъединение "Молодость", собиравшееся в Доме культуры им. Клары Цеткин в левобережном Кировском районе Новосибирска. Если не ошибаюсь, руководил тогда литобъединением новосибирский поэт Николай Перевалов, впоследствии с моим братом переписывавшийся. Там, в Кировском, тогда пренебрежительно называемом новосибирцами "Кривощёково", мы тогда и жили, а Г. Михасенко - тогда молодой, крепкий, загорелый (я искренне любовался им на пляже, куда мы порой ходили вместе с ним и с братом) - жил с мамой в одном из старых домишек на склоне к Оби - это были остатки древнего села Кривощёково, на месте которого и выросло впоследствии новосибирское левобережье.
Первую книжку Г.Михасенко - "Кандаурские мальчишки", подаренную им брату, помнится, я прочитал без особого восторга - городскому мальчишке были не слишком интересны его сельские сверстники. А вот "Милого Эпа" впоследствии я прочитал, что называется, запоем. И даже пытался подражать методике изучения героем английского языка.
Михасенко был источником различных весёлых городских историй, из которых запомнилась впоследствии использованная им история о сорванной ветром и унесённой на церковный крест простыне, напугавшей прихожан. Происходили ли они в действительности, или Геннадий Павлович их придумывал, но я слышал их только от него. Причём он внимательно следил за моей реакцией на эти его рассказы, многие из которых потом вошли в его произведения...

Александр Раппопорт (Новосибирск)






В Екатеринбурге на перекрестке улиц Вайнера и Малышева стоит такая фигура, которая у читателей вызвала ассоциации с «Милым Эпом» Геннадия Михасенко, хотя, конечно, таких парочек в советских книжках было очень много.


Фильм «Милый Эп» меня разочаровал

Посмотрел на днях я фильм "Милый Эп" - лучше бы не смотрел. Как на меня в своё время подействовала публикация в журнале «Юность»! Я считал, что это лично про меня или мне подобных... Но то, что показали в кино, меня бы никогда не тронуло. Какие-то фантазии на тему 90-х. Печатное издание в тысячу раз лучше. Там УЗНАВАЕМЫЕ лица.
Мне думается, что авторам фильма следовало бы писать "по мотивам повести Геннадия Михасенко" и дальше смело фантазировать. А в 70-х годах мне пришлось участвовать в съемках фильма «Пятая четверть». Боюсь искать даже этот фильм - вдруг опять меня ждет разочарование.


Сергей Тютюньков (Братск)

Мы пытались тоже построить вертолет по схеме Михасенко…

Друзья! В далёком 1967 году мой приятель и одноклассник Санька Королёв притащил ободранную книжку (без начала и конца). Всё, что мы в ней разобрали, так это то, что кто-то из героев книги строил по секрету от взрослых ВЕРТОЛЁТ! Можете не верить, но мы тоже этим занялись. Сколько было восторга от самого процесса, и чёрт с ним, с этим Разумным доводом - "не получится, не полетит"! Нам было супер-увлекательно. Была МЕЧТА, мы её претворяли в жизнь! Много позднее я прочитал её всю и понял - КАК ХОРОШО, ЧТО МЫ НЕ ЗНАЛИ ФИНАЛА! Для нас тогдашних вертолёт П-О-Л-Е-Т-Е-Л ! Пусть не у нас, но всё же... Мы тогда подумали, что где-то ошиблись в подборе материала, деталей. НО не в главном. Санька стал инженером, работает на авиаремонтном заводе, а я стал учителем. Та мечта подвигла нас учиться, узнавать новое. Вот так-то...

Сергей Котков (Омская область)


Сергей Залыгин: Я с ним общался очень-очень давно.

У меня сохранилось письмо Залыгина от 15 ноября 1995 года. Когда-то он учил Геннадия Михасенко в институте и помогал ему в писательских делах. Я просил вспомнить об этом времени, когда весь Братск готовился отмечать 60-летие любимого писателя. Преклонных лет редактор "Нового мира" вспомнил мало. Но на просьбу откликнулся.

"К сожалению, я ничего не могу написать по поводу Михасенко Г.П. Я с ним общался очень-очень давно. Помню его студентом-отличником Новосибирского строительного института. Он у меня слушал курс, который я в то время читал. Он оставил у меня очень хорошее впечатление, но что-то конкретное сказать о нем не могу, не припоминается. Его книги по тому времени были неплохие. Кажется, я принимал некоторое участие в их издании.
С уважением С.П. Залыгин"

Да, удивительное свойство памяти. А в писательской биографии Г.П.Михасенко черным по белому записано, что путевку в литературу дал ему С.П.Залыгин.

Владимир Монахов (Братск)




В том ларьке, где "алкого..."


После окончания инженерно-строительного института в Новосибирске Геннадий Павлович был направлен на работу в Братск. В этом городе, где "поэзия живет и дышит", Михасенко быстро установил с ней добрососедские отношения.
"Сейчас мало кто помнит, что его первой книгой был небольшой сборник стихов", — читаем у братчанина Владимира Монахова . Дело в том, пишет Монахов, что гонораров от издания книг на жизнь не хватало. Однажды Геннадий Павлович даже провел расчеты и установил, что его средняя писательская зарплата в месяц составляет всего 120 рублей. Но друзья знали, что легкое перо Геннадия может создавать не только художественную прозу, но и откликаться по случаю дня рождения, юбилея... Все это писалось от души; со временем пошли заказы от маленьких начальников, которые хотели угодить высоким начальникам. За долгие годы Михасенко написал немало заказных, но талантливых стихов, их вполне можно сегодня поместить в отдельную книгу как образец особого вида творчества эпохи развитого социализма, – продолжает В.Монахов.
Яркий дар стихотворца Геннадий Павлович использовал при написании уникальной книги "Азбука Братска", в которой на каждую букву русского алфавита написаны стихи о словах, характеризующих историю города. Есть в ней и ЛЭП, и саранка, экология, котлован, топляк, багульник... Всего 72 стихотворения.
Писал Михасенко и популярные сегодня пародии. Например, на знаменитые строчки детского поэта Юрия Черных "далеко, далеко, на лугу пасутся ко..." он откликнулся известным всему Братску шедевром:
От ларька недалеко
Дуют водку алкого...
Правильно, пьянчуги!
Пейте, дети, молоко
Сгинут все недуги!
С такой социально-бытовой поправкой картинка становилась стереоскопической, объемной. И очень легко узнаваемой.
Впрочем, "от ларька недалеко" и сейчас немало "алкого...". А молоко как альтернатива "алкого..." действительно полезно.

Ирина Алексеева (Иркутск)

Из последних стихов Геннадия Михасенко

 

Памятник

Нет, памятник себе я не воздвиг,
Таланта и усердья недостало,
А полтора десятка моих книг
Лишь хватит разве что для пьедестала!
Мне ни к чему такое изваянье,
В помете птичьем, в копоти, в пыли,
Пусть лучше от издания к изданью
Все множатся читатели мои!
Пусть новые мальчишки и девчонки
Над книгой замирают в тишине,
Тараща ненасытные глазенки,
Не думая, конечно, обо мне.
И вспомнит благодарный пусть читатель,
Последний в книжке закрывая лист,
Что жил на свете вот такой писатель,
Писатель детский, попросту -- детпис!
28 ноября 1993 г.

Зов гения
Что бы сочинить такое?
Чем утешить душу всласть,
Чтоб воскликнуть сам с собою:
"Ай да сукин сын Михась!"
Спит давно сих строчек автор,
Полтора столетья спит,
Но души его реактор
нерастраченно гудит!
И взывает, и тревожит
Сквозь защитный слой веков.
И взыскательный художник
Чутко ловит этот зов!
Может, тема где-то рядом,
Может, сразу за углом,
Не охваченная взглядом,
Не пронзенная умом.
И лежит, не смея пикнуть,
Ждет возвышенную власть...
Эх, как хочется воскликнуть:
"Ай да сукин сын Михась!"
9 мая 1994 г.

Эхо

Увы, на Черной речке
Свершилися дела:
Курок не дал осечки
И пуля цель нашла!
Но в парадокс поверьте
Для родины своей,
Чем далее от смерти,
Тем Пушкин все живей!
10 февраля 1994 г.

сайт Братск.орг