Андрей.Б

Кусок Торта
Кусок торта.

Утром ты встаешь, и в ванной, всё ещё находясь в полусне, смотришь на своё отражение. Ты всматриваешься в него, разглядываешь черты своего лица, и думаешь, почему я именно такой каким являюсь. Почему в отражении я вижу именно это лицо? Почему именно я тут нахожусь? Какой смысл в моей жизни?
Ты умываешь лицо. Я пользуюсь ежедневным очищающим гелем для умывания от Clean and Clear. На нём написано что твоя кожа будет лучшей, его реклама говорит что с этим гелем ты будешь красавчиком, и ты веришь рекламе и покупаешь его. Я бреюсь с пеной и бритвой от Gilette. На упаковке написано что эта пена превосходно смягчает бритьё, на упаковке бритвы написано что она просто скользит как по маслу, этой бритвой и пеной пользуется брутальный чувак по телеку, и ты веришь рекламе, и ты покупаешь это.
Я вхожу на кухню и включаю кофеварку. Упаковка кофе Musetti чуть ли не клянется в том что их кофе самое лучшее, и ты стоя перед полочками в супермаркете, веришь рекламе и покупаешь это кофе.
Пока вариться кофе, я одеваю широкие джинсы и немного великоватую майку от Colin`s. Брошюра которая раздавалась на улице говорит тебе что это одна из самых лучших молодёжных одежд в мире, твой друг говорил что эта одежда сейчас в моде, ты видел эту одежду в паре модных журналов, и ты покупаешь это, и ты горд собой, и даже не понимаешь истинного источника своей гордости.
Я наливаю кофе в бокал от фирмы Versace, на котором рисунок моего знака зодиака (Водолей), и я вспоминаю как его дарил мне друг много лет назад. Я вспоминаю что это был очень хороший друг. Год назад его убили на футбольном стадионе, когда там началась массовая драка между болельщиками. Милиция посчитала это несчастным случаем, и не стала заводить уголовного дела. Человек оставил о себе знать, он оставил о себе это, этот бокал, частичка его живёт в нём, в этом бокале, и это помогает мне помнить его. Эта мелочь заставляет меня каждый день вспоминать как он умер. Один раз я выбросил этот бокал в открытое окно, но когда вспомнил с чем он был связан, то быстро выбежал на улицу, и принёс его обратно. На нём осталась трещина, которая также напоминает и об этом моменте. Если оглянуться, то почти каждая деталь твоего дома несёт в себе историю, несёт энергию.
Я включаю телевизор, и там реклама, эта чёртова реклама. Я переключаю на МТВ, там идёт НюсБлок. Там говорят обо мне, о моём новом альбоме, который перевернул понятия русского хип-хопа. Обо мне говорит Митья Фомин, он говорит что русскому хип-хопу не хватало такого человека как я. Про меня говорит Гуф, и говорит что ему понравился мой альбом, и говорит что даже хочет записать со мной дует. Мне просто смешно это слышать. Про меня говорит Нагано ака Баста, он говорит что я лучшее открытие русского хип-хопа за последние несколько лет. С этим я в корне не согласен. Мой продюсер наверняка заплатил каждому из этих людей, проплатил каждое их слово, за каждое похвальное слова дал больше чем за простое. Мне смешон тот факт, что обо мне вообще говорят эти звёзды. Я хочу услышать мнения ни этих проплаченных самопоклонников, я хочу услышать мнения настоящих, простых, ничем от меня простого не отличающихся людей. Если вы предложите интернет, то это не очень подходит. Основная аудитория слушателей русского хип-хопа это не нейтральные люди, а те кто сам хочет стать репером, те кто считает что это так легко, которые слушают эти выдуманные истории про выход на экран этих рэп звёзд. Все эти истории заставляют миллионы молодых пацанов заниматься ерундой, тратить деньги на софт, тратить деньги на программное обеспечение, записывать на демо какое-то говно, и потом давать друзьям, что бы те говорили, это самое крутое что я слышал за всю свою сраную жизнь. Многие эти малявки и понятия не имеют о том что чтобы стать звездой экрана, надо сначала выложить как минимум пол миллиона долларов, и это не полная гарантия того что ты станешь полноценной звездой. Тебе могут просто разрешить пустить в эфир один клип, который скорей провалится во всём что можно, если конечно ты сам за себя не будешь голосовать через СМС. Я считаю надо запретить эту фигню, надо заставлять звёзд говорить настоящую историю своего восхождения. Они должны прямо говорить, занял миллион долларов, и начал дело, или папаша у меня миллиардер, вот он и пропустил меня на сцену, дав нужным людям миллиончик зелёных, но нет же, не тут-то было, они все скажут что когда-то давным-давно, они с трудом пробивались на батлы, еле-еле выигрывали, и еле сводя концы с концами начинали творчество с нуля. Ну конечно не все проплачены, есть и настоящие таланты как я, и сами пробиваются на сцену, не давая ни цента.
Но конечно я уже совсем по другому всё делаю, вить дни когда я худо бедно подрабатывал в закусочных уже прошли, и теперь когда я имею влияние и деньги, то почему бы и не прорекламировать себя.
Сегодня у меня особенный день. Сегодня я встречусь с человеком, которому понадобился кусок моего торта, большого и жирного торта, торта который я делал годами, делал его всё больше и больше, заправлял всевозможными кремами, как мог укрощал, и много ещё как рвал из-за него жопу. Он глуп если считает что я отдам свой кусок ему, он глуп как пробка если думает что я глуп. Я ненавижу этого человека. Кратко о том, почему я его ненавижу: лет так семь восемь назад, когда я работал в дешёвой закусочной, я мечтал издать свой рэп. У меня была чёртова демо запись, и я отослал её продюсеру, и этот продюсер и есть этот человек которого я ненавижу. Он услышал мои шедевры, и попросил встретиться с ним. При встрече он объяснил что для раскрутки понадобиться не меньше восьмисот тысяч зелёных. Но откуда у меня тогда были деньги? Откуда? И я умолял взять меня просто так, взять на попечение, хоть и постепенно но сделать из меня звезду, но он не соглашался. И тогда я возненавидел его. Если бы он сразу взял меня, то я бы мог прославиться годиков на три раньше, но этот сука не сделал этого, этот сука просто выкинул меня обратно в эту дурацкую забегаловку.
А вот теперь, когда я стал известным артистом, этот сука пузатый хочет от меня кусок моего честно и самостоятельно сделанного торта. Сейчас я хочу приехать к нему, и унизить его перед собой. Сделать его своим рабом, этого пидараза! Я хотел сначала сказать что сомневаюсь в его предложении, чтобы заставит его ползать подо мной, говоря что у него самое лучшее предложение, а потом раздавить его прямым отказом. Заставить его бить по ночам подушку, когда он не сможет спать. Погрузить его в глубокую депрессию. Заставить его спрашивать у бога "Ну почему?".
Я одеваю чёрные кроссовки K-swiss, накидываю коричневую куртку от Prado, спускаюсь по лестнице вниз, на парковку. Я сажусь на свою чёрную Хонду (Honda) кабриолет, и выезжаю на дорогу. Грязные улицы нагоняют на меня тоску, и я сильнее нажимаю на газ. Сегодня по МТВ первый клип который меня заинтересовал, был клипом группы Винтаж под названием Роман. Двойной смысл названия композиции меня очень удовлетворил, и не смотря на то что слов в песне немного маловато, это не убавляет у него смысла. Я остался довольным прослушав песню до конца, но что особенно меня удивило и рассмешило, это картина Романа Обрамовича, в самом конце клипа. По моему мнению очень удачная идея, так как и имя этого человека и название песни совпадают, им наверное большого труда на придумку этого не потребовалось. В целом Винтаж как-то много признаётся в любви, вот была Ева Польна, теперь Обрамович, короче видно они не однолюбы.
Компания находится на первом этаже не большого офисного здания. Я припарковал машину на против здания, и выключив двигатель, закрыв двери, я направился внутрь. С моего прошлого появления здесь, стиль немного изменили. В тот момент когда я был там, там стояло всё самое современное, а теперь, когда то современное стало старым, на смену ему пришло новое современное, какая-то херовая путаница. Снова тебе рекламируют новейшую современную мебель, и ты покупаешь её. Ты купил диван, и ты удовлетворён на год. Потом год проходит, и мода меняется, и ты покупаешь другой модный диван, и ты снова доволен на целый год. И эта цыпочка всё повторяется и повторяется. Ты никак не можешь остановится покупать эти чёртовы диваны, но ты и не пытаешься. Ты уже почти на автомате покупаешь новый диван, и ты снова доволен. Ты не берёшь калькулятор, и не считаешь сколько ты истратил за пять лет на эти диваны, и ты счастлив, потому что ты в незнании того что сам творишь. Ты слепо гонишься за модой, и даже не оглядываешься назад. Ты слеп, и тебя ослепила эта чёртова мода.
Секретаршу видимо предупредили о том что я приду, и она сразу с улыбкой чуть ли не кидается на меня.
- Ооо, вы пришли - мямлит она - да, Сергей Павлович уже давно ждёт вас. Вам чай или кофе, или сок, а может что-то алкогольное?
- Да нет, не надо - говорю я, чуть смутившись тому как надо мной крутятся - я сразу к нему пройду.
- Да-да, конечно - говорит она - вот его кабинет, конечно, прошу.
Я вхожу в серую двухстороннюю дверь. Кабинет оформлен с более тонким вкусом. Расположение предметов что-то тебе говорят, хочет что-то рассказать, какую-то историю, которую мне не понять. Этот чмо, вот он, стоит передо мной, этот кусок жира, кусок вонючего протухшего жира. С момента как я его в последний раз видел, он изрядно похудел. Наверняка сел на какую-то дибильную модную диету. Сейчас у него больше седых, и больше выпавших волос. Он смотрит на меня своими маленькими тупыми глазками, и чему-то ухмыляется.
- Ооо, сколько лет сколько зим - говорит Сергей.
- Да уж - сарказм, у меня сплошной сарказм.
- Да - небольшая пауза, видно он долго думал как пройдёт наша встреча, но в нужный момент все свои заготовленные слова забыл - ну, давай, присаживайся…
- О, благодарю - говорю я, и сажусь в кресло от Turchini. В магазине оно говорит тебе "возьми меня". Ты смотришь не него с опаской, с опаской смотришь на ценник, но потом приходит продавец мебельного, и уверяет тебя в том что это последнее кресло, которое чудом осталось после бурного ажиотажа, чудом осталось после огромного на него спроса. Он говорит тебе что это кресло есть почти в каждом каталоге элитной мебели, и хоть ты и не помнишь его не в одном каталоге, ты веришь продавцу, и ты покупаешь это, ты покупаешь кресло, и ты чувствуешь облегчение. Но это отнюдь не облегчение души, это только облегчение кошелька.
- Ты не просил у секретарши напитков? - спрашивает Сергей.
- Нет - отвечаю я, рассматривая кресло.
- У меня есть отличный виски, J and B, ты любишь виски? - спрашивает Сергей.
- На самом деле я не пью - отвечаю я, что было чистой правдой.
- Неужели ты за этот короткий срок в шоу бизнесе, уже успел стать яппи? - спрашивает Сергей.
- Есть и пьющие яппи - говорю я, и всё не терплю когда же начнётся этот цирк. Когда же этот тупой старикашка станет переманивать меня на свою сторону. Когда же я смогу послать его на хуй, открыто, ясно.
- Разве не все яппи вегетарианцы, и не пьющие - спрашивает Сергей.
- Как не странно нет - говорю я.
- Сколько ты заработал за этот год? - спрашивает Сергей, видимо пытаясь перейти ближе к делу.
- С начала этого года, или как? - спрашиваю я.
- С прошлого года этого месяца, до этого года и этого месяца - вполне настоявшись серьезно спрашивает Сергей.
- Ну, где-то больше пятисот тысяч - отвечаю я.
- Долларов? - спрашивает Сергей.
- А то - отвечаю я.
- Очень хорошо - говорит Сергей - очень… я плачу тебе миллион авансом, если ты перейдёшь на нас.
Странно, очень странно. Я не ожидал такой быстроты решения проблемы. Я думал он ещё пол часа будет рассуждать о своей мебели, потом плавно перейдёт на бизнес, а только потом предложит какое-то выгодное предложение. А кстати предложение очень не стандартное, и что же он задумал, этот мудак.
- Долларов? - я пытаюсь произнести это как можно спокойнее, и как можно тактичнее.
- А то - говорит он улыбаясь - я устрою твою карьеру в Америке, в Европе. Тебе только надо записать пару Англоязычных альбомов, и всё, дело само пойдет. Небольшие гастроли, и ты уже окупишь мои расходы на тебя. Ты же знаешь Английский, верно?
- Да, но… - он меня обрывает.
- Вот и отлично, просто супер. Ты, ты готов пойти на встречу такой ошеломительной карьере? Да в Америке ты моментально станешь на ровне с Эминемом, Пи-Диди, и ещё кто там есть.
- Но… - начал было я, но как только начел произошло то чего быть просто не могло. Это было что-то не вообразимое. Я так сильно растерялся, я так сильно испугался, я не знаю что делать.
В приёмной слышны выстрелы с глушителем, потом, дверь распахивается, и в кабинет врываются пять человек, у каждого на лице маска, у каждого в ругах пистолеты. Они угрожают мне, и заставляют лечь на пол. Я чувствую как в животе что-то происходит. Это как-то и приятно и не приятно одновременно. Мой живот словно сжимается, он словно поглощает самого себя. Я не понимаю в чём дело, я не имею не малейшего понятия что тут происходит. Когда я лежу, то из-за двери мне видна секретарша, вернее её труп, который лежит на полу, весь в крови, вокруг которого ошмётки мяса, видно её мозгов.
- Ребята, как это вы? - начел умоляющим голосом говорит Сергей - это же я сказал, что будут эти деньги, будут….
- Ты чего тут делаешь? - спрашивает меня мужик в чёрной маске, с прорезями для глаз, да такими маленькими, что те кроме глазных яблок вокруг ничего не показывают. Лицо не различить никак.
- Я, я… - я сильно волнуюсь, и запинаюсь - Тут сделка… я заключаю сделку.
- С кем? С этим что ли? - спросил человек в маске.
- Да - быстро отвечаю я.
- Да ты хоть знаешь в какие долги залез этот мудила - он смотрит на Сергея а потом снова на меня.
- Нет - отвечаю я.
- Вот ты и лашара - говорит человек в маске, стоящий надомной, и держащий в руках пистолет.
- Да я правда всё вам отдам - говорит Сергей - пожалуйста, отпустите….
- Ты сука говори где деньги! - кричит на него один из других мужиков в масках.
- У меня ничего нет - говорит Сергей - как только появятся деньги, я вам веру, правда - говорит Сергей.
- Всё - говорит другой в маске - ты меня утомил!
Он выстреливает Сергею в голову. Тот падает навзничь. Падает быстро, со стуком. У меня новое чувство, какое-то не понятное. Какое-то глубокое. На первый взгляд лишённое смысла, а на второй переполненное именно им. Это можно сравнить только с одним чувством, чувством облегчения, и чуть-чуть удовлетворения. Этот кусок дерьма не получит от меня моего торта.
Его мозг стекает со стола от Empire. Стол изящен, практичен, удобен, он просит тебя сесть за него. Он просит тебя написать на нём. Он просит тебя купить себя. Ты видел его в каталога этого года, он наверняка один из хитов месяца, и ты с чистой душой берёшь этот стол. Ты счастлив как кролик убежавший от волка…

Кусок торта, часть вторая.
Безумие.

Недавно вышел новый шампунь, Sios. Ты смотришь на его рекламу, ты видишь как им пользуется один мудак, там говорят что этот шампунь используют настоящие профессионалы, и после его использования, твои волосы становятся такими как будто ты только что вышел из салона красоты. Ты сомневаешься, думаешь что он для профессионалов, он наверняка дорог, но когда в рекламе говорится что он по привлекательной и доступной цене, ты как собачка бежишь в магазин, и покупаешь этот шампунь. Ты моешь им голову, и говоришь себе, что он очень хороший, ты очень доволен.
Я купаюсь в ванной. Я погружаюсь в воду, и начинаю быстро думать обо всём что придёт в голову. Кислород начинает спадать, а я думаю о жизни, о сексе, о рекламе, о самосовершенствовании, о нищете, о здоровее, о Тимати, о Дане Борисовой….
Кислород кончился, и я выплываю наружу. Голова кругом, чуть тошнит, я всё вдыхаю воздух, и потом мне в голову приходят здравые мысли, новые, совершенные, вдохновляющие. Я запоминаю несколько, много раз про себя повторяю, и выхожу из ванны. Я вытираюсь полотенцем от Calvin Klein, одеваю трусу D and G, накидываю банный халат, и выхожу из Ванны.
Преступники в масках, были пятнадцать дней назад. Они мне мало что сказали, а вот Милиция много чего. В милиции мне рассказали, что этот сука жиртрес уже год как банкрот, и влез он в десятки крупных долгов. Он умудрился влезть в долги какому то мафиози, который и послал этих пацанчиков в масках. Этот гад хотел снова меня надуть, а я даже чуть не согласился на сделку с ним. Я мог согласиться на это, а сейчас он мёртв, и я сам лично видел его смерть. Эти мозги, вытекающие из его головы. Белое каменное лицо, на котором кроме ужаса ничего не выражалось.
Не смотря на то что я ненавидел этого суку, я не был безразличен к его смерти. То что я увидел, глубоко во мне, что-то включило. Я не понимал что это. Иногда я просто сидел в гостиной, пил кофе, и смотрел в одну точку. Я просто смотрел и думал о том что там было, всё прокручивая этот момент своей жизни, пытаясь понять, ест ли смысл в этом. Почему именно в тот момент, когда я туда пришёл? Почему именно тогда? Это вить могло случиться на завтрашний день, это могло произойти перед моим приходом, или это могло произойти после моего прихода. Почему бог позволил мне быть там в ту минуту? Ответ на этот вопрос всё терзал меня, терзал сильно и неприятно.
На первый день, после того как это случилось, я не мог спать. На второй день после этого случая, я начел сильно нервничать, начал больше употреблять кофе т.к. засыпал на ходу от бессонницы. На третий день я начал принимать антидепрессанты, которые купил у знакомого, который давно завязал с ними, но до сих пор хранил. На четвёртый день я начал становиться замкнутым, почти перестал разговаривать, приходя домой я выключал все телефоны, и включив телевизор, безостановочно переключал канал за каналом. На пятый день я задумался над тем, как всё легко. Я задумался над тем, что это легко, убить человека. Надо всего пару раз выстелить в него, или пару раз пырнуть его ножом. Это расплюнуть. На шестой день я окончательно свихнулся, совсем перестал выходить на улицу, перестал писать тексты к песням, перестал смотреть телевизор. Я просто сидел в углу комнаты в позе лотуса, и качаясь из стороны в сторону, думал об убийстве. На седьмой день ко мне домой пришёл мой продюсер, которому я не открыл дверь. Он подумал что меня нет дома, и уехал. Я решил включить сотовый, по которому сказал ему, что на недельку поехал к родителям, на что он повёлся. На восьмой день я вышел из квартиры, и бродя по переулкам пошёл в след за собакой, которая привела меня к своим шинкам. Я взял собаку и шинков, и привёл их всех домой. Я хорошенько вымыл каждого шинка и саму мамашу. Шинков было трое, такие беленькие и пушистые, очень забавные, после того как я их накормил даже стали весёлые. Я кормил и ухаживал за ними до сегодняшнего дня.
Я подсушиваю волосы феном от Rowenta, и укладываю их муссом от Nivea. Я покормил собачек, каждого поцеловал на прощание, и вышел из дома. У меня сейчас нет машины, её забрали на штраф-стоянку, а я и не стал её оттуда забирать, тем более мой продюсер считает что я у родителей, так что его крайне удивит если моя машина будет стоять около дома, в то время когда должна стоять на в другом месте. Я иду к ближайшей станции метро, и спускаюсь в подземку. Я хожу вокруг толп людей, и вспоминаю как я раньше ездил к супермаркету на метро. Когда я вспомнил куда мне дальше идти, то я увидел как за мною наблюдает не большая кучка тупых молокососов. Я чувствую на себе слишком много взглядов, так что быстро ухожу оттуда. Видимо молокососы узнали звезду, но слава богу никто за мной не пошёл. Хорошо что сегодня я не оделся как рэпер, а скорей оделся как яппи. На мне трёх пуговичный чёрный костюм от Valentino, белая рубашка от Hermes, чёрный галстук от Bill Blass, чёрные туфли от French Style, и сильно затемнённые очки Ray-Ban. Я уложил волосы назад, надушился первыми попавшимися под руку духами, и начисто выбрил многодневную щетину. Я зашёл в метро, и помчался к следующей остановке. Я специально решил закупить нужное мне не в том супермаркете в котором обычно всё покупаю, а в весьма удалённом от меня.
Сегодня первый клип который мне больше всего запомнился по телевизору, это клип певицы Ёлка. Эта певица мне однозначно нравиться, но вот её последний хит, не такой успешный как раньше. Мне больше была по душе её песня Мальчик Красавчик. Конечно и песня Прованс тоже имеет хороший припев и ритмичность, но жаль несёт и в клипе и в тексте мало смысловой нагрузки, что меня в корне не устраивает во всех песнях любого артиста. Разумеется я просто не терплю танцевальную музыку, в которой обычно и смысла то и нет.
Я вышел на нужной мне станции, и пошёл на верх, на свободу. Когда свежий воздух проникает в мои лёгкие, я чувствую лёгкое головокружение, которое напоминает мне невесомость.
- Ей, вы не… - говорит кто-то там, и я быстро обрываю:
- Что вам нужно? – и вижу кто передо мной стоит.
Это молодой, вполне привлекательный мужчина, с вполне не менее привлекательной женщиной. Он с улыбкой на меня смотрит, вполне уверенно, не волнуясь, даже после того как я на него повысил голос. Мне немного кажется что он сходит на меня, я на него чем-то похож, не знаю чем. Он смотрит мне в глаза и как будто мысленно говорит мне – я такой же чокнутый психопат как и ты.
- Извините пожалуйста, ах да, ну это конечно вы – говорит он мне – мне очень нравится ваше творчество.
- Спасибо – говорю я.
- Хорошие очки – говорит он – видел в недавно вышедшем каталоге.
- И за это спасибо – говорю я.
- Я Андрей, а это моя будущая жена Света – говорит Андрей, и я внимательно разглядываю Свету.
- Да – говорит Света, с очень приятным голосом – мы недавно обручились – хихикает она.
- О, простите что так прям на улице, и загрузили вас лишней информацией – говорит Андрей.
- Да нет – говорю я – очень хорошая информация, теперь буду знать что скоро две половинки сердечка станут одним целым, разве это лишняя информация? Ну, поздравляю вас!
Мне на мгновение показалось, что я встретил тех людей, которые поймут меня. Которые одобрят меня, и приютят меня. Добрые, отзывчивые люди.
- Ох спасибо – говорит Света – мне очень приято с вами познакомиться, очень.
- Вам спасибо – говорю я – не мало таких отзывчивых и добрых людей как вы, с вами приятно говорить.
- Ой, а мы вас не задерживаем? – обеспокоенно спрашивает Света.
– Ну, я в магазин собирался сходить, так, накупиться… - говорю я.
- Ну спасибо вам – говорит Андрей – мы не будем вас задерживать, спасибо что не послали как некоторые звездуны грёбанные.
- И такие бывают? – спрашиваю я.
- Полно.
Я вхожу в магазин, хожу между рядов. Я вижу как меня ещё узнаёт человек пять-шесть, и я быстро убегаю в противоположную часть магазина. Я купил серную кислоту, купил мышьяк, купил градусник, купил борную кислоту от тараканов, купил огромный острый резак, купил пачку лезвий, купил шило, купил одну гитарную струну, купил Pedigree, купил несколько крепких пакетов, и купил одну камеру.
Ты смотришь телевизор, и видишь рекламу новой камеры Sony. Реклама говорит тебе что эта камера просто лучшее что было в истории человечества. Реклама говорит что эта камера снимает в HD, реклама говорит что камерой можно делать 3D фото. Реклама рвёт жопу, ради того чтобы ты купил эту камеру. Реклама стала обезьянкой, и попрыгала на твоей голове. Реклама сказала что она твой друг, и отсасёт тебе, а если ты девушка, то полижет тебе, но за это попросит купит себя. Реклама как проститутка, только хуже.
Я вернулся домой таким же путём каким и пришёл в магазин. Я ставлю пакеты с купленным в пустующую комнату, моего огромного дома, и захожу к собачкам. Я беру мамашу, у отвожу её в комнату, так же прихватив с собой тарелку для собак. Мамаша собака белая, с чёрными пятнами. Она дворняга, чуть ниже моих колен. Я глажу собаку, и насыпаю в миску корм. Она кушает, а я тем временем достаю из сумки резак. Собака спокойно, не спеша, грызёт корм и проглатывает его. Комната плохо освещена, но её детали отлично видны. Я заношу тупую сторону резака, а собака не видит этого. Я уже готов ударить её, она этого не видит. Я хочу увидеть как она мучается, хочу увидеть что-то подобное что видел в офисе Сергея. Хочу почувствовать это заново. Я напряг все мышцы руки, и со всей силой врезал собачонке по голове. Она потеряла сознание, и на месте удара образовалась огромная рана, которая тихонько кровоточила.
Я взял градусник. Я хватаю собаку так чтобы не испачкаться, и выношу её на лестничную площадку. Собака без движения, кровь начала литься чуть сильнее. Я ложу собаку на пол, и впихиваю ей в глотку градусник. Я слышу тошнотворный звук у неё в глотке. Градусник провалился куда-то глубоко, возможно он дошёл до желудка. Собака с всхлипами встаёт, и начинает мучительно хрыкать, мучиться, я наблюдаю как она бешено таскается из стороны в сторону закатив глаза. На минуту, она останавливает свой взгляд на мне, и меня пронзает это чувство, то чувство которое я чувствовал когда видел смерть Сергея и секретарши. Мне нравиться как она корчиться, без сомнений. Это чувство, самое лучшее в мире, оно прекрасно, даже лучше чем секс.
Я думаю почему то что приносит удовольствие является греховным. Первое что мне пришло в голову, так это то что не каждый человек может делать всё что делаю я, и возможно именно такой человек и назвал некоторые из приятных деяний греховными. Возможно он придумал понятие религии, вить каждый человек должен во что-то верить, и он воспользовался этим. Но есть и атеисты. Но даже если человек атеист, он всё же будучи им тоже думает о смерти, и верит в то что себе сказал. Это вера в свою правоту. Но как бы там ни было, религия настоль впиталась в общество, что даже атеисты придерживаются тех понятий которые им навязывает религия. Да, именно навязывает, так как от неё сейчас никуда не деться. Когда создавалось современное общество, создавались современные понятия мира, то в их создании непременно включалась религия. Так что многое что закон нам запрещает, он в первую очередь запрещает нам из-за религии, которая в свое время сильно повлияла на общество. Не будь религии, то современная жизнь походила бы на вечную войну, вечные убийства, моря крови, но тогда человек не задумывался бы над этим, он просто убивал бы, и просто умирал, не зная то что знаем мы. Для него такая жизнь была бы простой, как и для нас современная, которой нас не удивишь. Когда я думаю об этом, я думаю чтоб я лучше бы и не рождался на этот свет.
Собака корчась убегает прочь вниз по лестнице, а я бегу за ней, что бы понаблюдать как та дохнет. Я бегу за ней до гаражей, чуть дальше моего дома, и остановившись наблюдаю как собака лежит у ворот гаража. Она мучительно трясется, скулит, задрав лапы к верху, на фона синих ворот гаража. Как это прелестно, наблюдать это. Чёрт! Я хотел так же посмотреть как из собаки будет вытекать ртуть, но этого не последовало. Собака за которой я ухаживал и кормил дорогим кормом целых шесть дней, мучаясь и корчась от боли умерла у меня на глазах. Я специально ухаживал за ней неделю, что бы привыкнуть к ней, и потом сожалеть о том что убил её. Да, чувство вины делала кайф от убийства ещё сильнее.
Вернувшись домой, я взял одного из трёх шинков, и затащил в в пустую комнату. Я беру мышьяк, и борную кислоту. Я скармливаю обе отравы собачке вместе с кормом, и отношу её в ванную. Собачка очень маленькая, где-то ростом до 16-18-ть сантиметров. Я кладу её в ванну, и ставлю камеру так что бы вся она была на виду. Камеру я ставлю на запись, и иду за второй собачкой. Я беру вторую собачку, и беру весь пакет с сегодняшними покупками. Всё отношу в ванну.
Собачку которую я принёс, я засовываю в пакет, и закрываю его. Немного спустя собачка начинает дёргаться, трясет пакет, и начинает бешено вижжять. Она рвёт пакет когтями, и бешено вдыхает воздух через дырочку которую проделала. Я достаю шинка, и обнимаю его. Он снова весел, и дружелюбен. Он виляет хвостом и лижет моё лицо. Глупое создание! У меня происходит не объяснимая вспышка зверского гнева, и я с огромной слой сжимаю собачонке её маленькую глотку. Та пронзает меня тошнотворным вяканием, и я ослабляю хватку. Я бросаю собачку в ванну. Первая собачка уже поменялась в виде. Она как-то тупо ошалела, и качается из стороны в сторону. Я немного наблюдаю за этим, но когда не вижу дальнейшего развития, достаю яз пакета серную кислоту.
Я чуть-чуть глажу всё ещё дружелюбную собачку которую только что душил, и наливаю на неё серную кислоту. Кислота разъедает собачку, она вижжит как будто её облили серной кислотой. Я добавляю кислоты, и собачка как будто свеча которую обжигает пламя, тает прямо на глазах. Собачка смотрит на меня своими жалобными глазами, после чего я выливаю остатки кислоты ей на глаза. Всё пишется на камеру.
Я приношу последнюю собачку, и ложу её в ванну. Та пятиться при виде своего собрата.
Кстати, только человек из всех животных осознаёт свою смертность. Животные живут тем что постоянно живут не боясь смерти, смерть для них ничего не значит. Поэтому животные не скорбят по своим умершим братьям или родителям, они даже не понимают что они умерли. Они просто живут с одними, потом те умирают, и животному пофиг что с тем случилось. Так почему некоторые люди скорбят по своим животным? Вить если вы сдохнете, то ваш питомец не будет сожалеть о вашей кончине.
Собачка не понимает почему её брат не двигается, и решает не подходить к нему. Отравленная собачка начала вижжять. Я наклонился, и смотрю как та постепенно теряет сознание, как та дохнет, смотрю и наслаждаюсь. Она сдохла. Последнюю собачку я бью остриём резака, не так сильно. Я поранил ей спину, из которой начала литься кровь. Я беру лезвия и начинаю резать собачке мордочку. Я отрезаю ей нос, этот маленький, чёрненький, он лежит на белом мраморе, из которого сделана моя ванна. Шинок скулит, от так скулит что мне стало его на столь жалко, что я чуть не отпустил его. Но потом кран сказал мне добить собачонку до конца. Я спросил у него обязательно ли это, на что он ответил да, и я не став возражать достал из пакета струну, которой обхватил собачонку за шею в петлю, и со всей силой стянул. Струна разрезала собачке голову, и та повалилась в ванную отдельно от тушки. Ванную залило кровью. Я сказал крану что это он виноват в смерти последний собачки и включил его, но он потом стал возражать, и мы долго спорили с ним на эту тему.

Продолжение следует.