milena31

ТРИСТА ЛЕТ ОДИНОЧЕСТВА,или ЧЕТВЕРГ ЦАРЯ ИУДЕЙСКОГО
«Довыжгут уста пусть по смерти лобзанья и рот
                                                   С любовью забьют лишь в Отчизне карьерною глиной»
 
                                                   « В наших веждах высотных давно
                                                    Отражаются разве подвалы»
                                                        
                                                      «Космополис архаики», 2.1. Потир, 1.1. Мелос
 
 
      Ушли Аверинцев, Лихачев, пишущую российскую элиту насквозь поразило скорбное забвение Речи. Верхушка стала основанием пирамиды маргинальной. Издаваемые сочинители поражают безграмотностью, их некому поправить – в издательствах сидят им подобные. Круг замкнулся. Поэты малы, смешны, глубоко невежественны (Кублановский, Евтушенко, Воденников, Дементьев, с ними иже Резник и Розенбаум, тьмы иных к слову глухи априорно), прозаики еще более, в открытой форме и абсолютной степени темны, взывают из грязи, даже не из глины. Золотой и Серебряный века литературы покрылись просоветским пеплом. Пелевин индульгировался шершавостью плаката, для Дуни Смирновой речи «нас…ть» вслух -- норма, профессор МГИМО Вяземский, писатель, знаток французского и вовсе дубиноподобно сокрушает юношество «явствами», а мало, держите перл «мы боимся судью», путаясь в двух падежах, родительном и базарном. Это катастрофа. На фоне ея Довлатов со Жванецким будут классиками. В агонии кто услышит одинокий голос автора «Космополиса архаики»? Гениального современника всею гончей сворою гонят в цоколь, возвращают в андеграунд.
      Известно несколько версий, касающихся истории появления в Интернете «Космополиса архаики» и её объясняющих. По одной из них книгу «закрыли» на самом высоком уровне в союзной столице. Ещё одно объяснение – банальная зависть в литераторских и чиновных кругах, имеющих прямое отношение к издательскому бизнесу. По крайней мере точно известно, что текст «Космополиса архаики» держал в руках директор «ИМКИ- пресс», помимо этого рукопись книги находилась в издательстве «ЭКСМО». Естественно, человеку, далёкому от литературы, сложно самостоятельно оценить качество писательского труда, т. к. он равноудалён и от мировой, и от непосредственно российской литературных ситуаций. А если оценить некому, не с кого и спрашивать. Но здесь явно что-то не так. «Космополис архаики» очень доступен, значит, его понимание не требует сверхинтеллектуальных усилий. Чиновник сегодняшний весьма глуп, недостаточно образован в массе своей, чиновник не в счёт. В конце концов он (чиновник), в том числе какой-нибудь главный Звездоний или Гениалиссимус, вовсе и не архижаден, он ведом. Кем? Консультантами, в данном случае литконсультантами. Вот уж для кого замалчивание великой рукописи поистине осознанная необходимость, ведь большинство консультирующих само активно работает в литературе, зачем ремесленникам указывать перстами на Мастера, загонять себя в исторический андеграунд, пусть это произойдёт немногим позднее, после земного существования. Подполье томит пришедшего царствовать.
        Удивляет, что в толпе иудствующих мелькают достаточно узнаваемые фигуры, до истории с «Космополисом архаики» себя по-крупному не дискредитировавшие. Как мог тот же Струве, пожизненно гордящийся изданием «Архипелага ГУЛАГ», проигнорировать книгу, которая при любых временных обстоятельствах станет мировой классикой. Читатель будущего не потеряет ничего, потеряют современники и таковые потери невосполнимы. В бездуховном пространстве создан град высшей духовности, однако вход в космический полис завален камнями, даже в Интернете создаются определённого рода «помехи», но огромные страты общества, людей образованных книгу обнаружили, повторим, при всех сложностях. Разумеется, говорить о массовой доступности произведения никак не приходится. Итак, зависть. Страшная это сила. Олеша чуть поднял занавес над сущей и вечной, её воздействие на историю искусства непомерно тяжело. Известно, лучшая литература не написана, великих останавливали здешние или контактные мучители, причём самыми изощрёнными методами. Поэтому «Космополис архаики» представляет собой уникальное исключение из гнетущих сознание правил. Он есть и в нём Истина. Нет смысла вспоминать об авторе. Поющий хочет быть услышанным не одними только тюремщиками и литплебсом, для тех и других святыни – раздражающие глаз мишени, а для женщин и лакеев так и вовсе гениев не существует. Вороненый зрачок конвоя давно воспалённо следит за шествованием величия, в лохмотьях Бытия равно нельзя его не узнать. Ну не получит Есепкин Нобелевскую премию, когда не доживёт до распространения своего великого текста в печатном варианте. Огненный крест над Россией ярче заполыхает. Нобелевка не всегда избранным доставалась.
        Человек, написавший «Космополис архаики», не ассоциируется с бытовыми типажами, если он мог запечатлеть на бумаге свою песнь, сильнее человека искать не следует, вместе с Ницше и Диогеном. Видимо, скитания положены героям, сие – сквозное. Разве горькую улыбку ещё одного предаваемого Царя Царей возможно рассмотреть современникам, зрящим и созерцающим. Многие казни совершаются в четверг, многие предательства, евангелисты (не только ч е т в е р о ), вспоминая о пятнице, видели четверг. Давайте хотя скажем честно: великий бесконечный иродовский четверг наступил и мы на нём присутствуем в ожидании казни.
 
                                   Иосиф СЕВЕРОВ