КОНЕЦ ТУННЕЛЯ
Это сказ о том, как черви в чёртиках заводятся:
Родятся-юродятся и родятся-юродятся,
Кто-то пред Левиафаном пеною исходится,
Кто-то Вавилонскою блудницею обходится.
Это место всё – облагорожено мутантами,
Вновь быть рыбе, черепахе и слону – Атлантами,
И уже неясно, кто в ком будет иммигрантами,
Кто в ком будит зверя и кого Левиафан томит.

Зверь во мне разбужен, только оказалось, зверь – мутант,
У него в крови – искать тебя, найти – в геноме, но
Хоть урод он, гены носят свой таинственный талант –
Сжечь в тебе мутанта, зверя, что желает жить с моим –
В доменной печи – как до-ре-ми, как домино…
Дочери его по очереди топчут Аркаим,
Кажутся сегодня совершенным и прекрасным
Им – фальстарт ацтеков, фол России, блиц-Аустерлиц…
Есть лицо у человека, у мутантов этих лиц
Счёта нет, и каждое с другими несогласно.

Это миф о Рае: Рай был – первой матрицей,
Только и всего, и у него теперь – нет адреса.
Мы – в последней матрице, и сервер – психиатрится
Оттого, что между первой и последней – за тридцать.
Это трёп о том, как крошишься, Цивилизация –
Стерва одиозная, Мальвины девиация,
Утварь мрака, дискотек загробных трепанация
И Туннеля Вечности сквозная деградация, и деградация…