Героиновый шик
Зима рисовала бледность на лицах - героиновый шик.
Заставляла худеть, хуеть и через мат охать.
На остановке чернеющие черствели бомжи,
Но что мне дела до них, когда замерзшие сопли.

На тонких стеклах февраль рисовал чуть хуже Дали.
Из гласных составляя крик, а я зажимал рот ему.
Он кусал пальцы морозом и просил остановить
Город, что в морду бил курившему Бродскому.

Он смотрел на все это и думал - с ума слетевшие.
Тепло, спрятавшись в подмышки и в абзацах ниши
Так горячо дышало, что губы покрылись текстами
А в паузах лёгкие принимали февральский гашиш.