Ягод тёрна привкус тёрпкий...
/ИЗ давней курсантской юности/

Ягод тёрна привкус тёрпкий,
горьковатый сок полыни
принесли в Сибирь с Волыни
губы бесподобной Лорки.

Их коснёшься – захмелеешь,
поцелуешь – заколдован,
волшебством как нашпигован,
стать нормальным не умеешь:
страсть такая разгорится –
не способен к разуменью,
и за Лоркой ходишь тенью.
Боже, что это творится?

Губы – пара тонких лезвий,
умереть от них – блаженство.
Из-за губ вот этих женских
в самоволку дурень лезет
по траншее под забором
с нарисованной рябиной.

И курсантскою судьбиной
я доволен, как… запором.

Красноярск, зима – 1953-54