такой сезон
ноябрьский финт. стирает горизонт,
дома и чувства влажной губкой серость.
и требуется глупость или смелость,
чтобы шагнуть вперёд в такой сезон,
что превращает город мой в фантом,
в ни неба - ни земли - ни направленья,
здесь даже ветер впал в недоуменье,
устав гоняться за своим хвостом.
и воздух загустел - хоть режь да ешь,
или торгуй на вынос - тонну в руки.
в нём вязнут звуки, эхо мрёт со скуки:
кричит не в рифму, путая падеж...
мы словно в западне. точней - в плену
стеклянности лубочно-сувенирной,
чужих пространств оглаживаем спины -
дешёвый приз на призрачном кону.
нас походя случайный пилигрим
встряхнёт, вернув три степени свободы -
и мы взлетаем мелким эпизодом
большой картины мира. и парим.

и стоит ожидания полёт.
а пилигрим смеётся - снег идёт.