На краю огромного утёса ...
На краю огромного утёса
одинокий кипарис вознёсся.
Ничего достойного в округе –
ни друзей нет, нету и подруги.
Даже нету и былинки рядом,
той, чтоб приласкать хотя бы взглядом.
И стоит он от восхода до заката,
хоть и выше всех, но всё же, как расплата
за свою надменную гордыню.

Я смотрю и в обобщенье сердцем стыну:
так и к нам приходит одиночество,
даже если и не очень хочется.
Век свой мы разочарованно итожим,
коль гордыню обуздать не можем.

Гагры, 1981 г.