П.Морозов

МамаКлава (Эротическая комедия)
"МАМАКЛАВА" - эротическая (сексцентрическая) комедия. Пьеса изложена в манере легкой пародии на театр абсурда. Рассматривает мир виртуальных измен, его небезопасность, насыщена околоэротическим юмором. Несмотря на присутствие в пьесе толстой женщины с пропеллером, комедия не предназначена для чтения детям до 16 лет.

-----------------------

 Первая премьера комедии состоялась
31 января 1999 года в Северодонецком Государственном Театре Драмы (режиссер-постановщик - Олег Александров) и с тех пор "МАМАКЛАВА" является одним из самых кассовых спектаклей в репертуаре театра. Предпьемьерное интервью здесь:
http://morozov-p-i.narod.ru/businessSev.html

В апреле 2005 года "МАМАКЛАВА" была поставлена в Узбекистане (Ташкентский анрепризный театр "Аладдин", режиссер-постановщик - засл. артистка Узбекистана Ирина Авдюшкина). Ташкентская постановка носит название "Мама Клава, или игра воображения" - интервью режиссера-постановщика здесь:
http://novostiuzbekistana.st.uz/16_246/kultura.htm

В октябре 2006 года состоялась премьера "МАМАКЛАВЫ" в Красноярске ("Наш театр", постановщик - Валерий Пащук, художественный руководитель театра Григорий Шевцов)- статья и видеосюжет здесь:
http://sibnovosti.ru/news/print/?id=37977
P.S. В Красноярске из сексцентрической "МАМАКЛАВА" превратилась в эротическую комедию.

В феврале 2007 года премьера "МАМАКЛАВЫ" состоялась в Черемховском Театре Драмы (режиссер-постановщик - Ксения Торская)
Статья о премьере здесь:
http://morozov-p-i.narod.ru/businessCher.html
P.S. В Черемхово комедия в жанровом определении потеряла букву "с" и стала эксцентрической.

* В Беларуси в Полесском драматическом театре (г.Пинск) премьера "Мамыклавы" состоялась 25 ноября 2007 (Режиссёр - Е.Гаврилович)


ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА :

НИКИТА ( НИК ) - муж Нины, давно.
НИНА - жена Никиты, очень давно.
МАКСИМ ( МАКС) - муж Люды, компаньон Никиты, знает толк в радостях жизни.
ЛЮДА ( ЛЮСЯ) - жена Максима, недолюбливает жизнь за то, что она проходит мимо.
ЛЮДА-2 - похожа на Люду в лучшую сторону, но в отличие от нее одета всего
лишь в ажурное белье.
СЕКРЕТАРША - одета в костюм Евы. Если театру не по силам найти таковой, его
можно заменить любым женским бельем, желательно черного цвета.
КЛАВДИЯ ЕГОРОВНА - крупная женщина неопределенного возраста. Одета в
комбидрес телесного цвета.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК - одет в очень модные плавки.


Сцена представляет собой гостиную комнату с импровизированным
альковом в глубине - тахта, отгороженная небольшим занавесом.
Справа - многостворчатый шкаф-сервант с баром. Слева от алькова
- огромные напольные часы, почти в рост человека. Еще более
слева, по очереди - окно, дверь, ведущая в прихожую, кухню и
ванную. На переднем плане - стол и два стула.
С улицы слышны голоса птиц, невнятная какофония городской
суеты. Часы в комнате бьют семь раз, перекрывая шум воды,
доносящийся из ванной комнаты.


НИНА ( с тахты ). Никита! Никита! Который час?
НИК ( из ванной ). Ангел мой, в субботу утром этот вопрос выглядит более чем
нелепо. Спи еще!

Никита в легком спортивном костюме входит
в комнату, вытирая лицо полотенцем.

"Выходной", - сколько прелести в этом слове! Только по выходным я чувствую
себя человеком.

Никита начинает делать нечто похожее на гибрид всех известных
видов гимнастик и восточных единоборств.

Согласись, дорогая, что человек в субботу - это совсем не то, что человек
в четверг или, тем более, в понедельник.
НИНА. Никита, чертов болтун, посмотри на часы!
НИК. Посмотри сама, прелесть моя!

С тахты в Никиту летит нечто. Он ловко уклоняется

НИНА. Я ничего не понимаю в этом средневековом хламе! Принеси мои...
НИК. Дорогая, не надо так оскорбительно отзываться об антикварном феномене.
Этим часам почти триста лет! Они принадлежали еще прапрадедушке
прабабушки моего дедушки. Семейное предание гласит, что их сделал
неизвестный мастер по эскизам, найденным в архивах самого Леонардо и
этот циферблат одновременно показывает фазы луны, движение звезд,
атмосферное давление и часовые пояса всего мира!
НИНА. А нормальное время они показывают?
НИК. Обижаешь, радость моя! Как может сложное не справиться с простейшим!

Из-за занавеса вылетает следующее нечто и попадает в Никиту.

НИК. Ну все, все! Семь пробило. И откуда в таком очаровательном существе
столько агрессии?
НИНА. Сколько?
НИК. Семь ноль-ноль.
НИНА. О господи! Проспала как всегда! Боже ж ты мой!

Она стремительно выходит из-за занавеса, на ходу набрасывая халат.

НИК. Спокойно, дорогая, спокойно, еще уйма времени!

Нина собирает вещи, курсируя из гостиной в кухню, из кухни
в ванную, из ванной к шкафу. Посреди комнаты вырастает гора
сумок и свертков. Кроме этого она ни на секунду не умолкает.
Никита тоже не молчит - настолько, насколько она ему это
позволяет.

НИНА. Ты всегда говоришь "уйма времени" и всегда мы опаздываем!
НИК. Дорогая, успокойся, ради бога!
НИНА. А все потому, что ты сваливаешь на меня всю домашнюю работу!
НИК. Кто из нас женщина?
НИНА. К несчастью - я! Вместо того, чтобы спокойно собрать вещи мне пришлось весь
вечер мыть полы, подметать, пылесосить, стирать...
НИК. Извини меня, но я не понимаю зачем, на ночь глядя, затевать генеральную уборку?
НИНА. Не указывай мне, когда и что надо делать!
НИК. Если ты хочешь, чтобы я помог тебе собирать вещи - скажи, что я должен…
НИНА. Ну да, конечно! Я должна ему сказать, что он должен делать!
НИК. Дорогая...
НИНА. Стандартная мужская логика!
НИК. Дорогая...
НИНА. Настоящий мужчина должен сам знать, чем он может помочь женщине!
НИК. Настоящей женщине.
НИНА. Что?

Нина, наконец, прекращает суету.

НИК. Милая, у тебя синдром спешки. До прихода Зеленых еще два часа. Будь умницей,
не напрягай такое солнечное утро.
НИНА. Купи нормальный будильник. Этот бой по ночам сделает меня истеричкой.
НИК. Я тебе обещаю, мой бесценный товарищ по браку.
НИНА. Не называй меня товарищем по браку, это звучит почти как товарищ по …
НИК. Хорошо, радость моя, скажи мне, как тебя сегодня называть и я буду пунктуально
исполнять этот вид супружеского долга.
НИНА. Никита, не болтай глупостей, я понимаю, что язык без костей, а у филологов он еще
и без тормозов, но...
НИК. У бывших филологов, страж моей нравственности.
НИНА. Не прибедняйся. Впрочем, ладно, если ты жаждешь мне угодить, продолжай
считать меня своею радостью. Но только без иронии.
НИК. Договорились, радость моя!

Никит в запале супружеского энтузиазма успел рассовать по всей комнате
свертки и сумки.

Дорогая, я искренне сожалею, что мне не удалось помочь тебе. Ты ведь уже
простила меня?
НИНА. Естественно, дорогой. Я абсолютно уверена, что в следующий раз ты
вовремя исполнишь и этот вид супружеского долга.
НИК ( удивленно ). Повтори.
НИНА ( очень внятно ). Я сказала, что абсолютно уверена в том, что мучительное
чувство неудовлетворенности из-за систематического уклонения от одного из
основных видов супружеского долга, каковым является помощь жене при
решении бытовых проблем, в следующий раз своевременно напомнит тебе о
ложке, которая дорога только к обеду.
НИК ( восхищенно аплодирует ). Браво-браво-браво! Ты делаешь несомненные
успехи. Не смотря на явные стилистические ошибки - это фраза достойного
противника!
НИНА. Вот она, горькая участь современной женщины! Уже не достаточно быть
просто хорошей женой, надо быть еще и достойным противником.
( Нина наклоняется к одной из сумок.) Никита, помоги мне.

Никита стягивает обеими руками огромную сумку, а Нина пытается застегнуть
замок. Справившись, она мельком взглядывает на напольные часы.

Не могу понять, почему твой дед подарил, вернее, спихнул эту рухлядь тебе?
Ты же не единственный внук?
НИК. Зато любимый. Кроме этого он считает, что эта "рухлядь" не только
бесценна, но имеет особые свойства.
НИНА. Какие?
НИК. Ма-ги-че-ские...
НИНА. Ка-кие?
НИК ( шепотом ). Дед говорит, что в них живут духи и привидения и
что он от них устал.
НИНА. А ты тут при чем?
НИК. Видишь ли, деду - дедово, но я вижу в этом подарке и положительные
стороны. Я говорил со специалистами - эта ”рухлядь” стоит немыслимые
деньги.
НИНА. Я тебе не верю.
НИК. Твое право. Но в таком случае все деньги я потрачу на свое усмотрение.
НИНА. Это почему?
НИК. Мы, кажется, опаздываем?
НИНА. Почему это на твое усмотрение?
НИК. Дорогая, ты же не хочешь, чтобы Зеленые застали нас за разделом
зеленых, которых еще и в помине нет?
НИНА. Сколько они стоят?
НИК. Кто?
НИНА. Не кто, а что. Часы.
НИК. Какие часы?
НИНА. Наши часы?
НИК. С каких пор, дорогая, они стали нашими? Насколько я помню, дед подарил их мне.
НИНА. Я твоя жена, мы ведем общее хозяйство, и я имею законное право на
половину всего, что появляется в этом доме!
НИК. Надо же? Я и не подозревал об этом.
НИНА. Не увиливай, сколько? Сколько они стоят?
НИК. Радость моя, я должен иметь гарантию. Ты ведь не уподобишься Роде Раскольникову
и не хватишь меня по голове ржавым топором, если я назову тебе эту
астрономическую сумму?
НИНА. Никита, я в последний раз...
НИК. Трешку.
НИНА. Сколько?!
НИК. Ну, может быть пятерку, - ровно столько, сколько запросит шофер
мусоровоза. Опомнись, Нин, кому нужен этот часовой мастодонт? Я пошутил.
По-шу-тил!
НИНА. Я тебя ненавижу.
НИК. Ненависть, дорогая, - не самая привлекательная черта женской натуры.
НИНА. У тебя чувство юмора одноклеточного животного!
НИК. Ты что, обиделась? Нин, ты что?
НИНА. Я с тобой не разговариваю.
НИК. До конца тысячелетия или до прихода Зеленых?

Нина выходит на кухню и гремит там посудой.

НИК. Дорогая, я надеюсь, что ты не испортишь выходной своей постной миной?
Иначе Макс спутает тебя со своей пресной женой. Два синих чулка на один
пикник - это, согласись, очень жестоко по отношению к двум здоровым
жизнерадостным мужикам. Что ты молчишь?.. Ну хочешь, я извинюсь перед
тобой, хоть и не понимаю, как всегда, в чем я, собственно, виноват? Нин, а
Нин?..

Не дождавшись ответа, Никита возвращается к прерванной зарядке.
Часы бьют один раз. Их дверца со скрипом открывается и из них выходит Люся-2.
Она плавно шествует к шкафу. Его створка самостоятельно открывается и она
скрывается внутри. Створка захлопывается. Часы бьют еще один раз. Никита
наблюдает весь эпизод молча.
Входит Нина.

НИНА. Твои шутки доводят меня до бешенства. ( Нина подходит к окну, отдергивает
штору.) Скажи спасибо, что я отходчива, как ребенок. Какое чудесное утро! В такие
моменты хочется встать нагишом на подоконник и отдаться во власть солнца…
( Отшатывается от окна и плотнее запахивает на себе халат.) Опять этот старый
придурок торчит на балконе с биноклем! Вот гаденыш. Ты обещал разобраться
с ним, Никита. Никита? Никита...
НИК. Что?
НИНА. С тобой все в порядке?
НИК. А?
НИНА. Я спрашиваю, с тобой...
НИК. Нет...
НИНА. У тебя совершенно потустороннее лицо. Ты что, увидел привидение?
НИК. Ущипни меня.
НИНА. Ты опять меня дурачишь?

Не получив ответа щипает его.

Так нормально?
НИК. Синяк обеспечен. Все ясно.
НИНА. Что ясно?
НИК. Я не сплю.
НИНА. Это хорошо или плохо?
НИК. Как тебе сказать...

Он идет к часам, открывает дверцу, заглядывает внутрь.

НИК. Пусто.

Никита идет к шкафу, открывает створку, заглядывает.

НИНА. И там пусто? ( Направляется к Никите.)

Никита резко захлопывает шкаф.

НИК. Который час?
НИНА. Что? В каком смысле?
НИК. Мы же опаздываем?
НИНА. Никита…
НИК. Где же эти чертовы Зеленые?
НИНА. Успокойся, еще уйма времени!
НИК. Ты всегда так говоришь и всегда мы опаздываем!.. Ты взяла теннисные
ракетки?
НИНА. Зачем?
НИК ( оживленно ). Как это зачем? Как это зачем? А вдруг нам захочется поиграть в теннис?
Не одними же шашлыками, так сказать, жив человек?
НИНА. Все нормальные люди в лесу играют в бадминтон.
НИК. Прекрасно! Тогда мы будем играть в бадминтон. Сто лет не играл в
бадминтон! Я просто обожаю играть в бадминтон!
НИНА. Никита, брось валять дурака. Что ты там увидел?
НИК. Надо обязательно взять запасные воланы...
НИНА. Что ты увидел в шкафу?
НИК. В каком шкафу? Ты же знаешь, как они застревают в этих дурацких
деревьях, они такие легкие, эти воланы!
НИНА. У нас один шкаф.
НИК. В самом деле? Действительно, один.
НИНА. Что ты там увидел?
НИК. Ничего. Как ты думаешь, Нин, мы не много вещей с собой берем, не на
месяц все-таки едем?
НИНА. Ничего, говоришь?
НИК. Нина! А теплые вещи? Ну конечно, ты забыла взять теплые
вещи! Синоптики могут очень ошибаться, дорогая... Почти ничего.

Никита умолкает под пристальным взглядом Нины.

НИНА. Значит, почти...

Нина идет к шкафу.

НИК. Нина, я не советую тебе смотреть!
НИНА ( стоя у шкафа ). Совсем?
НИК. Категорически!
НИНА. Понятно. Ну тогда, дорогой, извини.

Она протягивает руку к створке шкафа. В ту же секунду часы бьют
один раз. Нина и Никита одновременно оборачиваются. Часы со скрипом
открываются и из них выходит Секретарша. Она сладко потягивается,
проходит к аквариуму, берет щепотку корма и бросает его рыбкам. Затем
она идет к шкафу. Нина машинально открывает створку.

СЕКРЕТАРША. Благодарю... ( Мило улыбается.) Рыбок покормила.

Она ныряет внутрь. Шкаф и часы с резким стуком захлопываются.

НИНА. И как, дорогой, прикажешь это понимать?
НИК. Ты не поверишь, Нин...
НИНА. Почему же, милый, поверю... Ты мне сейчас же популярно объяснишь,
откуда здесь взялась эта... это...
НИК. Я тебе все сейчас объясню…
НИНА. Я слушаю, я внимательно слушаю.
НИК. Понимаешь, Нина, я... Я сам ничего не понимаю. Понимаешь?
НИНА. Ах, вот оно, значит, как. Это, конечно же, в корне меняет дело.

На протяжении следующего эпизода Нина пытается испытать на прочность
все попадающиеся на ее пути вещи и предметы о голову и другие части тела Никиты.

НИНА. Ах ты ничтожество! Ах ты подонок! Подлая твоя душонка!
НИК. Нина... Ну Нина... Ну зачем ты так?
НИНА. Это, значит, по-твоему, чисто служебные отношения?
НИК. Я ее сюда не звал.
НИНА. Молоденькая сучка пригляделась уважаемому в городе бизнесмену!
НИК. Нин, ну что ты, в самом деле?
НИНА. Чтоб ты никогда не женился!
НИК. Я и не собираюсь.
НИНА. Чтоб ты, паразит, в аварию попал!
НИК. О господи!
НИНА. Чтоб ты овдовел раньше времени!
НИК. Нина, подумай, что ты несешь?
НИНА. Чтоб ты от сексопатолога всю жизнь не вылезал!
НИК. Ну, это уже черт знает что такое...
НИНА. Что же ты наделал, бабник несчастный, я же тебя любила...

Нина плачет.

НИК. И я тебя люблю, глупая... Успокойся, милая, ты сейчас немного не в себе.
Мы оба немного не в себе. Давай вытрем слезы и разберемся во всем как
взрослые, интеллигентные люди.
НИНА ( всхлипывая ). Взрослые, интеллигентные люди не приводят в дом своих
секретарш.
НИК. Нин...
НИНА. Не изменяют женам, которые...
НИК. Нина, черт тебя возьми! Опомнись! Я не имею к ней никакого отношения!
НИНА. Никакого.
НИК. Нет, конечно, оно моя подчиненная, но на работе, дорогая! И вообще, - семь утра!
Ну конечно, я же спал всю ночь в одной постели с тобой! С тобой я спал?
НИНА. Со мной?
НИК ( опасливо). Ну а с кем же еще, дорогая?
НИНА (мстительно). Я не помню...
НИК. Подумай, милая, при чем здесь я, если в комнате ни свет, ни заря
появилась полуголая идиотка, которая по иронии судьбы является моей
секретаршей. А если бы из часов вышла, скажем, Жанна д"Арк, ты
бы тоже устроила сцену?
НИНА. Лучше бы уж это была Жанна д"Арк.
НИК. Нин, ну будь умницей!
НИНА. Я сама, я сама у нее все выясню.
НИК. Выясни, конечно, выясни!
НИНА. Ты же, милый, не против?
НИК. Нисколько не против. Отлично придумано! Пусть ответит нам, - что она
делает в семь утра в нашем с тобой шкафу!

Нина уже у шкафа.

Нина! Подожди!
НИНА. Что случилось, дорогой? Ты передумал?
НИК. Нет, но там... Ты... Я вспомнил, их там может быть две.
НИНА. Две кого? Секретарши?
НИК. Да, то есть, нет! Две... Черт, как бы это сказать?..
НИНА. Две кого?
НИК. Боже ж ты мой, две кого, кого две?.. Две женщины, в общем!
НИНА. Я тебя не-на-вижу!..
НИК. Успокойся...
НИНА. Как я тебя ненавижу.
НИК. Дорогая, успокойся! Ну я прошу тебя, посмотри на меня. ( Кричит.)
Зактнись ты, ради бога!.. ( Пауза.) Скажи, у меня может быть роман с Люсей?
НИНА. С какой Люсей?
НИК. С Люсей Зеленой.
НИНА. Роман с Люсей?
НИК. С Люсей!
НИНА. С этой воблой?
НИК. С воблой.
НИНА. С Зеленой? С этой флегмой?
НИК. Флегмой.
НИНА. Никогда!
НИК. Никогда?
НИНА. Никогда! (Смеется.)
НИК (смеясь). Ну, тогда... Тогда тебя нисколько не смутит, что она в нашем шкафу.
НИНА. Кто в шкафу?
НИК. Люся.
НИНА. Люся?
НИК. Ага...

Он открывает створку и делает жест рукой. Нина заглядывает внутрь.

НИНА. Пусто. А где... Я же ее видела...

Никита заглядывает тоже.

НИК. Это невозможно... Это просто...

Бьют часы. Их дверца открывается и становится видна нижняя часть
женской фигуры (именно фигуры, т.е. и ноги тоже).

НИК. Вот же она! Что я тебе говорил!
НИНА. Что это?
НИК. Люся.
НИНА. Вот это - Люся?
НИК ( менее уверенно ). Люся. (Люсе-2)
НИНА. Если это Люся, то я - дева Мария.
НИК. Ты не дева...
НИНА. А это - не Люся.
НИК. А кто же это?
НИНА. Грандиозно! Он - спрашивает у меня!
НИК. Нина! Я уверен, что это она. Это ее... тело.
НИНА. Ты так хорошо знаешь ее тело?
НИК. Посмотри, посмотри на ее правую ногу! Видишь родинку в форме
бабочки? Ты же сама говорила, что второй такой в мире не существует!
НИНА. Возможно. Некоторое сходство есть.

Нижняя часть женской фигуры переминается с ноги на ногу, что
производит на Никиту весьма положительное впечатление.

Что она делает?.. Никита, что она делает в наших часах?
НИК. Не знаю... Похоже, стирает.

Женская фигура выпрямляется, потягивается, откидывает волосы
назад, поворачивается и делает шаг вперед.

НИНА. Это - Люся?
НИК ( очень неуверенно ). А кто же еще?.. ( Люсе-2 ) Здрасьте…

Люся-2 проходит к центру комнаты и делает гимнастический мостик.

НИНА. Потрясающе.
НИК. Ничего...
НИНА. Милая, это не самое лучшее место для утренней гимнастики.

Нина подходит к Люсе-2, приседает на корточки в надежде увидеть ее глаза.

Люсенька... Что мы тут делаем без Максика? Ау...

Люся-2 выпрямляется и идет к полюбившемуся шкафу.

Слышишь меня, гимнастка, я с тобой, кажется, разговариваю!

Нина хватает Люсю-2 за плечо. Вспышка света, грохот и полная темнота
сменяют друг друга. Когда в комнате вновь рассвело, становится видно Никиту,
сидящего возле шкафа, и Нину, лежащую на полу.

НИК. Тупица... Бестолочь... Как же я... Это ж он мне... Нина, Нина!..

Подползает к ней.

Ну, как ты, бедняжка? Жива? Жива... Вот и хорошо.

Нина приходит в себя.

НИНА. Что это было, Никита? Что это было?..
НИК. Полтергейст, Нин, самый обычный полтергейст.
НИНА. Откуда у нас полтергейст?
НИК. Из часов, милая, из часов. Ну, дедуля, спасибо, угодил.
НИНА. А-а... Теперь я должна поверить в сказку о добром дедушке, который
подарил любимому внучку старинные часы полные голых баб... (Теряет сознание).
НИК. Посмотри на часы. Который на них час? Семь. А проснулись мы во сколько?
В семь... Тебе ничего не кажется странным? Эти часы материализуют сны!
Невероятно, Нина... Невероятно...
НИНА ( очнувшись). По-твоему выходит, что кому-то из нас двоих приснились
голые женщины? ( Вновь теряет сознание.)
НИК. Естественно, не тебе. Но, извини, Нин, я, все-таки, мужчина? У меня могут
срабатывать естественные биологические инстинкты, тем более во сне!
Вполне возможно, что мой мозг ночью ведет своего рода двойную жизнь.
Но это же мозг, Нин, самое загадочное явление во Вселенной! Это тебе не
компьютер, который можно выключить на ночь. Да ни у кого на свете нет гарантии,
что его голову во сне не посетят непрошеные гости, тем более противоположного
пола! Лесков писал, что даже святых отцов и отшельников в пустынях ночью не
раз одолевали достаточно сомнительные образы. Что говорить о простых смертных,
отравленных масскультурой и научно-техническим прогрессом?.. Я, Нина, рядовой
продукт издержек цивилизации со всеми вытекающими отсюда последствиями!
Днем я могу болтать об импрессионистах и Бодлере, восхищаться Чайковским и
Гессе, а ночью мне могут сниться самые непредсказуемые вещи!.. Еще папаша
Фрейд говорил о сексуальной раскрепощенности подсознания. (Тормошит Нину).
НИНА (приходя в себя). А о супружеской верности папаша Фрейд ничего не говорил?
НИК. Ты думаешь, что я... Нина! Да как ты могла? Это же только сон.
НИНА. Прелестно, вот, оказывается, о чем думает по ночам обожаемый мною муж!
НИК. Ну зачем, зачем ты, Нина? Да мало ли бродит в голове всякой дряни, пока
человек спит?
НИНА. Я воспитана в семье, где внутренняя чистота была одним из основных
условий совместной жизни. Я читала только нравственные книги. Я
преклонялась перед Федором Михайловичем Достоевским.
НИК. Достоевский-то тут при чем?
НИНА. Он никогда не изменял жене, даже в мыслях!
НИК. Первой жене или второй?
НИНА. Не ерничай!
НИК. Дорогая, извини, конечно, но еще во время нашей первой брачной ночи я
пришел к выводу, что ты читала не только Достоевского.
НИНА. Что? Что ты сказал?!
НИК. Я что-то напутал? Ты читала исключительно Достоевского?
НИНА. Ты не смеешь упрекать меня в том...
НИК. Дорогая...
НИНА. В том, что я...
НИК. Милая, разве я упрекаю тебя? Наоборот, я всегда восхищался тем, какая у
меня разносторонне образованная жена! Ну вспомни, вспомни, как
блестяще ты могла порассуждать о последствиях сексуальной революции,
как умела поразить собеседника хармсовским “без порока нет пророка” и
знаменитым арцыбашевским “изгибы умственных зараз”?! Помнишь, Нин,
помнишь?.. Вот они нас и посетили, эти... изгибы.
НИНА. Не нас, а тебя. Вернее, из-за тебя! Я всегда подозревала тебя в нравственной
нечистоплотности!
НИК. Нина, не гипертрофируй ситуацию! Всему виной инфернальный подарок
моего дедушки.
НИНА. А ты, конечно же, пай-мальчик!
НИК. Я не пай-мальчик, но и не мальчик-с-пальчик с кем попало! Я по жизни однолюб.
Я люблю только тебя!
НИНА. Что и доказал сегодня при помощи двух голых женщин. Премного благодарна!
НИК. Нина, да пойми ты - это сны, это фантомы, это тайники бессознательных
импульсов, наконец! Кстати, дорогая, Сальвадор Дали, тоже безумно любил
свою жену, и при этом видел извращеннейшие сны!
НИНА. Слава богу, что ты не Дали. Страшно подумать, что появилось бы из этих часов!
НИК (примирительно). Нин, ну что ты как маленькая? Что тебе ни разу в жизни не снились
голые мужики?
НИНА. Мне?.. Нет!
НИК. Не верю.
НИНА. Ну... не знаю. Не помню!
НИК. Ни-на...
НИНА. Было, но до тебя!
НИК. Вот видишь!
НИНА. Но не голые. И то один. И не мужчина, а мальчик...
НИК. Это интересно!
НИНА. Это было еще в школе.
НИК. Да брось, Нин! (Никита разваливается на тахте.)
НИНА. Но почему эти две? Что ты в них нашел? Ну, допустим, с секретаршей мне
более-менее понятно, но Люся! Ее даже муж родной с трудом терпит, он же
пять раз в неделю отводит душу на стороне!
НИК. Любовь, Нина, зла...
НИНА. Да какая там любовь. Ты мне мозги не пудри! Часто тебе снятся посторонние
голые женщины?
НИК. Честно?
НИНА. Честно.
НИК. А ты как думаешь?
НИНА. Не юли. Я хочу знать, как часто тебе снятся голые женщины и почему они
тебе снятся?
НИК. Нина... Нина, не стоит обсуждать этот вопрос прямо сейчас.
НИНА. Нет, именно сейчас мне будет очень интересно узнать причины, которые
позволяют превращать твою голову в дом свиданий!
НИК. Нина, прекрати немедленно! Это становится просто невыносимым! Ты
делаешь оскорбительные сравнения. Я понимаю твою нервозность и не
снимаю с себя некоторую вину, но не настолько, чтобы спокойно терпеть,
когда мою голову сравнивают с публичным домом! Я не позволю!
НИНА. Он не позволит!
НИК. Да, я не позволю! Я - филолог, Нина! Я - читающий человек. Через мой мозг
прошло гигантское количество литературы и, естественно, далеко не вся она
о цветах и бедах трудового народа. Да, читая “Любовника леди Чаттерлей”
временами я испытывал наслаждение весьма далекое от чисто эстетического! Да!
Мы с тобой полдня обсуждали этот роман и ты прекрасно ориентировалась в теме!
НИНА. Это был обычный филологический треп.
НИК. Мы с тобой прочли “Жюстину” де Сада! Причем ты прочла ее трижды!
НИНА. Я прочла ее с отвращением.
НИК. Скажи, дорогая, что заставило тебя несколько раз читать этот философско-
порнографический бред, от которого сам маркиз отрекся под конец жизни,
убоявшись сгореть в аду?
НИНА. Я все три раза читала эту книгу с глубоким отвращением.
НИК. Но читала!
НИНА. О ней говорили все знакомые!
НИК. И тебе не снился потом клубок совокупляющихся тел, из которого торчали
в разные стороны в лучшем случае руки и ноги?
НИНА. На мое счастье я не помню снов!
НИК. А я помню! Помню и ничего с собой не могу поделать!

Часы бьют один раз, из них выходит Люся-2, шествует к магнитофону,
включает его и начинает вальсировать по комнате.

НИК. Не вздумай ее останавливать.
НИНА. Слава богу, ученая.

Раздается звонок в дверь.

НИНА. Который час?
НИК. Семь... Восемь. Или девять!
НИНА. О господи! Это Зеленые. ( Смотрит на Люсю-2.) Или Зеленый пришел за своей
женой!
НИК. Ты опять за свое! Посмотри в глазок, они там вдвоем, голову даю на отрез.
Только дверь не открывай - не расхлебаем до конца своих дней!

Звонок продолжает звонить.

НИНА. Ну, эротоман, что теперь будем делать?
НИК. Почем я знаю?.. Ее же голыми руками не... Стоп-стоп-стоп. Нина! Халат!
НИНА. Какой халат? Зачем?
НИК. Любой, быстро!

Нина снимает свой халат. Никите набрасывает его на Люсю-2,
осторожно за плечи ведет ее к шкафу. Нина уже профессионально
открывает створку. Люся-2 скрывается в шкафу.

НИК. Сработало. Иди открой.
НИНА. Сам открой, я не одета.
НИК. А, может, совсем не открывать?
НИНА. А чего ты боишься?
НИК. Я боюсь? С чего ты взяла?
НИНА. Тогда открой.
НИК. Хорошо, я открою. Если ты так хочешь.

Он идет в прихожую и тот час же возвращается. За ним входит
Максим. Один. Нина сверлит взглядом Никиту.

МАКС. Ну вы, ребята, спите! Мы едем или как?
НИНА. Куда?
МАКС. На шашлыки, вроде... Я что, не вовремя? ( Игриво. ) Может, мне погулять
полчаса?
НИНА ( набрасывая платье ). Макс, а что ж ты один?
МАКС. В смысле?
НИНА. Где ты Люсю потерял?
МАКС. В машине она.
НИНА. Ты в этом уверен?
МАКС. А что такое?
НИНА. Ты давно ее видел?
МАКС. Машину?
НИНА. Жену.
МАКС. Минуту назад, а в чем дело?

Никита подходит к окну.

НИК. Нина, глянь-ка! Похожа?

Нина пристраивается к мужу.

НИНА. Весьма отдаленно.
МАКС ( выглядывая в окно). Что значит “весьма отдаленно”? Вам не кажется,
ребята, что вы сегодня очень странные, оба?
НИНА. Очень может быть.
МАКС. Так, юмористы-сатирики, хватит чудить! Даю вам десять минут на сборы.
( По-армейски.) Время пошло! А я пока чай сварганю, вы же не против,
надеюсь? ( Хохочет.)

Макс высовывается в окно и кричит: “ Люда! Людмила! Поднимайся,
чаю попьем, они еще не готовы, представляешь?”

МАКС ( направляется в кухню ). Давайте-давайте, не стесняйтесь!

Макс выходит на кухню и гремит посудой. Доносится его жизнерадостный
монолог: “ Мясо купили идеально свежее, свежее может быть только теленок
на лужайке. Замочили в белом вине, лучок нарезали кольцами, все честь по
чести, живьем можно есть. Душа переполнена восторгом и аппетитом - не
знаю, чем больше! И вообще, я уже давно понял, что шашлык - это не еда,
вернее, не просто еда! Шашлык – это вселенский феномен, дающий людям
ощущение полноты бытия. Шашлык явление непреходящее! Все проходит:
любовь, войны, жизнь, - но шашлык будет жить вечно... “

НИНА. Ну, давай, шевели мозгами!
НИК. Легко сказать...
НИНА. В конце концов, ты мужчина, придумай что-нибудь!
НИК. Черт дернул меня родиться мужчиной...
НИНА. Думай!
НИК. Хорошо! Мы немедленно едем на шашлыки! Собирайся!

Он начинает лихорадочно переодеваться. Спортивный костюм сменяют
рубашка и брюки. Никита настолько возбужден, что не замечает, что рубаху
ему подает, выпорхнувшая из шкафа Секретарша.

НИК. Ну, что ты стоишь? Давай, давай! ( Секретарша ныряет в шкаф.)
НИНА. Что? Оставить здесь этих... этих... Я не хочу вернуться на развалины своей
квартиры после шабаша ведьм!

Входит Людмила. Нина внимательно рассматривает вошедшую,
обходя ее полукругом.

ЛЮСЯ. Ужасное солнце. У меня опять начинает болеть голова. Только ненормальные
могут ездить отдыхать в такую жару. Кстати, доброе утро, я кажется, не
поздоровалась.
НИНА. Виделись уже.
ЛЮСЯ. В самом деле? Впрочем, все может быть, я уже ни в чем не могу быть
уверена. В этом доме есть какая-нибудь гадость от головной боли?
НИНА. В этом доме, дорогая, есть все вплоть до самой головной боли.
ЛЮСЯ. Что это с ней, Никита?
НИК. Ничего. Люся, скажи мне как другу, ты себя хорошо чувствуешь?
ЛЮСЯ. Никита, я не совсем понимаю...
НИК. Отлично. Тогда другой вопрос - ты веришь в привидений?
ЛЮСЯ. В кого?
НИК. В привидений, в призраков, в тень отца Гамлета, прочую ересь...
ЛЮСЯ. Никита, я уже взрослая девочка и прекрасно понимаю, что полтергейсты,
НЛО, гороскопы - все это опиум для примитивно организованных
личностей. А... к чему все эти вопросы?
НИНА. Вечные вопросы, вечные проблемы... Слушай, Люсенька, ты случайно
свою родинку никому поносить не давала?
ЛЮСЯ. У меня сейчас голова взорвется...
НИК ( Нине ). Может, дать ей успокоительное?
ЛЮСЯ. Дайте мне таблетку! Что вы из меня дуру делаете?
НИНА. Видишь ли, Люся...

В часах раздается характерный скрежет. Нина делает непроизвольное
движение в сторону часов. Никита хватает Люсю за плечи, разворачивает
спиной к часам.

НИК. Люся, Люсенька, дорогая, ты как-то болезненно сегодня выглядишь…
ЛЮСЯ. Что с тобой, Никита, ты какой-то...
НИК. Подожди, Люся, подожди, я давно хотел...

Часы бьют один раз и из них выходит Клавдия Егоровна в
очаровательном комбидресе. Она восторженно обводит взглядом
комнату. Никита, не найдя ничего лучшего, целует Люсю в губы.
Нина пытается осмыслить оба происшествия, но у нее плохо получается.
Никита, наконец, отрывается от Люси.

НИК. Вот, такие, значит, Люся, дела...
ЛЮСЯ. Спасибо, мне намного лучше.

Она пытается посмотреть на Нину, но Никита не дает ей этого сделать.

НИК. Тебя Макс звал.
ЛЮСЯ. Меня?
НИК. Тебя. Дважды. Иди.

Он почти насильно выдворяет Люсю из комнаты.

НИНА ( глядя на Клавдию Егоровну ). Ты ее поцеловал.
НИК ( не сводя глаз с вошедшей ). Я спасал положение.
НИНА. А что это? Как ты это мне объяснишь?
НИК. Это?.. Это очень похоже на Клавдию Егоровну...
НИНА. Какую еще Клавдию Егоровну?
НИК. Маму Клаву. Господи, я, кажется, схожу с ума...
НИНА. Я вижу. Сейчас тебе придется призвать на помощь не только папашу
Фрейда, но и графа Калиостро.
НИК. Нина, какие шутки? Ее уже нет.
НИНА. Кого нет?
НИК. Мамы Клавы.
НИНА. А это кто?
НИК. Не знаю, может ее фантом...
НИНА. Давай-давай...
НИК. Я серьезно. В детстве мама водила меня кормить голубей на площадь Ленина.
Мы всегда проходили мимо Мамы Клавы, она продавала молоко, на углу...
НИНА. Продавщица, значит. Ну, милый, спасибо. Теперь все становится на свои места.
Вот они, твои тайные страстишки! Сначала секретарша, потом продавщица!
НИК. Нина, ты ничегошеньки не поняла! Это было тридцать лет назад!
НИНА. Что?
МАМА КЛАВА. Сладенький мой, и ты здесь? Как же я по тебе соскучилась!
НИНА. Что значит “сладенький”? Никита, почему она называет тебя “сладеньким”?
НИК ( мечтательно). Откуда я могу знать? Может она меня с кем-то путает?
МАМА КЛАВА. Иди сюда, мой мальчик, я тебя молочком накормлю.

Она округляет ладонью грудь. Никита отпрыгивает, как мяч.

НИК. Не надо! Я не пью по утрам.
НИНА. Вы что себе позволяете?

Мама Клава идет к Нине.

МАМА КЛАВА. А хочешь, я тебя покормлю?
НИНА. Не притрагивайтесь ко мне!
МАМА КЛАВА ( ласково ). У меня молока много. Тридцать лет никого не кормила.
Будешь пить молочко? ( Агрессивно. ) Я спрашиваю, будешь пить молоко?!

Пауза.

Не хотят. Не хо-тят. Чудовищное противоречие. Землю сотрясают
катастрофы и катаклизмы. Повсюду царят гиперинфляция и
гиперсексуальность. Курс доллара растет прямопропорционально падению
нравственности. Люди задыхаются от кризисов и кариеса. Женщины
делают аборты из чувства протеста против неуверенности в завтрашнем
дне. Мир погряз в нищете. Два миллиарда несчастных страдают от голода.
И вот, когда Мама Клава приходит к страждущим и говорит - я накормлю
вас, ей отвечают - мы не пьем по утрам! Мы не пьем по утрам... Что ж,
насильно мил не будешь.

Мама Клава достает носовой платок, влезает на подоконник и
начинает протирать створки окна.

НИНА. Так она была продавщицей или кормилицей?
НИК. Не надо иронии, Нина! Я не имею понятия откуда всплыла эта грудь.
НИНА. И какая грудь.
НИК. Да, грудь, в общем-то... Да далась она тебе! Грудь как грудь, ничего
особенного.
МАМА КЛАВА. Обижаешь, сладенький!
НИНА. Он вам не сладенький! ( Никите. ) Чем тебе не нравится моя грудь?
НИК. С чего ты взяла? Да я в восторге от твоей груди! Я просто обожаю твою
грудь!
НИНА. Тогда почему тебе снится женщина с грудью, о которой я могла бы
только мечтать?
НИК. Ну зачем, зачем тебе именно такая грудь? Ты и так достаточно...
укомплектована. Давай плюнем на мои детские фантазии и...
НИНА. Детские фантазии?! И это ты называешь детскими фантазиями? Не
заговаривай мне зубы! У меня есть факт на лицо - огромная незнакомая
женщина в... Никита! Откуда на Маме Клаве взялся мой комбидрес?!
НИК. Что значит твой?
НИНА. Тот, который ты подарил мне на день святого Валентина?
НИК. Кто тебе сказал, что он твой?
НИНА. А что, ты его успел передарить?
НИК. О господи!

Он идет к шкафу, вынимает розовый комок.

Вот он, твой любимый комбидрес.

Мама Клава оскорбленно вываливается в окно. Никита и Нина
теряют дар речи. Входит Люся, на ее лице блуждает улыбка.

ЛЮСЯ. Он меня не звал.
НИНА. Кто?
ЛЮСЯ. Муж.
НИК. Чей муж?
ЛЮСЯ. Мой муж.

Замечает в руках Никиты комбидрес.

О-о... Это предназначено явно не для шашлыков. Или у вас другие планы?
НИНА ( отбирает комбидрес у мужа ). Как твоя головная боль?
ЛЮСЯ. Спасибо, почти прошла.
НИНА. Прекрасно, а у меня началась. Скажи, дорогая, как у вас с Максом, все в порядке?
ЛЮСЯ. В каком смысле - в порядке?
НИНА. В смысле любви, взаимопонимания, супружеской верности?
НИК (начиная соображать). Нина!
ЛЮСЯ. Ну, в общем... Не поняла?
НИНА. Тебя не смущает тот факт, что твой муж вечерами часто отсутствует?
НИК. Нина, опомнись!
ЛЮСЯ. Он много работает... Никита, вы же много работаете... по вечерам... Никита?
НИНА. Никита по вечерам, как раз дома сидит! Книжки эротические читает!
ЛЮСЯ. Как это дома?..
НИК. Я тебя умоляю!
НИНА. То есть, дорогуша, ты стараешься об том не думать? Не придавать, так
сказать, этому значения? Что ж, удобно, нечего сказать!
НИК. Нина, думай что делаешь!
ЛЮСЯ. Я не понимаю... Я не понимаю, о чем ты говоришь...
НИНА. Сейчас поймешь. ( Подходит к шкафу и открывает створку.) Полюбуйся!
Гляди, гляди!

Люся, как загипнотизированная, не сводит со шкафа глаз.

ЛЮСЯ. Почему я должна смотреть?.. Что я там должна увидеть?
НИНА. А чего ты боишься?
ЛЮСЯ. Я ничего не боюсь... Мне бояться нечего...

Люся приближается к шкафу, вытягивает голову и в тот же миг из
шкафа высовывается лицо Мамы Клавы. Она обхватывает голову
Люси ладонями и целует ее в губы, что рождает гром, молнию и темноту.
Когда становится светло, Никита, на руки которого упала Люся, относит
ее безжизненное тело на тахту. Зло шипит Нине: “Шкаф закрой! Не дай
бог Макс войдет!”. Затем задергивает занавес перед тахтой так, что
остаются видны только ноги Люси.

НИК. Долго думала? Какая муха тебя укусила? У нее же слабые нервы.
НИНА. Ты ее целовал.
НИК. Я спасал имидж нашей семьи.
НИНА. Называй это как хочешь, все равно ты ее целовал. Целую вечность.
НИК. Тридцать секунд.
НИНА. Я все видела, тебе было приятно.
НИК. Да какой там!..
НИНА. И ей, ей тоже было приятно.
НИК. Ну, Нин, ты даешь, с чего ты взяла?
НИНА. Значит, говоришь - она тебе нечаянно приснилась?
НИК. Я этого не говорил! Вернее, говорил, но не это!

Входит Максим, дожевывая.

МАКС. Вы тоже слышали? Конец света! Гром среди ясного неба! Я пью кофе,
слушаю радио, и вдруг, как бабахнет! Аж диктор поперхнулся. И главное -
на небе ни одного облачка. Может, опять Чернобыль рванул, Никита?
( Смеется.) Шутка, братан, шутка. (Выглядывает в окно.) Между прочим, кофе вы
пьете, скажем честно, неважнецкий. ( Поворачивается.) Мы с Людмилой никогда бы...
А где Людмила?
НИНА. Она...
НИК. Видишь ли, Макс, она...
НИНА. В ванной она. Моется.
МАКС ( весело ). Она что, рехнулась?
НИНА. Не думаю, просто душ принимает.
МАКС. Ну артистка! Чувствую, мы отсюда никогда не уедем.

Выходит из комнаты. Слышен стук и вкрадчивый голос: “ Люда,
Людочка, что это ты придумала, тебя все ждут...”

НИК. Сейчас он догадается открыть дверь ванной. Что ты скажешь?
НИНА. Почему я?
НИК. Ах, да, я же мужчина - мне и расхлебывать! Нет уж, милая, эту кашу ты
заварила – сама ему все и объяснишь!
НИНА. А давай ему правду скажем? Объясним все, как есть!
НИК. А как, как все есть? Ты-то сама хоть что-то понимаешь?! Я уже нет!

Входит ошеломленный Максим.

МАКС. А Людмилы там нет.
НИНА. Конечно нет, она уже в машине. Правда, Никита? Она так и сказала нам, -
я сначала душ приму, а потом буду вас в машине ждать. Она еще таблетку
от головной боли попросила. Правда, Никита?
МАКС. У вас в ванной огромная женщина.

Пауза.

НИНА. Ну и что? Ты что никогда женщин не видел?
МАКС. Она сидит в ванне и чистит пропеллер.
НИК. Что чистит?
МАКС. Пропеллер.
НИК ( Нине ). Откуда у нее пропеллер?
НИНА. А-а... что тут странного? Она всегда его чистит в ванне. ( Максу ) Ты ее не трогал?
МАКС. Боже упаси!
НИК. Она тебе ничего не предлагала?
МАКС. Нет. Только спросила, нет ли у меня отвертки?
НИК. И что, что ты ей ответил?
МАКС. Что в машине есть.
НИК ( веско ). Не надо, Макс, не надо давать ей отвертку!
МАКС. А как же пропеллер?
НИНА. Она всегда прекрасно справляется без отвертки. Макс, спускайся вниз.
Люся уже в машине. Через минуту едем.
МАКС ( направляясь к выходу ). Такая огромная.
НИНА. Максик, захвати вот эти сумки, у нас рук не хватит.

Нина и Никита нагружают Макса самыми большими сумками.

МАКС. А пропеллер такой маленький.

Максим выходит.

НИНА. По-моему Макс несколько потрясен, как ты думаешь?
НИК. Нина, у нас дома есть нашатырный спирт?
НИНА. Откуда, у меня нервы крепкие.
НИК. А, черт! Неси уксус, ацетон, любую дрянь с резким запахом, ее надо в
чувство привести!

Нина быстро выходит на кухню. Никита отдергивает занавес перед
тахтой так, что становится видным тело Люси. Он берет ее руку, щупает
пульс, затем обеспокоено припадает ухом к ее груди. Входит Нина.

НИНА ( желчно ). Уксус кончился. Я тебе еще вчера говорила.
НИК. Нина, у нас неприятности. Звони в скорую.
НИНА. Зачем в скорую?
НИК. У нее пульс не прощупывается, Люся, ну Люсенька...
НИНА. Как это не прощупывается? Ты хорошо щупал?
НИК ( кричит ). Звони в скорую, черт тебя дери!
НИНА. Звоню, не ори. Разволновался, бедный. А что, что я им скажу? Приезжайте
скорее - Люсю поцеловало привидение и она хлопнулась в обморок? Что я
им скажу?
НИК. Не будь стервой, Нина! Сейчас же звони!

Нина идет к двери, но у выхода оборачивается. Никита, стоя на
четвереньках над Люсей, тормошит ее. “ Люся... Люсенька...” Он
начинает делать искусственное дыхание грудной клетки. Ничего не
выходит. Никита переходит к процедуре “рот в рот”. Затем, он замечает
в комнате Нину.

НИК ( несколько смущенно ). Ты еще здесь?
НИНА. А ты хотел, чтобы я этого не видела?
НИК. Чего не видела?
НИНА. Очень впечатляет.
НИК. Это искусственное дыхание. Называется “рот в рот”
НИНА. Звучит вполне эротично.
НИК. Какая же ты...
НИНА. Какая?
НИК. Она же без сознания. Ей надо помочь.
НИНА. Я хочу знать - какая я?!

Входит Максим. Никита мгновенно прикрывает тело Люси собой.

МАКС. Ее нет в машине.
НИНА. Правда? Как жаль.
МАКС. Нина, мне не смешно. Я хочу знать, что происходит!

Никита, на ходу поправляя одежду, оттесняет Макса подальше от алькова.

НИК. Макс, я давно хотел поговорить с тобой о Люсе.
МАКС. Где она?
НИК. Ты не волнуйся, с ней все в порядке...
НИНА. Частично в порядке.
МАКС. То есть, как это - частично?..
НИК. Ты только не волнуйся.
НИНА. Максик, ты ведь знаешь, что у Люси слабые нервы?
МАКС. Допустим...
НИК. Ты только успокойся.
НИНА. Помнишь, прошлым летом она упала без чувств, когда на наших глазах
машина переехала собаку?
МАКС. Ты к чему это клонишь?
НИК ( отдергивая занавес ). Вот она!
МАКС ( с ироническим облегчением ). Так, ясно. Кого переехало на этот раз?
НИНА. Больше всего меня.
МАКС. Вы что, поцапались?
НИНА. В общем, да, как бы поцапались.
НИК (озабочено). Макс, у тебя в машине должна аптечка быть... ( Наклоняется над Людой.)
МАКС. А? Ну да... Нашатырь. Сейчас принесу.( Направляется к выходу.)
НИНА (громко ). А Никита пока дыхание “рот в рот” сделает, правда, Никита?
( Никита отшатывается от Люды). Или скорую все-таки вызвать?
МАКС (от дверей ). Не надо, очухается, первый раз что ли? Ну и денек сегодня! Я
как чувствовал… ( Выходит.)

Никита устало опускается на стул. Нина подходит к Люсе и щупает пульс.

НИНА. Между прочим, пульс очень даже прощупывается. Может ты не там щупал?
НИК. Я с тобой не разговариваю.
НИНА. До конца тысячелетия или до прихода Зеленого?
НИК. Ты вела себя как последняя стерва.
НИНА. Не смей меня так называть.
НИК. Примитивная, хищная стерва.
НИНА. Ты ее целовал.
НИК. А если бы она умерла?
НИНА. Но она же не умерла?
НИК. Как бы ты жила после этого? Как бы мы жили после этого?
НИНА. Она не умерла.
НИК. Я тебя никогда такой не видел.
НИНА. Я сама себя никогда такой не видела.
НИК. Ты - совсем другая.
НИНА. И ты совсем другой.
НИК. Мне кажется, что все это дурной сон.
НИНА. Уж лучше бы это был сон.
НИК. Не понимаю, что на тебя нашло.
НИНА. А ты заметил, что обморок Люси не произвел на Макса должного
впечатления? А на тебя произвел.
НИК. Он ее не любит.
НИНА. А ты меня?
НИК. Перестань.
НИНА. Я хочу услышать внятный ответ. Ты меня любишь?
НИК ( кричит ). Оставь меня в покое!
НИНА. Ве-ли-ко-лепно! По моему дому бегают голые привидения, на моей кровати лежит
жена друга семьи, которую ты в течение часа дважды целовал и
после всего этого у тебя хватает совести требовать, чтобы я оставила тебя в
покое?!
НИК. Второй раз не в счет, это было...
НИНА. “Рот в рот”, искусственное дыхание, наизусть выучила!
НИК. Какой бес в тебя вселился? Оставь ее в покое!
НИНА. Ах, уже и ее надо оставить в покое! Значит, по-твоему я должна оставить в
покое вас обоих? Прекрасно!

Раздается бой часов. Из них выходит Люся-2. Без Нининого халата.

А вот и мы! Как раз вовремя! Здравствуй, милая, хорошо выглядишь,
пожалуй, лучше оригинала! Кстати, дорогой, на мой взгляд, ты не той делал
дыхание “рот в рот”.

Люся-2 проходит к столу, ставит на него стул и влезает на него.

НИК ( обреченно ). Сейчас придет Макс.
НИНА. Вот и чудненько! Теперь у Макса две жены, одна из которых будет
ежедневно дарить ему электрический оргазм. Если он, конечно, выживет
после первого!

Входит озабоченный Макс и сразу же направляется к тахте. Никита с
тоской смотрит на пирамиду на столе.

МАКС. Чертовщина какая-то... (Нине). Перерыл всю машину - аптечка есть, а
нашатырного спирта нет! ( Никите. ) Представляешь? Запах, главное есть, а
спирта нет. ( Люсе. ) Ну, как ты тут? Люда, Людонька, ну что это ты
придумала? Давай, давай, приходи в себя, ехать надо...

Максим тормошит Люду, легонько бьет ее по щекам. Никита, не
спуская глаз с Макса, берет покрывало, медленно подходит к столу,
влезает на него и накрывает Люсю-2. Теряет равновесие, падает.
Нина прыскает, закрыв рот рукой. Максим поднимает голову.

МАКС. Кто это?
НИК. Где?
МАКС. Рядом с тобой.
НИК. А, это? Это... племянница.
НИНА. Студентка. Иногда ночует у нас. В шкафу.
НИК. Да. Она у нас девушка со странностями.
МАКС. Я заметил.

Люся-2 на стуле, под покрывалом делает гимнастическую “ласточку”.

НИНА. Выучится, космонавткой станет.
МАКС ( оценивающе ). Да, такую в открытом космосе не стошнит.

Раздается бой часов. Из них выходит Клавдия Егоровна в комбидресе.

НИК ( с деланной радостью ). Клавдия Егоровна! С легким паром!
НИНА ( подхватывая). А мы как раз на шашлыки собрались!
НИК. Да, так что у вас будет время сделать, так сказать, генеральную уборку.
НИНА. Я думаю, можно начать с кухни! Дорогой, предложи Клавдии Егоровне свой халат,
мой, как ты знаешь, племянница заносила. Она у нас демократка, ненавидит
условности.
НИК. Да-да, конечно! ( Идет за халатом.) Да, Макс, я забыл вас друг другу
представить! Это…
НИНА. Клавдия Егоровна или по-простому Мама Клава!
НИК. Наша...
НИНА. Домработница.
НИК ( Маме Клаве ). А это Максим, можно Макс, друг семьи и мой компаньон,
НИНА. Подельник, так сказать.
МАМА КЛАВА ( округляя грудь ). Какой славный.
НИК ( резко ). Он тоже не пьет по утрам! Правда, Макс?
МАМА КЛАВА. Как жаль. Мир зажрался.
НИК. Знаешь, Макс, домработница, как оказалось, чрезвычайно удобная вещь!
Теперь можно совершенно не думать о бытовых проблемах: стирку, глажку,
уборку - все делает Мама Клава.
НИНА. Что ты говоришь? Изумительно!
МАМА КЛАВА. Милые мои, как я вас люблю.

Она начинают преследовать Нину и Никиту с целью погладить по
голове. Оба стараются избежать контакта, не прерывая диалог.

НИК. А борщи? Знаешь, какие замечательные борщи готовит Кла-авдия Егоровна!
НИНА. Да что там борщи! Она нас по утрам грудью кормит, о-одной обоих!
НИК. Это, конечно же, шутка, Макс, но грудь у Мамы Клавы не по-оследняя в мире!
НИНА. Но Никите нравится моя грудь, правда, Никита?
НИК. Правда, радость моя!

Мама Клава, убедившись, что погладить Нину и Никиту не удастся,
направляется к Максу. Никита, успевает втиснуться между ней и Максом,
используя халат в качестве щита.

НИК. Стоять, Мама Клава, черт вас возьми! Он этого не любит.

Мама Клава недоуменно оглядывается, ища поддержки у Нины.

МАМА КЛАВА. Он что, ненормальный?
НИНА. Ну почему? Просто он уже самостоятельный мальчик. К тому же он
терпеть не может, когда трогают его голову.
МАМА КЛАВА. Какой ужас! Его в детстве уронили? Бедный малыш, у тебя
головка бо-бо?
НИК. Головка бобо у всех нас. И вы имеете к этому прямое отношение.
МАМА КЛАВА. Дети-дети! Вы очерствели без ласки. Не по-людски это, не
по-людски... Что ж, я пойду, не поминайте лихом. ( Направляется к окну.)

Максим мрачно наблюдает за происходящим. Никита с халатом
устремляется к Клавдии Егоровне, пытаясь отловить ее.

НИК ( взвинчено ). Не надо! Не надо окно, Клавдия Егоровна, вы его уже протирали!

Под вопли Никиты Клавдия Егоровна влезает на подоконник и, прежде, чем
он успевает набросить на нее халат, исчезает за оконным проемом со
странным жужжанием, будто эхо шмеля задержалось в комнате.
Максим подходит к окну и выглядывает наружу.

НИК ( почти бесстрастно ). Тела нет?
МАКС. Нет.
НИК. Естественно, откуда ж ему взяться?
МАКС. Но она вышла в окно. Я видел.
НИК. Так... Значит, тела нет...
МАКС. А где же оно, Никита? Шестой этаж все-таки...
НИК. Ну на ”нет” и суда нет! Так, кажется, в народе говорят?

Потирая руки Никита поворачивается спиной к окну и упирается
взглядом в пирамиду из стола, стула и Люси-2 в покрывале.

НИК. Вот дьявол! Эта еще тут...
НИНА. А куда ж ей деваться, бедной родственнице? Не на улицу же гнать.
МАКС. У меня такое чувство, будто я...
НИНА. Сошел с ума? Это бывает, особенно по утрам.
МАКС. Мне кажется, что я ее знаю.
НИК. Кого, Клавдию Егоровну?
МАКС. Студентку... Точно... Я ее уже где-то видел.

Максим идет к пирамиде. Никита - за ним.

НИК. Ты не можешь ее знать, Макс, она приезжая... Она очень дальняя
родственница.
НИНА ( Никите ). Тебе, может, и дальняя, а кому-то, может, и ближняя.

Максим стаскивает с Люси-2 покрывало, внимательно рассматривает ее,
затем медленно идет к тахте, волоча покрывало за собой. Всматривается то
в лежащую Люсю, то в Люсю-2.

МАКС. Никита, у тебя водка есть?
НИНА. Макс, может не надо? Ты же за рулем.
НИК. Помолчи, Нин. Дай человеку в себя прийти.

Никита идет к бару, наливает водку.

НИНА ( Максиму ). Хочешь, я тебя ущипну?
МАКС. Валяй.
НИК. Макс, ты не спишь. Мы все не спим. Выпей, надо поговорить.

Максим выпивает. Часы бьют один раз. Из них выходит Секретарша.

МАКС ( закашливается ). А эта что здесь делает? Только не говори мне, что она
стенографирует.
НИК. Хуже, Макс. Она рыбок кормит.

Секретарша идет к аквариуму и тщательно посыпает корм рыбкам.

НИНА. А сейчас, Макс, она пойдет в шкаф. Они все ходят в шкаф. Кроме Клавдии
Егоровны. Клавдия Егоровна ходит в окно.

Нина заранее открывает створку шкафа, но Секретарша идет к столу,
влезает на него и медленно проводит пальцами но лицу Люси-2, затем
прикасается губами к ее губам. Люся-2 несколько оживляется.

МАКС ( Никите ). Налей еще!
НИНА. И мне... Мне налей.

Никита наливает всем, себе тоже, но так и застывает со стаканом в
руке, вслушиваясь в диалог обнаженных женщин, движущихся в
странном танце.

- Линия шеи.
- Шеи...
- Прикосновение пальцев.
- Прикосновение...
- Поцелуи.
- Поцелуи...
- Лучше в губы.
- В губы...
- Нежно, не грубо.
- Не грубо...
- Ты мила.
- Ты стройна.
- С губ твоих мед пила...
- Ты нежна?
- Я грешна.
- Поцелуй в грудь.
- Моею будь.
В проеме окна появляется парящая Клавдия Егоровна. Звенит,
колокольчиком ее голос: “ Девочки... Девочки... Девочки...“ Танец на
столе прекращается. Люся-2 застывает на месте с мечтательным
выражением лица, а Секретарша спрыгивает со стола и балетным шагом
подходит к шкафу. Нина ловко открывает его.

СЕКРЕТАРША. Благодарю вас. Вы так добры.
НИНА. Ну что вы.

Секретарша ныряет внутрь, но тут же выглядывает.

СЕКРЕТАРША ( восторженно ). Женщины - это так прекрасно!
НИНА ( резко захлопывает шкаф ). Я и не сомневаюсь.

Люся-2 на столе делает несколько “батман плие” и нечто похожее на
фуэте. За окном все щебечет Клавдия Егоровна - “Девочки...” Нина
подходит к окну, закрывает его и задергивает штору.

МАКС ( трет виски ). Я хочу, чтобы мне кто-нибудь хоть что-нибудь объяснил.
( Смотрит на лежащую Люсю. ) Кто это?
НИНА. Это Люся, твоя жена. Законная.
МАКС ( поворачивается к Люсе-2 ). А это кто?
НИК. Это тоже твоя жена, Макс, только ненастоящая. Она даже не живая, ее нет.
МАКС. Как же это нет? Вот же она.
НИК. Макс, это очень деликатный вопрос. На него так сразу не ответишь...
Речь идет о... О...
НИНА. Ну давай, давай, ( передразнивает ) - “папаша Фрейд; я, ты, он, оно - вместе
полное дерьмо!” Давай!
НИК. Ты пьяна, прекрати!
НИНА. Молчу, молчу.
НИК. В общем, это, Макс, материализовавшееся привидение твоей жены.
НИНА. Только улучшенный Никитой вариант. Он ее такой видит. Правильно, Никита?
МАКС. Да ладно, что я, привидений ни разу в жизни не видел? Я десять лет живу с
привидением.

Люся-2 спускается со стола, подходит к магнитофону и включает его.
Комнату заполняет блюз. Люся-2 начинает танцевать, призывно глядя на
Максима. Он не сводит с нее глаз.

НИНА. Так, пора вешать красный фонарь. Или они родственники, Никита?

Максим, как загипнотизированный, приближается к Люсе-2.

НИК. Макс, не подходи к ней, слышишь?!

Максим и Люся-2 движутся в медленном знойном танце, не касаясь
друг друга, то удаляясь, то приближаясь. Их диалог явно не предполагает
присутствие посторонних.

- Ты мила.
- И смела.
- У тебя тело богини.
- Богини.
- Ты грациозна, как кошка.
- Я кошка.
- Ты податлива?
- Я отзывчива.
- Я это чувствую.
- Мне это нравится.
- А я тебе нравлюсь?
- А я тебе?
- Чертовка!
- Да, я чертовка. Хочешь узнать меня ближе?

Губы Максима тянутся к Люсе-2.

НИК. Не смей ее целовать!
МАКС. Отвяжись. Она моя жена.
НИНА. Ну ты, Макс, даешь! А это тогда кто?
МАКС. Не знаю.
НИК. Не дури, Макс, она же не существует, она - фантом, она - мое воображение,
она у меня в голове, черт тебя возьми!
МАКС. Она мне нравится. И она - моя.
НИНА. Не мешай ему, Никита! Пусть целует. Мы его предупреждали. До конца
своих дней запомнит, как изменять своей жене с воображением своего
лучшего друга!

Губы Максима и Люси-2 сливаются. Нина и Никита падают на пол, но вместо грома и
молнии часы бьют один раз, но из них никто не выходит. Лицо Никиты искажает гримаса.

НИНА. Ты видел? Нет, ты это видел?! Значит, все-таки они родственники. Своих
она даже в чужом воображении не трогает. А меня, значит, можно было...
Ну, я тебе устрою адюльтер, подружка!

Нина исчезает в сторону кухни.

МАКС ( отрываясь от Люси-2 ). Ты - нечто фантастическое... Ты вся будто пропитана
шампанским...
НИК. Макс, бога ради, ну я прошу тебя... Не трогай ее, ты не должен ее трогать...
МАКС. Что ты говоришь?
НИК. Ты целуешь ее, а у меня мозги тошнит. Ты понимаешь, что ты делаешь?
Не будь чудовищем!
МАКС ( обнимает Люсю-2 ). Что же мне делать? Я ее хочу. К тому же она моя жена.
НИК. Да твоя жена в обмороке, Макс!
МАКС. Нет, ту мы больше не хотим.
ЛЮСЯ-2. Мы ее не хотим. ( Смеется.)
МАКС. А эту - эту я ждал всю мою супружескую жизнь. ( Макс гладит волосы и шею Люси-2,
под его ладонью она почти мурлычет.) Ни одна женщина не вызывала у меня такого
желания.( Люся-2 смеется.) Она вся - само совершенство, она вся - желание...
НИК. Отлично, Макс, значит ты хочешь мое воображение? Тогда может проще
сразу трахнуть мои мозги!? Скажи, Макс, ты хочешь трахнуть мои мозги?!
МАКС. Отвяжись, отвяжись, я сказал!

Входит Нина, держа в руках при помощи полотенца кастрюлю с кипятком.
Она с лицом камикадзе подходит к Люсе-2.

НИНА. А вот и душ Шарко пришел!

Нина переворачивает кастрюлю на Люсю-2. Никита с воплем
падает на пол и катается по нему, схватившись за голову руками.

НИК. Что же ты... О-о-о... Что ж ты делаешь!? О, господи... Что же это такое!..
Ох, как мне... О-о-о....
НИНА. Никита... Боже ж ты мой... Я же хотела... Что же это я?... Я что, тебе мозги
сварила? О господи, Никита! ( Нина начинает голосить, пытаясь гладить Никиту по
голове.)
НИК. Иди к дьяволу, садистка! О-о-о...
МАКС. Я устал от этих ненормальных. Люсенька, пойдем домой. Я тебе
такой пикник устрою, такой праздник души и тела - чертям тошно станет.
НИНА. Вы что же, уходите? А как же Люся? Макс, куда ж нам ее теперь девать?
ЛЮСЯ-2. Куда хотите. ( Смеется.)
МАКС. Блеск! Умница! Куда хотите! ( Хохочет.)
НИНА. Вот так, значит... Ну, хорошо... Хорошо, умник. Люся моя подруга и я ее в
беде, конечно же, не оставлю! Как-нибудь прокормим, еще и замуж удачно
выдадим, это я тебе обещаю!.. Но у меня - условие: ты забираешь с собой и
эту - тебе же нужна массовка для праздника души?

Нина открывает створку шкафа, заглядывает внутрь.

Где ее черти носят?

Часы бьют один раз. Из них выпархивает Секретарша, у нее вид невесты на выданье.

ЛЮСЯ-2. Милый, соглашайся, мы тебя любить будем.

Секретарша подходит к Максиму, обвивает его руками и целует.

СЕКРЕТАРША. Я тебе рыбок буду кормить, соглашайся.

Максим, увитый женскими руками и зацелованный, окутанный
смехом идет к выходу. В оконном проеме вместе с легким
жужжанием возникает парящая Клавдия Егоровна. “Девочки!
Девочки! А как же я?” Она становится на подоконник.

МАМА КЛАВА. Возьмете меня с собой. Я... Я вам пригожусь. Во мне столько
всего... Да что я вам говорю, вы же сами все видите.

Подоконник превращается в рекламный подиум. Мама Клава подает себя, как умеет.

Лицо - лицо богини!
Руки - руки богини!
Шея богини? Богини.
Плечи богини, бедра богини!
Живот богини, душа - богини!
И грудь, как пазуха бога, полная любви и молока!..
МАКС. Нет, пожалуй, это будет перебор. На сегодня все билеты проданы. Может, завтра?

Все новое семейство Максима покидает комнату, воркуя и похохатывая.

МАМА КЛАВА ( кричит ). Ну и катитесь к чертовой матери, сволочи! Все сволочи!
( Садится на подоконник и плачет.) Бедные, несчастные мои сволочи. Вы же
подохнете без любви и ласки! Тридцать лет... Тридцать лет ждала... И вот -
на тебе! Никому не нужна. Никому. Люди сошли сума, они не хотят большой
и чистой любви! Как ужасно. Мир очерствел от одиночества. Никто никому
не нужен. Никто. И я никому не нужна...
НИНА. Мама Клава...
МАМА КЛАВА. Мамаклава-мамаклава, что Мама Клава?
НИНА. Не все так ужасно... Не все такие ужасные.
МАМА КЛАВА ( перестает всхлипывать ). Ты передумала? ( Округляет грудь.)
Девочка моя...
НИНА. Нет, Клавдия Егоровна, нет! Я имела ввиду совершенно другое! Господи...
МАМА КЛАВА ( горестно ). И ты, значит... Ну, ладно. Я ухожу. На этот раз
навсегда. Но не прощаюсь.

Мама Клава как сидела, свесив ноги с подоконника, так и опрокинулась
за окно. Нина переводит дыхание и выглядывает, но тут же отшатывается -
в верхней части окна возникает обиженно-надменное лицо Мамы Клавы.
Нина задергивает штору. Никита, обессиленный, сидит на стуле, обхватив
голову руками. Нина подходит к нему.

НИНА. Милый, тебе очень скверно?
НИК. Уйди.
НИНА. Мог бы и поблагодарить. Только что я избавила тебя от привидений. Или ты не рад?
НИК ( вздрагивает ). Не прикасайся ко мне!
НИНА ( отходя к бару ). Ладно, не буду. Как ты думаешь, почему она Макса не
шандарахнула?..
НИК. ... ... ...
НИНА. А я так думаю - это все водка. Алкоголь - великая штука! ( Наливает из
бутылки, пьет. Наливает Никите.) Выпей, может, полегчает?
НИК. Меня надо спасать....
НИНА. Что?
НИК. Нина, меня срочно надо спасать!..
НИНА. От кого спасать?
НИК. От них... от всех... От Макса!
НИНА. При чем тут Макс?
НИК. Та не представляешь, чем это может кончиться... Нина, у меня страшное
предчувствие... ( Кричит.) Может такое произойти!

Никита подбегает к алькову, отдергивает занавес и начинает
трясти Люсю за плечи, бьет ее по щекам. Ничего не помогает.
Его взгляд падает на бутылку в руке Нины. Он выхватывает ее и
пытается залить водку в горло Люси. Люся закашливается и
открывает глаза.

НИК. Умница! Умница! Молодчина! Узнаешь меня?
ЛЮСЯ. Никита... ( Тянется к нему губами и руками.)
НИНА ( желчно ). А я, милая, его жена!
ЛЮСЯ ( окончательно придя в себя ). Нина... А где Максим?
НИК. Сейчас, сейчас, глотни еще.
ЛЮСЯ ( закашливается ). Не надо, не надо меня спаивать. Почему я лежу? Где Максим?
НИК. Ты только не волнуйся, Люсенька. Он от тебя ушел.
ЛЮСЯ. Куда ушел?
НИНА. Не куда, а с кем!
ЛЮСЯ ( бездумно повторяет ). С кем ушел?
НИК. В том то и дело, что с тобой! То есть, не с тобой, а... Вот черт, время уходит!

Никита подбегает к окну.

Глянь в окно! Быстрей, они уже возле машины. Да шевелись ты, господи!

Люся выглядывает в окно.

ЛЮСЯ. Никита, что происходит, кто эти женщины?
НИК. Одна - моя секретарша, а другая... Другая - ты, но из моей головы!
НИНА. У него ночью случилось недержание подсознания.
НИК ( Нине ). Заткнись ты! ( Люсе.) Две бабы уводят Максима! Уводят от тебя! Или
тебе уже не нужен муж!?

Люся, наконец, все понимает. Вырывает бутылку из Никиты.
Делает несколько глотков. Отдает ему бутылку и выбегает из
комнаты, под поощрительный боевой клич Никиты. Никита бросается к окну.
К нему присоединяется Нина.

НИК. Сейчас Макс впервые в жизни узнает, что такое женщина-тайфун.
НИНА. Если ее не шандарахнет, значит, это водка.
НИК ( отхлебывает ). Да, есть в водке нечто такое...
НИНА. Никак не пойму, чем они похожи.

На улице нарастает шум голосов.

Как это всегда ужасно выглядит, когда дерутся женщины!
НИК. Когда голые - ничего, это даже пикантно.
НИНА. Ты, гляжу, начинаешь оживать? Тебе получше?
НИК. Получше. Глянь, она ей платье разорвала! Бойкая девочка.
НИНА ( кричит ). Люська! Врежь ей, что ты возишься?! Вот так, молодец!
НИК. Ты за кого болеешь? По-моему, это Люсю бьют.
НИНА. Да брось, что я, Люсиного бюстгальтера не знаю?
НИК. Надо же, как похожи...
НИНА. Гляди, гляди, Клавдия Егоровна подоспела!
НИК. Тяжелая артиллерия.

Никита и Нина умолкают и смотрят друг на друга. Их начинает
разбирать смех. Никита задергивает штору.

НИНА. Девочки... Девочки...
НИК. Я тебе... рыбок кормить буду!

Смеются, глотают слова.

НИНА. Женщины... Женщины... Это прекрасно!
НИК. Студентка... Космонавтка!..

Их веселье не прерывает даже громкий стук из шкафа.

НИНА ( смеясь ). Откуда это?
НИК ( хохоча ). Из шкафа.
НИНА. Как ты думаешь, кто это?
НИК ( захлебываясь от смеха ). Мама Клава. Иди открой.
НИНА ( прекратив смех ). Сам открой.
НИК. … А давай вместе?
НИНА. Давай...

Они подходят к шкафу. Стук повторяется.

НИК. Кто там?
ГОЛОС. Это мы.
НИК. Кто это мы?
ГОЛОС. Открой, узнаешь.
НИНА. Не открывай.

Никита успевает приоткрыть шкаф и из него с воплем высовываются
несколько рук. Никита и Нина наваливаются на створки шкафа,
сдерживая напор. Хохот и грохот усиливаются.

НИНА. Я не могу держать!
НИК. Не вздумай бросить!
НИНА. У меня кончаются силы!
НИК. Держи, держи, кому говорят!
НИНА. Все, я больше не могу...

Нина отпускает створку шкафа и Никиту отбрасывает непреодолимая
сила, состоящая из Секретарши, Люси, Люси-2 и Максима. Квартира
приобретает вид поля боя. Предметы летают от всех и во всех. Среди
общего хаоса возникает определенный порядок: Люся, в жестокой борьбе
за мужа, схватив Люсю-2 за волосы, бьет ее, непрерывно хохочущую,
головой об стол. Максим пытается оттянуть Люсю от Люси-2, получая
звонкие пощечины от жены. Наконец Люся переключается на Максима.
Секретарша с жизнерадостным визгом изводит щекоткой рыдающую от
истерического смеха Нину. Люся-2 с видом профессиональной
соблазнительницы начинает преследовать Никиту на предмет поцелуя.
После недолгих метаний по комнате Никита скрывается в часах, захлопнув
за собой дверцу. В ту же секунду раздается его вопль и он выскакивает из
часов. За ним выплывает сияющая Мама Клава с раскрытыми объятиями.
Никита панически мечется между Мамой Клавой и Секретаршей. Из
голосовой вакханалии доносятся обрывки диалога.



- Я покажу тебе любовь!
- Не трожь ее!
- Обожаю истеричек!
- Бо-бо, головка бо-бо!
- Хрясь! Хрясь! Здорово!
- Помогите! Дайте ей кто-нибудь в морду!
- Да не этой!
- Куда ты, куда? От судьбы не убежишь!
- Так ты любви не хочешь?
- Не дергай головой!
- Тело, тело не трогайте!
- Оставьте его, он мой!
- У каждого свои слабости!
- Насильно мил не ...
- Не подходи ко мне!
- Любовь зла!
- Не бойся меня...
- Люди гибнут за металл!
- Мой бог - между ног!
- Глупости, одни только глупости в голове!
- Не трогайте меня!
- Что ты, что ты, что ты, что ты?
- А, черт!
- Сладенький ты мой.
- Любовь! Дайте мне любовь!
- Удушу, гадину!
- А может поцелуйчик? Один разик в правый глазик?
- Фортиссимо! Престо! Виваче! Престо!
- Я не понимаю по-немецки!
- Это по-английски, деточка!

Внезапно часы бьют один раз. Все замирают, но после паузы возвращаются
к прерванным занятиям с утроенной энергией, но в ином порядке.
Люся-2 бьет Максима головой об стол. Люся щекочет рыдающую Нину, а
Секретарша красит обеим губы. Никита со стулом в руке преследует Маму
Клаву и загоняет ее на подоконник. Диалог продолжается в любой другой
последовательности.
К Никите подкрадывается Секретарша и обрушивает на его голову
огромную, не дождавшуюся пикника, сумку.

МАМА КЛАВА ( пронзительно ). Убили! Убили!

Свалка прекращается. В траурной тишине все, кроме Нины, окружают
Никиту, лежащего на полу.

(С проникновенным пафосом). Что же ты наделала, сволочь голоногая?! Он же грудью
недокормленный, а ты его по голове!

СЕКРЕТАРША ( смущенно ). Я хотела как лучше, а получилось как всегда.
МАМА КЛАВА. Ладно, что уж теперь оправдываться, бывает. Пойдемте чай пить.
МАКС ( нерешительно ). С молоком?
МАМА КЛАВА. А как же, сладенький мой.

Все, кроме Нины и Никиты, охорашиваются и продвигаются к
окну. Макс галантно подсаживает своих дам на подоконник. Идет
оживленный диалог шепотом.

- Молоко, оно очень полезное.
- Особенно женское.
- К тому же Мама Клава чрезвычайно здоровая женщина.
- Помните этот рассказ, как женщина спасла грудью умиравшего от голода
каторжника? Кажется, это Маркс написал.
- Кто?!
- Т-сс…
- Маркс. Карл, кажется.
- Милочка, Маркс не писатель!
- Ну да, о чем вы говорите, я сама видела его книги. Как мог не писатель написать
столько томов?

Во время этого диалога Макс, Люся и Люся-2 исчезают в окне,
задерживается лишь Мама Клава.

МАМА КЛАВА. Вы что же, не идете? Брезгуете, значит? Не нравится вам наша
компания? Ну, с “не нравится” сам бог не справится! Прощайте...

Мама Клава с легким жужжанием испаряется. Нина, начинает кружить вокруг
Никиты в обреченно-трагическом танце. Затем замирает над Никитой.

НИНА. Никита... Никита!
НИК ( приходя в себя ). Они ушли?
НИНА. Ушли. Ушли, Никита.
НИК. Посмотри в шкафу.
НИНА. Они в окно ушли. Все до одного.
НИК. И Макс?
НИНА. И Макс.
НИК. Это плохо. А Люся?
НИНА. И Люся с ними.
НИК. Это хорошо, ( улыбается ) это очень хорошо.
НИНА. Головка не бо-бо?
НИК. Бо-бо.
НИНА. А ты живучий! Я бы разлетелась на куски!
НИК. Т-сс. Тихо. Тихо, Нин... Послушай, какая тишина...

Оба вслушиваются в абсолютное беззвучие. Далее говорят
завороженным шепотом.

НИК. Какое это наслаждение - слушать тишину, правда, Нин?..
НИНА. Правда...

Пауза.

НИК. Хорошо... Тихо.
НИНА. Да, как в гробу...
НИК. Ты там что, бывала?
НИНА. Нет, так папа любит говорить.
НИК. А-а...

После большой паузы раздается оглушительный бой часов. Из них выходит
молодой человек в стильных плавках.

НИК («отмороженно»). Кто это?
НИНА. Человек.
НИК. Я понимаю, что не хомячок. И еще я понимаю, что это мужчина. В плавках.
С очень знакомым, между прочим, лицом.

НИНА. Показалось.

Нина начинает сосредоточенно поправлять скатерть на столе. Скатерть
вдруг начинает вздыматься. Под ней угадываются контуры человеческой фигуры.
Нина молниеносно вдвигает это нечто в стол. Ставит сверху стул. Молодой человек
подходит к Нине, кладет ей руки на плечи и делает легкие массажные движения.

НИК. Говоришь, показалось?

Нина «тает» под руками молодого человека.

НИНА. Да нет, Никита, это совсем не то, что ты думаешь...
НИК. А что я думаю?
НИНА. Ну, я не знаю, что тебе может прийти в голову, но это не он.
НИК. Голову даю на отруб, но это он. Лечебный массаж полгода назад. Ты его
еще очень хвалила. Боль в бедре после него у тебя как рукой сняло... Так
говоришь - никогда...
НИНА ( вырвавшись из рук молодого человека ). Никогда, никогда! Я тебе поклясться могу!
НИК. А это что? Плод моей необузданной фантазии?!

Молодой человек начинает исследовать на предмет массажа Никиту.

НИНА ( обнадежено ). А что? Может, и твоей! После всего, что здесь сегодня было,
я уже ни в чем не могу быть уверенной!
НИК. Ну, нет... Что угодно, только не это! Я что - голубой, что ли? ( Стряхивает руки
молодого человека. )
НИНА. А твои литературные пристрастия?!
НИК. Что? Какие еще...
НИНА. Ну конечно, как же я об этом сразу не подумала? Эти твои вечные
разговоры об экспансии голубых в искусстве! Кто говорил, что творчество
Уайльда, Одена и Чайковского стоит на других вершинах именно из-за
их...
НИК. Чайковский к моим литературным пристрастиям не имеет никакого
отношения.
НИНА. Зато к голубым имеет!
НИК. Нина! Не трогай великих! У них были свои причуды и не тебе их судить!
НИНА. Да! Ты каждый вечер слушаешь Фреди Меркьюри!
НИК. Прекрати немедленно! ( Никита подходит к молодому человеку.) У меня нормальная,
мужская, ( в процессе монолога его тон из уверенного становится созерцательно-
размышляющим ) ярко выраженная ориентация. Я, если уж на то пошло, скорее, как
говорится, лесбиян, - у меня на уме одни... одни...
НИНА. Кто? Кто одни?

Глаза мужчин встречаются.

НИК ( очень неуверенно ). Женщины?
НИНА. Вот! Вот ты и обнажил свою гнилую сущность тайного бабника. Ай да
подсознание! Ай да папаша Фрейд!

Никита первый отводит взгляд и переключается на Нину.

НИК. При чем тут Фрейд?
НИНА. Как при чем? Никто тебя за язык не тянул? Сам признался.
НИК. В чем я тебе признался?
НИНА. В том, что у тебя на уме. И вообще, мне что ли приснились эти голые
куклы из секс-шопа? Может они тебе приснились с этим массажером?

Молодой человек вновь массирует плечи Никиты, он уже не вырывается.

НИК. Массажистом.
НИНА. Какая разница.
НИК. Никакой, конечно. Лихо ты спихнула на мужа свои грехи.
НИНА. Мои грехи? Мои?.. Ну, все. Ты меня достал вместе со своим массажером!
НИК (размягченно). Массажистом.
НИНА. Тем более! Убирайтесь вон из моего дома! Оба! Я не собираюсь терпеть рядом с
собой твоего любовника!
НИК ( расслаблено ). Моего кого? ( Опомнившись.) Моего кого?!
НИНА. Называй, как хочешь, от этого дело не меняется!
НИК. Брось, Нин, он совершенно не в моем вкусе.
НИНА. Зато ты - в его. Слюбится - стерпится!
НИК. Нина, всему есть предел!
НИНА. Это точно!
НИК. Значит, любовник?
НИНА. Бой-френд, если тебе угодно.
НИК. Мне приснился мужик?
НИНА. Тебе.
НИК. Почти убедила. Жалеть потом не будешь?
НИНА. Не о чем жалеть.

Нина не замечает, что взгляд Никиты изменился. Невидимые нити
связали мужчин.

НИНА. Чем же он тебя увлек? Что в нем такого притягательного? Ну, молодой....
Никита... Никита, ты что?..

Молодой человек подходит к Никите, медленно расстегивает ему рубашку,
снимает ее, расстегивает брюки. Они падают на пол, Никита переступает их.
Молодой человек резко разворачивает Никиту спиной к себе и начинается то
ли танец, то ли массаж. Их диалог наполнен истомой.

- Тело мужчины.
- Тело.
- Лицо бога.
- Бога.
- Мужественный подбородок.
- Подбородок.
- Волевой, но чувственный рот.
- Чувственный.
- Мощь шеи и торса.
- Мощь.
- Рельеф и сила мышц.
- Рельеф.
- Упругие крепкие бедра.
- Бедра.
- Магия влечения.
- Влечения.
- Радость обладания.

НИНА. Никита, опомнись, ты что...

- Обладания.
- Обладания силой.
- Силой.

НИНА. Да что же это такое, господи!

- Сила и мощь дарят нежность.
- Нежность.
- Нежность не имеет пола.
- Не имеет.

Нина хватает Никиту за руку и силой оттаскивает его.

НИНА. Нежность, милый, может подарить только женщина.
НИК ( оглядывается ). Или мужчина.
НИНА. Ни каких или. Я твоя нежность, милый... Неужели ты все забыл? Неужели
ты смог бы променять меня на какого-то, пусть даже и привлекательного,
вертихвоста? Посмотри на меня, Никита, нет, ты посмотри на меня! Кого
ты видишь перед собой?
НИК. Тебя.
НИНА. Правильно, меня. Но не просто меня. Ты, Никита, видишь перед собой
женщину. Ту самую женщину, в которую природа вложила все самое
прекрасное на Земле. Нежность и доброта, покорность и понимание,
теплота и отзывчивость, хрупкость и податливость, мягкость и
непредсказуемость, чистота, уют, вкусная еда и, наконец, целый океан
любви, предназначенный одному тебе - все это, Никита, женщина!
И вот, представь себе... Да, ты только попробуй представить себе, Никита,
что все это богатство внезапно исчезает. Навсегда... Я исчезаю. Люся
исчезает. Исчезает даже твоя секретарша. Исчезают миллиарды женщин!
Представил, нет, ты представил это?.. По земле, усеянной грязной посудой,
бродят небритые мужские особи в годами не стираном белье и в носках,
превратившихся в армейские сапоги. Они дымят гнусными сигаретами,
сплевывают друг другу под ноги и изрыгают невыносимые ругательства. А
чего стесняться? Ведь вокруг на десятки тысяч километров нет ни одной
живой женщины! Одни только грубые, неотесанные, потные и похотливые
мужики. Вот что такое мир без женщин!
НИК. Ты мне лгала.
НИНА. Что?
НИК. Признайся, ты мне лгала? Кому из нас он снился?
НИНА. Ну да. Да! Мне он снился. Но это еще ничего не значит.
НИК. Конечно, ничего. Но полной гарантии у меня теперь нет.
НИНА. Никита, бог с тобой, да когда б мы успели? Я же каждый вечер дома!
НИК ( оживляясь ). А днем?
НИНА. Днем я на работе.
НИК. Ты могла отпроситься. Могла наврать с три короба...
НИНА. Ну, все, хватит, и так уже зашли слишком далеко!
НИК. Прекрасно! У них, оказывается, все зашло слишком далеко!
НИНА. Прекрати паясничать! Это просто смешно.
НИК. Мне, дорогая, не смешно. Я не желаю оставаться в квартире с женщиной, которой
не могу верить как самому себе! Вот, как говорится, бог, а вот - порог! Давайте,
давайте. ( Подходит к выходу. Делает прощальный жест. )
НИНА. Но я тебя люблю.
НИК. Это всего лишь слова.
НИНА. Слова? Моя любовь слова?
НИК ( указывая на молодого человека ). Вот она, твоя любовь ко мне!
НИНА. Но ведь и ты тоже...
НИК. Что тоже? Что тоже?!
НИНА. Тебе ведь тоже приснились женщины...
НИК. У меня с женщинами ничего не было. (Молодой человек одобрительно хмыкает.)
Я это знаю абсолютно точно. А тебе – не верю.
НИНА. Но ты же сам говорил, что подсознание во сне...
НИК. Что подсознание? Что подсознание? Не передергивай! Мужские сны нельзя
сравнивать с женскими. (Молодой человек жмет Никите руку.)
НИНА. Почему? Почему, Никита?
НИК. Потому что мужчина устроен совершенно иначе, чем женщина. (Никита с явным
удовольствием использует Молодого человека в качестве наглядного пособия.)В мужчину
заложен железный инстинкт самца, точно также как в женщину - инстинкт
материнства. Если мужчина, пусть даже женатый, видит идущую ему
наперерез самку в виде подпрыгивающей груди и вращающегося зада, в нем
мгновенно просыпается древний могучий зов предков, который требует
любой ценой догнать, догнать и продолжить жизнь на Земле! Любой ценой,
даже ценой своего здоровья и благополучия.
Кровь приливает к голове и другим частям тела. Миллионы будущих детей
взбудоражено ждут начала гонки, в которой победит быстрейший и
выносливейший. Вдали маячит самый дорогой во Вселенной приз - новая
человеческая жизнь. И вот, когда мужчина всем своим существом
устремляется к объекту своего желания и почти настигает его, именно в этот
момент на его голову обрушивается, как ушат холодной воды, голос
любимой, в общем-то, жены: “Дорогой, не забудь купить туалетную бумагу!..”
Какие сны будут сниться такому мужчине? Кого он будет видеть в своих
снах - свою жену? Туалетную бумагу?..
Одним словом, дорогая, одно дело, когда мне снятся женщины, с одной из
которых я вынужден работать, а другая является женой моего лучшего
друга, и совсем другое - когда тебе снится молодой мужчина, которого ты
видела один раз в бане!..(Пауза.) Или не один? Сколько раз ты с ним потом виделась?
НИНА. В том то и дело, что нисколько! Никита, ну что ты, ей богу! У меня с ним
никогда ничего не было.

Нина подходит к молодому человеку.

Ну, что ты молчишь, остолоп, скажи ему, что у нас с тобой ничего не было!

Молодой человек улыбается и кладет ей руки на плечи.

НИК. Вот. Пожалуйста! ( Садится рядом. )
НИНА. Никита, это совсем не то. Пойми ты, наконец, он массажист, у него работа
такая.
НИК. Чужих жен щупать?
НИНА. Массировать.
НИК. И что он тебе кроме бедра массировал?
НИНА. Перестань, пожалуйста.
НИК. Нет, серьезно, расскажи, расскажи подробнее, мне безумно интересно.
Итак, вы уединились в укромном уголке с поэтическим названием “Кабинет
оздоровительного массажа” и ...
НИНА. И... ничего.
НИК. Совсем ничего? А плавки? Почему он приснился тебе в плавках? Он же был в
белом халате!
НИНА. Не знаю...
НИК. Что не знаешь? Он что, снимал халат, чтобы было удобнее массировать
твои бедра?
НИНА. Одно бедро.
НИК. Какая разница? А может, он не ограничился одними бедрами? Ведь было чем
соблазниться? Товар, как говорится, на лицо!
НИНА. Он не соблазнился.
НИК. Не соблазнился?! Да как он посмел?! Как ты мог устоять перед таким лакомым
куском!? Импотент несчастный! А может все значительно проще?

Никита подходит вплотную к Нине.

Может он предоставил тебе весь комплекс массажных услуг? Я читал о
таких вещах. ( Ухмыляется. )
НИНА. Пошел ты...
НИК. Понимаю, лучшая защита - нападение.

Нина направляется к выходу.

Ты куда это собралась?
НИНА. Я ухожу от тебя.
НИК. Ты - от меня?
НИНА. Да, именно так, ты не ослышался. Вещи заберет папа. Завтра. Он же
отдаст тебе ключи.
НИК (осознав серьзность ее намерений). Погоди, Нин, погоди, так нельзя! Что это ты
надумала? Нина, не делай глупостей, я прошу тебя, Нина! Ну, не прав я, Нин, ну
сорвалось с языка спьяну, с кем не бывает? Нина, мы же муж и жена! Муж и жена!

Никита перекрывает выход.

НИНА. Бывшие муж и жена. Бывшие. Пропусти. Я сказала - выпусти меня!

Никита отступает в сторону.

НИНА. Вот так. Прощай.
НИК. Нина, Ниночка, а как же я? Как же я буду один?
НИНА. Почему один? У тебя теперь компаньон есть. Он тебе массаж будет делать.
Он в своем деле мастер. ( Горько. ) Я это точно знаю.

Нина выходит. Никита некоторое время стоит молча лицом к
выходу. К нему подходит молодой человек и кладет ему руки на
плечи. Никиту передергивает.

НИК. Пошел ты!..

Молодой человек со вздохом возвращается к стулу и молча
наблюдает за Никитой. Никита подходит к окну. В оконном проеме
возникает в ореоле жужжания Клавдия Егоровна. “Совет да любовь, мальчики...”
Никита швыряет в нее подушку, Мама Клава с визгом испаряется. Никита
захлопывает окно и задергивает штору.

НИК. Почему она жужжит? Почему она все время жужжит?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Она за окном.
НИК. А ты не жужжишь?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я внутри.
НИК. А за окном и ты жужжишь?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Жужжу.
НИК. А где же твой?.. ( Делает вращательное движение. )
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. У меня нет.
НИК. А у Мамы Клавы, значит, есть?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Она же женщина.
НИК. Понятно. ( Наливает водки. ) Выпьешь? Или тебе нельзя?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я завязал.
НИК. А я выпью. ( Пьет залпом до дна.) А скажи мне, если это, конечно, не секрет, как ты
здесь появился?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Не секрет. Из часов.
НИК. Это я и без тебя знаю. Я не об этом. Что было до часов?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Голова.
НИК. Так-так-так. И чья же это была голова?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Твоя.
НИК ( смеется ). А ты, я вижу, парень с юмором.
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. С юмором.
НИК ( жестко ). Спрашиваю еще раз - чья голова?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Твоя. Твои мысли.
НИК. Я вот сейчас заеду стулом по твоей башке - сразу вспомнишь, чья была
голова!
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Не надо стулом, я и так помню. Твоя голова.
НИК. Вы с Нинкой что, сговорились? Ты ничего не напутал? Или тоже будешь гнать
“голубую волну”?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я никогда не путаю. Было два сна. Ее сон. Сауна. Белый
халат. Бедро. Массаж. Твой сон. Сауна. Макс, Люда, секретарша, Нина, ты.
Весело. Пьете пиво. Играете в бутылочку на одевание.
НИК. На раздевание?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Уже голые. На одевание.
НИК. А ты тут при чем?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Я вошел. Предложил массаж. Нина вспомнила - боль в
бедре. Ты сказал: “Валяй!” Нина и я ушли. Ты крикнул вослед: “ Только
массаж!” Все засмеялись.
НИК. Ты был в халате?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. В плавках. В халате - это ее сон.

(Пауза.)

НИК. Вот дьявол! Это что получается, я - то самое чудовище, которое наплодило
весь этот маразм?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Ты не чудовище. Ты младенец. Недавно я снился твоему
соседу с биноклем. Вот этот чудовище.
НИК. Он что, предпочитает мальчиков?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Почему мальчиков? Я ему снился в образе Нины.
НИК. Какой еще Нины?
МОЛОДОЙ ЧЕЛОВЕК. Нины, твоей жены. У меня нет своей оболочки. Я
заимствую ее из ваших снов.

Никита в медленно нарастающем бешенстве подходит к окну. Отдергивает
штору. Открывает окно.

НИК. Ах ты дрянь, ах ты сволочь! Ты у меня довыглядываешься, деятель! Я тебе твой
бинокль вставлю раз и навсегда!

В оконном проеме возникает слегка позванивающая Клавдия Егоровна. Звон
усиливается. Никита разворачивается спиной к окну, сжимает голову ладонями.

Что это... О, господи, что это!?.

Сверлящий звон становится угрожающим.

Макс... Что ж ты делаешь, Макс? Не надо... Не надо!.. Не трогай ее,
Макс!.. О-о-о... Будь ты проклят! Ма-а-акс!!!

Крик Никиты, свист и звон на самой высокой ноте разражаются
громовым раскатом, вспышкой молнии и полной темнотой.
Становится светло. Никита лежит на тахте, глядя перед
собой. В комнате почти ничего не изменилось, только стул стоит не
на столе, а рядом. Никита начинает различать звуки. С кухни доносится шум
льющейся воды и звон посуды. Голос: “Дорогой, ты проспишь все на
свете! Кофе уже на столе!.. Никита, хватит валяться, имей совесть! “
Появляется Нина.

НИНА. Или прикажете подать кофе прямо в постель?
НИК. Нина? А где...
НИНА. Зеленые? Приедут твои Зеленые, не волнуйся. Вставай, вставай, Макс
ждать не любит, уедет без нас и прощай шашлыки!
НИК. Шашлыки?
НИНА. Шашлыки... Милый, с тобой все в порядке? Как ты себя чувствуешь?
НИК ( вскакивает ). Где он?
НИНА. Кто?
НИК. Массажист.
НИНА. Массажер?
НИК. Ну да!
НИНА. Тьфу ты, напугал! В шкафу твой массажер. (Н ина достает из шкафа
массажер и протягивает Никите.)
НИК. Не этот, в плавках!
НИНА. Никита, что с тобой? Ты плохо спал?
НИК. Ты давно вернулась?
НИНА. Господи, Никита, успокойся, я... Никита, это я, Нина, ты меня узнаешь?
НИК. Нина. Узнаю.
НИНА. Бедный мой Никита, тебе приснился сон. Страшный сон. ( Обнимает его .)
НИК. Сон?
НИНА. Сон, конечно, сон. Никита, ты меня разыгрываешь?
НИК. А Клавдия Егоровна?
НИНА. Какая Клавдия Егоровна?
НИК. Мама Клава. В твоем комбидресе, который я подарил тебе на день святого
Валентина?

Нина видит через плечо Никиты, как из шкафа высовывается рука,
протягивающая комбидрес.

НИНА. А это что? ( Нина подхватывает за спиной Никиты розовый комок. Рука исчезает
в шкафу. ) Узнаешь? Или ты еще кому-то дарил такие вещи?.. Бедняга... Я
поняла - это все от кофе. Не надо было пить на ночь этот дурацкий кофе!
Бедняжка, тебе приснился кошмар.
НИК. Нина, я тебя люблю.
НИНА. И я тебя люблю, глупенький.
НИК. Ты не поняла, Нина, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! ( Обнимает ее, прижимается к ней. )
Господи, как же я тебя люблю!..
НИНА. Ника, успокойся, что на тебя наехало? ( Гладит его по голове. )
НИК. Наехало, говоришь? Наехало... Нина, скажи честно, тебе ничего не
снилось?
НИНА. Не знаю, может быть и снилось.
НИК. Так снилось или нет?
НИНА. Но я действительно не знаю.

Никита настороженно вглядывается в часы.

НИК. Ты точно ничего не видела во сне?
НИНА. Ника, пощади, я никогда не запоминаю сны.
НИК. Зато я запоминаю... На всю жизнь запоминаю.
НИНА. Ну что с тобой, дурачок? У тебя глаза на мокром месте. Успокойся, милый,
все будет хорошо.

Нина обнимает Никиту, подводит его к столу на авансцене.

Ты устал, ты очень устал за эту неделю. Милый, так нельзя выкладываться.
Посмотри на Макса, он же совершенно не надрывается. Только и знает, что
клиенток щупать. А ты, практически один, тащишь такой огромный бизнес.
НИК ( почти плача ). Да.

Из шкафа выходят по очереди Секретарша, Люся-2, Клавдия Егоровна,
молодой человек. Смущенно улыбаясь и понимающе переглядываясь, они
на цыпочках выходят в окно.

НИНА. Конечно, далеко не всякий выдержит. Только такие рабочие лошадки, как ты. Ты же
у меня трудолюбивый, основательный, пунктуальный, к тому же интеллигентный и
начитанный!
НИК. Я закончил филологический факультет.
НИНА. Знаю, милый, с красным дипломом. У тебя была прекрасная дипломная
работа о творчестве Оскара Уайльда.
НИК. Он любил мужчину.
НИНА. И бог с ним, милый, у великих свои причуды и не нам их судить.
НИК. Я тебя люблю.
НИНА. И я тебя люблю, дорогой.
НИК. Я без тебя не смогу жить.
НИНА. А никто у тебя меня и не отнимает. Ты сегодня такой чудной... и
трогательный. Я тебя никогда таким не видела. Как ребенок. У тебя лицо
обиженного ребенка. Никита, ну что ты, что с тобой такое?
НИК. Я хочу ребенка.
НИНА. Что?
НИК. Я хочу ребенка. Мы должна родить ребенка! ( Прижимает Нину к себе. )
НИНА. Никита, ты что?.. Сейчас Зеленые придут... Никита!..

Раздается звонок.

Ну вот, вот они и приехали...

Нина отрывается от Никиты, поправляет волосы.

НИК. Не открывай.
НИНА. Что?
НИК. Не открывай, я прошу тебя.
НИНА. Но... в дверь же звонят...
НИК. Нас нет дома. Мы уехали к родителям. Мы испарились.

Звонок надрывается.

Давай эти выходные проведем вдвоем. Вспомни, когда мы были вдвоем на все
выходные в последний раз?
НИНА. Не помню.
НИК. Вот мы и вспомним. Я хочу все вспомнить.

Никита ведет Нину к алькову. Садятся на кровать.

НИНА. А как же Зеленые?..
НИК. Да черт с ними! Я люблю тебя. Я тебя обожаю. Я только сейчас начинаю
понимать - что ты значишь в моей жизни! Нина…

Он целует Нину. Она вдруг отстраняется.

НИНА. Подожди.

Нина задергивает занавес, оставаясь с Никитой внутри алькова.
В тот же миг за занавесом раздается радостный вопль, в котором
угадываются голоса Люси-2, Секретарши, Мамы Клавы и даже Люси
и Макса, и альков прорастает во все стороны обнаженными руками и
ногами. Они переплетаются, как лианы в джунглях, то льнут, то
отталкиваются друг от друга. Наконец, они замирают, образуя
причудливую раму в стиле рококо.


ЗАНАВЕС


Примечания. Премьера состоялась 31 января 1999 года в Северодонецком государственном
городском театре драмы.

Автор искренне благодарен Олегу Александрову, гл. режиссеру
СГТД за адаптацию пьесы к требованиям сцены и за творческие
провокации, давшие жизнь этой и другим пьесам.