"...И гениев рождать!"
Умер поэт
И почти 200 лет
Нет в России такого поэта.
Может, время пришло
И в окраине света
Вдруг появится новый глашатай
И разбудит страну,
Погруженную в мглу,
Позовет штурмовать баррикады.
И не против врага,
Все враги тут внутри
Просто лень или тупость,
Вековая осталость.
Выйдем все воевать
Нашим дружным народом
Чтоб одеть скороходы
И Европу догнать.
Горький запах селедки
Огурцов, лука, водки
Нам жевачкой арбузной
Быстро всем зажевать
И загладить костюмы,
Пусть трещат толстосумы!
Им вовек не понять,
Как из мусорной кучи,
Как из ямы навозной
Толпы гениев грозных
Нам земля-мать рождать!

     Вот такие строчки приходят ко мне по дороге домой в воскресное утро. Нет, ну ночую-то я дома. Мы каждое воскрисенье бегаем по утрам с сыном на детские соревнования по шахматам добывать ему разряд. Ну, пока мы за год заработали второй от конца, т.е. 3-й. А сколько там детей 1-го, т.е. практически кандидатов в мастера от 8 до 15 лет - все столы заняты, еще и вокруг стоят, очереди ждут партию сыграть.
     А сии плохо срифмованные строчки появились потому, что я 1) почему-то подумала о Пушкине - о нем думает, наверное, каждый мыслящий человек, память о нем как салютом рассыпалась по умам и душам, теперь он живет гдето в крови, в генах - знакомый, близкий, дорогой... Что ли эта его ранняя гибель делает его таким до боли любимым, точно как и Высоцкого. Вот, а говорят, раз в 100 лет!...
     2) По дороге невольно становлюсь свидетельницей вроде обычного эпизодика: идущие навстречу супруги остановились на миг поздороваться с двумя знакомыми мужичками, а жена потом отвернувшись, недовольно отозвалась о мужниных собутильниках:
- С утра уже готов, скотина!
     Я как раз догоняя парочку, оставившую нелестное мнение о себе у знакомых, убедилась в этом, стараясь не вдыхать перегарный аромат вокруг них и удаляясь с облегчением, подслушиваю милую беседу двух скрипучих голосов, громогласным эхом рассыпающуюся в пустынном дворе воскресным сонным утром:
- Та, расстроенный я.
- Чего?
- Ты представляешь, моя ж хата на первом этаже и под окном стоят кастрюли с водой, я ж мою голову дождевою, а соседка, мать ее, которая высше, кормит голубей. Так извини меня, хлеба накидала прямо туда, в мою чистую воду, с-ка!
     Я уже не услышала, что ответил собеседник, но мне стало так весело, что решила срочно это задокументировать. Этот пожилой джентельмен волнуется состоянием своих волос, а я как-то торможу с этим. Так вот, бабоньки, не беспокойтесь, о чем они там говорят, когда соображают на двоих, - о хорошем!
     И собака тут еще умничает - пока ей после прогулки лапы не помоют, сядет возле двери ванной, спотыкайся об нее, пинай ногами, гони не гони - сидит. Пока не помоешь, не вытрешь махровым полотенцем, не сдвинется. Потом отряхнется и опять круги наматывать вокруг тебя. Одним словом - кокер!
Написано в 2008.