А.Хоревич

Salto Mortale
SALTO MORTALE.

Часть первая.

Стремлюсь услышать голос твой.
Пусть он нарушит мой покой!
Стремлюсь, чтоб понял ты меня:
Жизнь – сцена, полная огня...

Пролог:

Дом около музыкального магазина, Нью-Йорк, 15 октября 2002 года, 19:54.

"Почему люди убивают друг друга? Вы никогда не спрашивали себя: Почему? Но это, так сказать, риторический вопрос, так как у каждого есть свои на то причины. Например, месть... Страшная вещь, но порой она бывает делом чести. Человек становится безумным, в его жизни появляется только одна цель – мстить!!! Но принесет ли чья – то смерть тебе долгожданное облегчение? Будешь ли ты удовлетворен этим или это превратится в манию?
Ты стоишь на краю, на пороге жизни и смерти. Твоя смерть - девять грамм свинца, пущенных тебе в голову. Суицид или убийство? Какая, впрочем, разница!
Осень – это маленькая смерть. В тебе вдруг что–то обрывается, вливается в желтые листья, серое небо, грязные лужи, вечно плачущий дождь и уносится вдаль, растворяясь в сумраке наступающей ночи..."
На полу маленькой комнаты лежало двое человек. Один из них уже был мертв, а второй все еще боролся за свою жизнь. С его лба стекала струйка крови, на плече, через разорванный рукав, были видны черные от засохшей крови бинты. Лицо его было белым, как бумага, глаза прикрыты, и губы слегка шевелились, как будто в бреду:
- Sal…to… mort…ale…
А на улице бушевала рыжая бестия – осень и кого-то оплакивал дождь.
Где–то вдали заунывно звучали приближающиеся сирены полицейских машин и скорых.

Больница св. Марии, 20:29.

По больничному коридору бежало несколько врачей с весьма озабоченным видом. Двое из них везли складные носилки на колесиках, остальные семенили рядом. На носилках лежала девушка с белым, как бумага, лицом...
- Мы теряем ее!!! - крикнул один из докторов, - Пульс слабый, его почти нет. Она очень слаба. Боюсь, она не выдержит.
- Мы обязаны бороться за ее жизнь до конца. Держитесь, мисс! Держитесь!!! - взволнованно произнес другой.
- Сердце остановилось! – крикнула медсестра.
- Разряд!!!
- Сколько?
- 150!
- Пульса нет!
- 200!
- Пульса нет!
- 250!
- Нет!
- 300!
- Сердце бьется!
- Слава Богу! Жива! – пробормотал испуганно доктор...



***

11 октября 2002 года, Женская тюрьма им. А. Линкольна, штат Айова, 12:01.

  В коридоре гулко раздаются шаги. Трое конвоиров останавливаются около камеры под номером 407. В замке звенят ключи, и дверь открывается. На койке неподвижно сидит какая-то женщина. Она не замечает (или делает вид, что не замечает) все то, что происходит вокруг нее.
- Заключенная № 2537 – на выход!!!
Медленно и как будто нехотя она встала и вышла из камеры.
- Лицом к стене, руки за спину!
И вновь звенят ключи.
- Вперед!
И они пошли вперед – один конвоир шел спереди, двое остальных – сзади. Они шли через железные, решетчатые двери и снова она изучала серые тюремные стены. Лицо ее не выражало никаких чувств, но в душе она ликовала: "СВОБОДА!!!"
Наконец они подошли к месту, где заключенным выдавали их личные вещи.
- Добрый день! – сказала девушка, выдающая вещи – вот ваши вещи, сверьте, пожалуйста, со списком и распишитесь.
"А сама проверить не можешь что ли? "- подумала девушка, но все же проверила и подписалась. Переодевшись в потертые синие джинсы, белую футболку, кожаную куртку, и натянув кроссовки, она вышла на улицу.
Что делать теперь? Куда идти? В Нью-Йорк?! Куда же еще! Больше ведь некуда!!! Но там у тебя ничего нет: ни жилья, ни денег, ничего! Ну, конечно есть некоторые друзья, которые могут помочь. К ним то она и решила обратиться.
Чтобы доехать до Нью-Йорка, пришлось покупать билет и еду в дорогу. Когда ее сажали в тюрьму, почему-то никто не подумал, как она будет добираться обратно!

14 октября 2002 года, Музыкальный магазин, Нью-Йорк, 14:16.

В сам магазин она заходить не стала, а решила пройти через черный ход. Дверь была заперта и девушка стала стучать. Хозяин долго не мог понять, почему стучат именно в дверь черного хода, но все-таки решил открыть. Каково же было его удивление, когда, открыв дверь, он увидел Митчелл Сорренсо собственной персоной.
- Долго же ты не открывал! – шутливо-обиженным тоном проговорила она, - Я тебе чуть было дверь не выломала.
- Митч! Неужто это вправду ты! Тебя что, все что ли?! Выпустили?!
- А ты думал?! Не вечно ж мне там сидеть, а?
Они обнялись. Митчелл почувствовала вдруг какую-то жгучую грусть от нахлынувших воспоминаний, от несбывшихся надежд, от разрушенных планов. Тебе придется все начинать заново, начинать в одиночку. Теперь нет того, кто мог бы тебе помочь. Нет, и никогда больше ни будет!
- Что ты на пороге-то стоишь! Давай, заходи внутрь!
Внутри было довольно-таки уютно, только на каждом столе, тумбочках и полках – везде лежало оружие.
- Хочешь чай, кофе или может что покрепче? – спросил Биг Буфф.
- Да нет, спасибо! Мне б поесть чего-нибудь с дороги!
Когда он принес бутерброды с ветчиной и лимонад, она спросила, то ли с усмешкой, то ли с издевкой:
- А почему именно "Музыкальный магазин"?
Он усмехнулся:
- Не буду же торговать оружием, как пирожками, на улице! А почему именно "Музыкальный" – наверное, просто меня всегда тянуло к музыке...
 Когда она поела, он спросил уже более серьезным тоном, глядя на нее в упор:
- Ну что ты теперь будешь делать?
Митч смотрела мимо него, куда – то в угол комнаты, стуча пальцами по столу. На мгновение они встретились взглядами, в ее глазах промелькнул адский огонек. Она перестала стучать, обернув к нему голову, резко сказала:
- Я буду мстить!- она встряхнула головой, откидывая назад волосы, - Что еще я могу для него теперь сделать!
- Ты думаешь, он бы одобрил это?
- Не знаю. Но для меня это дело чести. Я переверну вверх ногами весь этот чертов Нью-Йорк, но я найду того, кто это сделал! Клянусь!
Некоторое время они молчали, думая каждый о своем.
- Мне нужно оружие, - тихо и как-то подавлено проговорила она.
Буфф молча кивнул ей на полки с оружием, мол "бери, что хочешь".
Она долго бродила между полок, ящиков и столов, пока не выбрала один из пистолетов – Берета 92.
Биг Буфф вышел в другую комнату, и вскоре вернулся, неся патроны и наплечную кобуру.
Девушка зарядила пистолет. Надев на футболку кобуру, сунула в нее оружие.
- Спасибо,- пробормотала она, идя к выходу.
- Куда ты теперь?
Она пожала плечами.
- Если хочешь, оставайся у меня. В гараже стоит туристический трейлер. Поживи пока в нем. Я, кстати, сберег некоторые твои вещи. Я сейчас их принесу.
Он опять вышел и через некоторое время принес сумку с вещами и старенький ноутбук.
Буфф дал ей ключи. Митч попыталась улыбнуться в ответ, но улыбка получилась какая-то грустная, вымученная.
Она вошла в трейлер. В нем было немного тесновато, но жить можно: в углу стоял телевизор, был холодильник, плита с двумя конфорками, стол, кровать, на стенах висели, приклеенные скотчем, картинки. Сев за стол, она включила ноутбук. Вновь на нее нахлынули воспоминания, вновь грусть сдавила горло. Она долго сидела перед мерцающим монитором, опершись головой на руки, и уныло глядя в пол. Потом, словно очнувшись, девушка принялась за работу. Для начала она вышла в сеть и стала искать в поисковой системе имя: "Sapunov Alexander". Ей дали ответ, что он является владельцем одной из крупнейших нефтеперерабатывающих компаний "SPC" (Sapunov Petrol Company). Было еще много статей про него и его заслуги, но ей все это было не интересно. Наконец, она нашла то, что искала: адрес этой компании.
"Хорошо, хорошо! Надо бы проведать мсье Сапунова! Давно ведь не виделись!"- мрачно подумала она.
Через некоторое время Митчелл легла спать, но долго не могла уснуть: все думала о чем–то, вспоминала... Бледная луна крадучись проникла через маленькое оконце, тихо окутывая комнату своим теплым, мягким светом.

***

1991 год, Колумбия.

Все начиналось, в общем, довольно-таки безобидно. На одной ферме жила семья Сорренсо, занимающаяся выращиванием различных сельскохозяйственных культур. В том числе и наркотики. Куда ж колумбийцы без наркотиков! В семье было двое детей: брат и сестра. Отец рассчитывал на них и доверял им, так как именно им он хотел завещать свой вполне процветающий бизнес. Но дети не были с ним согласны, им хотелось уехать оттуда куда – ни будь и подальше. Они не хотели связываться с кукурузой и пшеницей, да и с криминалом то же, но все ж пришлось, как они не сопротивлялись. Впрочем, были достигнуты обоюдно выгодные условия.
Однажды к ним приехал друг отца, довольно неприятный тип, по фамилии Моравесс. Запершись в комнате, они начали беседовать.
- Я думаю, что ты несправедливо обрекаешь детей оставаться в этой глуши на веки! Им нужно учиться! Как ты считаешь?
Отец сначала обиделся за "глушь", но, все же поразмыслив немного, спросил:
- Что ты предлагаешь?
- Почему бы им не отправиться в Нью-Йорк? Они бы выучились, да и тебе бы помогли.
- Чем?
- Наркотики! Что может быть проще, а? Ну, и нефть. Хоть ты в ней и не разбираешься, зато разбираюсь я. На первых порах, я им все объясню, во всем помогу. Сами они не глупые, быстро во всем разберутся! К тому же один мой знакомый из России недавно переехал жить в Америку. Сам знаешь, в России сейчас неспокойно. Вот так он как раз интересуется нефтью, но и наркотиками побаловаться не прочь. Смекаешь?
- Но ведь это опасно!
- Это смотря как они себя поведут! Если будут лезть, куда не положено, и делать, чего не следует, то, увы, расхлебывать эту кашу им придется самим! Полиция и ФБР не дремлют!
- Ну, хорошо! Спроси у них сам!
Дети пришли в полный восторг, хотя, поначалу, не совсем обрадовались идее с наркотиками, но все же, в конце концов, согласились.
- Я понимаю, что вы хотите учиться, так что я вас устрою туда, куда вы сами захотите. Так сказать, льготно.
Через две недели они уже были в Нью-Йорке, а еще через некоторое время сдавали экзамены: Митчелл решила стать врачом, а ее брат, который был старше ее на год, захотел стать юристом.
Однажды сеньор Моравесс познакомил их с русским бизнесменом и его сыном.
- Михаил Сапунов и его сын Александр! Прошу любить и жаловать!
Предприниматели произвели на них впечатление честных и добропорядочных людей. С ними было легко работать.
Шли годы.… К тому времени они уже выучились. Все было замечательно: деньги, хорошая работа. Но когда на тебя вдруг обрушивается много хорошего сразу, жди, что скоро придут плохие времена!
Так и произошло! Однажды Митчелл шла по улице, и вдруг ее не с того ни сего остановил полицейский. Документы проверить. Ничего, на первый взгляд, особенного. Но это только на первый взгляд... Потом как бы невзначай попросил показать содержимое ее карманов. И абсолютно случайно обнаружил в одном из них большое количество наркотиков. Ее, конечно, сразу арестовали. Потом у нее в квартире произвели обыск, и нашли целую кучу оружия. Брат, как юрист, конечно, встал на защиту сестры, но, к сожалению, ничем не смог помочь. Улики против нее сыпались, как из рога изобилия, к тому же почти все неопровержимые. Девушку посадили в тюрьму на целых шесть лет. Но брат все еще пытался чем–то ей помочь, и начал, так сказать, свое частное расследование. И через некоторое время его нашли в одном из заброшенных переулков с дыркой в голове. Суицид или убийство? Какая, впрочем, разница! Главное, что он умер, а она жива. Пока еще жива...

***
На следующее утро, 09:29.

Одевшись, Митчелл вышла на улицу. Погода была прекрасная, хотя и обещали дождь. Казалось странным, чтобы в середине осени было так тепло.
...Когда на тебя вдруг обрушивается много хорошего сразу - жди, что скоро придут плохие времена...
Они сели завтракать.
- Ну, какие у тебя на сегодня планы? – поинтересовался Буфф.
- Собираюсь навестить одного нашего знакомого.
- Сапунова?! Ты думаешь, что это он ... ну, убил Майкла?
- Это только ему было выгодно. Когда мы только начинали заниматься с нефтью, мы разделили все акции на три части. И в юридическом договоре значится, что в случае смерти одного из владельцев пакета акций, его акции переходят другому. Меня засадили в тюрьму, следовательно, я лишилась своего пакета в пользу брата. Потом его убили, и мсье Сапунов стал единственным владельцем фирмы!
- А ты не думаешь, что Майкл мог просто застрелиться? Мало ли что в жизни бывает! Понял, что ничем помочь тебе сможет, ну и ... Или проблемы может какие-нибудь были... Он мог ведь тебе просто не рассказывать!!!
  - У нас друг от друга не было никаких тайн! И он не был таким человеком, которой в безысходных случаях пускает себе пулю в лоб! Я думаю, он откопал что–то по истине важное, и стал для кого-то представлять угрозу.
- Может быть ты и права! Кто знает!
- Никто не знает, но я узнаю!

Около здания "SPC", 13:31.

Уже около десяти минут она ходила около здания, не зная, как попасть внутрь. "Можно просто пройти через дверь, - думала она,- но у меня пистолет, и металлоискатели в один миг обнаружат его. Даже если не обнаружат, все равно внутрь мне не попасть, так как нужно было сначала позвонить и договориться о встрече. Но тогда пропадает эффект неожиданности". Митчелл решила обойти вокруг здания в надежде найти пожарную лестницу или что-то в этом роде. Вдруг она увидела строительный лифт и решила его использовать. Доехав до нужного этажа, она поняла, что дальше дороги нет или, в крайнем случае, ей придется идти по карнизу. А все-таки двенадцатый этаж! Но, плюнув на свою боязнь высоты, она решила, что, мол "Взялся за гуж, не говори, что не дюж!" и шагнула на встречу неизвестности. Добравшись до нужного окна, "юный скалолаз" с радостью увидела, что окно здесь самое, что ни на есть обыкновенное, и открыть его не составит большого труда. "Слава Богу, что не стеклопакеты! Хотя мог бы за чужой счет и поставить!" Проникнув внутрь, Митчелл сначала осмотрелась по сторонам, потрогала все, что только можно было потрогать, затем покрепче закрыла окно, и, рассевшись на кожаном диване, стоящем как раз около окна, стала ожидать хозяина кабинета. Он не заставил себя ждать. Только с ним чуть инфаркт не случился, но это нечего страшного, пройдет!
- Привет, Алекс! Я вижу, ты не ожидал меня здесь увидеть. Сюрприз! Ну, как дела в нашей нефтяной компании? Нормально? Я очень рада, что ты смог довести наш бизнес до процветания за такой короткий срок! Всего какие-то жалкие шесть лет и такие успехи!
- П-привет! А что ты здесь делаешь? И как ты сюда попала?
- Как я сюда попала – пусть останется моей маленькой тайной, - "если бы кто-то догадался о том, как я сюда попала – засмеяли бы! Взрослая женщина лазит по карнизам!"- думала она - Ну, а что я тут делаю – тебя жду, соскучилась очень! А ты разве по мне ничуточки не соскучился? - спросила Митчелл кокетливым тоном.
- Конечно же, я так по тебе соскучился! – поспешно проговорил он.
"Ага! Ври больше! Соскучился он, как же!"
- А хочешь кофе? – продолжал он.
- О! Ты прямо читаешь мои мысли! Да, я очень хочу кофе! Только, чур, со сливками! И не забудь про два кусочка сахара! – крикнула девушка ему вдогонку.
Когда Алекс вернулся, то ни застал ее на месте. "Может, уже ушла? Только как?"
- Эй! Ты где? – все же позвал он.
- Я тут! – раздался голос за его спиной, и в затылок уперлось что-то твердое, очень похожее на пистолет. От неожиданности он опрокинул кофе себе на пиджак.
- Ай, ай, ай! Как неосторожно! А теперь слушай меня внимательно, мистер умник! Я ведь прекрасно знаю, что это ты меня подставил, а потом убил Майкла! Все ради денег, разве не так?
- Нет! Это не я!
- А кто? Папа Римский?
- У вас, американцев, есть одна плохая привычка – обвинять во всех своих бедах нас, русских!
- Слушай, не умничай! Стоит мне лишь шевельнуть пальцем, как твой пиджак будет испачкан не только кофе со сливками! Тебе не отвертеться! Это ты, так как больше некому! Это ведь тебе очень выгодно, так ведь?
- Ты, правда, считаешь, что больше некому? Ты меня не убьешь!
- Почему это?
- Ты не сможешь! Ты же врач!
- Ты знаешь, сколько людей ежегодно погибает на операционном столе? И есть случаи, когда это происходит неслучайно и не по ошибке врачей!
- Ну как мне тебе доказать, что это не я! Мы ведь были друзьями!
- Дружба дружбой... – она вдруг поняла, что и вправду не сможет убить его, - Ты в чем-то прав... Хотя бы докажи мне, что это не ты!!!
- Как?!
- Не знаю! Это твои проблемы!!! Ладно, некогда мне тут с тобой разговаривать, - она сделала некий жест рукой, и Алекс упал на пол, как подкошенный, - Полежи, подумай!
Ей снова пришлось лезть в окно. И опять она в позе Человека-Паука, прилипнув к стене, поползла к лифту.
Спустившись на землю, Митчелл пошла в сторону метро. В переулке никого не было кроме двух парней, которые о чем-то оживленно беседовали. Когда девушка поравнялась с ними, они обернулись и посмотрели ей вслед.
- Эй, мисс! Не могли бы вы нам кое-чем помочь? – крикнул один из них.
- Чем именно?
- Да, впрочем, уже нечем! – ответил другой, доставая из-за пазухи пистолет. Он стал целиться в девушку. Смекнув о том, чем все это может кончиться, она побежала вперед. Парни стали стрелять, но Митчелл бежала зигзагами, и все же не смогла уклониться от всех пуль. Острая боль пронзила руку чуть ниже плеча. Ей было уже все равно. Она обернулась и, достав свой пистолет, выстрелила в одного из парней. Тот, вскрикнув, упал на землю.
"Скорее бы добежать до метро!"- думала она.
И вот вдалеке показалась надпись: "SUBWAY". Ворвавшись внутрь, Митчелл перемахнула через реле и, побежав вниз, села в первый попавшийся поезд – ей было все равно куда ехать, главное - уехать подальше. Она ехала и думала:
"Ты Человек, Митчелл. Ты человек хотя бы потому, что ты боишься. Боишься всего, что причиняет тебе боль: душевную и физическую. Ты боишься, потому что не знаешь, что будет с тобой завтра, через час, через 10 минут, через секунду. Ты боишься того, что можно еще изменить, потому что неизменное – оно так и останется неизменным. Ты боишься сделать ошибку. Ты стоишь на развилке и не знаешь, как поступить. Любой твой шаг может или убить тебя или же спасти. Ты думаешь, что с оружием в руках ты в полной безопасности? Бред!!! Твои несбыточные надежды!"
Она не знала, как долго она уже ехала в поезде. Вскоре она услышала: "Конечная станция". Митчелл встала и, пошатываясь, побрела к дверям вагона. Руку как резали огромной тупой пилой. Она отчетливо чувствовала кусок железа внутри нее. Рукав был мокрый и липкий от крови. Девушка вышла на улицу. Было около трех часов дня.
На улице моросил дождь.
"Приятно ощущать себя центром всеобщего внимания..."- думала девушка. На нее, и вправду, глазели все кому не лень. Мокрая, измученная девушка, в грязной футболке и старых джинсах (куртку она несла в руках), шагает по улице, спотыкаясь на каждом шагу – да, здесь было на что посмотреть! Не каждый день такое увидишь.
Какая-то сердобольная старушка стала к ней приставать:
- Что это с вами, милочка?! Вам нужна помощь?
- Где здесь аптека?
- Там, - она махнула рукой, - Вниз по улице. Может вас проводить?
Митчелл отрицательно мотнула головой.
- Давайте я вас все же провожу, деточка! Вы очень плохо выглядите!
"Да уж! Хуже некуда!"
- Спасибо, не надо!!! – ответила она настойчиво - железным тоном.
В аптеке продавец чуть было не упала в обморок при виде ее.
- Дайте мне бинт, два обезболивающих, спирт и пинцет.
После чего она поехала домой, в трейлер.

Трейлер около музыкального магазина, 15:46.

Приехав домой, Митчелл почему-то сразу залезла в холодильник. Буфф предусмотрительно положил туда еду и даже бутылку виски.
"Йо, хо, хо! И бутылка рома! Пятнадцать человек на сундук мертвеца!" – подумала она – "Кто-то очень хочет сделать из меня мертвеца!" Достав из ящика нож, она протерла его спиртом. Затем, вколов в раненую руку обезболивающее, она сделала аккуратный надрез. Протерев пинцет, она стала ковырять им рану. Несмотря на обезболивающее, боль была ужасная. Наконец она нащупала пулю и со всей силы выдернула ее наружу. Хлынула кровь. Вколола еще обезболивающее, кое-как остановила кровь. Замотала рану бинтом. "Есть ли смысл в такой жизни? Жизни во имя чего? Нелегче ли просто, сразу покончить с ней?" Митчелл приставила к виску пистолет. "Все очень просто... Пиф-паф, ой, ой, ой!.. Просто подумать, но не просто осуществить!"
Она посмотрела на себя в зеркало: измученная девушка, с усталым взглядом, еще невысохшее от дождя волосы слиплись, и свисают сосульками на лицо, грязная одежда. Страх, да и только!!!
"Жизнь – это то же зеркало. Оно может быть ярким и торжественным, с позолотой и инкрустацией, может быть обыкновенным, таким, как и тысячи других, а может быть осколком от какого-то другого зеркала. Но если оно разобьется – собрать его будет очень сложно, и можно поранить руки. И если ты сможешь даже его собрать, то оно уже никогда не будет таким, каким было раньше, оно будет кривым и уродливым, и мир будет в нем отражаться в искаженном виде".
  Затем она поняла, что не ела почти целый день и опять полезла в холодильник. Достала заодно и виски. Сама не заметила, как выпила треть двухлитровой бутылки. Потом ее потянуло в сон.
Прошло два часа...
В конце концов, она пошла искать Биг Буффа.
- Эй!!! Буфф!!!
- Да? В чем дело? Ты уже приехала? Ну, как?
- Да все нормально! Напугала его немного...
- Ты?! Как это?
- Ну, приставила к его голове пистолет. Говорю ему, мол: "Рассказывай все по-хорошему или я за себя не отвечаю!" Он испугался, стал верещать, как заяц из сказки, мол: " Пожалуйста, Братец Лис! Только не бросай меня в терновый куст!!!". Ты ведь знаешь, я девушка добрая, все ж не зверь какой-то, тем более он столько сделал для меня в свое время, ну я ему и поверила! Видно зря!
- Почему зря?
Она в двух словах рассказала ему о своих злоключениях.
- Ты думаешь, что это его люди? Но ты же его оглушила, он не мог вызвать охрану!
- Может, у него весь кабинет напичкан различными подглядывающими – подслушивающими устройствами! Они меня и засекли. Остальное – дело техники!
- Может быть, может быть! Ты куда – то собралась?
- Да, собираюсь поехать на кладбище...
- Хорошо... Ладно, я пойду! Меня покупатели заждались!
Только он ушел, зазвонил телефон.
- Ответь, пожалуйста! Если что – нибудь важное, запиши на листочек! – крикнул Буфф из-за двери.
- Алло! Вам нужен мистер Ньюман? Он сейчас не может подойти! Ему что – нибудь передать?
- Нет, мне не нужен мистер Ньюман! Я хочу поговорить с вами. Вы ведь Митчелл Сорренсо, не так ли?
- Да, это я... Но что вам от меня нужно? Кто вы и как вы узнали, что я...
- Мое имя вам ничего не скажет, да и знать вам его не обязательно. И вообще я много что о вас знаю!
- Вы за мной следите? Это шантаж?
- Я не шантажист. Я просто ваш, так сказать, добровольный помощник.
- Вы считаете, что мне нужна помощь?
- А вы считаете, что нет?
- Может быть вы и правы. Но чем вы сможете мне помочь?
- На кладбище вас будет ожидать мой человек. Он сам вас найдет.
- Это не опасно?
- Если бы это было опасно, я бы вам не звонил!
" Если бы это было опасно, я бы вам не звонил!
Доверчивая дура!!! Ты каждому веришь на слово, а они тебя дурят!" – с досадой думала Митчелл, но все же решила поехать, как и задумала, на всякий случай, прихватив с собой пистолет.
- Кто это был? – крикнул Буфф.
- Никто! Ошиблись номером...

Городское кладбище, пригород Нью-Йорка, 18:31.

Кладбище – это такое место, которое наполняет душу умиротворением и спокойствием. Только, к сожалению, на веки!
Ее встретила тишина - гробовая, могильная... Она вошла в железную, заржавевшую ограду, которую венчала очень оптимистическая фраза: " Memento mori"
Оглянувшись вокруг, Митчелл увидела некоего субъекта. " Наверное, это он и есть! На сторожа не похож – одет уж слишком официально и нарядно. А кто здесь еще может быть в такое время? Готы? Сектанты? Ни на тех, ни на других он не похож!" Она пошла вперед по аллее. Поравнявшись с загадочным субъектом, она спросила:
- Это вы?
- Вы мисс Сорренсо?
Она кивнула.
- Я от мистера ... Нам надо с вами поговорить. Меня зовут Тиль.
- Уленшпигель? – съязвила она.
- Нет, не Уленшпигель, - смутился тот, - Уленшпигель был голландцем, а я родом из Германии. Я родился в Гамбурге, в семье ...
"Начинается! Сейчас он поведает мне всю свою биографию!"
- Хорошо, мистер Неуленшпигель, - перебила она его монолог, - Давайте поближе к делу. Вы что–то хотели мне рассказать?
- Вам грозит опасность!!!
- И это все?! Я знаю это и без вас! – воскликнула она, выпячивая вперед раненую руку.
- Нет! Вы считаете своим врагом не того, кто им является на самом деле! Вы хотите докопаться до истины, но не слишком ли мелко вы копаете? Вы берете то, что лежит на поверхности, но это ошибочно. Страх порождает жестокость... – резюмировал он.
- Вы философ?
Немец смущенно улыбнулся:
- Нет, я – киллер.
- Ну, эти профессии чем–то похожи! И тот, и другой тесно связаны со смертью. Только один о ней всего лишь размышляет, а другой ее кому-то приносит...
- Вы правы! Но дело в том, что я пока только начинающий киллер, я еще никого не ... – слова застряли в его горле.
- Я тоже...
- Я знаю, вы хотите отомстить... Но правильный ли это выбор? Не пожалеете ли вы потом?
- Я пытаюсь лишь собрать свое зеркало...
- Какое зеркало?! – недоуменно спросил Тиль.
- Это так... Образное выражение... Все–таки я больше философ, нежели чем киллер! Извините, Тиль, но мне надо побыть одной. Вы ведь понимаете?
Он кивнул:
- Если вам что-нибудь понадобиться – звоните! – он протянул ей свою визитку, - Берегите себя ... пожалуйста!
Он ушел. Митчелл осталась одна. Девушка медленно прошла вперед. Наконец она нашла нужную ей могилу. С фотографии на нее смотрел молодой жизнерадостный парень. Это лицо было ей знакомо с раннего детства, но сейчас казалось ей каким – то чужим. Наверное, Митчелл просто до сих пор не могла смириться с его смертью, и вряд ли смирится с ней когда-либо вообще... Снова пошел дождь. Она присела на скамеечку и стала вспоминать: свое детство, родную Колумбию, учебу в университете... Она отчетливо помнила последнюю встречу с братом.
Она к тому времени уже сидела в тюрьме.
В тот день он был особенно весел и оптимистичен. Он ворвался в комнату для переговоров подобно урагану:
- Привет, Митч! Ну, как ты тут? Ничего! Держись, сестренка! Я скоро вытащу тебя отсюда, иначе я не Майкл Сорренсо!
Ей было стыдно смотреть ему в глаза. Она с надеждой посмотрела на брата:
- Ты же знаешь, что я не могла этого сделать!!! Это не я! Меня подставили!!!
Майкл посмотрел на нее серьезно:
- Тише, сестренка!!! Тише!!! Здесь даже у стен есть уши! – и добавил уже более мягким тоном, - Конечно, я знаю, что это не ты! Не падай духом, Митчелл! Не падай духом...
По лицу текла вода. Скорее всего, это был дождь, а может быть и слезы.
" Не падай духом, Митчелл! Не падай духом..."

Дом около музыкального магазина, 19:26.

"Ты хочешь докопаться до истины, но смотри не вырой себе могилу..."
Внутри было пустынно. Как будто никого не было...
- Эй!!! Биг Буфф?! Ты где?! – крикнула она, а в ответ тишина – гробовая, могильная...
Где-то внутри дома послышался какой-то звук, чем-то похожий на стон.
Митчелл рванулась туда. На полу лежало распростертое тело.
- Что с тобой?! Буфф, тебе плохо? - вдруг она заметила на его груди пять ровных дырочек, - Держись! Все будет хорошо!
- Оставь меня! Уходи, прошу тебя!!! Здесь очень опасно! Но только, пожалуйста, выполни мою просьбу – продай магазин! Я давно хотел завязать с этим, но, увы... И еще... Посмотри в ящиках стола – там все документы, письма... Ты поймешь все сама...
За спиной послышались чьи-то шаги. Девушка обернулась. Перед ней стоял парень, тот парень, который стрелял в нее тогда, около офиса.
- Что вы здесь делаете? Что вам надо?
- Я кое-что забыл сделать! Начал, но не закончил...- и раздался выстрел...

***

"Каждый твой день – это борьба, борьба с самим собой. Ты как будто воздушный гимнаст, выполняющий сальто-мортале. Только зритель ждет от тебя не эффектного выступления, а того, что ты когда-нибудь сорвешься вниз! И тогда будет твой истинный триумф...
Тебя запомнят не по тому, как ты жил, а по тому, как ты умер...

Жизнь – сцена, полная огня... "
 
Замечания

[Гарантированное прочтение]

Хороший детектив.... привычного хэппи енда не получилось

Хотя ведь доктор сказал.....Достойный труд.
С уважением

star-wolf  ⋅   15 лет назад   ⋅  >