Ю.В.

ТЕНЬ ОТ ДЫМА
........................................ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ


Кабинет частного врача по нервным болезням. Спокойные пастельные тона.
Врач - Родион Фомич - довольно молод, очень высок, несколько полноват и рыжеват, говорит, смягчая шипящие.
Пациентка - Оленька - дама почти юная, но в уже очень поношенном дорогом манто. Постоянно всхлипывает, кокетливо потряхивая кудряшками надо лбом.


ПАЦИЕНТКА:
Я никогда раньше не думала, что быть взрослой так трудно. Сначала - в детстве - все от тебя чего-то хотят. То смеха, то слез. То шалостей, то послушания. То ума, то наивности. А сейчас никому ничего не надо. Иногда кажется, что нужно только угадать, чего от тебя хотят сию минуту - плача или смеха... Кажется, что ничего не изменилось... Но оказывается, что от тебя не хотят ничего. Ничего.
Тем более - он. Он ото всего может отмахнуться. Стоило мне заплакать при нем единожды... Ни разу при нем не плакала и вдруг не сдержалась. Знаете, он посмотрел на меня так, словно сквозь, словно что-то интересное, чрезвычайно мелкое увидел за моей спиной. Потом развернулся и ушел. Молча. Я даже плакать перестала от удивления.
С тех пор мы встречаемся только в обществе. При виде меня он заводит пространные разговоры о психиатрии, о матримониальных синдромах, истерической психопатии...

ВРАЧ:
Ха! Что я слышу?! Вы, Оленька, замечательно нахватались подходящих терминов. Неужели он - Ваш предмет - именно на матримониальный синдром намекает? Разве он имеет отношение к медицине?

ПАЦИЕНТКА:
Нет... Я не знаю... Может быть, он не говорил... Возможно, это я сама... У меня отчим был медиком. Это я сама, наверное... Он говорил... Он говорил о... шизофрении. Да! О шизофрении. Совершенно точно. (ПЛАЧЕТ)

ВРАЧ:
Ну, Оленька, деточка. Это никуда не годится. Шизофрении у Вас нет - я ручаюсь. А матримониальный синдром - в той или иной степени - свойственен всем женщинам без исключения.

ПАЦИЕНТКА:
Напрасно Вы меня перебиваете. Я понимаю, что все, что я говорю, Вам опротивело выслушивать изо дня в день, но если я не буду говорить, то потеряется смысл моего прихода к Вам. И вообще...

ВРАЧ:
Говорите, говорите! Я больше не буду Вам мешать.

ПАЦИЕНТКА:
Какая разница - говорил он о матримониальном синдроме или нет? Главное - что он имеет в виду! А в виду он имеет не меня! Он мне дает понять, что со мной все кончено и со мной все ясно. Я однажды не выдержала и крикнула при всех:"Не усердствуйте! Есть вещи, от которых психиатры не лечат!" А он сказал, что от шизофрении лечат.

ВРАЧ:
От шизофрении лечат?!! Он ТАК сказал?!! И Вы полюбили этого профана?!!
Господь с Вами, Оленька, но от шизофрении не лечат нигде!!! А во-вторых, я уже сказал, что шизофрении у Вас нет. Вы понимаете, в чем истинная причина Вашей беды? Социальная, можно сказать, причина. Во всеобщей, на самом деле, медицинской безграмотности. Хотите безошибочно оскорбить человека? Употребите непонятный медицинский термин, и Вы наверняка достигните цели. Не плачьте, Оленька, шизофрении у Вас нет. Шизофрения, что милость Господа нашего, дается избранным. Лучшим из лучших. Вы удивлены? Впрочем, это мое субъективное мнение. Я люблю психов, на самом деле. Шизофрения - та благодатная почва... Впрочем, я отвлекся. Так вот, Оленька. Только очень безграмотный человек мог заподозрить в Ваших поступках шизофрению. Профан! Передо мной Ваша душа, как на ладони: 5 граммов эмоций плюс 10 процентов невоспитанности помноженные на элементарную женскую логику дают, в результате, замысловатый психический рисунок. Говорят, что снежинки никогда не бывают тождественны. Ваша душа - снежинка - и тает, и колет, и сверкает бриллиантом - если солнце, или ветер, или свет фонаря. Один любуется, а другой - прикрывает лицо воротником. Понимаете? На самом деле, "все мы немножко лошади". Я, знаете ли, люблю поэзию. А Вы? Вы, Оленька, любите стихи?

ВСХЛИПЫВАНИЯ УЧАЩАЮТСЯ.

На самом деле, для меня Ваш случай чрезвычайно прост - сеансик иголочек, массажик, водные процедуры - и Вы забываете о страданиях, у Вас эйфория, уверенность в себе, спокойная целеустремленность к лучшей доле.
Время спустя, самыми своими счастливыми днями Вы будете считать эти, наполненные тяжкими думами дни, от которых Вы бежали ко мне.
Вам не кажется, Оленька, что страдания для Вас - что амниотическая жидкость в чреве матери? Не понимаете? Ну, среда существования. И способ. Хлеб Ваш, попросту говоря. На самом деле.

ПАЦИЕНТКА ВСКАКИВАЕТ И, НЕГОДУЯ, ТОПАЕТ НОГОЙ. ВРАЧ С МЯГКОЙ НАСТОЙЧИВОСТЬЮ УСАЖИВАЕТ ДЕВУШКУ В КРЕСЛО, ДОСТАЕТ ИЗ СЕЙФА СИГАРЕТУ, ПРИКУРИВАЕТ И ПОДАЕТ ЕЕ ОЛЕНЬКЕ.

Какая Вы еще маленькая и слабенькая. Неудивительно, что ребяческая жестокость Вашего предмета выросла в Вашем мозгу до размеров... э-э-э... вселенского кораблекрушения.


ПАЦИЕНТКА (НЕОЖИДАННО ВЕСЕЛО И ЗАДОРНО):
Вы чудовище, Родион Фомич!

ВРАЧ:
Да-да, знаете ли. И уши у меня разного цвета.

ОЛЕНЬКА ЗВОНКО СМЕЕТСЯ, ДОСТАЕТ ИЗ СУМОЧКИ ПУДРЕННИЦУ, ПРОВОДИТ ПУХОВКОЙ ПО ЩЕКАМ.

ВРАЧ:
Да-а-а. Истинное кокетство - тончайшая женская политика, адепты которой часто не выбирают средства, но всегда достигают цели в результате.
Кстати, Оленька, Вы должны помнить о моем негативном отношении к благотворительности.

ОЛЕНЬКА ОЙКАЕТ И СНОВА ОТКРЫВАЕТ СУМОЧКУ. ЗАПОЛНИВ И ПОДПИСАВ ЧЕК, ОЛЕНЬКА ПРОТЯГИВАЕТ ЕГО РОДИОНУ ФОМИЧУ, А ВМЕСТЕ С ЧЕКОМ - ВИЗИТНУЮ КАРТОЧКУ. РОДИОН ФОМИЧ ПРЯЧЕТ ЧЕК В ЯЩИК СТОЛА, ВИЗИТКА ЖЕ ПРИКОВЫВАЕТ ЕГО ВНИМАНИЕ. ОЛЕНЬКА ПРИСАЖИВАЕТСЯ В РЕВЕРАНСЕ И ВЫБЕГАЕТ ЗА ДВЕРЬ.
ВРАЧ, ОСТАВШИСЬ ОДИН, РАЗГЛЯДЫВАЕТ ВИЗИТКУ.

ВРАЧ (ГЛЯДЯ НА ВИЗИТКУ):
О-о-оленька! Да Вы, оказывается, дочь своей матери. О-о-ох, Оленька! Дивное белокурое дитя, едва владеющее подрагивающим сопрано и тихо ненавидившее своего учителя музыки. Антон часто сокрушался, что не может найти со своей пациенткой... тьфу!...клиенткой, то есть ученицей... общего языка. О, Оленька! Как выросла! Как похорошела!
Как нас кормила оленькина маменька! Совершенно замечательная кухня была в их доме. Оленькина маменька - колоссальная женщина! Мы с Антоном, кажется, даже немного посоперничали тогда. Впрочем, в студенческие годы я много влюблялся.

ВОСПОМИНАНИЯ РОДИОНА ФОМИЧА ПРЕРЫВАЮТСЯ ИЗ-ЗА ЗВОНА ДВЕРНОГО КОЛОКОЛЬЧИКА. В КАБИНЕТ ВРЫВАЕТСЯ ОГРОМНЫЙ МРАМОРНЫЙ ДОГ, КОТОРЫЙ ТАЩИТ НА ПОВОДКЕ СТАРИЧКА ПОЧТЕННОГО ВИДА. СТАРИЧОК ПРИСАЖИВАЕТСЯ НА КРАЙ СИДЕНЬЯ, СОБАКА САДИТСЯ ВОЗЛЕ ЕГО НОГ И ПРИСТАЛЬНО СЛЕДИТ ЗА ДВИЖЕНИЯМИ ВРАЧА.

ВРАЧ (С ДЕЛАННЫМ СМЕШКОМ):
Ваш пес меня буквально гипнотизирует.

СТАРИЧОК:
Не бойтесь. Он не кусается.

ВРАЧ (ЕХИДНО): Да что Вы?!! Этот факт науке еще не известен? Впервые слышу о собаке, которая не кусается.

СТАРИЧОК ВЫНИМАЕТ ИЗ НАГРУДНОГО КАРМАНА КОНВЕРТ И КЛАДЕТ НА СТОЛ ВРАЧА.

СТАРИЧОК:
Я слышал о Вашем негативном отношении к благотворительности.

РОДИОН ФОМИЧ ДОСТАЕТ ИЗ КАРМАНА БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТОК, ПРОВОДИТ ПЛАТКОМ ПО ЛБУ.

РОДИОН ФОМИЧ (БЕЗ ЕХИДСТВА):
Я очень внимательно Вас слушаю. Бессонница? Одиночество? Надоевшие болячки? Врач - Ваш друг. Он не солжет, не пожелает Вам зла. Вы можете рассказать ему все-все-все...
Если Вам трудно начать, мы можем начать с заполнения индивидуальной карточки больного. Имя? Возраст? Семейное положение? Номер счета в банке? Отношение к алкоголю?

СТАРИЧОК:
Я бы с удовольствием рассказал Вам, вам всем, все с начала и до конца, но уверен, что вы не придадите моим словам никакого значения.

СТАРИЧОК ЗАКАШЛИВАЕТСЯ В БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТОК. РОДИОН ФОМИЧ ВСПОМИНАЕТ О СВОЕМ, ТАКОМ ЖЕ, БРОШЕННОМ НА СТОЛЕ. ОБА ОДНОВРЕМЕННО ЗАПИХИВАЮТ СКОМКАННЫЕ ПЛАТКИ В НАГРУДНЫЕ КАРМАНЫ.

СТАРИЧОК:
Меня мучают привидения, а не Вам мне объяснять, ЧТО ТАКОЕ привидения на старости лет.
________
______
____


.................................ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ - ДУБЛЬ № 1.


ЗАСНЕЖЕННЫЙ ПАРК. СКАМЕЙКИ. НА ОДНОЙ ИЗ СКАМЕЕК - ОЛЕНЬКА.

ОЛЕНЬКА (С ЧУВСТВОМ):
Снежеет дружно, снежеет нежно,
Над ручейками хрустали хрупь.
Куда ни взгянешь - повсюду снежно,
И сердце хочет в лесную глубь.

Мне больно-больно, мне жалко-жалко.
Зачем мне больно? Чего мне жаль?
Ах, я не знаю; ах, я - фиалка,
Так тихо-тихо ушла я в шаль.

СЗАДИ К СКАМЕЙКЕ ПОДХОДИТ РОДИОН ФОМИЧ, СО СМЕХОМ АПЛОДИРУЕТ И ПРИСАЖИВАЕТСЯ РЯДОМ С ОЛЕНЬКОЙ.

ОЛЕНЬКА: Как Вы, Родион Фомич, измыслить такое смогли - позвонить мне домой?! Весь дом переполошили. У маменьки мигрень случилась:"Ольга!!! Тебе звонят пожилые мужчины?!!"

РОДИОН ФОМИЧ: Я Вам кажусь пожилым?

ОЛЕНЬКА: Дело не в возрасте, Родион Фомич! Дело в том, что я не давала Вам повода!

РОДИОН ФОМИЧ: Оленька! Бог мой! Да я... Все так невинно, поверьте мне. Минимум заднего умысла. Только напомнить хотел Вам, что я Вас вспомнил, что знал Вас в детском возрасте. Вхож был в дом Вашей маменьки. Мы с Антоном часто у Вас бывали. Вы вот не припоминаете меня, вижу, что не припоминаете, а мне те дни весьма и весьма приятственно вспоминать... Ваша очаровательная maman...

ОЛЕНЬКА: Так и шли бы Вы прямо к maman с Вашими воспоминаниями, Родион Фомич.

ОЛЕНЬКА ПОРЫВАЕТСЯ УЙТИ. РОДИОН ФОМИЧ УДЕРЖИВАЕТ ЕЕ ЗА ЛОКОТОК.

РОДИОН ФОМИЧ: Оленька, Вы опять не поняли меня. Вы не поняли меня правильно.

ОЛЕНЬКА: Вот Вы, Родион Фомич, на свидание меня зазвали, а не вспомнили, что и недели не прошло после моего визита к Вам. Не вспомнили, что делилась с Вами своими душевными переживаниями? Или вспомнили да подумали, что хватит Оленьке вздыхать? Подумали, наверное, что за неделю Оленька излечилась вполне и утешилась? Если бы я даже и утешилась так скоро, разве бы я позволила Вам это понять?

РОДИОН ФОМИЧ: Да прекратите Вы! Зачем Вы сами себя до истерики заводите? У меня на самом деле есть до Вас интерес.
Послушайте меня внимательно, Оленька! Недавно у меня появился пациент... Не все я могу Вам раскрыть. В силу врачебной тайны... Но главное... Главное так тревожит меня, что я обязан этим поделиться с Вами.

ОЛЕНЬКА: Со мной?!

РОДИОН ФОМИЧ: Да, именно с Вами. И сейчас Вы поймете, почему - с Вами. Пациент - странный старикашка, ни на секунду не расстающийся со своим псом. Старик жалуется на галлюцинации, однако подробностей своего прошлого не раскрывает. Даже имя - я не уверен, что имя он мне назвал настоящее. Однако он щедро оплачивает свои визиты ко мне, и я охотно прощаю ему его недомолвки и странности. Но врачебный долг, клятва Гиппократа, на самом деле, - все это обязывает меня его не только выслушивать, но и лечить. И вот я решился применить к нему одну из новаторских методик в нашей практике. Я попросил его нарисовать, изобразить, как он умеет, привидевшиеся ему образы. Он нарисовал мне портрет моего кузена. Вы должны его помнить. Он учил Вас музыке. Старик явно обладает талантом рисовальщика. Так как портрет получился... Я узнал... А рядом с Антоном - я ручаюсь - старик изобразил либо Вас, либо Вашу maman в почти юном возрасте. И вот я спрашиваю со всей серьезностью, кто этот старик? И что все это значит?

ОЛЕНЬКА: Это значит, что Вы окончательно чокнулись, Родион Фомич.

РОДИОН ФОМИЧ НЕОЖИДАННО СВИРЕПЕЕТ И С ОГРОМНОЙ СИЛОЙ ДЕРГАЕТ ДЕВУШКУ ЗА РУКУ. ОЛЕНЬКА ТЕРЯЕТ РАВНОВЕСИЕ И ВАЛИТСЯ НА РОДИОНА ФОМИЧА. РОДИОН ФОМИЧ ГРУБО ХВАТАЕТ ЕЕ ЗА ПРЕДПЛЕЧЬЯ И ТРЯСЕТ, ТРЯСЕТ, ТРЯСЕТ...

РОДИОН ФОМИЧ: Ведьма! Что ты себе позволяешь?! Имей в виду - я все узнаю. Я все вытрясу из тебя, или из старикашки, или из твоей маменьки. Ты яблочко наливное (УСПОКАИВАЯСЬ И ОТПУСКАЯ ДЕВУШКУ), да с кособокой яблоньки яблочко.

ОЛЕНЬКА (ДРОЖАЩИМ ГОЛОСОМ, НО ЗВОНКО): Не смейте оскорблять мою мать!

РОДИОН ФОМИЧ: Мать твою?! Твою мать!!!

ПОЯВЛЯЕТСЯ ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ ТО ЛИ ШВЕЙЦАРА, ТО ЛИ КАМЕРДИНЕРА. ОЛЬГА ПОСПЕШНО ПРЯЧЕТСЯ ЗА СПИНУ ЧЕЛОВЕКА В ЛИВРЕЕ. РОДИОН ФОМИЧ МЕДЛЕННО, С ДОСТОИНСТВОМ И ДЕЛАННЫМ СПОКОЙСТВИЕМ ДОСТАЕТ ИЗ НАГРУДНОГО КАРМАНА ЖЕЛТОГО МЕТАЛЛА ЧАСЫ И, ГЛЯНУВ НА ЦИФЕРБЛАТ, ВСТАЕТ И УДАЛЯЕТСЯ БЫСТРЫМ ШАГОМ.
_________
_____
___

..................................ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ - ДУБЛЬ № 2


ЗАСНЕЖЕННЫЙ ПАРК. СКАМЕЙКИ. НА ОДНОЙ ИЗ СКАМЕЕК - ОЛЕНЬКА.



ОЛЕНЬКА (С ЧУВСТВОМ):
Мне больно-больно, мне жалко-жалко.
Зачем мне больно? Чего мне жаль?
Ах, я не знаю; ах, я - фиалка,
Так тихо-тихо ушла я в шаль.

О ты, чье сердце крылит к раздолью,
Ты триумфатор, ты властелин!
Приди, любуйся моей фиолью -
Моей печалью в снегах долин.

СЗАДИ К СКАМЕЙКЕ ПОДХОДИТ РОДИОН ФОМИЧ, СО СМЕХОМ АПЛОДИРУЕТ И ПРИСАЖИВАЕТСЯ РЯДОМ С ОЛЕНЬКОЙ.

ОЛЕНЬКА: Как Вы, Родион Фомич, измыслить такое смогли - позвонить мне домой?! Весь дом переполошили. У маменьки мигрень случилась.

РОДИОН ФОМИЧ: У Вас удивительная маменька, Оленька! Замечательная женщина! Я так обрадовался, когда увидел Вашу визитку, Оленька. Я вспомнил, что знал Вас в детском возрасте. Вхож был в дом Вашей маменьки. Мы с Антоном часто у Вас бывали. Вы вот не припоминаете меня, вижу, что не припоминаете, а мне те дни весьма и весьма приятственно вспоминать.

ОЛЕНЬКА: Не узнала, простите, но очень хорошо помню Вас, Родион Фомич. А в товарища Вашего, Антона Алексеевича, я влюблена была страстно.

РОДИОН ФОМИЧ (ИЗУМЛЕННО): Вы?!! В Антона?! Оленька! Да Вы ребенком совершеннейшим казались, в Вас тогда женщину и помыслить было нельзя. Оленька! По-моему, Вы что-то путаете.

ОЛЕНЬКА (ОБИЖЕННО): Ничего я не путаю. Все давным-давно запутано не мной, да и не Вами. Влюблена я была в Антона Алексеевича, и Вам первому свой детский секрет открываю.

РОДИОН ФОМИЧ: Значит, Оленька, Вы замечательно владеете собой. Антон был уверен, что Вы его терпеть не можете и ревнуете к матери. Впрочем, дети удивительно скрытны.

ОЛЕНЬКА: Ничего я не скрывала. Я рифмовала глупейшие послания и в конвертиках вкладывала в карманы его пальто, тайком пробравшись в прихожую.

РОДИОН ФОМИЧ: Оленька-деточка! Да Антон не догадывался, скорее всего, чьи это проделки. Помнится, Оленька, у Вас тогда была замечательно молоденькая и глупая бонна? Антон мог вполне на нее подумать. Оленька! Антон мог бы скрыть от меня какие-то амурные подробности, но лгать?! Оговаривать Вас, жалуясь на Вашу неприязнь?! Нет, он бы не стал мне лгать.

ОЛЕНЬКА: Пустяки.

РОДИОН ФОМИЧ: Пустяки?!! Ничего себе пустяки!!!

ОЛЕНЬКА: Вы так красиво говорите, Родион Фомич, что мне поцеловать Вас захотелось от всей души! Но страшно мне за Вас почему-то.

РОДИОН ФОМИЧ: Поцелуйте, Оленька! Поцелуйте меня скорей! Ах, как я хочу Вашего поцелуя!

ОЛЕНЬКА ЧМОКАЕТ РОДИОНА ФОМИЧА В ЛОБ.

РОДИОН ФОМИЧ (РАЗОЧАРОВАННО): Ну вот. Обещали мне конфект, а подарили фантики.

ОЛЕНЬКА: Страшно мне за Вас почему-то.

РОДИОН ФОМИЧ: Ну что Вы, Оленька! Разве меня можно бояться?

РОДИОН ФОМИЧ ОБНИМАЕТ ОЛЕНЬКУ И ЦЕЛУЕТ В ЩЕЧКУ. ОЛЕНЬКА ОТСТРАНЯЕТСЯ.

ОЛЕНЬКА: Кстати, Антон Алексеевич, кажется, приходится Вам кузеном?

РОДИОН ФОМИЧ: Да, по материнской линии. Но это все равно. Духовные связи выше родственных. Я свою родную сестру видеть не хочу, а с Антоном видимся ежедневно. Мы с детства очень дружны, очень преданны друг другу. Мне иногда кажется, что мы два полушария чего-то замечательно цельного и замечательно прекрасного. Знаете ли, тот редкий случай, когда два разных по темпераменту человека - лед и пламя, как говорил поэт, - два разных человека имеют одну точку отсчета в восприятии мира. Мы очень дружны, видимся ежедневно. Вчера, за коньяком, вспоминали, кстати, Ваш дом, Вашу maman, Вас, Оленька, вспоминали.

ОЛЕНЬКА: Ну и что же Вы вспоминали обо мне?

РОДИОН ФОМИЧ: Что Вы стали такая же красавица.

ОЛЕНЬКА: Как maman? Шли бы Вы прямо к maman, Родион Фомич!

РАЗГНЕВАННАЯ ОЛЕНЬКА УБЕГАЕТ, А РОДИОН ФОМИЧ ОСТАЕТСЯ СИДЕТЬ НА СКАМЕЕЧКЕ. НЕСКОЛЬКО МИНУТ ОН КАЖЕТСЯ ОЦЕПЕНЕВШИМ. МОЛЧИТ. КТО-ТО ДОЛЖЕН ПРЕРВАТЬ ЗАТЯНУВШУЮСЯ ПАУЗУ. РОДИОН ФОМИЧ ОЗИРАЕТСЯ ПО СТОРОНАМ, НО ПАРК ПУСТ. ЧЕРЕЗ МИНУТУ ЗА СПИНОЙ РОДИОНА ФОМИЧА ВОЗНИКАЕТ ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ, НО РОДИОН ФОМИЧ УЖЕ НЕ ЗАМЕЧАЕТ ЕГО ПРИСУТСТВИЯ.

РОДИОН ФОМИЧ (САМОМУ СЕБЕ): Надо менять профессию. Алкоголики, женщины, психопаты - все на одно лицо стали. Старика вижу - запах оленькиных духов ощущаю, с Оленькой беседую - всё жду, что она сейчас большой клетчатый платок достанет и высморкается.
(ДОСТАЕТ БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТОК И ПРИКЛАДЫВАЕТ КО ЛБУ.)
Старик этот - почтенного вида, но доконал меня окончательно. Привидения его мучают, понимаете ли. Кого они не мучают - тем еще хуже: всё еще впереди.


____________
________
____


................................ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Кабинет частного врача по нервным болезням. Родион Фомич сидит за столом, уронив голову на стол. Напротив - старичок почтенного вида. У ног старичка лежит огромный мраморный дог.

СТАРИЧОК: Я, знаете ли, очень поздно женился. Женился на женщине, которую много лет знал, любил, ревновал. Судьба нас то сводила, то разлучала на годы. У нее был ребенок от первого брака - дивное белокурое дитя, я долго не решался взвалить на себя бремя отцовства, но неожиданно перешли к жизни семейной. Даже венчались, в конце концов. Я переехал к ней, оставил частную практику, занялся ее финансовыми делами. Жить стало легче, приятней, мягче и сытней, но после ряда счастливых лет я чуть не убил жену, найдя в своих деловых бумагах письма. Я нашел в своих деловых бумагах - в своей любимой папке для деловых бумаг - письма, которые обнаруживали длительную связь жены с человеком, которому я был очень предан. Я этого человека боготворил (ПОВЫШАЯ ГОЛОС ДО КРИКА), боготворил, черт побери!!! Верил каждому его слову!!! А они мне лгали. Я их обоих любил, а они мне лгали!!!

СТАРИЧОК ЗАКАШЛИВАЕТСЯ В БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТОК. РОДИОН ФОМИЧ ПРИПОДНИМАЕТ ГОЛОВУ.

РОДИОН ФОМИЧ: У Вас не случайно чахотки? (СНОВА РОНЯЕТ ГОЛОВУ НА СТОЛ)

СТАРИЧОК: Письма, наверное, были фальсифицированы. Но тогда я не рассуждал, а палил из револьвера по чем ни попадя. Слуги выставили меня за дверь. Врачи вылечили жену от легкого пулевого ранения. Жена спасла меня от тюрьмы и нищеты, выдели в завещании некоторое содержание. Но до ее смерти я жил едва-едва, продавая оставшиеся на мне подарки жены: бриллиантовую булавку и прочее. Я почему-то всякую охоту к какому бы ни было общественно-полезному труду утратил после развода, а собственности у меня практически не было. Завещание поспело вовремя. Теперь мы с Братом живем достойно, но привидения приходят ежедневно, разыгрывая картинку за картинкой для меня. На самом деле.

____________
________
____


......................................ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ


Подъезд. Лестничная клетка дореволюционного типа. До потолка окно с очень низким широки подоконником. Шум беспрестанно двигающегося лифта, хлопающих дверей. Голоса неугомонных жильцов. Возле окна - господин средних лет страстно целует прижавшуюся к нему даму, лица которой не видно. На протяжении всей сцены дама не должна поворачиваться к публике лицом. Дама в дорогом, но очень поношенном манто. Она резко отстраняется от господина и застывает, глядя в окно.

ГОСПОДИН: Что ты, Ольга Арсеньевна? Пора привыкнуть.

ДАМА: Я не об этом.

ГОСПОДИН: Трудный ты человек, с причудами.

ДАМА: Ты не о том.

ГОСПОДИН: О том - не о том. Мне Ваши лукавые мудрствования незачем, мне своих заморочек хватает, на самом деле. Благородного вида дама, а ведешь себя, словно девчонка-гимназистка. Хватит, Ольга Арсеньевна, - пора взрослеть.

ДАМА: Страшно мне за тебя почему-то.

ГОСПОДИН: Ну что ты, Ольга Арсеньевна! Разве можно меня бояться?

ДАМА: "Не тебя", а "ЗА тебя". Каждые раз одно и то же! Ты мне порой кажешься невменяемым.

ГОСПОДИН: Втебяемый я, если говорить серьезно. Пора, по-моему. Пора поговорить серьезно.

ДАМА: Говори!

ГОСПОДИН: Ага. А ты будешь молчать. Ты всегда молчишь.

ДАМА: Да? Разве? Маменька говаривала, что у нее мигрень от моей болтовни.

ГОСПОДИН: Разговоры твои - что птичий щебет, на самом деле, - звонкие, сладкие и пустые...

СВЕРХУ СЛЫШИТСЯ ЛАЙ СОБАКИ, ШАГИ СПУСКАЮЩИХСЯ. ПОЯВЛЯЮТСЯ ПОЧТЕННОГО ВИДА СТАРИЧОК С ОГРОМНЫМ МРАМОРНЫМ ДОГОМ НА ПОВОДКЕ. СТАРИЧОК ПРОТЯГИВАЕТ ГОСПОДИНУ РУКУ, СЛЕДУЕТ РУКОПОЖАТИЕ.

СТАРИЧОК (КАШЛЯНУВ): Как здоровье Ольги Арсеньевны?

ДАМА СМОТРИТ В ОКНО, НЕ ПОВЕРНУВ ГОЛОВЫ ДАЖЕ, И МОЛЧИТ. ДОГ РВЕТ ПОВОДОК. СТАРИЧОК ПОЧТИ КУБАРЕМ УСТРЕМЛЯЕТСЯ К ВЫХОДУ.

ГОСПОДИН: Обидела старика. Зачем? Чего добиваешься? Что мечтаешь увидеть? (ДОСТАЕТ ИЗ НАГРУДНОГО КАРМАНА ЖЕЛТОГО МЕТАЛЛА ЧАСЫ) Знаешь, Ольга Арсеньевна, я давно тебе хотел рассказать, что эти часы...

ДАМА: ...подарок человека, которому ты был предан. Он умер, а тебе его не достает по сей день. Я понимаю твою скорбь, я даже разделяю ее, но не рассказывай мне одно и то же по много раз, пожалуйста.

ГОСПОДИН: Злая ты! Ну почему ТЫ и такая злая?! Ты всегда была к нему несправедлива. Он всегда сетовал, что не может найти с тобой общего языка.

ДАМА (ОЧЕНЬ ТИХО): Неправда.

ГОСПОДИН (НЕ ОБРАЩАЯ ВНИМАНИЯ НА СЛОВА ДАМЫ): А он тебя любил.

ДАМА (ОЧЕНЬ ТИХО): Неправда.

ГОСПОДИН (НЕ ОБРАЩАЯ ВНИМАНИЯ НА СЛОВА ДАМЫ): А ты его не любила.

ДАМА (ОЧЕНЬ ТИХО): Неправда. (ПОВЫШАЕТ ГОЛОС) Послушай, тебе разве плохо со мной?

ГОСПОДИН: Да нет.

ДАМА ПРИЖИМАЕТСЯ К ГОСПОДИНУ. СТРАСТНЫЕ ПОЦЕЛУИ ВОЗОБНОВЛЯЮТСЯ.

___________
_______
_____
_

.........................................ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ


Тот же подъезд. У окна - господин средних лет. Один. Хлопает входная дверь. На лестничную площадку заскакивает огромный мраморный дог. Виляя хвостом, дог кидается господину на грудь.

ГОСПОДИН: Ты чего, пес? Рехнулся, что-ли? Сидеть!!!

(СОБАКА ПОСЛУШНО ИСПОЛНЯЕТ КОМАНДУ. ГОСПОДИН ДОСТАЕТ ИЗ НАГРУДНОГО КАРМАНА БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТОК И ПРИКЛАДЫВАЕТ КО ЛБУ.)

ГОСПОДИН: Все друг друга перепутали, на самом деле. И ты, пес, тоже что-то путаешь.

ХЛОПАЕТ ВХОДНАЯ ДВЕРЬ, ПО ЛЕСТНИЦЕ ПОДНИМАЕТСЯ СТАРИЧОК.

ГОСПОДИН (КРИЧИТ, ТЫЧА ПАЛЬЦЕМ В СТОРОНУ СТАРИЧКА): Вот твой хозяин! Вон!!! Убирайся!!! Мне твои преданные взгляды ни к чему. (ЗАКАШЛИВАЕТСЯ В БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТОК.)

СТАРИЧОК (ПРИПОДНИМАЯ ГОЛОВНОЙ УБОР): Почтение мое!

ГОСПОДИН: Угу... Прошу меня извинить..

СТАРИЧОК: Ну что Вы! Нешто я не понимаю?! Это вам, молодым, кажется, что в стариках одно занудство остается, а в нас что-то еще теплится, и польза какая-никакая еще в нас бывает. Вот и Ольга Арсеньевна тоже сердится, а...

ГОСПОДИН (ПЕРЕБИВАЯ): Не сердится она - просто не в настроении. Просила меня передать Вам свои извинения.

СТАРИЧОК: Ольгу Арсеньевну мы с Братом тоже очень понимаем и осуждения никакого в себе не держим. Жизнь-то, она штука такая - никого еще до добра не довела. На самом деле.

ГОСПОДИН: Вы правы, должно быть. На самом деле, мне пора... На самом деле. Всего хорошего - и Вам, и Вашему брату.

СТАРИЧОК (ПРИПОДНИМАЯ ГОЛОВНОЙ УБОР): Почтение мое!

ГОСПОДИН УХОДИТ. СТАРИЧОК ПРИСАЖИВАЕТСЯ НА ПОДОКОННИКЕ, ГЛАДИТ СОБАКУ.

СТАРИЧОК: Что, Брат, раньше меня домой прибежал? От подружки своей лохматой сбежал? Мудреешь, что ли? Правильно мудреешь. Не любят боги парные союзы, с опасением и подозрение относятся премудрые к дуэтам. Видишь если, что двое уединились, - значит, разврат, или заговор, или еще какое безобразие, на самом деле... Чего людям надо? Чего они ищут? Убежища! Ищут, куда бы хвост свой недоразвитый прижать, где бы от мыслишек своих пакостных укрыться. Да разве вдвоем можно что-нибудь найти? Мы вон, Брат, шампиньонов летом собрать с тобой вдвоем не можем - я ищу, а ты лапами топчешь. Потому что богам так угодно, а с ними спорить - себе дороже. Вот и маемся мы, окаянные. Как там... Стихи есть... Не помнишь, Брат? Душа... Душа... Душа с душой - как нож с ножом, и мы друг друга стережем.

ХЛОПАЕТ ВХОДНАЯ ДВЕРЬ. ПО ЛЕСТНИЦЕ ВЗБЕГАЕТ ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ.

ГОСПОДИН: Я вернулся! Я что-то здесь забыл. Я... Я, впрочем, хотел Вам сказать... (САДИТСЯ РЯДОМ СО СТАРИЧКОМ. ДОСТАЕТ ИЗ КАРМАНА ЖЕЛТОГО КАРМАНА ЧАСЫ. ГЛУБОКО ВЗДЫХАЕТ, ПРИКЛАДЫВАЯ БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТО К УГОЛКАМ ГЛАЗ) Вы меня должны понять. Должны!!! Меня никто не понимает. Никто не хочет понять. Эти часы - подарок... Я много дней уже нахожусь под впечатлением ужасной смерти. Это был блестящий ум плюс редкая для умного человека доброта. Он добра желал людям, представляете?!!! И дружба наша была удивительной, совершенной в своем роде. Неся его гроб, я хулил богов за несправедливость и завистливость. "Что, сволочи?! - сотрясался я внутренними рыданиями. - Не терпите неземного на земле?! Нельзя нам жить иначе - не в похоти и злобе?! Нельзя нам быть людьми?! Хотя бы двум?! Хотя бы по отношению друг к другу?!" (ГОСПОДИН РОНЯЕТ ГОЛОВУ НА КОЛЕНИ. СТАРИЧОК СО СНИСХОДИТЕЛЬНОЙ ПОЛУУЛЫБКОЙ ПОГЛАЖИВАЕТ ЕГО ПО ПЛЕЧУ. ДОГ ПОДНИМАЕТ ГОЛОВУ И СДЕРЖАННО РЫЧИТ НА ГОСПОДИНА. ГОСПОДИН, НИ НА ЧТО НЕ ОБРАЩАЯ ВНИМАНИЕ, ПРОДОЛЖАЕТ СВОЙ МОНОЛОГ) Вы должны меня понять. Должны! Вы мне чем-то отца моего напоминаете. И Ваша нежная дружба с этим животным свидетельствует о замечательной Вашей доброте.
Впрочем, я, наверное, несправедлив был к богам. На самом деле. За все хорошее надо платить, и мы оба заплатили: он - жизнью плотской, а я - духовной. Впрочем, если бы все продолжалось, то дружба наша достигла бы апогея своего...

СТАРИЧОК: Апогеем дружбы является вражда. А взаимная преданность имеет свойство раздваиваться в предательства взаимные. Нет ничего страшнее совершенства. Непрочностью своей совершенство страшно.

ГОСПОДИН (СОВЕРШЕННО УСПОКОИВШИСЬ): Вы правы, должно быть. На самом деле. На самом деле, мне пора. Почтение мое.

ГОСПОДИН УДАЛЯЕТСЯ. СОБАКА РЫЧИТ ЕМУ ВСЛЕД.

СТАРИЧОК: Тише, Брат, тише. Тс-с-с! (ХЛОПАЕТ ВХОДНАЯ ДВЕРЬ.)
Вот дурак-то, господи! А я-то как честный человек пришел и рассказал все с начала и до конца. Впрочем, никто не придал моим словам серьезного смысла. Никто. Но я людям не судья, и нелюдям тоже не судья. Тебя вот, зверь, люблю, а Братом называю, и удивляюсь, почему не оскорбляет тебя кличка. Разве не унижает тебя братство сиё искусственное? Или все мы сукины дети? А, пес? Не ищем, а ищемся? И только конуры да ошейника желаем?
Все мы шавки беспризорные! И негде нам спрятаться! А впрочем, есть у меня одна конура на примете. Хоро-о-ошая конура - с удобствами! Чем не убежище - мир собственных кошмаров и галлюцинаций?! А, Брат? Треть жизни спим, а остальное время сны разгадываем. И никаких дуэтов, никаких дуэлей. Знаешь, Брат, люблю я поэзию.
На самом деле, пора нам, зверь, домой - задержались мы с тобой на этом месте.

_________
_______
_____
___

.......................................ЯВЛЕНИЕ СЛЕДУЮЩЕЕ

КАБИНЕТ ЧАСТНОГО ВРАЧА ПО НЕРВНЫМ БОЛЕЗНЯМ. ЗА СТОЛОМ ВРАЧА, РОДИОНА ФОМИЧА, - ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ. ПАЦИЕНТ - СТАРИЧОК ПОЧТЕННОГО ВИДА. ВСЮДУ СЛЕДЫ ИДУЩЕГО РЕМОНТА. НА ВОРОХЕ ГАЗЕТ В УГЛУ - МРАМОРНЫЙ ДОГ.

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: Извините, но меня несколько раздражает Ваша собака. Не могли бы Вы приходить без нее?

ПАЦИЕНТ: Что Вы!!! Собака - лучший друг человека!

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: Вы правы, должно быть. Итак. Приступим к делу. На чем мы остановились в прошлый раз?

ПАЦИЕНТ: Все подарки жены я продал, а единственный презент человека, которому я был предан, храню до сих пор. Теперь я думаю, что письма были сфальсифицированы...

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: На самом деле, думать надо о пищеварении. Вы, коллега, должны представлять себе истинную роль пищеварения в нашей жизни. Покушал человек с аппетитом, испражнился без проблем и - пожалуйста Вам - приобретает и бодрость духа, и здоровый сон. Акт дефикации величайшее имеет значение, на самом деле.

ПАЦИЕНТ: Мы с Братом...

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: И Вам, и Вашему брату настоятельно рекомендую соблюдать режим питания, и окружающий мир преобразится в результате.

ПАЦИЕНТ: Привидения мучают.

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ (РАЗДРАЖЕННО): Да что Вы, в конце концов?! Забудьте Вы свои обиды! Радуйтесь - Вы их обоих пережили. К старости все безгрешными становятся, на самом деле. Что Вы мертвецам косточки перемываете?! На самом деле.

ПАЦИЕНТ: Привидения потому что мучают.

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: Что ж, давайте начнем лечиться т привидений. Сейчас я Вам процедурки назначу.

ПАЦИЕНТ: Эх, доктор! Да разве от привидений меня надо лечить?! В них же вся моя жизнь!

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: Ну знаете ли! От смерти Вас уже и сам Господь-Бог не излечит! Простите... Этот ремонт меня доканал... Вы как бывший коллега должны простить... Нет! Надо к чертям бросать частную практику!

ГРОМКО ПЕРЕРУГИВАЯСЬ, В КАБИНЕТ ВВАЛИВАЮТСЯ РЕМОНТНИКИ. ДОГ С ЛАЕМ КИДАЕТСЯ НА ВОШЕДШИХ. СТАРИЧОК ТОРОПЛИВО РАСКЛАНИВАЕТСЯ И УВОДИТ СОБАКУ. ВРАЧ ВЫХОДИТ ПРОВОДИТЬ ПАЦИЕНТА. РЕМОНТНИКИ ПРИНИМАЮТСЯ ЗА РАБОТУ.
ВХОДИТ РОДИОН ФОМИЧ. САДИТСЯ ЗА СТОЛ.

РОДИОН ФОМИЧ (НЕ ОБРАЩАЯ ВНИМАНИЯ НА ПРИСУТСТВУЮЩИХ): Боже, как удручающе действует на меня этот старик! Страшно смотреть на его трясущуюся голову, сгорбленные плечи, синие от выступивших вен, похожие на птичьи лапки, руки. Тесты не показали каких-нибудь аномалий. Но всякий раз меня передергивает от его клетчатого платка, от запаха его духов. У Оленьки те же духи, однако Оленька безмерно привлекательна! (ДОСТАЕТ БОЛЬШОЙ КЛЕТЧАТЫЙ ПЛАТОК И ПРИКЛАДЫВАЕТ ЕГО КО ЛБУ.) Платки, духи, лица - все перепуталось. В обществе ли нахожусь, среди коллег ли, на улице - все мне кажется, что кругом маскарад, а под масками скрывается ехидное морщинистое лицо моего пациента. Всюду этот старик. Всюду его гнусный клетчатый платок. Весь наскрозь пропитан его слащавым запахом. Что ему нужно от меня? От Оленьки? Какое вообще он имеет отношение к Оленьке?
Чокнулся ты, Родион, окончательно. Не пора ли заняться самолечением? Или от этого не лечат? (РОДИОН ФОМИЧ ОПУСКАЕТ РУКИ НА КОЛЕНИ, ЗАКРЫВАЕТ ГЛАЗА, ГОВОРИТ МЕДЛЕННО, ТЩАТЕЛЬНО ПРОГОВАРИВАЯ СЛОВА) Твой пациент, Родион, - милый благообразный старичок почтенного вида. Твой пациент, Родион, прожил замечательную жизнь и сумел не опуститься к старости до разговоров о давлении, сердцебиении, погребении. Ты слышишь меня, Родион, ты понимаешь? Я врач - я понимаю.

_______________
__________
______
__

..........................ЯВЛЕНИЕ СЛЕДУЮЩЕЕ (ИЛИ ПРЕДЫДУЩЕЕ)

БОЖЕСТВЕННО МЕБЛИРОВАННАЯ КОМНАТА В ЛИЛОВЫХ ТОНАХ. В КОМНАТЕ ОЛЕНЬКА (НА ПУФИКЕ ПЕРЕД ТРЮМО) И ДАМА, ЛИЦА КОТОРОЙ НЕ ВИДНО. СЛЫШНЫ ГОЛОСА СМЕЮЩИХСЯ, ЗВОН ПОСУДЫ - ВЕРОЯТНО, В СОСЕДНИХ КОМНАТАХ ГОСТИ.

ДАМА, ЛИЦА КОТОРОЙ НЕ ВИДНО: Ждать - не дождаться - сделать вид, что не ждала никого. Триптих. Треединая забава мазохистов.

ОЛЕНЬКА: Мне Родион Фомич сказал, что женщины выискивают себе страдания, что это - наш хлеб, что влюбляемся мы избирательно - только в того, от кого беспокойства больше.

ДАМА, ЛИЦА КОТОРОЙ НЕ ВИДНО: Выбираем крест - роняем, потому что тяжело нести, - возвращаемся обратно, чтобы снова взвалить на себя брошенное, - роняем, потому что тяжело нести...

ОЛЕНЬКА: Неправда Ваша! Не тяжести пугают, а равнодушие.

ДАМА, ЛИЦА КОТОРОЙ НЕ ВИДНО: Да кому они интересны, страдания твои, девочка моя?! Кому интересно, что ты дрожишь от нетерпения встретиться с ним взглядом?! Он прекрасно это видит, но ему интересней, почему брюнетка в светло-зеленом не дрожит подобным же образом. Сострадания хочешь, Оленька? А ты его страданиями страдай! Ты страдай, что брюнетка в светло-зеленом не дрожит подобным же образом, не обращает внимания на такого дивного мужчину - тогда Вы будете сострадать друг другу. Идеальный, беспроигрышный вариант, если только ему не опротивят собственные страдания, и он не предпочтет жить до старости без страданий, состраданий и тому подобной чепухи.

ОЛЕНЬКА: Как холодно Вы рассуждаете? Как можете Вы так рассуждать?!

ДАМА, ЛИЦА КОТОРОЙ НЕ ВИДНО: А как ты можешь так безобразно себя вести?! Почему ты позволяешь кучеру, лакею знать, что у тебя в душе? Куры читают тебя по глазам, дворня подбирает и читает твои письма. Лекаришке этому бездарному - Родиошке - исповедоваться ходила. Зачем, спрашивается? Твои мысли немудренные всем и каждому со спины видны, девочка моя. И не утешайся, что поведение твое выказывает страстность натуры. Глупость и ребячливость оно выказывает, девочка моя.

ОЛЕНЬКА: Можно подумать, что Вы своей каменной рожей что-нибудь от кого-нибудь скрыли! Можно подумать, что о Вас никому нигде не известно!

ДАМА (УСПОКАИВАЮЩЕ): Ну не груби и не дуй губы! (РАЗДАЮТСЯ ГОЛОСА:"ОЛЕНЬКА! ОЛЬГА АРСЕНЬЕВНА!") Гости зовут. Их развлекать надо.

ДАМА ВЫХОДИТ. ОЛЕНЬКА ДОСТАЕТ ИЗ ЯЩИЧКА ТРЮМО ПИСЬМО, ПЕРЕЧИТЫВАЕТ И РВЕТ.

ОЛЕНЬКА (НЕЕСТЕСТВЕННО КРИВЛЯЯСЬ): Мой единственный! Я умираю. Тьфу-ты! (МЕНЯЕТ МАНЕРУ РЕЧИ НА ОБЫЧНУЮ) А ведь не умираю. И пульс нормальный, и кровяное давление. (СМОТРИТСЯ В ЗЕРКАЛО, ПОПРАВЛЯЕТ ПРИЧЕСКУ, ПОДКРАШИВАЕТ ГУБЫ) А здОрово я Родиона Фомича зацепила! Вот дурак-то, господи! Как можно будучи таким беззащитным и ранимым так слепо доверять людям?! Все ему кажутся замечательными людьми, в каждом он готов увидеть друга. Никогда не забуду, как он плакал слезами у маменьки в ногах, а она гладила его презрительно по голове. Я тогда ребенком была, но с тех самых пор, как подглядела рыдающего мужчину в маменькиной спальне, - с тех самых пор ребенком быть перестала.

В КОМНАТУ ВХОДИТ ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ С БУТЫЛКОЙ ШАМПАНСКОГО В РУКАХ.

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: Оленька, о чем Вы скучаете? Давайте пить шампанское! (ОТКРЫВАЕТ БУТЫЛКУ) Где фужеры? (ОГЛЯДЫВАЕТ КОМНАТУ) Впрочем, можно из горлышка. (ПРОТЯГИВАЕТ БУТЫЛКУ ОЛЕНЬКЕ) Пейте, Оленька! Напьемся и пойдем танцевать. (ОЛЕНЬКА ПЬЕТ НЕУМЕЛО, ПРОЛИВАЯ НАПИТОК НА ПЛАТЬЕ) Браво! Браво! Дай-ка я тебя поцелую, мой цветочек. (ВЫТЯНУВ ГУБЫ, ПРИБЛИЖАЕТ СВОЕ ЛИЦО К ЛИЦУ ДЕВУШКИ. ПОЛУЧАЕТ ПОЩЕЧИНУ.) Браво! Браво! У, какой ароматный цветочек! Слушай, а не сбежать ли нам с тобой куда-нибудь сию минуту? (ОЛЕНЬКА МЕДЛЕННО РУКУ ДЛЯ НОВОЙ ПОЩЕЧИНЫ) Молчу-молчу. Идите, Оленька. Вас спрашивала Ваша maman.

ОЛЕНЬКА ВЫХОДИТ. ГОСПОДИН ПРИСАЖИВАЕТСЯ НА ПУФИК ВОЗЛЕ ТРЮМО. СМОТРИТСЯ В ЗЕРКАЛО.

Эх, Ольга Арсеньевна! Ольга Арсеньевна! Что мне за дело до Ваших мудрствований?! Мне это вовсе не должно быть интересно. Благородного вида дама, а волнений из-за нее, словно из-за девчонки-гимназистки. А была у меня, помнится, гимназисточка... Славная девочка. Я ее в щечки любил целовать. Кожа у нее аромат особый имела. Яблочком ее называл наливным, а она смеялась, что не кушает яблок. Инфлуэнция яблочко мое погубила, эх-ма...

ОТКУДА-ТО (ВОЗМОЖНО, ИЗ-ЗА ПОРТЬЕРЫ) ПОЯВЛЯЕТСЯ ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ ТО ЛИ ШВЕЙЦАРА, ТО ЛИ КАМЕРДИНЕРА.

ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ ТО ЛИ ШВЕЙЦАРА, ТО ЛИ КАМЕРДИНЕРА: Что же это Вы, господин хороший, с улицы не переобулись - узбекский ковер сапожищами топчите?!

ГОСПОДИН: Изыди, старая калоша, изыди!!! Ты мне до смерти надоел!!!

ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ УКОРИЗНЕННО КАЧАЕТ ГОЛОВОЙ И НЕ ДВИГАЕТСЯ С МЕСТА. ГОСПОДИН ВСКАКИВАЕТ В ЯРОСТИ И ТОЛКАЕТ В ГРУДЬ ЧЕЛОВЕКА В ЛИВРЕЕ.

ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ: Забываетесь, господин хороший.

СО СТОНОМ СХВАТИВШИСЬ ЗА ГОЛОВУ, ГОСПОДИН ПОЧТИ ВЫБЕГАЕТ ИЗ КОМНАТЫ. ПОЖИЛОЙ ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ ТО ЛИ ШВЕЙЦАРА, ТО ЛИ КАМЕРДИНЕРА ПОДНИМАЕТ С КОВРА ОБРЫВКИ ПИСЬМА, БРОШЕННЫЕ ОЛЕНЬКОЙ, КЛАДЕТ ИХ В КАРМАН. ОГЛЯДЫВАЯСЬ, ДАБЫ УДОСТОВЕРИТЬСЯ, ЧТО В КОМНАТЕ НИКОГО НЕТ, РОЕТСЯ В Я ЩИКАХ ТРЮМО. В ЭТО ВРЕМЯ ХОРОШО СЛЫШНО ВСЕ, ПРОИСХОДЯЩЕЕ В ДРУГОЙ КОМНАТЕ.

ГОЛОС ЖЕНСКИЙ: Оленька! Родион Фомич! Мы давно не слышали Вашего дуэта.

ГОЛОС МУЖСКОЙ: С удовольствием, с превеликим удовольствием.

ГОЛОСА: Оленька! Вы дивно аккомпонируете! Оленька, к инструменту!!! Бис! Мы ждем!

ЗВУЧИТ МУЗЫКА. ПРИЯТНЫМ БАРИТОНОМ ИСПОЛНЯЕТСЯ РОМАНС НА СТИХИ ОДНОГО МОДНОГО ПОЭТА.

БАРИТОН:
Я сбросил ее с высоты,
и чувствовал тяжесть паденья.
Колдунья прекрасная! Ты
придешь, но придешь - как виденье.

Ты мучить не будешь меня,
а радовать страшной мечтою.
Создание тьмы и огня,
С проклятой твоей красотою!

Я буду лобзать в забытьи,
В безумстве кошмарного пира
Румяные губы твои,
Кровавые губы вампира!

И если я прежде был твой,
Теперь ты мое привиденье.
Тебя я страшнее - живой,
О, тень моего наслажденья.

ЗВУЧАТ АПЛОДИСМЕНТЫ, И СНОВА ЗВУКИ СЛИВАЮТСЯ В ОДНООБРАЗНЫЙ ГУЛ ВСЯКОЙ ВЕЧЕРИНКИ. ЧЕЛОВЕК В ЛИВРЕЕ, ОБЫСКИВАЮЩИЙ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ КОМНАТУ, НАХОДИТ НА ДНЕ НАПОЛЬНОЙ ВАЗЫ ИГРУШЕЧНЫЙ ПИСТОЛЕТ, КЛАДЕТ ЕГО НА ВИДНОЕ МЕСТО И ПРЯЧЕТСЯ ЗА ПОРТЬЕРУ, ТАК КАК СЛЫШИТ ПРИБЛИЖАЮЩИЕСЯ ГОЛОСА.

ГОЛОС ЖЕНСКИЙ: Ты чудесно пел сегодня! Спасибо!

ГОЛОС МУЖСКОЙ: Для тебя, милая Ольга Арсеньевна! Только для тебя!

ПОЯВЛЯЕТСЯ ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ И УВЛЕКАЕМАЯ ИМ ЗА РУКИ ОЛЕНЬКА.

ОЛЕНЬКА: Ты на меня напрасно рассердился давеча. Я ненавижу этого старика. Не принуждай меня вести с ним учтивые беседы. Это выше моих сил.

ГОСПОДИН СРЕДНИХ ЛЕТ: Нельзя поддаваться предрассудкам. Мне, признаться, тоже неприятен старик, и - если честно - я побаиваюсь его пса, но нельзя же обычную вежливость подменять нашими суеверными изысками. Отношения нужно строить на разуме.

ОЛЕНЬКА: Я чувствую, что сторик носит в себе беду. Мою беду. И твою.

ГОСПОДИН (ПОЕТ): Колдунья прекрасная ты с проклятой твоей красотою!

ОЛЕНЬКА СМЫКАЕТ РУКИ НА ШЕЕ ГОСПОДИНА СРЕДНИХ ЛЕТ.


......................................ЗАНАВЕС ОПУСКАЕТСЯ.


ПО ЭТУ СТОРОНУ ЗАНАВЕСА - СТАРИЧОК С МРАМОРНЫМ ДОГОМ.

СТАРИЧОК: Что, Брат, сидишь возле меня? Иди - побегай, порезвись, пока молодой. Болеть, Брат, знаешь, как тяжело? Голова кружится, руки-ноги не слушаются. И жить хочется, так жить хочется - врагу не пожелаю. Как поймешь, Брат, что никакой у тебя внутри жажды, кроме этой - жи-и-ть, не осталось, - значит, всё, значит, помирать, Брат, пора.

РЕЗКО БЬЕТ СОБАКУ ПОВОДКОМ. ДОГ ОТСКАКИВАЕТ, ОЩЕРИВАЕТСЯ, ГЛУХО РЫЧИТ.

СТАРИЧОК: Как они могут?! Как они могут?! Хохочут, целуются, радуются. Словно меня нет. Словно я тоже умер. Уже. (ПЛАЧЕТ) Прости меня, Брат! Ведь ты простишь?

ДОСТАЕТ ПИСТОЛЕТ И СТРЕЛЯЕТ СОБАКЕ В ГОЛОВУ. ВСТАЕТ НА КОЛЕНИ И ПОЛЗЕТ К МЕРТВОМУ ПСУ. УТКНУВШИСЬ В ЗАГРИВОК, ПЛАЧЕТ НАВЗРЫД, СЛОВНО ОБИЖЕННЫЙ РЕБЕНОК.

-1990-



=======================================
В тексте использованы стихи И.Северянина и К. Бальмонта.

 
Замечания

[Гарантированное прочтение]Извините, но на прозу мне требуется определённое настроение, которое в данный момент отсутствует.
Поэтому, не прочитал... не оцениваю... постараюсь в будущем загладить... Happy 3

Борис Дадашев  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

[Гарантированное прочтение]

чудненько и очень готично!
ставлю.... 7!!!

Оценка:  7
Der Prophet  ⋅   13 лет назад   ⋅  >

 Happy 3

Ю.В.  ⋅   13 лет назад   ⋅  >