КОРОТКОЙ СТРОКОЙ
***
дочери Алине

УЖАС ПРОНИК В ЧЕЛОВЕЧЬЮ ЖИЗНЬ,
ГЛАЗА БЫТИЯ ЦЕПКО СМОТРЯТ ИЗ МОРГА...
КРЕПКО, ВСЕВЫШНИЙ, ЗА ЖИЗНЬ ДЕРЖИСЬ,
А ЖИЗНЬ, ПРИЖИМАЙСЯ ДУШОЮ К БОГУ

***
ГОЛ КАК СОКОЛ,
ЛИШЬ ПОСОШОК В РУКЕ.
КТО НОСИТ ЖИЗНЬ В СЕБЕ,
УЖЕ НЕ НАЛЕГКЕ
***

ЗАКОНЧИЛИСЬ ДОЖДИ,
И В КРУЖКАХ НЕТ ВИНА.
ЗДЕСЬ ПРОМОЧИЛА НОГИ ЖИЗНЬ,
А ГОРЛО - ТИШИНА

***
Детали Бога все переписать
на чистый лист, что вырван из контекста,
где черному глаголу вволю места,
что мелким бесом точит небеса.
И падает средь точек, запятых -
червивый небосвод теряет звезды,
а разум мировой вбивает гвозди
в мой тихий дом, где дочки держат тыл...
***
Мой адрес затерялся от скитаний
В миру, что сложен из моих стихов.
Пиши, не ошибешься, в мироздание
На имя "мой божественный глагол"!
***
божья милость души овдовела
на работу выходит червяк
сквозь завалы кембрийского мела
сквозь историю общего дела
сквозь молекулы грешного тела
точит звездный каркас натощак

МОЙ ДРУГ, НЕ ВЕРЬ,
НЕ БОЙСЯ, НЕ ПРОСИ,
КОЛЬ НИЩЕТОЙ ДО
НИТОЧКИ ОБЛАПАЛИ.
О, ДУХ, КАК ХУДО
И СУРОВО ВО РУСИ,
ГДЕ ГЕНЫ ДЕНЕГ
ПАХАНЫ НАХАПАЛИ.
***
Ты на посту у вечности стоишь
И ждешь, когда тебя другие сменят,
И слышишь, как скребется, словно мышь,
Весеннее земное наше время!
***
Здравствуй, девочка- НЛО,
Легкокрылое бойкое "О"!
И ля-ля накатило волной,
Рот заполнив певучей слюной.
А сердечного тока струя
Прокричит О-ля,ля! О-ля,ля!
Оля,ля!



***
Поклонницы узнать хотели,
Что делает в ночи поэт
С любимой женщиной в постели?
А у поэта женщин нет
Уже которую неделю.
Поклонницы вскричали - "Ах!
Откуда много их в стихах?"
***
Бог плакал и читал стихи по-русски,
томление в груди глаголом заглушив.
Ведь сердца боль- полоска жизни узкая,
спасает всё на пёрышке души.
***
С видом на вечность глядят мои окна.
Вяло бельишко на дворике сохнет.
Но вдруг прорывается с моря сквозняк -
Парусом стала вмиг простыня!
И устремился наш дворик беспечный
Мимо милиции в плюс бесконечность!
                                          
                                     ДОНЕСЕНИЕ

Опять шпионы оторвались на метро,
И всем составом ФСБ ушло в народ.
А что агенты позабыли среди нас -
Всем разъяснил доходчиво спецназ


***
 
Валерию Воробьеву

Не с кем опохмелиться.
Не к кому в гости зайти.
Небом чумазая птица
В пьяном угаре летит.

Мир за окном заморожен,
Скука стоит по дворам,
А прежде такая хорошая
Житуха была по утрам.

Некому заступиться -
Ангел над книгой затих.
Вот допишу страницу -
Может заступится стих!

***
Февраль... Чернил уж не достать.
Журчит весна по файлам Интернета.
И лишь душа бессмертного поэта
стихи диктует чистоте листа.

***
Жизнь во мне, а в жизни – я.
Трачу, трачу постепенно
страх пред бездною Вселенной,
зная форму бытия:
ЖИЗНЬ ВО МНЕ,
А В ЖИЗНИ – Я!

***
 Неба не тлеющий холст
к ночи опять изрисован.
Стою, как дитя, очарован,
Читая созвездья стихов.

***
В черном ящике грудной клетки
укоренилось сердца биение.
А на дождавшейся тепла ветке
почка врастает в облик Вселенной.
И этот первый крохотный лист
отсрочит на год земное крушение.
Вновь наплывает небесный прилив
Бога всемирное притяжение.

***
И доблести, и подвиги – всё мимо.
И слава не коснулась рукавом.
Но чувствуя себя непобедимо,
когда не побеждаю никого!

***
Жизнь наполняю собой.
В звёздное небо гляжу я.
Пока меня видит Бог –
значит, я существую!

***
Когда в стране замешивают бурю
российствующие мастера грызни, -
то денег не хватает бескультурью...
Культура приучилась жить без них!



***
И оправдывались людишки,
убежденные мыслью одной:
-Мы всего лишь пылинки
в божьей горсти.
А Господь смотрел с вышины
и качал головой:
- До пылинок в моей ладони
вам еще предстоит дорасти!


***
И снова мы сменили быль на небыль.
Темным темно на сердце у страны.
Кричит народ, но Бог молчит на небе.
Ведь тишь высот сильнее бурь земных

***
Ты меня изваяла нежной ладонью
Из просторов простынь голубых...
Ты меня воскресила своею любовью,
Чтобы гневно спросить:
-Где ты был?!


***
Весь жизненный напор
Смерть сводит под чистую.
Но мыслит Бог с тех пор,
Как люди существуют!


***
Россия, как стреляный воробей
Довольна осьмушкой хлеба.
Господи, быть синицей в руке твоей
Лучше, чем журавлём без неба!