ottorahn

Французский нос
В тот день студент факультета журналистики Андрей Логинов собрал всех своих друзей - здорового молчаливого однокурсника Витька и худощавого редактора одной из питерских бесплатных газет Игоря - неслучайно. Дело было в том, что буквально на днях Андрей вернулся с киевского "майдана Незалежности", где провел четыре дня, наблюдая за развитием "оранжевой революции" сторонников Ющенко. Ездил туда Логинов по своей собственной инициативе, никого из знакомых или родственников у него там не было. Поэтому все четыре дня он находился в самом эпицентре событий, и собирался за кружкой пива поведать своим товарищам "истинную правду" (по его собственным словам) о происходивших на Украине событиях.
Приятели взяли по сто и по кружке пива и удобно расположились за одним из столиков вечно мрачного и укуренного бара "Окоп". Заведение было настолько мрачным, что посетители зачастую пьянели даже со стакана сока. Тем не менее, у университетских студентов и преподавателей бар пользовался популярностью как место, в котором можно было неплохо и недорого провести время в компании коллег, за дружеской беседой.
Товарищи выпили за встречу водку, сделали по глотку из запотевших кружек и закурили по сигарете. Глубоко затянувшись, Андрей начал свой рассказ.
Он поведал о том, как ехал в поезде, битком набитым сторонниками Ющенко в оранжевых футболках и шарфах, которые рассказывали о московских омоновцах, штурмующих палаточный лагерь на майдане, о казаках, окружающих все прибывающие в столицу Украины поезда, и прочих невероятных слухах которыми обростают массовые движения подобного рода. Разумеется, никаких казаков Игорь во время пути не увидел, а когда вышел на киевском вокзале, вокруг, насколько хватало глаз, развернулось оранжевое поле. Все, буквально все было оранжевым. Молодой журналист вспоминал, что никогда в жизни ему не доводилось видеть такое количество людей,объединенных общей идеей. Там были миллионы человек, без преувеличения.
 - Вы, знаете, друзья, - Доверительно наклонился к товарищам Андрей, когда они, долго не раздумывая, взяли по второй кружке пива, - Как мне все это "напомнило" революцию шестьдесят восьмого года! Пусть все это хорошо организовано, пусть так! Но... Париж, весна, баррикады, любовь! Понимаете?!
Игорь и Витек, знавшие о левацких взглядах Андрея, быстро покивали, Игорь даже презрительно хмыкнул.
Андрей, казалось, не заметивший отношения друзей к его словам, возбужденно продолжал:
 - Понимаете, я за все четыре дня не слышал ни одного грубого слова, хотя сам русский. Мне один тип - ну, вылитый бык - наступил на ногу случайно, не заметил. Так он извинился, представляете?! Я подошел к одной женщине, сказал, что русский, так она меня приютила на все время. Простые украинцы меня поили и кормили. А главное, - Тут голос Андрея стал значительно глуше, - На майдане я встретил свою любовь. О, какая романтическая эта история!
Витек с интересом взглянул на однокурсника, Игорь поперхнулся пивом:
 - Ну, Андрей, ты, блин, даешь! Какая любовь, за четыре-то дня?
 - Слушайте, - чуть не крикнул Логинов, замахав руками и неосторожно задев кружку с ценным, весьма способствующим разговору напитком.
 - В последний день я направился к самому центру революции - к трибунам, с которых выступала Юлия Тимошенко, Ющенко и другие. Это было, кстати, не так просто из-за большого количества народа. Так вот. Среди всей этой "оранжевой" массы я увидел девушку. Она вся была одета в синее с белым и держала в руках плакат, призывающий голосовать за Януковича! Представляете? На митинге "оранжевых" вести агитацию за Януковича!
Андрей сделал еще один большой глоток пива и продолжал:
 - Я стоял несколько часов и наблюдал за ней. На девушку сначала не обращали внимания, потом начали издеваться. А она все стояла и ни на кого не смотрела. До рукоприкладства дело не дошло, но я все-таки подошел к ней, познакомился. Ее звали Светлана, сама киевлянка, но фанатично предана Януковичу. Мы с ней потом гуляли всю ночь, смотрели на звезды... А главное, у нее такой нос, знаете, как у вон той расфуфыренной куклы, - тут Андрей махнул рукой куда-то по направлению к соседнему столику, за которым расположились, судя по комплекции, не иначе как студенты факультета физической культуры.
 - Французский нос? - оживился Витек, - как у этой актрисы, как ее...
 - Да-да, именно французский, - подтвердил Андрей.
 - Да, такая девушка действительно мечта каждого... - задумчиво проговорил Игорь, затянувшись сигаретой.
 - Что ты имеешь в виду? - недоуменно спросил Витек. Ему такие порывы были абсолютно чужды.
 - Вот. Я влюбился. А мне утром уезжать. Что мне делать? - с тоской посмотрел Андрей на своих приятелей.
 - Что-что! Пригласи ее к себе в Питер, - сухо отрезал Игорь, - а лучше, поезжай к ней в Киев и увози к чертям собачим.
 - А если не согласится? Ведь мы общались только один раз.. Потом, ей всего пятнадцать лет. Мама не отпустит, еще что-нибудь...
 - Поезжай, я тебе говорю! - гнул свое Игорь, - В противном случае будешь жалеть всю жизнь. Лучше что-то сделать и жалеть, чем не сделать, и потом жалеть.
 - Да, Игорек, ты прав.. Поеду, - Андрей совсем захмелел и уткнулся носом в свой кулак.
 - А говорят, что у Ющенко лепра, проказа. Я в интернете фотку видел, - вновь вступил в разговор Витек.
 - Да нет, это его москали ипритом отравили, - поучительно ответил Игорь.
Эти слова несколько оживили Андрея:
 - Иприт, между прочим, воздействует на легкие, а не так вот. Да и какое это имеет значение! Я к ней хочу, к Светлане. Если не поедет, приму украинское гражданство! - истерично закричал Андрей.
 - Ну, брат, ты уже совсем... - начал было Витек, но закончить фразу ему не дал амбал, мгновение назад сидевший за соседним столиком.
 - Можно к вам, ребята? - спросил амбал и, не дожидаясь приглашения, уселся на свободный стул.
 - Наши девушки, - тут амбал обвел рукой окутанный сигаретным дымом столик, - хотят, чтобы вы перед ними извинились. Ваши слова про нос им не нравятся. Если хотите, то извинений требую я. И мой друг. Идите и извинитесь. Сейчас же.
На эти слова из тумана появился еще один амбал со зверской рожей.
 - Что вы говорите? - Андрей выпил лишнего, поэтому не смог адекватно оценить обстановку.
 - Мы не будем извиняться, - встав, и оправив пиджак, сказал Игорь, - Мы говорили не о ваших девушках, и не виноваты, если некоторые наши высказывания они воспринимают на свой счет...
Игорь обернулся, ищя поддержки у товарищей, но в это время тяжелый удар обрушился на его затылок. Следующим ударом амбал разбил лицо встававшему Андрею, в то время, как второй амбал пинал ногами Витька.
Едва очнувшись от болевого шока, Андрей увидел перед собой бве пары стройных ножек и откуда-то сверху раздался до боли знакомый ему высокий женский голос:
 - Ты сначала на свой нос посмотри, падла!
Хмель мгновенно выветрился из головы Андрея. По звукам он определил, что около него продолжается избиение его друзей, но это было сейчас не важно. Совсем не важно.
 - Светлана, Светлана, это ты?! - вскочив и утирая руками кровь с лица крикнул Андрей, - Неужели ты меня не узнаешь?
Обладательница стройных ножек стояла, приоткрыв рот и прижав к нему ладонь. Крики молодого студента, казалось, остановили время. Амбалы замерли с поднятыми кулаками, вопросительно смотря на девушку.
 - Да, Андрюша, это я. Только я питерская журналистка и ездила в Киев по заданию редакции. Так что извини..
 - Ах, ты... глаза Андрея налились кровью, - Ах ты, сука, да для таких как ты ничего святого нет! Да ты... Да за такое убивают!
После короткого диалога двое амбалов полностью переключились на Андрея. Избиение продолжалось.
Замечания

[Гарантированное прочтение]

Искренне жалко студента

Оценка:  8
Игорь Лупинский  ⋅   15 лет назад   ⋅  >