обреченные на любовь
У свежескошенного газона

Аромат вдыхая сена,
Наслаждаемся и млеем-
А ведь это запах тлена,
Запах крови смертью веет,-
Место вечного закланья
Тысяч жизней не прожитых,
Неслучившихся свиданий,
Несвершившихся открытий,
Смрад душевного разврата,
Горе брошенных любимых,
Гул далекого набата
Мыслей, глупостью судимых.
Питекантропы с рожденья,
Кожу медленно сдирая,
Подтверждаем с сожаленьем:
«В этом мире нету рая».
На мосту, что тоньше бритвы,
Через реку слёз и хлама
Шепчем мы любви молитву
По своей дороге к храму.

***
В безумьи яростных сражений
Двух тел алтарь самосожжений
Был поглощен огнем любви.
Им плотской страсти было мало-
Двух душ от самого начала
Слиянья жаждали они.

В истошном возгласе безбожном
Они мечтали, осторожно
Мешая ересь и вино,
На квадрильон частиц распасться,
С вселенским хаосом смешаться
И стать как целое одно.


 
***

Мой друг, пожалуйста, молись
За наши души, что в руинах,
За трёхкопеечную жизнь,
За силы, что иссякли ныне.

Мой брат, тебе моя стезя
Казалась гладкой и красивой,
Но жизни вечное «нельзя»
Нещадно истребило силы.

Хранитель мой, меня прости
За докучающие просьбы.
Зажги свечу и попроси,
Чтоб полюбил я.
       Эх, сбылось бы…

      Графика ветра

Графика ветра на мокром стекле.
Холодом жизнь обдувает…
И на вопросы- кто я и где-
Чётких ответов не знаю.

Я не приемлю банальности той,
Что утопает в изысках.
Сердце истоптано пёстрой толпой,
Рассредоточено в лицах.

Мне не найти, не понять, не постичь
Дивную графику ветра:
Ты для меня - долгожданная нить,
Болью влекущая в вечность.


***
За стеклом размокает день,
Переходит вальяжно в вечер,
Навевая тягучую лень
На душевные волны. И вечность
Беспристрастного чуда дождя
Виртуальностью нас разделяет,
В суете растворяя тебя,
Лень тягучую мне оставляет.
   ***
Густой туман зловещей пеной
На боль тоскливую могил
Ложился странно и надменно,
Остатки забирая сил.

Седой ковыль с надгробий влажных
Вопил над сломанной судьбой.
Чертовски важно быть неважным,
Быть раздираемым собой.

А в завершение раздрая
Душа- на тысячи фрагментов!
На «Бис!» уйду и, умирая,
Оглохну от аплодисментов.

Deja vu

Тому тысячелетий пять
Мы мимолётно повстречались
И на века потом расстались,
Чтоб ныне встретиться опять.

В обличье самых разных тел,
Эпох, сюжетов, облачений
Живу я ради тех мгновений,
Когда бы вновь тебя узрел.

Сквозь сумрачность моих веков
Я жажду судеб перекрёста,
И от рожденья до погоста
Ищу того, кто мне не нов.

И каждый миг найти хочу
Любовь, что мне давно знакома,
И над столетьями лечу
По направлению к фантому.








Жизнь во сне
Здесь человек лишь снится сам себе
Фёдор Тютчев

Я не живу- лишь вижу сон,
Где всё со мною происходит:
Где силы жизни на исходе,
Любовный вирус побеждён.

Звон приглушённый колоколен
К себе на исповедь зовёт.
Мне покаянный груз не в счёт,
Я остаюсь судьбой доволен.

С тревогой, трудно объяснимой,
Пытаюсь вырваться из сна,
Но лишь прозрачная стена
У выхода, и нету силы.

Я там любил. И здесь люблю.
А голос величаво-жуткий
Внушает сотни раз за сутки,
Что не живу я, только сплю…

Я не живу- я вижу сон,
Где лишь готовлюсь к пробуждению.
Прожить бы несколько мгновений,
Там, где любим и где влюблен.

















Нет меня

К моей руке, которой больше нет…
                                        М.Цветаева

Смотрю на руки: их со мною нет.
Мои, но без меня, в безумной пляске
В объятия заключают и ведут
Свои узоры по шелкам - к развязке.

Бросаюсь к зеркалу- меня там нет:
Я не с собою, не в себе я,
Я там, где я любим, где я
С минутой каждою нужнее.

Смотрю на ноги: их со мною нет.
Они, как корни вечных исполинов,
Опорой служат для других
В слияньи непреодолимом.

Бросаюсь к зеркалу- меня там нет:
Я не с собою, не в себе я,
Я там, где я люблю, где я
С минутой каждою нужнее.


Миражи моего мирозданья

Мокроватость мути,
Мрака, мрази, мзды,
Милой моей жути-
Меченой звезды.
Матершина масти,
Мерзости, муры-
Маленькое счастье
Мятой мишуры.
Мученик манерный-
Маревый магнит,
Манит характерно,
Мысли полонит.
Материнство цвета,
Маржинальность* дня –
Мимолетность МЕТО-
МИРАЖЕЙ меня.
*-здесь в значении: находящийся в крайнем, предельном состоянии, у некоторой черты, грани

24-36

Мне утром - двадцать четыре,
А вечером- все тридцать шесть.
В измотанном злобою мире
Мне мучиться выпала честь.

Стремясь избежать подаянья,
Менял в неизбежности честь
На двадцать четыре рыданья,
А вечером - на тридцать шесть.

В истерзанном глупостью мире,
Где мы, ускоряясь, живем,-
Мне утром - двадцать четыре,
А все тридцать шесть- уже днем.


***
Я думал: ты мне друг, а оказался враг.
Я думал: ты- больной, а оказался врач.
Я думал: ты мне брат, а ты лишь мой мираж.
Я думал: компаньон, а ты – безумья блажь.
Я думал: ты-весна, а вышло- первый снег.
Я думал: полубог, нет- просто человек.
И никогда никто не сможет упрекнуть
Меня, что я живой, хотя и полутруп.


Фантасмагория

Танцплощадка надгробий,
На мольбертах портреты
Погребенных, утробный
Вопль, крестов нигде нету.
Вот куда мы стремимся,
В суете растворяясь.
Скоро здесь приютимся,
Без любви вымирая.






Светопредставление

Интимный шепот туч,
Как боль непониманья,
Ласкает пыльный луч,
Чтоб отложить прощанье.
И сердце гневу в такт
Так стонет бестолково-
Я ухожу в антракт,
Всё сделав образцово.
Чертовски глупый снег
Весь день вопит о вере,
Ничтожный человек
Стал скопищем химеры.
Высокая мечта
Есть притяженье воли.
Но тот - не Тот, и та-
Невоплощённость доли.
Душа рвалась достать
Трещоткой ностальгии
Божественную стать
По лестнице из пыли.
И воли нет упасть,
И силы нет подняться,
Привязанность проклясть,
Враждою упиваться,
Тонуть в пустом ведре,
В беспамятстве блуждая,
И выжить на одре,
Собой пренебрегая.
Но никогда ни в чём
Не высказать упрёка,
Что тесен стал дурдом
Юродивым пророкам.












***
Мимо женщина прошла.
                          Женщина.
Сатанински хороша
                      И божественна.
То великий божий дар –
                     Так пройти.
Не желая,
               Так меня завести.
Восхищение моё
               Не окончится.
Мне б ей вслед, к ногам её,
             Тенью броситься.

***
Vous etes en moi comme une hantise…
(Вы во мне как наваждение)
Из письма А.Модильяни А.А. Ахматовой

Вы для меня, как наважденье,
Невоплотившийся мираж,
Как боль, как сумрак, как затменье,
Судьбы гремучий антураж,
Как завещание сотен тысяч
Несостоявшихся премьер,
Как обещание в обычном
Увидеть вычурность химер,
Вселенский вой души стигматов,
Кровоточивость вещих фраз…
И вдруг патологоанатом-
Итог любовных метастаз.








***
Слезы на лице. Какое горе
Плакать этой девочке велит?
Вновь, как в юности, закабаляет волю
Страх к ней подойти, заговорить.
Мне б спросить её, что приключилось,
И могу ли чем-нибудь помочь.
Сумерки над душами сгустились:
Неужели завтра будет ночь?


 Разговоры по сотовому

- Привет, Мурлыка!
Как дела?
Я, наконец, тебя услышал.
Ты где ходила? С кем была?
Привет, Мурлыка!

- Привет, Малышка!
Я так рад,
Что ты мне всё же дозвонилась.
Мы завтра встретимся опять?
Конечно, снилась.

- Привет, Красавица!
Я? Ел.
Уж полчаса, как мы расстались,
А я соскучиться успел.
Кто? Я? Красавец?

- Привет, привет…
Забыть? Едва ль.
Возможно ль это?
Так, значит, завтра тоже в два?
У трафарета?

- Пока, Мурлыка!
Нам пора.
Спокойной ночи.
За то мне нравится она,
Что я ей – очень.



***
В курортном городке похолодало.
Кончается охотничий сезон.
Я очень не хочу, чтоб Молодая,
Меня из своей жизни прогоняя,
С ума сходила и бежала вон.

Зима приходит в городок курортный.
За нас уставший мир безгрешно спит.
Чтобы не мучили кошмарные эскорты,
Давай не заглушать двух душ аккорды:
Весна придет- и чувства воскресит.


***
Феникс, порхающий в красной пещере…
                                             Дао Любви

«Феникс, порхающий в красной пещере»-
Классика жанра, жажда химеры.

В жизни осталось только отточие.
Всё получилось кощунственно очень.

Шорох стихает интимно-зловещий.
Каждая дикость становится вещей.

Мы отживаем так бестолково,
Глупо, избито, банально, не ново.

Только любовь безупречностью тайной
Нас воскрешает яростным танго.












***
Наглухо задёрнуты портьеры.
Стоны прерываются мольбой
В присно диких джунглях интерьера-
Человеки только мы с тобой.

Среди воплей девственной природы-
Павианов виртуальный шик.
Мы с тобой, как короли уродов,
Жаждем обнажения души.

След кровавый награждает спину.
Гейзером гремучим бьётся страсть.
Многократные полеты на вершину,
И падения- греховному во власть.

Возгласы величья водопадов,-
Рыки наслаждения пантер…
Я с тобой, как с миражом из ада,
Снова строю мир в глуши портьер.


 ***
Я унижен твоей красотой:
Я - твой раб, но и твой повелитель.
Привыкай: я твой муж. И с тобой
Впереди столько лет предстоит нам.
Был до боли величьем твоим
Я раздавлен, обижен, приглушен.
Но сегодня нам только двоим
Будет ветер скрипеть, что простужен,
Будут нежно подушки стонать,
Одеяло ненужное- мёрзнуть,
Чертыхаясь, камин стрекотать,
Улыбаться- незримые звёзды.
Тихий снег, зная тайны, в ночи,
Будет нежно пытать слепотою.
О блаженстве своем не молчи, -
Я - великий твоей красотою.






***
Я-тупик. Я – твой путь в Никуда,
Я - любви твоей горькое зелье.
Твое счастье я долгим похмельем
Отравлю по пути в Никуда.

Я- любви обречённость твоя,
Я – дорога твоя в безответность,
Твоя боль и её неприметность.
Я – любви пустоплодность твоя.

Я – тиран всех фантазий твоих,
Я – палач буйства чувств и мечтаний,
Твоей радости спёртость гортани.
Я - могильщик фантазий твоих.

Я- венок на могиле любви,
Я - твой гвоздь гробовой безучастный,
Я- причина возможных ненастий,
Я- свой крест на могиле. Увы...

Свободный от любви

Ухожу? Ухожу! Ухожу. Ухожу…
В неизвестность - смешным одиночкой.
Я свободен уже, и свободой дышу,
Опьянённый поставленной точкой.

Из далекого прошлого помню покой,
Вольной жизни пьянящую вечность.
Но боюсь, что, войдя человеком в запой,
Протрезвев, окажусь человечком.

Я прекрасною стал бы одною второй,-
Совершенным насколько возможно.
И теперь, став свободным, я в чём-то другой:
Полюбить не смогу. Осторожно!







Ворованное счастье

Чужая квартира. Чужая жена.
Чужие бокалы на кухне.
Чужие духи, а своя - лишь вина,
Что губы от ласки опухли.

Чужой нежный взгляд. Благодарны глаза,
Надеждою чуждою тешат
И преданно смотрят. Неужто нельзя
Забыть, что и в счастье я грешен?

Неужто сиротская наша постель-
Украденных чувств злая милость?
Чужую любовь воровать не хотел,
Да только своя не случилась…

Проклятье
 
Близость с тобою меня излечила,
Больше не брежу сладостной страстью.
Я ухожу от пророчицы милой,
Той, что молила: «Только будь счастлив.
Будешь ты счастлив - один иль с другою-
В тёплых, прохладных, жарких объятьях.
Ты излечился рядом со мною.
Будешь ты счастлив - моё в том проклятье».


***
Зачем обманывать себя,
Что мы ещё друг друга любим?
Давай признаемся: нельзя
Быть вместе нам. И утром хмурым
Не станем портить новый день
Сравнением со светлым прошлым.
Давай расстанемся скорей,
Воспоминанья не опошлив.
Давай сердца освободим
Для неизбежной ностальгии.
И ты одна, и я один…
Не я твой бог, моя богиня.




***
Опять не знаю, что со мной,
Хоть тридцать лет давно отметил:
В квартире помню нежилой
Твой поцелуй без междометий,
Что был прощальным в жизни той,
Как мостик к жизни-смерти этой…
Невыносимым стал покой.
В руке дрожала сигарета.

***
Любовь моя на паперти
Посылы к чьей-то матери
Покорно принимала в медяках.
Она была неистовой,
Молчащей, светлой, чистою,
И растворилась в быта пустяках.


***
Будь проклят мир, где я ничей,
Где не река я, а ручей,
И мир – пустыня.
Не стал оазисом мираж,
Вы не моя, а я не ваш -
Ничей отныне.


***
А может нет её уже-
Любви, что продолжает сниться
И улыбается сквозь лица,
Как лист, под снегом порыжев?

А может, мне уже пора
Забыть о прожитом затменьи?
Мне б только на семи ветрах
Не опуститься на колени.






Кондитерское (Любовь, которой нет)

Мир, сотворённый из конфет,
Рахат-лукума, мармелада-
Разрушен. Что ж выходит? Нет
И не было любви? Бравада?

Зефир, арахис, пахлава
Манят к себе, но несъедобны.
Беспомощны любви слова,
Когда вокруг - тьма душ голодных.

Разбились розовый шербет
И сливочный мираж халвичный
О ту любовь, которой нет,
О жизнь, в приличьи - неприличную.


***
Одиночество тихою поступью
Оглушает и сводит с ума,
И не важно весной или осенью
Есть диагноз один- тишина.
Пустота одичавшей квартиры
И зиянье почтовых глазниц,
И никчёмность твоя или мира,
И солёная слабость с ресниц.
Не прописанный признак фантомный:
В поле воин- один на один.
Детский смех раздается вне комнат…
Бедуин. Нелюдим. Не любим.













 Белый потолок

Холодная постель в объятья заключает,
Бессонница опять преподаёт урок,
И я в который раз смиренно изучаю
Лишь белый потолок, лишь белый потолок.

Ночная глухота до воя зацелует,
И разум истребит бредовый монолог,
Что сердце закричит, и вспомню Бога всуе,
Всю ересь вознося под белый потолок.

Луна упала ниц на грустный подоконник,
Который для меня - в другую жизнь порог.
Но я покуда здесь, своей мечты невольник,
В полёте душу рву о белый потолок.


Лицедеям

Сорвите маски, господа.
С лица сотрите краску.
Тушь смойте с век и никогда
Не пресыщайтесь лаской.

Оставьте в жизни все, как есть:
Без украшений.
Души поруганная честь -
Для искушений.

Сорвите маски, господа.
Не бойтесь крови.
Ведь ваша кровь- давно вода
В растворе боли.

Сорвите маски, господа.
Пусть вместе с кожей
Морали пыльная беда
Вас больше не тревожит.

Сорвите маски, господа.
И ароматом
Пусть мироточит, как всегда,
Любовный атом.

Театральное

Моя несыгранная пьеса,
Несостоявшийся аншлаг,
Моё фиаско, роль повесы
И в трауре склоненный флаг,
Моя бутылочка в антракте
И разопревший антрекот.
Жетон утерян в первом акте.
Заплывший жиром идиот,
После мистических реалий,
На сцену еле взгромоздясь,
Меня прилюдно обслюнявит
И наградит: «Я отродясь
Таких не видывал подонков,
Но всё же ты его сыграл».
Я про себя отмечу тонко:
« Ну вот, себя ты не узнал».
Моя несбывшаяся сказка,
Аккорды слова без конца.
Я отыграл. Смываю краску-
Игру с уставшего лица.























 Два клоуна

Два клоуна вернулись с Той войны
В пустынные гримёрки для паяцев,
Но Рыжий стал бояться тишины,
И Чёрный - одиночества бояться.

Меж грязно-бутафорскою грызнёй
Коллег и артобстрелом склочным
Вначале их искусство всем вознёй
Казалось - мелкой и почти порочной.

В аплодисментах утопало шапито,
Юпитеры насквозь пронзали душу.
Гастроли. Нет войны. Всё б ничего,
Но на арене – слёз, как крови, лужи.

Как арлекины всех должны смешить,
Так мы на их репризы- улыбаться.
Бездарно кем-то срежиссирована жизнь,
Где все всего обязаны бояться.

Два клоуна вернулись с Той войны,
И снова вышли к зрителям паяцы.
Как непосильна тяжесть тишины,
Но их задача- научить смеяться.



















Сироты любви

Стойкий запах полыни-
Горемычной травы-
Мне напомнит: отныне
Мы- сироты любви.

Мы- сироты пространства,
И неверья бомжи-
Ждём в любви постоянства,
Жизнь круша в миражи.

Миражи слов негодных
Неудачной весны
От оргазмов холодных
Уберечь нас должны.

Обречённости дети
Неподсудной души
Ни за что не в ответе-
Прозябаем в глуши,

В ожидании счастья
Год за годом живём.
До себя б достучаться
И понять, что почём?

Полшага- до безумья,
До любви- полштриха
Детям благоразумья…
Или внукам греха?



***
На душе безумья скверна.
Не увидимся, наверно,
Больше никогда.

А захочешь отрезвиться,
Встретиться, всмотреться в лица,
Позвони, Беда.




***
Пошёл ты вон, прочь из души,
Бери свои манатки,
И убегай, и уходи
Быстрее, без оглядки.

Изыди, милый сатана,
Из сердца, из мозгов.
Опять тридцатая весна
Мне шепчет про альков.

Я ей перечить слишком слаб:
Безвольно подчинюсь.
Греху прилипчивому - раб,
В оковах остаюсь.


Под звуки Баха в городе гроза

Динамики вплетали Баха в попурри,
С грозой не попадая в такт, бежал я.
С асфальтом ливень бился в пузыри.
Одежда, вымокшая, душу обнажала.

Стекало струйками благословение небес,
И, наполняясь, внешние карманы
Призывно хлюпали. Нательный крест
Вонзался в мессу вечного органа.

Средь сердце омывающих блаженных вод
Мне больше ничего не оставалось,
Как туфли снять и, позабыв про брод,
Искать себя в который раз сначала.












Старик

I.
Весенним яблоком морщинки-
Следы от прожитых веков.
И ты, и я- времён песчинки,
Железом сжатые оков.

II.

В старинном парке на скамейке изо дня в день сидел старик,
Чертил он там благоговейно в пыли дорожной. Я привык
К тому, что при сухой погоде здоровыми всем быть велит.
Да вот неделю не приходит. У завещанья- странный вид:
В пыли- наивные сердечки и двух влюблённых имена-
Каллиграфическая вечность: любовь = Он + Она.
Старик любил до дней последних, был окрылён и вдохновлён.
Истёртой тростью нарисован великой верности закон.

***
У меня украли сына-
Беспощадно, торопливо,
Дерзко и неумолимо,
Резко, мерзко - навсегда.

Разрезали по-живому:
                                   Папку выбрали другого-
Пожелать нельзя такого
Никому и никогда.

 ***
Во всем мне хочется дойти до самой сути…
Б.Пастернак

Я смысл пытаюсь угадать
Во всём, что в мире происходит.
И даже в том, что смерть уводит
Тех, кого рано забирать.

Но где он- смысл, когда гробы
Стране нужнее колыбелей?
Жить с каждым мигом тяжелее:
И в пустоте звучат мольбы...

***
Нищета свербит и сверлит
Мозг до самой середины.
И под эту оду смерти
Не найти мне половину.

Нищета кровавым буром
Достаёт души изнанку,
Огнедышащим шампуром
Добивая каторжанку.

Нищета души блаженной
Тягостна- страшнее нету.
В муке необыкновенной
Воплощаются Заветы.

***
В моей стране чужая власть.
Теперь в ней стыдно не украсть,
В почете дьявольская масть-
По совести жить стыдно.
России лучшие умы,
Тюрьмы не минут и сумы,
Бегут от Родины-чумы,
И выхода не видно.

***
               Волчьи времена…
                         Ю.Каунова

Волчьи времена,
      волчьи…
Ноги в стремена
                     ночью б,
И во весь опор-
                     в Сущность,
Всем наперекор
                     нужно
Жить- не выть среди шакалов
     полчищ,
Окровавленных оскалов
                            волчьих.
Стиснув зубы, пережить, молча,
Эти волчьи времена, волчьи…
 
 ***
В поклоне листьев алтарям
Весны незрелой
Я кружевной увидел храм
Небесно-синий с белым.
И блеском чудо-куполов
Судьба игриво
Надежду снова на любовь
Мне подарила.
Сирени мягкий аромат
Кропил бальзамом
Величие святых догмат
Над бело-синим храмом.
































УДЕТЕРОНЫ

***
Огромное небо моря.

***
Пустота. Пустоцвет. Святотатство.

***
Грешил, да так, что и молиться грех.

***
Ломбард души ждёт каждого из нас.

***
Схожу с ума я на безлюбье…

***
Черт возьми, я сатанею.

***
Всё не так, всё не то, все - не Ты.

***
Нет горя слаще, чем разлука.

***
Смиренный смерд, смердящий смертью.

***
Облагороженная рожа.














ДВУСТИШИЯ

***
О том, что снег идёт,
Лишь фонари
                       кричали в темноте.

           ***
Море-философ
Пишет свой вечный трактат,
Пеной внося коррективы.

           ***
Бабье лето. Последние дни.
Неужели последние? Боже.

***
Настенные часы без перерыва
Напоминают бренность бытия.

***
Снова мысли о хлебе насущном
Угрожают бессонницей жуткой.

  ***
Закралась в душу суета-
Украла душу суета.

            ***
Грехом,
Как мхом,
Душа покрылась.

***
С каким азартом лезем в грязь-
С такой бы прытью вверх стремиться.

             ***
Грешен, грешил: жил грешно,
Каюсь неспешно, смешно.

            ***
Дойти до самого до дна,
Чтоб к поднебесью устремиться.

***
И каждый шаг нас приближает к смерти.
Зачем тогда торопимся шагать?

***
Такой вот выкинул он номер-
Заслуга только в том, что помер.

***
Увидеть в едином мгновенье
Всё отраженье веков.

***
Я брожу в катакомбах души,
Совершенно себе не знакомый.

***
Непонятый - не значит непонятный,
Молчу - не значит нечего сказать.

***
Идёт по жизни человек,
Себя вынашивая в муках.
    
            ***
И снова путь извечный на Голгофу
Не за чужие - за свои грехи.

            ***
Неуютно, недомашне, неприкаянно
По земле с нагой душой ходить.

           ***
Вино на розлив- счастье по частям,
Как боль необустроенного быта.

***
Дайте, дайте организму
Клизму-
           от алкоголизма.

            ***
Звонок в незапертую дверь:
«Сумасшествие, заходи».

            ***
Бессилие страшней беды,
А нелюбви - безлюбие страшнее.

***
Каждый встреченный тобой-
Целая Вселенная, эпоха.

***
Любовь не знала обо мне
И в сети брать не торопилась.

           ***
Ухабы, рытвины, траншеи-
Как вектор поиска любви.

         ***
Синусоида жизни -
Амплитуда любви.

***
Любить до одури, до безрассудства,
До безразличия к себе.

             ***
Любовь до дырок на коленях.
Или - до дырки в голове.

            ***
На убийство любви обрекаю себя,
Уходя-прихожу, ухожу-приходя.

            ***
Соленый мир
Соленых чувств,
Соленых тел,
Соленой боли.

***
Рыба - цвета моря.
Птица - цвета неба,
Цвета счастья- человек.



           ***
Я ночь провёл с бессонницей в обнимку
И не скажу, что ночь не удалась.

         ***
Конечно, всё конечно,
Всё кончено, увы.

         ***
Потеряна минута
Потерянного человека
Потерянного поколенья
Потерянной страны.


























ОДНОСТРОФИЯ

***
Уходящее, уходящее, уходящее.
Будто солнце моё заходящее,
Восходящее - проходящее,
Приходящая жизнь - преходящая.

***
Твоё лицо, сошедшее с иконы,
Твой безупречный и безгрешный лик,
Покоем и покорностью ведомы,
И каждой чёрточкой весомый и знакомый…
А я в бесхитростном желании был дик.

***
Великой мистикой, прекрасным волшебством,
Как мессу миросотворенья,
Тебя искал, чтоб дивным торжеством
Окрасились немногие мгновенья.

***
И тишина упавшего листочка
Есть грохот для планеты всей.
Так жутко умирает одиночка-
Без покаянья-подаянья - ставит точку.
Но многоточие всего страшней…

***
Когда цветёт чертополох,
И бузина буянит цветом,
Не разберёшь: кто чёрт, кто Бог,
И кто за всё, за всё ответит?

***

Оскверняет, обнимая, чудо-тишина:
Прорывается сквозь тучи хрупкая луна.
Может, перед смертью души будут посмелей
В поисках своей вселенной на стезе своей.



***
Друзья потуже закусили удила,
Чтоб жить безропотно, но гордо.
А он не смог. Такие вот дела…
Ушёл. И расплодились морды.
 
***
Скрученный лист в осеннюю слякоть
Прощается с телом старой осины.
Мне самому в этот миг бы заплакать,
Да не сумею, уже не осилю.

***
От грехов души- смрадище,
В ожидании устало кладбище,
Но за мной следит Глазище,
Значит, я живой. Надо же…

***
Сиротливая бездна
Ждёт и кличет, маня,
Ожидая помпезно
Моего Неменя.

***
Я рыдаю без слёз,
Говорю немотой,
В упоение грёз
Я смотрю слепотой.

***
Пройти над пропастью, стремглав,
Без балансира.
Сквозь череду поэм и глав-
Чертой с пунктиром.

***
Я только сейчас чудо жизни изведал-
Неведомый раньше накал.
Я думал всегда, что за нею я бегал,
А я от себя убегал.




***
Проникнуть в тайны духа
Сквозь пелену объятий.
Сердечная разруха –
Лекарство от заклятий?

***
Прожитых лет моих трясина-
Нелепо склеенный сюжет:
Так жить уже невыносимо,
А умереть- отваги нет.

***
Остановить времён разбег,
Сквозь суетность прорваться,
Чтоб не забыть: я- человек,
Душой не потеряться.

***
Мишура миражей мирозданья
Полнотой бесноватой души
Обрекает любовь на закланье:
Стань юродивым, но не смеши.

***
Битва душ осатанелых-
Суета над суетой.
Что же нам прикажешь делать?
Что же делать нам с тобой?

***
С одной и той же скоростью паденья
Мы постигали грешные пути,
В мистерии любви и сожаленья
Пытаясь тайный смысл обрести.

***
В попытке обойти законы мирозданья
Мы новые заветы воздвигали.
Впечатал космос, приходя в сознанье,
Душонки наши в адские скрижали.




***
Любви роскошная палитра
Насквозь изъела мой мольберт.
Речитатив глухой молитвы-
Крещендо. Вот автопортрет.

***
Не надо объяснений никаких,
Я не хочу напрасных словоблудий.
Давай в словесной шелухе не будем
Искать зерно в нарядах шутовских.

***
Как-то странно: отлюбилось.
И от жизни круговерти
Легче мне не становилось,
Меньше стал бояться смерти.

***
Зелёный бум под первым снегом,
Недолгим заморозком – боль.
Хотелось жить в безумном беге,
Но в бензобаке жизни - ноль.

***
Опустив глаза, стыдливо прохожу я:
Человек над мусоркой склонился.
Мне-то что? Мои дела в ажуре.
Не понятно только почему ж я
От увиденного вдруг смутился?

***
Повели под руки бесноватого-
Ноги мельницей, всё тело пляшет.
Встретились глазами- страшновато мне:
Как он видит будущее наше?

***
«Не бросайте жемчуга вашего пред свиньями…»
Евангелие от Матфея 7:6

Не мечите бисер перед свиньями.
Что есть бисер? Знать бы… Кто- свинья?
Весь вопрос, чтоб мыслями невинными
Разгадать кроссворды бытия.
Замечания

[Гарантированное прочтение]

Содержание достойно восхищения. Стихосложение гораздо скромнее.
Спасибо
ЕЛ

Оценка:  7
Ольга Разумовская  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

[Гарантированное прочтение]

Ну вот Sad Опять сборник... Тяжко читать столько одного автора.... А еще тяжелее оценить. Да и возможно ли? По-моему нет... И не буду... Что-то близко, против чего-то всё протестует, да это и понятно... Но пусть наградой будет полное прочтение и нейтралитет Angel smiley,
С Уважением,

Наумов Александр  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

[Гарантированное прочтение]
Очень интересно,но тяжело воспринимать сразу такое обилие стихов.
Тем более тяжело оценивать,так как не бывает равнозначных двух стихо.
Тем не менее,после чтения остается яркий образ лирического героя.
А некоторые строки афористичны.Поэтому рискну и поставлю за весь цикл по максимуму.

Оценка:  10
OVSO  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

ах как вым не стыдно!!! тут читать и читать!!
читаю выборочно
что-то нравится
когда все прочитаю - расскажу

Кейт  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

где-то слишком кричите
поберегите связки...
да и кричать сейчас незачем...время не то

Кейт  ⋅   15 лет назад   ⋅  >