Пироги вот такие в дороге...
Пироги вот такие в дороге
через годы случаются часто:
о любви забываешь, о Боге,
ощущаешь себя ты несчастным,
и нет силы взглянуть друг на друга,
не с улыбкой, хотя б с пониманьем,
что стирает из памяти вьюга
всё, что было до этого с нами.

Исчезает былое в кряхтенье.
В разговорах о разных болезнях,
о питанье, какое полезней,
интеллект не видать даже тенью.

А недавно, совсем ведь недавно
о театрах ещё говорили,
о вождях и об их камарильях,
и поэтов читали исправно,
философствовали мы о разном –
от космических тем и до клеток.
А теперь вот себя сами дразним,
примет кто из нас больше таблеток.

И встречаться ни с кем неохота
из-за страшно ущербного вида.
Нападает то ль злость, то ль обида,
заодно с ними давит икота.
Беспричинно. Нет, из-за болячек,
что нанизаны, как на шампуре.
И уже от себя их не прячешь:
проступают на морде и шкуре.

Трость ходить уже не помогает.
То нельзя мне, а это не можно.
Всё морально меня разлагает.
Лишь с иронией жить мне не сложно.

Нет полезней лекарства на свете!
Успокоит оно, обезболит.
С ним я, словно на лучшей диете,
как бальзам для души и для воли
начинаешь шутить над собою –
пропадают и злость и усталость,
улыбаясь, глядишь в голубое
небо и не брюзжишь ты на старость;
прекращаются охи и ахи,
ощущаешь себя человеком,
исчезают недавние страхи
о минуте прощания с веком;
вновь зовёшь всех приятелей в гости
и живёшь в потаённой надежде,
что твои стариковские кости,
пусть не очень, но всё же, как прежде…