Озеро Варыш.Часть3.Над розовой скалой.Глава1.Позавчера я шёл звонить.
Позавчера я шёл звонить
 
Удивился я: - тысячу лет?!
Ты рискуешь разрушить сюжет.-
Покачала она головой:
 И продолжила: « Кабриолет…

Въехал в порт, пыхтя трубой,
Где под грузовой стрелой,
Напрягал стальные тросы
Вес машины паровой.

Вышла дама, вся в смятении,
И порывистым движением
Бросив краги и очки
На переднее сиденье,

Поднялась на стенку дока.
Её встретил мастер - дока
На железных переборках.
Слушает она, а око

Видит низко под собой,
С рассечённую кормой,
Обнажив свои трюма,
Не в ладах с самим собой,

Без центральной переборки,
На распялках и подпорках,
В напряжении застыл
Её Пилон, ни жив, ни мёртвый.

«Сколько раз уже кромсали
Тело бедное из стали!
Будь он проклят, ваш прогресс.
Что, счастливей люди стали?

Начинайте, что ж тянуть».
И в разверзнутую грудь
Опускается машина.
«Аккуратней, подтолкнуть

Чуть ломами... есть касание!»
И трёхтонное создание
Приживляют к кораблю.
Весь крепёж готов заранее.

На монтаж ещё неделя.
Время… длиться еле- еле
Время снова поползло,
Как баржа с песчаной мели.

Не хватало Олько сил
Наблюдать через распил,
Как чужие люди в робах
Топчут внутренний настил,

Тянут кабели, кричат,
Молотки, ключи стучат,
Что - то жгут и расплавляют,
Стелется тяжёлый чад.

И ушла она. В отеле,
Где жила уже неделю,
Отвернулась от всего,
Будто бы отшельник в келье.

Но покоя не сыскать.
В пору криком закричать,
В час, когда Пилона сердце
Начинает в ней стучать:

- Что им надо, кто они?
Что же ждёт нас впереди?
Страшно мне, я умоляю,
Ты хотя бы объясни.-

К ней летит Пилона зов
По невидимым каналам,
И она: «В конце концов!
Сколько можно жить без слов!

Сколько можно жить без тела?!
Ведь сейчас другое дело.
Уж идёт двадцатый век,
И нет возможностям предела.

Твоей душе найдётся новый дом.
(Опять это проклятое «потом»)».
Но вот ремонт удачно завершён,
И воду вспенил он гребным винтом.

Огнём пылало паровое сердце,
В которое, приоткрывая дверцу,
Бросал угли наёмный кочегар,
Из вагонетки, ездившей по рельсу.

Пилон всё принял не без интереса,
Ведь он же был поборником прогресса.
 Таких возможностей он раньше не имел,
И вскорости оправился от стресса.

Была машина очень тяжела,
Выказывала дифферент корма.
Но ведь и силища какая!
И что там встречная волна,

И ветры не страшны лихие,
И можно спорить со стихией.
И всё поёт, и это жизнь,
И это эйфория,

Когда живое в не живом.
И то не призрак, ни фантом
Летит, не ведая предела,
И только пена за винтом.

***
 
По валежнику, по мху
Соня бережно ступала.
Я как в сказке наяву
Шёл, молчал. Она молчала.

Начал первым я:- А может,
Прямо здесь ступал Клаврат,
В сапогах из толстой кожи.
Там же, встретила закат

Бедная его Ристина.
За леском Пилон ковал.
А Левгрот плёл паутину,
И оттуда - вот напал.

Соня вдруг остановилась:
«Да, вот здесь шагал Клаврат,
И на смерть безумцы бились,
Чтобы жизнь пошла на лад.

Там, за розовой скалою
Обнаружили Ристину
Если хочешь, то зимою
Перейдём мы через льдину.

Я поднял бровь: - Какой зимою?
Мы что, здесь будем зимовать?!-
« Да, друг мой. Правду я открою-
Пора тебе её узнать.

Позавчера ты шёл звонить.
Ты помнишь это, милый мой?
Я отвечал: - ну, может быть…-
«Да ночью, вспомни, дорогой».

-Ну да, конечно было так,
И я профессору звонил.
А ты узнала это как?
Под дождь один я выходил.-

«Один»?- и подняла глаза
Её глаза … где мне встречались?
О боже, что за чудеса?
 Когда и где вы мне являлись?

Нет, не сегодня, ни вчера,
И не тогда, пять лет назад,
Когда спускались вечера
На наш любимый Летний сад.

Я вспоминаю эту пару глаз
Средь молний грозовых разрядов.
Но точно не могу узнать я вас,
Таинственных кошачьих взглядов.

«Узнал меня»?- спросила Соня.
-Пожалуй, не вполне.-
«Один ли шёл, старайся, вспомни…
А помнишь, крест в окне»?

Кому и как ты рявкнул «Брысь»?
Соображай, зачем я рассказала
Историю, в которой рысь,
Уннегскими лесами пробежала».

 Я вспомнил: - да, я шел звонить,
Я помню кошка шла со мною…-
И обомлел: - … не может быть!..
Ты Олько? - «Олько! Пред тобою»!

-Ах, Сонечка, не может быть,
Сражён я наповал.
Не мог никак вообразить,
Никак не ожидал.

Ведь я же сам обосновал,
Что это всё возможно,
Но вместе с тем я понимал,
Как делать будет сложно.

Ведь я свой труд сопоставлял
Со сказочным рассказом,
Не чаял, не предполагал…
Вдруг - ты, и Олько сразу.

Я только лишь желаю знать,
Зачем пошла ты на обман?
Решила мною поиграть?
Да, напустила ты туман:

Многозначительные фразы,
Что всё так «сложно и потом».
Легко ты получила б всё и сразу,
Ан нет, решила красть тайком.

Всё хитро, и письмо не в ящик,
Подбросила же ведь на стол.-
« Ну да, покуда был ты спящий.
Второй этаж, и липы ствол.

А рядом форточка открыта.
Прыжок, и кошечка спустилась.
И всё… и дело шито- крыто.
А ты кричал. Что тебе снилось»?

-Мне снился сон об удушении воровки,
Победу я конечно одержал.
Мои движенья были очень ловки,
Не кошечкой её я представлял.-

«Да пробралась, тетрадь украла,
Да напустила я туман,
Но зла тебе я не желала,
И был мой вынужден обман,

Клянусь тебе сегодняшнею ночью,
В которой, места не было для лжи.
Которая меня с тобой сковала прочно.
Иль скажешь, это были миражи,

Когда желанье было в нас сильнее смерти,
И страсть пылала, как промасленный фитиль,
В то время, как неистовые черти
Ломали днище, и раскачивали киль?

Тебе «воровку» я простила,
Поскольку времени нехватка.
Уже летит к нам, что есть силы
Пилон, и я должна быть краткой».

-Пилон, сюда? – «А ты что думал?
Он любит, он меня спасёт.
К костру вернёмся, ветер дунул,
И вновь позёмкою метёт».

Я шел и думал: - ускользает счастье,
его отнимет у меня кузнец.
 Но ведь зима, и вновь грядет ненастье,
Нам выбираться нужно, наконец.

К тому ж он просто батискаф-
-Поставлю у причала.
Иль так нельзя? Иль я не прав?
А! Выбраться б сначала!-

Опустились у костра,
Снова Соня продолжала:
«Это было, как вчера,
 Помощь я везде искала.

Возвращалась в Петербург
После поисков бесплодных.
Ни учёный, ни хирург,
Ни колдун, из самых модных,

Не приблизились к проблеме
Трансформации души.
Зря трещали в этой теме
Перья и карандаши.

Век двадцатый, век обманщик,
Обнадёживший вначале,
Облетел как одуванчик.
Ошибались все, иль врали.

Я работала в огромных,
Уважаемых НИИ.
Я трудов сорокотомных
Прочитала много и...

 
Много разных публикаций
Собрала в единый круг,
Защитила диссертацию,
Я на доктора наук.

Только было всё напрасно.
Мой Пилон зимою спал,
Металлический, безгласный,
Оперевшись о причал.

Вдруг про ваш НИИ узнала
(Уж отчаялась, и тут…)
Как название звучало
Интересно: «ИНСТИТУТ».*

Я устроилась зав.лабом,
После дали ваш отдел.
Дальше… Ты со мной по саду
Прогуляться захотел.

Завертелось и пошло,
Я влюблялась, я влюбилась,
Словно мельницы крыло
Под ветрами раскрутилось,

Будто бы река весной
С кручи ринулась в разгон.
На пути поток шальной
Всё сметал. А где Пилон?!

Неужели смыт стремниной,
И одна я на плоту?
Я спасу тебя, любимый.
Руку, дай же руку, ну!

Руку я твою сжимала.
Это я с тобой прощалась.
Это я тебя теряла,
От самой себя спасалась.

От самой себя бежала,
И любви иной боялась.
Я с трудом ладонь разжала,
И меж нами нить прервалась».

Я сказал: - Ну, прямо пьеса!
Есть любовный треугольник.
Муж- корабль, и принцесса,
Одураченный любовник…-

« Ты опять всё за своё:
«Обманули, обокрали».
Не спеши корить житьё
Выслушай сперва. Могла ли

Я, прошедшая так много
Нескончаемых дорог,
В тайну жизни без залога
Посвятить тебя, дружок?

Или мало я слыхала
Клятв и песен о любви?
Грош цена им, да без мала!
Это правда, се ля ви.

- И, должно было залогом
Моё изобретенье стать?
Коль узнаю я о многом,
Не вернёте Вы тетрадь?

Соня мне: «Ну, ты опять?!
Будь с тобой твоя наука.
А тетрадь… да что тетрадь!
Лишь любовь всёму порука.

« Да, проверяла я любовь
Твою, ты помнишь, как сказал,
Что, мол, отдам и жизнь и кровь.
 Ты сам мне план и подсказал.

Теперь всё позади: опасность презирая,
В мои объятья ты спешил, дружок,
Когда фортуна почему-то злая,
Стереть хотела нас обоих в порошок.

О смерти позабыв в момент блаженства,
Меня ласкал у жизни на краю,
Меня одну считая совершенством,
Ты брал «ценою жизни ночь мою».

Теперь ты мой, теперь ещё ты наш.
Мы - это те кто мечется по свету.
Любой из нас, особый персонаж.
 Мы жизнь передаём как эстафету.

Мы вышли все из той корчмы,
Где Пона медовуху разносила.
Мы что-то совершить должны,
Но что? Какая нами движет сила?

И если жизнь не сон,
Чей мы осуществляем план,
Да и хорош ли он?
Кто «пишет ВСЕХ СУДЕБ роман»?

 
Всё те же, кто убил Клаврата?
Иль «те, кто против тех, кто против нас»?
С тобою их найдём координаты…
Я перебил: - и фото профиль и анфас.

«Я прочитала твой трактат,
Он сыроват пока.
Но изобрёл ты аппарат,
 Для смены ДНК.

Поставив новый код в программу,
Перешагнём земную суть,
Откроем мир столь многогранный»…
 –Да Вам лишь рукавом махнуть-

Я, усмехнулся: - Ха-Ха-Ха.
Вот именно, лишь только изобрёл.-
А Соня: «Сделать -Че-пу-ха.
Что нужно- время да рабочий стол»?

-Лаборатория, - сказал я: - материалы,
Включая золото и серебро,
И денег кучу, даже для начала.
Да уникальных микросхем … ведро.-

А Соня отвечала: «вёдер хватит.
Лаборатория, компьютеры, всё есть.
Принцесса Олько все счета оплатит.
Не говори, что их не перечесть.

Так ты идёшь, мой чудный гений,
НЕЗРИМОЕ со мной искать?
Принципиально, нам ведь не до прений».
-А …чувство ВАШЕ будем проверять?-

«Ты бредишь, как ты выдумал такое?
Ох, насмешил, ой любишь сочинять!
Ведь я же женщина, и дело тут другое.
Мою любовь не надо проверять».

- Ну, слава богу, всё в порядке.
Нужды в проверке нету никакой,
Обходят стороною недостатки
И плоть, и дух сей женщины святой.

С тобой готов в огонь и дым
До края света и за край!
Мы улетим, мы воспарим-
Ну, где же твой речной трамвай?

Ах да, теперь и о Пилоне, кстати.
Проблему предстоит решать.
Тут вот бы что хотел сказать я…-
«Не смей его так называть!

Ещё вчера тебе сказала:
«Суда, машины надо уважать».
Ты не уразумел, спервоначала,
Ну а теперь-то надо понимать».

- Ты рассердилась? Это зря.-
«Да ну тебя, ей богу.
Оставь, не трогай ты меня»,
(Я обнял недотрогу).

«Вадим, сейчас же прекрати,
Я чувствую, Пилон всплывает
Прошу, подальше отойди-
Он ничего о нас не знает».

И я застыл: Вот-вот всплывёт,
Стальной, брутальный кит.
И женщину он отберёт.
Меня он оттеснит.

Суровый, в панцире веков,
Он чужаку не даст её присвоить,
И будет вся моя любовь
И толики любви его не стоить.
         
И вдруг раздался плеск - он всплыл
Почти что рядышком у ног.
Как будто пёс, что приуныл,
Он носом на песочек лёг.

Ура! От сердца отлегло,
Он вовсе и не злой
Железный, ну так что с того?
Я понял - он живой.

Иной воскликнет: «Прекратите
Нести нелепицу и бред!
За дураков нас не держите,
Машин живых на свете нет».

Не веришь, не неволю, что же,
Знать, мой рассказ не для тебя,
Но я клянусь, что сердцем, кожей,
Я осязал его от носа до руля.

Есть у машин сердца и лица.
Коли не веришь ты опять,
Тогда переверни страницу,
Иль вовсе отшвырни тетрадь.

Верну к Пилону свой рассказ.
Пусть с ним не поболтаешь,
Знакомясь, его руку я не тряс,
Но иногда ведь понимаешь

Без слов. И стало мне понятно:
Я принят в братство пилигримов,
Хотя и мало вероятно,
Но вдруг… сей серый мир покинув,

Не сгинув, просто выйдя прогуляться,
В иные, лучшие сады,
Случится нам со всеми повстречаться,
И сквозь волшебные пруды

Мы вынырнем: Я - в лунно-белом,
А Соня в «золоте на голубом».
Хоть … обладают ли там телом?
Да ладно, все условности потом.

Клаврат и прочие, пируя за столами,
Встречают как героев нас,
И угощают с мясом пирогами,
И пиво пенится и квас.

Кричит Стефаний: «Нам пути открыли
Перемещайся, воплощайся, без проблем.
А раньше, вспомните, ну как мы жили?!
Да где же бочка? Медовухи всем!

Мои мечты прервала Соня.
Опять куда-то нам спешить.
-Подумать можно, что погоня.
С Пилоном дай поговорить…-

«Туши костёр быстрее, Вадик… эй!
Цепляем Вьюгу и уходим в море».
Напрягся трос, Пилон налёг сильней,
И вот уж оба судна на просторе.

И снова Соня у штурвала.
Больную перешвартовав под борт,
Мы двигались в составе счала,
Покуда Соня не нашла фиорд.

Там был причал и дом с трубой,
Лесок, с облезлою скалою,
Да купол неба голубой,
Что примерзал ко льду зимою.

-Край света здесь, иль я
Не я. А дальше, точно рай?
 Здесь всё кругом по-э-зи-я.
Отсюда выглянем за край?-

«Красиво здесь»?- спросила Соня
-Как в сказке. Захватило дух.
Здесь телефон, конечно не трезвонит,
И сердце стало лёгким, словно пух.

Вот, что такое гений места.-
«Я здесь живу, а вот мой дом»-
-и пригласила было жестом.
-Дом классный. – «Да ты не был в нём».

-Потом. Ты покажи Пилона
Всё, всё мне интересно в нём.
Ведь не секретная там зона?-
«Да нет, конечно же, пойдём».

И мы вернулись снова на корабль,
Где я уж был, но только в рубке.
Как интересно. Телефонный кабель,
И рядом медная для разговоров трубка.

Компас и кресло восемнадцатого века.
Панель приборов сталинских времён.
А вот - походная библиотека-
Старинных книг, наверно, миллион.

-Какая древность, в кожаных обложках,
Пергаментные, толстые листы.
А эта, ух, в серебряных застёжках.
Тяжёлая, как их читаешь ты?

Да неужели их читал Клаврат?-
«Нет» - Соня покачала головой.
«из тех не спасся ни один трактат.
Чудесный остров скрылся под водой.

Теперь там бездна, мрака мрак,
Там глубина глубин.
Туда не донырнёт никак
Ни рыба, ни дельфин.

Пилон нырял - чуть не погиб,
Трещали переборки.
Вернулся - на борту прогиб.
Поставили распорки.

Я восторгался. Все каюты
Роскошны были, как дворец.
Довольно блеска и уюта,
Но вот спустились, наконец,

Мы в отделение машинное.
Здесь, от пайол* *до дымохода,
Не только было всё старинное,
Но просто погибало без ухода.
Навеки склепанный, давно остыл
Котёл на мощной раме.
Он без огня и влаги опочил,
И зря давил фундамент

Тяжёлой, чёрной тушей.
Здесь было всё такое.
Сказал я: -Ну, послушай!
Тут всё, как неживое.

Из механизмов и машин
Остался только дизель главный.
Весь в масле он стоит один.
Насколько он ещё исправный?

Пятидесятых. Надо понимать…-
«Сороковых и не кори меня»…
-Машины, Соня, «нужно уважать»,
Они же наши верные друзья.-

«Тяну с ремонтом, я всё знаю,
И терпит из последних сил Пилон.
Ему я тело обещаю.
Он терпит, ждёт, меня ведь любит он».

Протиснувшись сквозь узенькую дверцу,
Мы попрощались с кораблём.
Мне было жаль его изношенное сердце,
И боль его я чувствовал в своём:

«Пилон, уж ты мне друг навек,
Уже люблю тебя, как брата!
Но ты давно не человек,
Будь сильным и смирись с утратой.

Ты дорог ей в её воспоминаньях,
Ты дорог ей, как нынче есть.
Ты принесёшь ей разочарованье.
Кем ты окажешься - бог весть?

Тебе машину новую поставим,
Избавим от старья и лома,
Компьютеры новейшие доставим,
Общаться сможем по- иному»…

Но всё, пришли. Дверь отворилась,
Ласкает ухо тонкий скрип петель.
Ужель уют? Иль всё приснилось?
Нас наконец ждёт ужин и постель.


Продолжение следует.
____________________________________________________________________________________
*«ИНСТИТУТ»(абрив.) - Институт неопознанных субстанций, тонких и трудноуловимых тел.
**Пайол – деревянный настил в трюме судна.