Лидия Зум

Она есть! Она живая!
Вот вам вопрос на засыпку: давно ли видели на телеэкране «плывущий шажок» красавиц в русских сарафанах в старинном танце «Березка», или – в «Лебедушке», когда в замысловатом узоре на сцене будто расправляется лебяжье крыло? Предположу, что очень давно. И точно скажу: на канале «Культура», призванном объективно освещать все культурные события, ни разу! Даже на 8 марта ...

Есть Государственный ансамбль народного танца «Березка» и вроде нет ее. Хотя ему по-прежнему рукоплещет заграница, везде огромный успех. И в российской провинции, ансамбль мечтают увидеть, вот только сделать это с каждым годом все труднее: нет денег ни у той, ни у другой стороны. Конечно, московские поклонники «Березки» ревностно следят за его выступлениями в Концертном зале им. Чайковского: только в прошедшем сезоне таких концертов было четыре. Но это же – капля в море. Да и сколько зрителей смогло на них побывать? И вот уже один знакомый удивленно спрашивает меня: «А разве «Березка» все еще существует?» А другой - помоложе - и вовсе кривится: «Да полно – нужна ли она сейчас? Архаика!»

Слышать такое грустно, спорить – стыдно. Что же такое приключилось с нами, если признаться в том, что русский народ имеет право на свою самобытную культуру, - значит прослыть ретроградом. Если уходит понимание самоценности русской духовности, русской красоты, эталоном которых всегда являлась «Березка». Аллегория России – лучше и не скажешь. Особая стать исполнительниц, женственность, гордость, благородство – какая энергетика шла в зрительный зал! Как хотелось выпрямиться, улыбнуться, почувствовать и себя красивой, гордой, уверенной... А нынче бред какой-то! На всех телеканалах нас бодро уговаривают посмотреть тот или иной заморский фильм: там та-а-кие убийства! На престижнейших столичных сценах сонм заезжих «звезд», давно переставших блестеть у себя на родине... А русской «Березке» - русской душе – сколько же сил приходиться тратить, чтобы услышали: «Я есть! Я живая!»

Она, действительно, живая. Стараниями нынешнего художественного руководителя, блистательной в прошлом солистки ансамбля Миры Кольцовой, сохраняются сложившиеся традиции: фольклор плюс классика, хореографический стиль, когда каждый танец – новелла. И в то же время ансамбль вбирает в себя ритм нынешней жизни. Молодые люди особенно это чувствуют: даже случайно попавшие на концерт и поначалу скептически взирающие на сцену, к концу выступления они – другие. Их выдают глаза: в них восторг. Кажется, впервые в жизни – да и кто им сейчас говорит об этом? - они осознают себя частичкой великой культуры.

Об этом не грех бы вспомнить государству, издавна лишь эксплуатирующему на международном уровне престижный имидж «Березки». Сейчас настало такое время, когда прославленный ансамбль в силах помочь утвердить позитивную ноту в пределах России. Все в нем для этого есть. Смотришь на девушек: умницы да красавицы! Отличишь сразу: на гастролях на улице обязательно шепот – гляди, мол, из «Березки» пошли... Многие ахают: «Вы собрали у себя генофонд нации!» Кольцова парирует: «Не собрали - создали». Она свято верит, что добротой насыщенные спектакли несут добро. Что можно научить стати, манерам, культуре речи. И делает это. И это тоже прямиком идет в зал: пример – великая вещь. Найдутся, конечно, и те, кто скажет: экое достижение – манеры. Тогда вот вам аргумент покрепче: Патриарх Московский и Всея Руси Алексий П как-то заметил, что в то время, когда русская церковь была вынужденно изолирована от воспитания духовности в народе, «Березка» поддерживала ее в людях своим искусством. Тут бы предоставить слово и государственным мужам, да только где они? Надвинувшийся юбилей ансамбля подчеркнул это многократно.

 Эпитетов к имени «Березки» сейчас добавилось. Ее называют еще и... прославленным бомжем. Поверить трудно, но факт: нет у ансамбля своей базы, а в помещении, где все же проходят репетиции, нет необходимых условий для нормальной его работы. И субсидируется ансамбль только наполовину: зарплату еще можно выплатить, кстати, мизерную – прошли те времена, когда артист мог за год заработать себе на автомобиль да еще на первый взнос кооперативной квартиры! - а на реквизит, костюмы, обувь денег уже нет.

И тем не менее меня удивило и одновременно порадовало то, что в ансамбле не принято педалировать свои проблемы. Приходишь в другой коллектив, заведомо зная, что и у властей он в почете, и коммерческими структурами обласкан, а все равно плачут: и виноват всегда кто-то, и денег нет... Здесь предпочитают говорить о традициях, о культуре, о красоте - негативные моменты не то, чтобы стесняются обсуждать, а соразмеряют их с трудностями, выпавшими на долю других: шахтеров, к примеру. К тому же артисты «Березки» ощутимо осознают свою миссию и не хотят снижать планку, ссылаясь на материальные трудности. Хотя, конечно, тоже хотели бы, чтобы политика государства в области культуры была последовательнее. В Греции, в Италии, во Франции - в любой цивилизованной стране народному искусству особое внимание. А мы почему такие нерачительные? Потому что таланты безмерные?

... Я бросаю последний взгляд на сцену, где мальчики и девочки в трико - идет репетиция! - «дотягивают» под руководством Миры Михайловны какой-то не вполне, по ее мнению, удавшийся элемент. Для меня же он - совершенство. И предвкушая будущий восторг я мысленно грожу оппонентам: ужо вам! Вот встретимся на концерте...