Сеятель
Вдаль, от могилы Рема, вдоль Палантина ската
Вел борозду упрямо Ромул один, без брата,
Стройные стены Рима пусть оросит утрата.

Видел Юпитер грозный, то, как глумясь открыто,
Прыгнул с разбегу, грузно, Рем через ров нарытый.
Смех обернулся тризной.

Кто молоко вервольфа пил из сосцов шершавых
Станет бездушней эльфа и оснует державу.

Город заложен вечный. Лация сброд беспечный
Пел и ругался смачно.

Плугом взрывал он круто почву еще парную.

Стены взойдут на совесть.