Vesnag

Пушкин. Некруглые даты
   А я люблю именно их, когда у памятника на Тверской не устраиваются пышные шоу, а просто собираются люди. Вспомнить. Почитать стихи. Пообщиться. Прикоснуться к чему-то высокому и трудно объяснимому. Если 6-го июня бываю в Москве, я всегда прихожу сюда. И продолжается это уже четверть века, с такого же «некруглого», как нынешний, 1978 года.

   В то утро Вера Линькова (потом известная писательница, ведущая программ на «Радио России») разбудила нас позвякиванием стаканов. Девчонки по очереди приоткрывали глаза и больше уже не могли их закрыть – на столе стояла бутылка шампанского! Мы, живущие только на сорокарублевую стипендию без каких-либо поддержек из дома, могли позволить себе подобную роскошь один-два раза в год, не чаще. Целых четыре с полтиной – на такие деньжищи пять дней питаться можно! В честь какого же это праздника? Дни рождения у всех не скоро, зачеты уже сданы, а до первого экзамена еще три дня.
   Я не выдержала и поинтересовалась, кто же у нас именинник.
  – Александр Сергеевич, – спокойно ответила Верка, нарезая ломтиками последнее яблоко.
   Ну конечно! Как же мы могли забыть! Подняли тост за любимца муз. Потом долго спорили о Гончаровой, относилась ли она к «гениям чистой красоты» или была злым гением в судьбе Пушкина. Сошлись на том, что красотки поэтам ни к чему, и дурак Сашка, что упустил в свое время Марию Раевскую – вот пара была бы! Изучать толстый учебник «Критика буржуазной печати» после шампанского и таких разговоров стало просто невмоготу, и мы, послонявшись по общежитию и собрав с десяток единомышленников, поехали к памятнику.

  Прихватили мы с собой и мою подругу, тамбовскую поэтессу Наталью Никишину. Она тогда еще не училась в литинституте, но по эрудиции, художественному вкусу, поэтическому и актерскому дарованию эта юная девочка превосходила многих моих дипломированных знакомых. И вот теперь, слушая в десятый раз из уст восторженных москвичек «Я помню чудное мгновенье…», Наталья шипела: «Они что, ничего другого не знают?»
   Поначалу нам понравился парень, который выдавал что-то своего сочинения о том, какой плохой Дантес. Но и он закончил выступление строчками из «Письма Онегина». А мы недолюбливали любовную лирику. Студенчество поздних брежневских лет интересовало только то, на чем был негласный запрет: политика и социальные проблемы. И Пушкина мы уважали, поскольку в его творчестве каждый мог найти себе, что хотел.
    Когда очередная вспотевшая от волнения инженю дочитала «Я вас любил», Наталья смяла сигарету, отодвинула очередного кандидата на выступление и встала перед толпой. Она обвела людей недобрым взглядом и, не сообщая ни автора, ни название стихотворения, начала.

                              Свободы сеятель пустынный,
                              Я вышел рано, до звезды;
                              Рукою чистой и безвинной
                              В порабощенные бразды
                              Бросал живительное семя –
                              Но потерял я только время,
                              Благие мысли и труды…

   Толпа замерла. Кто-то радостно кивал в такт – видимо, вспомнил, видимо, проняло. Большинство же смотрели недоуменно. А Наталья почти с ненавистью резала слова, тыча пальцем в это благодушное сборище.

                              Паситесь, мирные народы!
                              Вас не разбудит чести клич.
                              К чему стадам дары свободы?
                              Их должно резать или стричь.
                              Наследство их из рода в роды
                              Ярмо с гремушками да бич.

   Ей захлопали всего три-четыре человека. Люди чувствовали себя оскорбленными, но не поняли, кто больше их задел: поэт или эта злая девочка. Кто-то попросил почитать еще, но Наташа отрезала: «Хватит!» Мы сразу двинулись к метро, но это не спасло – он уже увязался за нами, маленький серенький человечек с невыразительными чертами лица.
  – Девушка, а чьи стихи вы читали?
    – Пушкина. Александра Сергеевича. А что, нельзя?
  – А почему именно ЭТИ?
  – Потому что их редко читают. Незатертые. А вам что, Пушкин не нравится?
   Мы мягко нападали на него, прекрасно зная, что играем с огнем, прекрасно понимая, откуда этот товарищ и почему, несмотря на наше хамство, он ни в какую не отстает. На платформе девчонки разбежались по разным вагонам, я специально отвлекла его и отпустила, когда поезд с Никишиной уже тронулся. Сказала, что этих студенток совсем не знаю, что я здесь проездом и сегодня же отправляюсь в Саратов. Для убедительности пришлось проехать до Павелецкого вокзала – серый человечек потерял ко мне интерес только около касс.
   В общаге будущие журналисты продолжили пушкинский день. Пели под гитару Окуджаву, Наташа снова декламировала «Сеятеля» и «К Чаадаеву». А кто-то к слову принес выписки из «Философских писем» и теперь читал горькие, во многом пророческие строки Петра Яковлевича о нашей многострадальной родине…

   В годы перестройки выступления у памятника были куда разнообразнее. Хитро извлекая цитаты из произведений, Пушкина представляли прямо-таки революционером, чуть ли не террористом. Потом на трибуну повадились представители разных партий и движений, и вместо стихов под печальным бронзовым поэтом звучали всевозможные лозунги. Сейчас и они стихли. А народ все приходит 6 июня на Тверскую. Почитать и послушать. Приобщиться.
Замечания
СанСаныч

Нина, сейчас за вами по поводу сему , может, никто и не увяжется - это день вчерашний. Сейчас это делается намного проще: прибывает из какой-нибудь "земли обетованной", гражданин с двойным-тройным гражданством, лопатит газеты, журналы, сайты. Находит там "разжигание" и "кпевету". Ну и всё! Суды берут такие дела охотно. С помощью взявшихся откуда-то "экспертов", быстренько находят крамолу и ты многолетний Зэк, из врагов враг, а не невинный, стыривший у народа миллион, или миллиард. И в этих делах самое гуманное правосудие не знает ни чести, ни совести, как с этими дурочками возле храма, а инициатор, по-английски, не прощаясь, исчезает вдали - переваривать немалую мзду. На статью я уже наклеветал. Хватит. Да и нравоучения мои вам ни к чему - вы по вопросам этим, наверное, больше меня информированы. С уважением Сан Саныч.

СанСаныч  ⋅   7 лет назад   ⋅  >

Vesnag

Сейчас не увяжутся. Хоть в этом день сегодняшний в чем-то лучше. Но это ПОКА НЕ УВЯЖУТСЯ. Что будет дальше, нам не ведомо.

Vesnag  ⋅   7 лет назад   ⋅  >

ninizm

Только сейчас "допёрла", как ВО-ВРЕМЯ! А день рождения Пушкина уже прошёл. Час назад.

ninizm  ⋅   7 лет назад   ⋅  >

Vesnag

Потому и заностальгировала...

Vesnag  ⋅   7 лет назад   ⋅  >