Сага о полку Игореве
Источники:
http://www.magister.msk.ru/library/history/other/slovo1.htm
http://www.magister.msk.ru/library/history/other/slovo2.htm


Руна 1

Не начать ли, не приняться ль
Други, братья песнопевцы,
Повесть о кровавых битвах
Стародавними словами.
Повесть о походе грустном
Летопись кровавой брани
Святославовича брани
Князя Игоря походе.
Не по сказкам-заклинаньям
Вещеустого Бояна,
По действительным событьям,
По кровоточащим ранам.
Ведь Боян красноречивый
Песни строил, как избушку,
Изукрашенные ставни,
Конь на крыше настоящий,
Белкой, волком и орленком
Обернуться мог искусно,
Поминал былые рати:
Ярослава да Мстислава
Как тот насадил на пукко
Перед Касожеской бандой
Ненавистного Редедю,
Десять соколов из тучи
Слал на лебедину стаю
И не соколы то были
Возлагал персты на гусли
Пальцев резвых переборы,
И бренчали гусли сами,
Рокотали князю Славу.

Руна 2

А начнем мы, други, братья,
От Владимира сказанье,
Что сидел во Киев граде
На столе своем злаченом.
Повесть нынешнего князя
Князя Игоря, который
Закалил себя отвагой
Заострил края у сердца
Духом ратным преисполнясь
Храбрый полк повел на Поле
За родимую сторонку
Да за Русскую всю землю.

Руна 3

О Боян, ты, песнопевец
Кабы ты за песню взялся
О полках пропел бы песню,
Воспаря над облаками
По ветвям скача, как белка,
Славу времени воспел бы
Волком рыща через горы
По святой тропе Трояна.
Вот тогда лилось бы пенье:
Стаи соколов без бури
Тучи галок без причины
Облаками мчат до Дона…
За Сулою ржут хэбони,
Слава в Киеве трезвонит
Трубы в Новеграде воют
Стяги над Путивлем реют.

Руна 4

Игорь Всеволода брата
Ожидает со дня на день
И проговорил брат брату
Слово милое промолвил
Ты мой брат единородный,
Ты один свет светлый, Игорь,
Оба мы от Святослава
Никого роднее нету.
Так седлай скорей хебони
А мои давно готовы
Курск - дружина боевая,
Курск - опора всей России.
Славные бойцы - куряне,
Повиты они под горном,
Выращены под щитами,
Вскормлены с конца кинжала
Все тропинки им знакомы
Все долины им известны
Луки у курчан тугие
Колчаны всегда открыты
Сабли, острые как бритвы,
Скачут в поле, словно волки,
Честь себе в бою стяжая,
Честь себе, а князю славы

Руна 5

Игорь князь взглянул на небо,
Посмотрел на ясно солнце,
Посмотрел и подивился
Тьма все войско обуяла
Все закрыло пеленою.
И сказал своей дружине
Войску своему промолвил:
Братья войны и дружина
Лучше в сече злой погибнуть
Чем в плену всю жизнь томиться
Оседлаем мы хэбони
И посмотрим сине Дону
Велика ли Дон - речушка
И лазоревы ли волны.
Дума Игорю запала
Дона тихого отведать
Дескать, неземное чудо
Славный подвиг предвещает.
Я - сказал - хочу у Поля,
У степи у половецкой,
Край копьем своим пощупать,
Поиграть, хочу мышцою.
Я хочу погибнуть в битве,
С вами, русичи, на Поле,
Иль испить воды из Дону,
Зачерпнув его шеломом.

Руна 6

Ногу Игорь сунул в стремя
Сунул в стремя золотое
Поскакал по чисту полю
Рысью во поле поехал.
Солнце скрылось, мрак на небе,
Ночь грозит ему грозою
Зверь пернатый раскричался
Леший на вершине кличет,
Всем, наверняка дал знать уж,
Людям, тут и там сидящим,
По протокам, по озерам,
Всем, имеющим два уха,
От Мурмана до Тамани.
Осетины, по сигналу,
Явно к Дону собрались,
Их телеги заскрипели,
Их лебедки завизжали.

Руна 7

Войско выдвинулось к Дону
Игорь князь по полю скачет
Впереди, червленым стягом
Путь указывая войнам.
Дух беды вокруг витает
По борам да по дубравам
Предрекают птицы козни
Волки воют по оврагам,
Грифы ожидают пожить
По кустам, щиты заметив
Хмуро тявкают лисицы.
Русская земля родная,
Ты уже за горизонтом…

Руна 8

Ночка долгая настала
Свет зари погас на небе
Мгла собой поля покрыла
Шелест соловьиный стихнул
Галок шум пошел на убыль
Русичи чужое поле
Городом огородили
Из щитов построив стены
Основали стан великий
Честь себе достать радея,
Честь себе, а князю славы.

Руна 9

Пятница для осетинов
День веселый, беззаботный
Налетела злая туча,
Исступленная орава.
Уничтожили охрану,
Все селенье разорили,
И, рассыпавшись по полю,
Наловили нахватали
Девок, золота без счета,
Драгоценные каменья.
Вместо гати по болотам
Раскидали покрывала,
Сундуки с хозяйством нежным
На поленья изломали,
С тонкою резьбой поверхность
Стала мостиком чрез грязи.
Символы военной славы:
Красный флаг, штандарт молочный,
Плеть, серебряную пику
Передали полководцу
Князю Игорю для славы.

Руна 10

И накушавшись добычи
Напитавшись наглотавшись
Войско спит в степи широкой
За червлеными щитами.
Подобрели войнов очи,
Никому зла не желают,
Ибо девка - на телеге,
Ибо золото - в кармане,
Сокол, да летай ты с миром,
Коршун тоже пусть летает,
Полетай и ты, ворона,
Неказистый половчанин.
Гзак, как волк спешит до Дона
Улучив момент нежданный
С ним Кончак стезей короткой
Поспешает за подмогой,
Им поможет Дон великий.

Руна 11

День удачный завершился,
Горемычный наступает.
Воссиял рассвет кровавый,
Горизонт кроваво-красный,
С моря тучи быстро мчатся,
Черные, летят сердито,
Заслонить хотят три солнца,
Погасить четыре жаждут,
Синие разряды молний,
Оглушительные громы,
Молнии пронзают землю,
Громами земля трясется.
Быть дождю-грозе великой,
Быть залиту чисто полю,
Вместо капель - стрелы востры,
Вместо влаги - кровь рекою.
Будет копьям поломаться,
Достучаться будет саблям
До рассудка супостата,
Тесаком до самых мыслей,
На Каяле, на протоке,
Около седого Дона.
Русская земля родная
Далеко за горизонтом…

Руна 12

Ветры веют из-за Дона
С моря ветры дуют сильно,
Переносят стрел потоки
На полки кладут усердно.
Один, Один, твои внуки
Стрелы мечут на пришельцев,
Почва стонет под ногами,
В реках муть, и пыль на поле,
Половцы идут от Дона,
Половцы идут от моря,
Русичев стан обступили,
Дети демона, клинками
Поле перегородили,
Супротив щитов багряных,
Супротив доспехов русских.

Руна 13

Всеволод, бизон свирепый,
Ты стоишь на обороне,
Стрелами стреляешь метко,
Меч о шлемы громыхает.
Как ты, бык, куда поскачешь
Золотым горя забралом, -
Тут же черепушек ворох,
Изувеченных тел куча.
Много шлемов искорежил,
Искромсал ты тьму доспехов,
Закаленные доспехи,
Обров могутных наследство.
В битве ран не замечаешь,
Что там раны, жизнь и слава,
Град Чернигов, стол злащеный,
Глебовна, краса девица,
Все обычаи, манеры…
В сече нету остального.

Руна 14

Век Трояна истощился,
Ярослава леты сбыли,
Час Олега миновался.
Тот Олег давил крамолу,
Стрелы сеял как оратай,
Было, скажет что в Тамани,
В Ярославле - звон великий,
Гул в Чернигове несется,
Что закладывает уши.
Раз, Бориска похвалился,
Похвалился, да похвастал,
Так похвастал, - покатилась
Буйна голова по пыли,
Куст-ковыль ковром зеленым
Скрыл олеговы обиды.
Вот тогда то, при Олеге
При Олеге Гореславе
Засевалась и взрастилась
Межусобная потеха
Весело друг другу кости
Смелые князья ломали
Головы с плеча рубили
Вспарывали подбрюшину.
Коротел век Человечий
Удлинялся век вороний
Вот стервятникам раздолье
Всюду было пропитанья
Редко пахари пахали,
Часто каркали вороны
Наслаждаясь трупным мясом.
Так прославились те бойни,
Речь по нынешнюю - ниже.

Руна 15

С раннего утра до ночи
С вечера и до рассвета
Перебрасывают стрелы
Переламывают копья
Тупят сабли о шеломы
О щиты крушат секиры
В незнакомом чистом поле
На земле, на Половецкой.
Пыль степей, суглинок мелкий
Черноземом обратился,
Кровь - густое удобренье,
Кости - славная рассада
Урожай взойдет прекрасный
После эдакого сева.
Чудный урожай, волшебный -
Горюшко земли всей Русской.

Руна 16

Что за шум - не гром сраженья,
Что за звон - не звон доспехов?
На заре, перед рассветом,
На восходе утром рано
Игорь-князь сложил оружье,
Развернул свои колонны,
Дескать, пожалел он брата,
Всеволода – горемыку,
Он-де бился день, другой день,
Третий день махал секирой, -
Не осталось сил для сечи,
Выпали из рук знамена.
Так два брата разлучились
На краю кровавой речки
На краю реки Каялы.
Пир могучий закатили,
Радостное пированье
Только зелья не хватило,
Зелена вина хмельного
Сватов вдосталь напоили,
Да и сами полегли тут,
За родимую сторонку,
Да за Русскую всю землю.
Травы в горести поникли,
Кроны долу преклонились.

Руна 17

Миновало время плясок
Миновало время песен,
Наступила повсеместно
Невеселая година
Пустота накрыла силу,
Запустенье одолело
Поднялась обида злая
Возлелеялась досада
Ветром южным воспарила
Красной девой обернулась
С лебедиными крылами
Да с когтями злого барса
Пролетев над синем морем
Пролетев над тихим Доном
Взмахами широких крыльев
Счастье-тишину прогнала.
Брат промолвил брату слово
Брату выказал желанье
«То мое и это тоже,
Мне принадлежит по праву,
По закону грубой силы,
По закону острой сабли.»
Да как принялись взялися
Местные князья-монархи
Называть пустяк великим
А великое - ничтожным
Щеки гордостью раздулись
Головы наверх задрались
Сами себе ямы роют,
Сучья рубят под собою.
Тут уж жди врагов-соседей
На съеденье русской почвы,
На великую халяву.

Руна 18

Ох, далече, русский сокол
Залетел за сине море
Промышляя белых чаек
Уток сизых над волнами.
Не воскреснет воин павший
Злополучного похода
Бедствие запричитало
Понеслось кругом стенанье,
Жаром сея по селеньям,
Холодом по селам вея,
Женам русским много горя
День и ночь они рыдают
Не увидеть больше мужа
Брата не увидеть больше
Не приедет брат с добычей,
Муж любимый не вернется
Не воротится с богатством
Только лишь воспоминанье
Нежного прикосновенья,
Вот и Все что им осталось.
Золота наобещали,
Насулили серебришка,
Да и потерялись сами,
Больше ничего не будет.

Руна 19

Что содеялось - свершилось,
Что свершилось - не исправить.
Киев застонал от горя,
Град Чернигов от напастей.
Жирная тоска-кручина
Разлилась по землям Русским,
А начальники погрязли
В мелких дрязгах да крамоле.
Самое настало время
Пощипать бока соседу,
Белку утянуть с подворья,
Рыжий хвост лисицы стырить.

Руна 20

Объективная причина,
Можно ничего не делать,
Не рубить в лесах засеки,
Не ковать броню-кольчугу,
Ведь два храбрых воеводы,
Игорь, Всеволод - два брата,
Злое горе разбудили,
Раздразнили супостатов.
Их отец - гроза грозою
Был для половцев когда-то,
Грозной пяткой наступая
Притоптал холмы-овраги,
Замутил озера-реки,
Иссушил луга-болота,
Даже князя Кулебяку
Выкрал из полков железных
И зарезал в Киев-граде
Во дворце, во тронном зале.
Славен Святослав великий
Сколько он убил-замучал, -
Ни один правитель в мире
Даже близко не подходит.
По достоинству оценен
Иноземною оглаской
Греков, венгров и моравы.
Греки, венгры и морава
Славу Святославу воют
И с презреньем косо смотрят
На последнюю кампанью,
Князя Игоря поездку,
Де на дне Каялы-речки
Утопил князь все богатства,
Русским золотом засыпал
Всю болотистую пойму.
Сам великий полководец
Из парадного седельца
Пересел в седло простое
Пересел в седло Кощея.

Руна 21

На горе, во Киев граде
Святославу сон приснился,
Мутный сон, кошмар какой-то,
Мерзопакостная мерзость.
«Якобы, вечор, в кровати -
говорит - меня накрыли,
Черной тряпкой с головою,
Сверху, черным покрывалом.
Черпали вино ковшами
Светлое, вино, с полынью,
И из колчанов открытых
Половецкий крупный жемчуг
Как горох на грудь мне падал.
И при этом - величали,
Величали - материли,
Мол, без луковки мой терем,
Дескать, вороны взыграли,
Раскричались на болоте,
Чуя знатную поживу,
Дармовое пропитанье
На краю у синя моря.»

Руна 22

Отвечают князю слуги,
Остроумные бояры:
«Ой-да в руку сон твой вещий,
В руку, твой кошмар великий,
Ибо соколы взлетели
За наживой, за добычей,
Княжество Тамань пограбить,
Иль испить воды из Дону,
Зачерпнув его шеломом.
Только крылья гордым птицам
Посекли, пообрезали,
А самих загнали в угол
В тенета силков железных,
Наши солнышки померкли,
Оба-два столпа погасли,
Два столпа багряносветлых
Два полуночных светила.
Все наследие Олега,
Святославово наследство
Темнотою заслонилось,
Схоронилось покрывалом
Утопилось в горьком море.
Ибо вечным супостатам
Выказали свою слабость.
И накинулись соседи,
Разбрелись, как тараканы.
На хвалу хула налезла,
Волю сила перемогла,
По задворкам леший бродит,
А по берегам - русалки
Русским золотом играют,
Песни старые заводят
Про чухонское величье,
Холят месть за Шарокана.
Нам, боярам, не до смеха.»

Руна 23

Вот тогда князь Святославе
Изранил златое слово,
Со слезою было слово,
Слово, со слезою вместе.
И сказал он, и промолвил:
О сыны мои, родные,
Игорь, Всеволод два брата,
Рано вы, звеня мечами,
Поле начали кровавить,
Рано славы возжелали,
Кровь свою зазря пролили,
Кровь свою и супостатов.
Хоть сердца у вас из стали,
Закаленные в отваге,
Только что же натворили,
Что наделали, безумцы
На власы мои седые,
На серебряную старость.

Руна 24

Нет могущества былого
Моего родного брата
Ярослава удалого
Много техники военной
В длинных воинских сараях,
Много всяких разных войнов,
Что, бывало, щит отбросят,
И с одним ножом сапожным,
Кликом воинским свирепым,
Боевой порядок рушат
И полки одолевают
Славой прадедов бахвалясь.

Руна 25

Но сказали «Мы – герои,
Славу нынешнюю сыщем,
Славу прежнюю поделим
И, опять же, меж собою.»
Впрочем, небольшое чудо -
Старику омолодиться,
Сокол, даже и облезлый,
Малых птиц еще наловит,
И гнездо не даст в обиду,
Только вот, князья – не в помощь,
Время вышло наизнанку,
Пал Роман на Поле в драке,
И Владимир искалечен,
Горе и тоска явилась
Заявилась сыну Глеба.

Руна 26

Княже Всеволод великий,
Разве не приходят мысли
Прилететь, хоть ненадолго,
Отчий трон покараулить?
Ты ж еще силен, бродяга,
Волгу вычерпать шеломом,
Дон разбрызгать по долине
Легкими шлепками весел,
Если б ты сейчас был с нами,
То в субботу на базаре
Три копейки стоил раб бы,
А рабыни – по копейке.
У тебя ж такое войско,
Что без дротиков, без стрел бы
Закидали б всех не шапкой,
Всех телами завалили б
Исключительно сынами
Удалого князя Глеба.

Руна 27

Рюрик и Давид, бизоны,
Уж не ваши ли вояки
В позолоченных доспехах
Как в реке, в крови купались,
Уж не ваша ли дружина
Рыкает на всю округу
Громче табуна бизонов,
В поле острием язвленных.
Ногу князи, суньте в стремя
Суньте в стремя золотое,
За великую обиду,
За родимую сторонку
И за раны да мученья,
Князя Игоря страдальца.

Руна 28

Галицкий князь Ярославе,
Ярославе Осмомысле,
Высоко сидишь на троне
Головою туч касаясь.
Золотой твой трон в Карпатах,
Закрывает небо венграм
В голубой Дунай ворота,
Когда хочешь затворяешь,
Помыкаешь королями,
Через облака торгуешь,
По Дунаю водишь барки.
По султанам через страны
Прямо из дворца стреляешь.
Так стреляй, же, князь всесильный
В Поле, в Кончака дрянного,
За великую обиду,
За родимую сторонку
И за раны да мученья,
Князя Игоря страдальца.

Руна 29

Гой, Роману да Мстиславе,
Вас зовет лихая дума,
На кровавое сражение
Да на подвиг беспримерный.
Высоко лететь в отваге
Словно сокол, вверх парящий
Стерегущий птичку в небе,
Чтобы одолеть когтями.
Вы князья - железнолобны,
Броненосна ваша поступь
Под латинскою кирасой.
Русское трепещет сердце,
Вы идете - почва стонет,
Земли в ужасе страшатся,
Вся Прибалтика трясется,
Польша сабли побросала
Робко вытянула шею
Под мечи калены встала.
Но для Игоря, для сына
Уж не светит ясно солнце,
Листья дерева опали,
Обезлюдели станицы.
Не воскреснет полк для жизни
Не поднимется из праха
Так ступайте же ко Дону,
На великую победу,
За родимую сторонку
И за раны да мученья,
Князя Игоря страдальца.

Руна 30

Ингварь, Всеволод, славяне
Да Мстиславичи лихие,
Племени не из худого,
Славного происхожденья,
Неслучайны ваши власти,
Не по жребию признание
Для чего же вам шеломы,
Польские щиты да копья,
Перекройте все дороги
Все тропинки в степь лихую,
Изощренными стрелами
Ощетиньтесь за обиды
За родимую сторонку
И за раны да мученья,
Князя Игоря страдальца.

Руна 31

Для Переяславля, града,
Сула не несет веселье,
Не напоминают волны
Серебра огонь заветный,
Грозный Полоцк, волны Двины
Мчатся мутными валами,
И по-над речною гладью
Тени бродят супостатов.
Васильков сын Изъяславе,
Внук Всеслава воеводы,
Испытал, было, мечами
Аукшайтские шеломы,
Но упав на поле брани
Под литовскою секирой
Так сказал он, так промолвил
В назиданье детям, внукам:
«Гой, де, князь! Твою дружину
Птицы крыльями одели
Звери кровь пооблизали,
Мыши в землю схоронили
Воронье созвало тризну
Пиршеское поминанье
А надгробные курганы
Нанесла волна речная.”
Изронил свою он душу
Перламутровым потоком
Сквозь златое ожерелье
В мох-траву лесного края
В одиночестве полнейшем.
И над раненым героем
Брячислав-брат не склонился
Всеволод-брат не заплакал.
Приуныли звонки трубы
Стихло шумное веселье.

Руна 32

Ярослав, Всеслава внуки,
Уж вложите саблю в ножны,
Уж повесьте вы на стенку
Меч зазубренный и ржавый,
Не от сырости он ржавый,
От густых потоков крови.
Вы, великие герой
Вывалились вы из славы,
Вы, своею острой саблей,
Делать гадости горазды
А защиты не дождаться
Оборона не исправна,
А страна лежит в руинах,
Приходите, кто хотите,
Забирайте, что хотите,
Мы гостям незваным рады.

Руна 33

На седьмом году Трояна
Распоясался Всеслав-князь,
Проиграл девицу в карты,
В кости красную девицу.
Осерчался да озлился
На хебони в город Киев
Прискакал, навел крамолу,
Поцарапал спинку трона
Деревяшкой окаянной,
Шебутным копьем паршивым,
Лютым зверем, проклятущим,
Вскачь, из Белгорода, в полночь,
Ускакал, забыв простится,
Разломал затем калитку,
Снес ворота Новограда,
Славу Ярослава спортил,
И оттуда серым волком
Устремился до Немиги,
Что случилось на Немиге
То не описать словами
Жатву на реке устроил,
Сенокос весною ранней
Только не колосья это -
Головы людей невинных
А по берегам сев длится,
Сеют русскими костями,
Князь Всеслав – судил при солнце,
Правил города и веси,
Ночью рыскал по дорогам
Серым волком обернувшись
За ночь от Тмутаракани
До Днепра умел добраться.
В Полоцке ударят в бубен, -
В Киеве он звон услышит,
Слышит, как плеснется рыба
У Азовского лимана.
Хоть людей насквозь он видел,
Как заядлый рентгенолог,
Все же беды неотступно
Шли за ним своей дорогой.
Как сказал Боян премудрый:
«Хоть ты хитрый, хоть умелый,
Хоть все знаешь наперед ты,
Хоть себя умней в два раза,
Все равно всевышний видит,
И заплатит по заслугам».

Руна 34

О, стонать земле Российской,
Поминая время прежних,
Поминая прежних князей,
Прежних князей, воеводов!
Взять Владимира. Попробуй
Пригвоздить его гвоздями
К Киевским холмам высоким,
К возвышениям столичным.
Рюриковы нынче стяги
И Давыдовы знамена
Врозь они над полем веют,
Бряцают противно копья.

Руна 35

Наконец то мы добрались
До рыданий Ярославны.
Ярославна, как известно,
Плачет горько на заборе,
На покатом частоколе,
На путивльском детинце.
Как в Путивль она попала, -
То науке неизвестно.
Может, Игорь, отправляясь
В чужедальние походы
Отвозил супругу к теще,
Чтоб сидела под присмотром,
Может, Ярославна, вовсе,
Не жена младому князю,
Лишь видала издалече
Как он, со своей оравой,
Из Чернигова на Поле
По окрестностям Путивля
Ехал, пыль столбом взметая…
Как то ни было, однако
Ярославна на заборе
Уливается слезами,
Горемычная, стенает.
Отголоски этой песни
Слышно было на Дунае,
И в Галицком королевстве,
И в свободном Новеграде,
В Вологодских украинах,
И на Карьяле лесистой.

Руна 36

Ярославна горько плачет
На стене, в час предрассветный:
«Стану, стану я кукушкой,
Полечу стремглав к Каяле,
Лебедиными крылами
Даль-просторы разрезая,
Гляну соколиным взором,
И своей бобровой шубой
Князю ссадины омою.
Князь очнется-встрепенется,
И от моего наряда
Быстро к жизни воротится,
Ибо, не видал такого,
Дескать, что за чудо-юдо
Врачевать меня приперлось.»

Руна 37

Ярославна горько плачет
На стене, в час предрассветный:
«Ветер, ты стрелами мечешь
Прямо в войско дорогого,
Но не мог бы ты заняться
Более спокойным делом:
Ну, там, выдернуть деревья,
Пару скал полуразрушить,
Два-три кораблекрушенья,
На Китай наслать заразы,
Саранчи на азиатов.
Ты не дуй на Игорь-князя,
Дуй в альтернативный угол.»

Руна 38

Ярославна горько плачет
На стене, в час предрассветный:
«Солнце, солнце, ты лучами
Обжигаешь дорогого,
Не могло б ты притушиться,
И светить не так свирепо,
Или в сторону другую.
На планете нашей милой
Для тебя делов хватает:
Недосушена Сахара,
Зелена пустыня Гоби,
На Египет, чой-то, казней,
Скока лет не насылалось,
Если вспомним мы Камчатку, -
Вообще сидят без света.
Так что, солнце, дорогое,
Проработай варианты»

Руна 39

Ярославна горько плачет
На стене, в час предрассветный:
«Туча, туча, дождь колючий,
Дорогой насквозь промокнет,
Так недолго простудиться,
Можешь лить другому краю,
Территории отличной?
Ведь ландшафт не сформирован
В окончательной картине:
Васюганские болота
Больше степь напоминают,
И Невы не катят волны
Посреди болот и топей,
В Костромском районе - сухо,
Ну, куда, скажи, Сусанин
Заведет врагов царизма,
Интервентов злополучных?
Что там, даже Атлантида
Не совсем еще утопла.
Так что, лей в другие степи,
Не мочи родного князя.

Руна 40

Море пеною покрылось
Ближе к полночи взревело
Смерчи вьются по-над брегом
Край туманами окутан.
Князю Игорю всевышний
Путь-дорогу указует,
Демонстрирует дорожку
Из концлагеря до дома,
На родные пепелища,
Прямо к отчему престолу.
Спит - не спит в сыром застенке,
В полусне, полу-забвеньи
Мысленно маршрут проводит
Через степь к притоку Дона,
Вдоль Донца по косогору,
И так далее, до дома.
Пару хэбони ретивых
Овлур свистнул за рекою,
Дескать, не дремай, начальник,
Тут не время щелкать клювом,
Тут тикать скорее надо.
Стукнул, гикнул, - под забором
Лаз малехонький открылся
(Знать, окно через границу).
Прыгнул князь как хауки в воду
Вспенил пену меж каменьев,
Обратился серым хукка,
Побежал между кустами
Быстрым хаукка обернулся,
Между тучами помчался.
Рядом Овлур верный скачет
Студену росу сбивая
Не жалеючи хэбони.

Руна 41

Скачут вдоль Донца седого.
Игорю Донец промолвил,
Высказал свое сомненье:
«Удовлетворен итогом
Этой нынешней кампаньи?
Что, прибавил себе славы?
Кончаку хлопот доставил?
Больше на Руси веселья?»
Отвечает знатный витязь:
«Будь доволен, что лелеешь
Князя на своих потоках,
Что березы на мысочках
Князя тенью одевают,
Что прибрежный мягкий вереск
Князю служит покрывалом.
И не будь таким занудой
Вроде тошнотворной Стугны.»

Руна 42

Треск по лесу раздается:
Не сороки то лопочут,
То - крадется вдоль по следу
Следопыт Кончак великий.
И в виду погони этой
Галки даже приумолкли,
В рот воды вороны взяли,
Соловьи совсем притихли.
Только уж-гаденыш малый
Где по кочке прошуршится.
Молвит Гзак, стратег толковый:
«Коль к гнезду орел стремится,
Мы орленка расстреляем
Золоченою стрелою»
Говорит Кончак напротив:
«Коль к гнезду орел стремится,
Мы орленка растлеваем
Золоченою девицей»
Молвит Гзак, стратег толковый:
«Русский князь, однако, хитрый.
Вывернуться он сумеет,
Что не будет ни орленка,
Ни стрелы и не девицы.
Нас же все поднимут на смех,
Всею степью половецкой.»

Руна 43

Как бы тут Боян промолвил
Песнопевец вещеустый:
«Тяжко голове без тела,
Телу без башки - подавно.»
Так и русскому народу
Мало весело без князя.
Солнце светит в синем небе -
Игорь - князь домой вернулся!
Всенародное веселье
Из конца в конец несется.
Жизнерадостные песни,
Всюду пляски-хороводы.
Игорь едет по дороге -
Радость на земле на Русской.

Руна 44

Помянули старых князей,
И молодших возвеличим!
Слава детям Святослава!
Слава им сынам и внукам!
Многочисленным потомкам!
А полку, в бою пропавшем,
Вечной будет память. Кайки.

Заключительная руна

Тыща лет с тех пор минула -
Ничего не изменилось,
Честь князьям перепадает
В денежном эквиваленте,
Слава - войнам беззаветным,
В обелисках и курганах.
Так же матери и жены
На забор от горя лезут,
Когда их родное ладо
На убой полковник гонит,
И надеяться им можно
Лишь на ветер, лишь на солнце,
Потому как князь с гарантом -
Шибко важные персоны.
Самый главный воевода
Золотое молвит слово,
Чтоб в глазу одна слезина
В телекамеру попала:
«Лодка? Лодка утонула.»
А всему виной - варяги,
Пламя половецких плясок,
Козни иудокозаровъ,
Византийские визиты,
Речи Речи Посполитой,
Штукатурка диких турков,
Белоэмигрантский сговор,
Янки - империалисты,
Терроризм международный
И пришельцы - марсиане.
Вот когда прижмем соседей,
И соседей тех соседей,
И соседние соседства, -
Вот тогда народ российский
На копейку жизнь улучшит.


Приложение (Андрей Коков)

краткий словарик стародавних слов - карелизмов
в том порядке как они встречаются по тексту:

чухонские словесы:

- пукко – финский нож, финка (финск. puukko)
- хэбони – карельск. лошадки, кони, (финск. hepo) – ориг. "комони"
- Карьяла – 1) карельск. Карелия 2) финск. Karjala – историческая
 местность, населенная карелами: Восточная Финляндия (местность от
 Лаппенранты до Йоэнсуу), территория Выборгского района и Карельской
 Республики
- хауки – щука (финск. hauki)
- хукка – серый волк (финск. hukka)
- хаукка – ястреб (финск. haukka)

варяжские словесы:

- городом огородили – поставили забор, огороженная территория –
 (шведск. gård - усадьба, поместье, --> викингское
gardarik "страна усадеб", "гардарика")
- щиты – шведск. skj:old
- шлем, шелом – шведск. hjälm

А самое запутанное по происхождению слово – вот оно:

- Руский –
1) шведск. ryssen / ryssarna (русский/е человек/люди), rysk - русский (прилаг.): ryska språk = русский язык;
2) финск. ryss:a (рюсся, т.е. плохой человек);
3) финск. Ruotsi (Швеция), варяжская страна;
4) карельск. руочи – финны-лютеране;
5) викинги-выходцы из провинции Roslagen
Замечания

[Гарантированное прочтение]
Это что?Дубль два,удлинённый?

Оценка:  7
Алексант  ⋅   14 лет назад   ⋅  >

Лавров Дмитрий

Сагу эту пел на тинге
О гардаркском ярле славном,
Святославссоне Ийгоре,
Скальд великий, Чеесно Ковссон,
Он же и берсерк могучий.
Бородатый, неумытый –
В битву пёр он, как на кассу,
Без сомнения и страха
(Наглотавшись мухоморов),
Потрясающий секирой,
Злобно край щита кусавший.

После битвы, кровь не смывши
(как свою, так и чужую)
Вековечный песнопевец
Жадно пьёт три меры пива,
Быстро кантеле хватает,
И слагает тут же сагу
О великой, славной битве
Ничего не приукрасив
(разве что свои заслуги).

И доныне эти саги,
Эти древние сказанья
Распевают нам Бояны…
Но куда же им до Чеесно!

Трижды руны прочитавши,
понял я что ошибался
слишком низкий балл поставив.
Исправляя ту ошибку
(и боясь берсерка мести)
ставлю ровно десять баллов -
Но и это слишком мало!

Лавров Дмитрий  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Огромное спасибо. Прямо Суур Киитос!
Остаюся со секирою на боевом, т. скзать, посту, однако.

Чеесно Ковссон - малый ратник.

Чесноков  ⋅   15 лет назад   ⋅  >

Лавров Дмитрий

[Гарантированное прочтение]

Сатана перкеле!! это мог сложить только настоящий скальд, викинг- берсерк! Только безумному могло прийти в голову скрестить "Слово" с "Калевалой"... плюс осовременить.
Круто.

Оценка:  8
Лавров Дмитрий  ⋅   15 лет назад   ⋅  >