"Солнца луч последний, алый..."
Солнца луч, последний алый,
               за гору упал.
Тьмой теснится день усталый
            на вершины скал.
Ночь крадётся по теснинам,
        шлейф тумана волоча,
И хитро копится незримо
           в дебрях кедрача.
Вылез диск луны багровый
                  на Талгат,
И являет краски новые
             солнечный закат.
Тишина ползёт незвано
              из глухих углов.
Глохнет в омуте тумана
              звук моих шагов.
И гул реки не долетает
                 до ушей моих.
Даже бешеный порог
        за стеной тумана стих!
Прикорнули облака
            на горных склонах,
Спит тайга внизу у ног моих.
Звёзды яркие и невесомые
      заступают на посты свои.
Затихает птичий гомон,
Ветер шумный присмирел.
Получил от дня неугомонного,
              всё что я хотел!

Но не каждый спит в тайге:
Кто-то бродит по тропе,
Ветками, хрустя сухими,
Кто-то спать уже устав,
Лунных блёсток нахватав,
В темноте поблескивает ими.
В кедраче и писк, и визг:
Кто-то, разругавшись вдрызг,
Носится то вверх, то вниз
По кедровым веткам.
Кто-то мирно в двух шагах
Шубы сушит на камнях,
За день солнышком нагретых.
В чаще ухает сова.
Камень со скалы упал,
Гулом тишину пугая:
То ли бродит там марал,
То ль медведь права качал,
Камни со скалы швыряя.

Больше ничего я не видал,
Больше ничего я не слыхал:
У костра таёжного,
Хоть и настороженно,
На кедровых ветках мирно спал.